Читать онлайн Возлюбленный враг, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - Глава 25 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Возлюбленный враг - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.42 (Голосов: 71)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Возлюбленный враг - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Возлюбленный враг - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Возлюбленный враг

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 25

— Ну вот, мои красавицы, наслаждайтесь, пока можете. Еще неделя — и вы окажетесь на столе в виде вкуснейшего фрикасе. — Довольно кивнув, Джинни поставила перед полудюжиной упитанных цыплят мисочку с толченым изюмом, куда она добавила молока и сухарей. Роберт и Сюзанна Харрингтон были приглашены к ним на обед в следующую среду, и эти аппетитные цыплятки, пожаренные в масле и поданные с соусом из белого вина и ароматных трав, непременно должны были вызвать восторг.
Закрыв клетки, она вышла на свежий октябрьский воздух. Птичник стоял на небольшом участке, где уже цвели недавно посаженные ею травы позади небольшого каркасного дома, в котором они жили уже два месяца. Рядом бежал полноводный ручей, по нему супруги Кортни могли добраться до основного русла реки Джеймс.
— Вирджиния! — Раздраженный крик предшествовал появлению ее мужа на пороге кухни. Он заправлял рубаху в бриджи и щурился от яркого утреннего света.
Джинни вздохнула и направилась через сад к нему.
— Уилл и Роб уже час как отправились вырубать деревья на участке в семь акров, Гилл. Они ждут тебя.
— Вот пусть и подождут, — проворчал он. — Принеси мне эля.
— По крайней мере, позавтракай заодно, — сказала Джинни, проходя мимо него в кухню. — Лиззи замесила тесто для оладьев. Я быстро пожарю их. — Приняв его фырканье за согласие, она размешала масло в миске и поставила сковороду на огонь. На самом деле было совершенно не важно, пойдет Гилл помогать работникам или нет. Он был абсолютно неспособен сделать что-нибудь и, скорее всего только помешает им бесполезными, но очень раздражающими указаниями. Если бы не умение Тома Бригхэма и не доброта Харрингтонов, которые предоставили в их распоряжение это простое жилище, пока Кортни не расчистят достаточно земли, чтобы построить себе дом, они все еще жили бы в комнате над кухней, а земли их так и оставались бы заросшими лесом. Теперь же, благодаря работникам, которых им одолжил Роберт Харрингтон, они смогли посеять табак, кукурузу и пшеницу, а возле ручья паслись две коровы и коза.
Гилла, судя по всему, не трогали признаки их обустройства в Новом Свете, он отказывался выслушивать Джинни, которая тревожилась о том, как долго они смогут полагаться на помощь кузена Харрингтона и на его работников. Вскоре им придется нанимать собственных работников. Лиззи, дочь няни Харрингтонов, помогала Джинни по дому за мизерную плату и стол, но Гилл, похоже, считал, что для человека его происхождения унизительно иметь только одну служанку, и разница в его положении и положении соседних с ними плантаторов особенно остро ощущалась им, когда их приглашали в гости.
Джинни поставила перед ним тарелку с оладьями, налила эля из кувшина и поднялась наверх, в единственную спальню. Она уже перестала ломать голову над тем, как можно убедить человека, никогда не рассчитывавшего работать в поте лица, что обстоятельства изменились, и что если он хочет добиться хотя бы доли благополучия и процветания их соседей, то должен перестать пользоваться помощью других и сделать что-то сам. И она попыталась сказать ему, что дружеская рука, в конце концов, перестанет их поддерживать, когда их соседи поймут, что предлагаемая ими временная помощь воспринимается как нечто постоянное. Но Гилл обрушился на нее в страшном гневе, осыпая оскорблениями, и она подумала, что больше не выдержит. Потом, как обычно, он нашел утешение в бутылке виски, и все продолжалось по-старому.
Джинни открыла сундук и вытащила несколько вещей, нуждавшихся в штопке. Рука ее коснулась мягких складок платья, которое Алекс купил ей в Лондоне. Она почему-то никак не могла заставить себя надеть его, несмотря на скудность своего гардероба. Она с неприязнью посмотрела на кровать, на матрац, набитый конским волосом и тряпками. Еще до наступления зимы она намеревалась заменить их на перо, хотя оно и не сделает ее ночи более спокойными…
Еще один крик внизу прервал ее привычные размышления. Она спустилась по шаткой лестнице в комнату, где Гилл пытался натянуть сапоги.
— Мой конь запряжен?
— Сейчас некому это сделать, — сказала Джинни, собирая тарелки и опуская их в деревянный таз. — Мы не в имении Кортни, муж, и здесь нет конюхов.
— Тогда поторопи эту бездельницу. — Он подошел к двери и стад кричать, зовя Лиззи.
— Она сейчас собирает мед в ульях, — сказала Джинни, ожидая, что он велит ей запрячь лошадь. Это был следующий логический шаг, и она ради спокойствия готова была подчиниться. Так, безусловно, было гораздо проще, хотя все в ней протестовало против этого. Но, к ее удивлению, Гилл лишь выругался и подчеркнуто захромал от дома к сараю, в котором они держали верховых лошадей.
Джинни взяла деревянное ведро и пошла за водой к ручью, чтобы вымыть глиняную посуду. Она была совсем не против тяжелой работы, наоборот, даже рада ей, поскольку не давала слишком много размышлять. Хоть Гилл и был ей неприятен, но по крайней мере приходилось мириться только с ним, а не со злобой женщин рода Кортни. Она была хозяйкой в собственном доме, ей не приходилось подчиняться свекрови. Роскошным дом никак нельзя было назвать, но он был довольно удобным; в нем были вещи, привезенные из Англии, — резные подставки для дров в камине, столовое серебро, фарфоровый сервиз, который они доставали только по особым случаям. И она по-прежнему занималась травами и лечением. Своим умением она приобрела много друзей в последние два месяца и надеялась, что оно поможет ей сохранить эту дружбу, даже когда разочарование в ее муже вынудит их отказать семье Кортни в помощи и поддержке.
Нет, жизнь могла быть, да и была с ним раньше намного хуже! Даже острота утраты в эти дни поутихла, превратившись в тупую боль, которая вспыхивала снова только по ночам, после того как Гилл, одурманенный виски, снова терпел неудачу в исполнении супружеского долга, и ее страх, что на этот раз ему это удастся, медленно отступал.
Сидя на деревянной скамье для гостей в Палате самоуправления Джеймстауна, Алекс подумал, что этот законодательный орган Виргинии очень впечатляет. На протяжении двух дней они обсуждали право губернатора вводить налоги без согласия законодателей, и, судя по всему, власть губернатора в этой королевской колонии теперь будет значительно ограничена. Все это было крайне интересно парламентариям, которые ожесточенно и тяжело боролись за ограничение королевской власти в Англии, и, несомненно, заинтересует многих дома, когда он, наконец вернется туда. Тут Алекс мрачно подумал, что он настолько бесполезно проводит здесь время, что с таким же успехом завтра же утром мог бы сесть на корабль.
Три недели он топчется в Джеймстауне, пытаясь с помощью непринужденных вопросов узнать хоть что-нибудь о Джинни. Пока он лишь выяснил, что она жива, как и ее муж. И теперь он не представлял, что делать. Он не мог допустить, чтобы на нее упала хотя бы тень подозрения, особенно сейчас, когда женщину, изменившую мужу, наказывали тридцатью ударами плетьми. Если он застанет ее врасплох, то одному Богу известно, как она это воспримет, но как иначе он может предупредить ее и не скомпрометировать при этом? И с чего он взял, что она так же отчаянно хочет видеть его, как и он. Она наверняка уже привыкла к новой жизни и к мужу. Менее всего ей сейчас нужно ворошить прошлое. Но, забравшись в такую даль, он уже не мог просто повернуть назад. Он-то надеялся, что она свободна, что произошли какие-то перемены! Но когда Алекс выяснил, что она по-прежнему замужем за Гиллом Кортни, ему только и оставалось, что бродить по улицам Джеймстауна, надеясь, что каким-то чудом он увидит ее, если она приедет в город за покупками. Хотя он даже не представлял, что сделает в подобном случае.
— Генерал Маршалл, что вы думаете о здешних солдатах? Наверно, и сравнить нельзя с Армией нового образца? — Законодатель Роберт Харрингтон подошел к нему во время перерыва заседаний. И его голос, и манеры свидетельствовали о подлинном интересе.
— Им не пришлось участвовать в войне, Харрингтон, — заметил Алекс. — Нелегко быть солдатом, когда тебе еще приходится пахать землю и торговать.
— Да, вы правы, — согласился Роберт, когда они подходили к гостинице. — И нам больше нравится быть фермерами, чем солдатами. Мы все очень довольны, что в последние годы не было необходимости браться за оружие. Тем не менее, многие законодатели обеспокоены, что мы можем оказаться неготовыми, если придет беда. Мир делает нас беззаботными.
Алекс кивнул в знак согласия, но промолчал, совершенно убежденный, что это не праздный разговор. Харрингтон жил в гостинице «Король Яков» во время месячной сессии и за обедом в компании плантаторов, которые входили в законодательный орган, снова вернулся к этой теме.
— Как долго вы планируете пробыть здесь, генерал Маршалл? Может, вы думаете о покупке земли?
— Возможно, — сказал Алекс уклончиво, — но моя главная цель, джентльмены, состоит в том, чтобы по поручению парламента понаблюдать за работой вашего правительства и выяснить, как следует Англии относиться к своим колониям теперь, когда королевская хартия утратила смысл.
Это напоминание о казни короля и ликвидации монаршей власти заставило всех замолчать. Колонисты были слишком далеко от родной страны, чтобы объективно относиться к происходящему там, но им было далеко не все равно, как на них отразится новая власть. Александр Маршалл был первым представителем нового правительства, который приехал в Новый Свет, и они чувствовали, что он достаточно влиятельный человек.
— Если вы действительно хотите разобраться, как тут все устроено, генерал, то самый лучший способ — пожить на плантациях, — медленно сказал Харрингтон. — Мы с радушием примем вас — живите сколько хотите. И может быть… — Он остановился, взглянул на своих коллег и, когда они кивнули, продолжил: — Если бы вы смогли осмотреть наши укрепления, познакомиться с резервистами, а также мерами на случай нападения индейцев, то оказали бы нам неоценимую услугу.
Алекс взял себе еще кусок телятины, наполнил кружку испанским вином и задумался над просьбой. Это придаст смысл его пребыванию здесь, помимо расплывчатого поручения парламента и непреодолимого желания увидеть Джинни. У него будет возможность свободно передвигаться, и рано или поздно он встретит Джинни, так что это совершенно обоснованная причина и находиться в стране, и быть представленным ей.
— Я к вашим услугам, джентльмены.
— Прекрасно! Прекрасно! — воскликнул Роберт Харрингтон, вновь наполняя свою кружку. — Для меня будет огромной честью, если вы прежде всего посетите наше поместье. Госпожа Харрингтон очень обрадуется такому предлогу собрать гостей перед наступлением зимы. Ее очень расстраивает мысль о нескольких месяцах без общества.
Таким образом, все было решено. К концу недели Алекс в сопровождении гостеприимного Роберта Харрингтона прибыл в его имение, отметив, как и Джинни двумя месяцами раньше, что налицо признаки процветания и успешного ведения хозяйства. Сюзанна действительно была рада принять его и немедленно стала строить планы приглашения соседей, чтобы они могли познакомиться с Алексом, а он — получить информацию, которая может оказаться ему полезной. А пока он вместе с Робертом Харрингтоном начал знакомиться с мерами защиты, предпринятыми плантаторами, чтобы дать рекомендации, если возникнет такая необходимость. Все это время Алекс ничего не знал о родстве Харриштонов и Кортни, как и того, что Джинни живет на плантации Харрингтонов всего в пяти милях от главного особняка.
Это неведение продолжалось до одного утра, когда, возвращаясь вместе с Робертом с плантации, он, оказавшись на конюшне, услышал спор между молоденькой служанкой и парнишкой, ухаживавшим за лошадьми.
— Госпожа Кортни велит, чтобы я привезла муку в каноэ, — горячо говорила девочка. — Хозяин не может сам приехать на повозке, у него нога болит.
— Пьян, ты хочешь сказать, — презрительно заявил мальчишка. — Ну так вот, я не потащу мешок к ручью. Если повозки нет, можешь сама тащить муку в каноэ.
— Что здесь происходит, черт побери? — воскликнул Роберт Харрингтон, соскакивая с коня и направляясь к двум подросткам, которые вжались в стену при его приближении. Алекс, изображая безразличие, прислушивался к каждому слову.
— Прошу вас, сэр, — пробормотала служанка, — моя хозяйка велела мне привезти муку в каноэ, потому что хозяин не может ехать на повозке. Она сама бы приехала на ней, сэр, но госпоже Брэдли понадобилась ее помощь при родах и…
— Хорошо, Лиззи, я понял, — успокоил ее Харрингтон. — Так в чем дело, Джек? — спросил он у мальчишки с угрозой в голосе. — Мне кажется, ты что-то сказал об эсквайре Кортни?
— Нет-нет, ничего такого, — ответил мальчишка, взваливая мешок с мукой на плечо. — Я отнесу его к ручью. — Он зашатался под тяжестью мешка, но зашагал к ручью с невероятной скоростью, заставив Алекса внутренне улыбнуться, хотя сердце его заколотилось, когда он услышал знакомое имя и внезапно понял, что Джинни, очевидно, где-то совсем рядом и состоит в близком родстве с хозяином плантации, раз ее зерно перемалывается на его мельнице.
— Проблемы? — непринужденно спросил он у Роберта Харрингтона, спешившись и передав поводья еще одному мальчишке. Роберт Харрингтон пожал плечами.
— Слуги теперь слишком много знают и не питают должного уважения к хозяевам.
Похоже, ему не хотелось говорить на эту тему, и, в конце концов, Алекс, оставив всякую осторожность, задумчиво спросил:
— Кортни… по-моему, я не слышал этого имени в здешней округе?
Харрингтон вздохнул.
— Вы познакомитесь с ними на вечере, который устраивает Сюзанна. Ужасно, когда в семье есть плохая кровь. Кортни — мой кузен со стороны его матери, приехал сюда после войны из Дорсета. Мы сделали все, что могли, чтобы помочь ему, но он пьяница и бездельник. Никогда в жизни пальцем не пошевелил.
Вновь последовала пауза, и Алекс больше не мог выдержать напряжения.
— А его жена? — спросил он. Харрингтон внезапно улыбнулся.
— Госпожа Вирджиния Кортни, сэр. Вот тут нет никакой плохой крови. Когда этот ее муж сведет себя в могилу пьянством, ей не придется долго быть в трауре. Прекрасная женщина, да еще с удивительными лекарскими способностями.
«Да, уж мне-то это известно, Роберт», — подумал Алекс, но тут же переменил тему, как будто она его не интересовала.
— Прошу прощения, Сюзанна, я не совсем расслышала его имя. — Руки Джинни дрожали, словно в приступе малярии, и небольшой нож, которым она резала салат, полоснул ее по пальцу. Сюзанна Харрингтон, устроившаяся на кухне Джинни, чтобы поболтать, кинулась к Джинни, укоряя ее за неосторожность.
— Ничего страшного, — сказала Джинни, завязывая палец кусочком тряпки. — Просто пальцы обычно сильно кровят. — Оставив салат, она взяла с буфета кувшин. — Выпьешь стакан сидра, Сюзанна? — К этому моменту она уже взяла себя в руки, хотя испытывала странное ощущение: словно ее наполнили воздухом, а между ребрами и позвоночником была пустота. — Прошу, продолжай рассказывать о своем госте.
Основная цель визита Сюзанны состояла в том, чтобы пригласить супругов Кортни на свой вечер и заручиться обещанием Джинни помочь с приготовлением стола для гостей, которых предполагалось не меньше сотни, и кормить их нужно будет дня два. Дела гостя были явно выше женского понимания, и вообще она видела его очень редко, лишь за обеденным столом. Поэтому Сюзанна считала, что и Джинни он не может быть интересен. Саму ее как хозяйку дома интересовал лишь предстоящий вечер, для которого его присутствие явилось предлогом.
— Он приехал из Англии, — сказала она довольно неуверенно. — Роберт говорит, что у него дело к Палате самоуправления, а как военный он согласился посмотреть наши укрепления на случай нападения индейцев. Но они с Робертом уезжают почти на весь день, так что я мало с ними разговариваю.
— Как его зовут? — спросила Джинни, хотя и знала, что не ослышалась.
— Маршалл, генерал Александр Маршалл. Он довольно красив, но я нахожу его немного грозным. Он серьезен и большую часть времени кажется суровым, хотя дети чувствуют себя с ним довольно свободно. Ты должна приготовить пижму, никто не делает это лучше тебя.
— С удовольствием, Сюзанна, — ответила Джинни, а в висках у нее стучала кровь. Знает ли он, что она здесь? Если нет, то что произойдет, когда они встретятся? Нет, они не встретятся, это невозможно. Но как этого можно избежать? В течение следующего часа она машинально реагировала на болтовню Сюзанны, соглашаясь с каждым предложением для меню, с каждой просьбой, сама предлагала, не думая. Но, наконец, Сюзанна отправилась домой, и Джинни смогла вернуться в свою тихую кухню. Она поняла, что не может оставаться в доме, и, взяв корзинку для трав, отправилась в лес.
Один вопрос, такой страшный, что она едва осмеливалась думать о нем, мучил ее, смущая и пугая. Что, если он привез с собой Джеда? Гилл сразу узнает старого солдата и без труда сделает следующий логический шаг. Раненый, он постоянно находился взаперти и никогда не видел Алекса, только очертания тела на кровати в тот последний день, а Джинни держала его имя в тайне, несмотря на все допросы и обвинения. Но эта предосторожность окажется бесполезной, если он увидит Джеда. А Джед повсюду сопровождает Алекса; просто непостижимо, чтобы он не поехал с ним в такое дальнее путешествие. И если он не знает, что она здесь, зачем ему беспокоиться об осторожности? Ей необходимо разузнать все до праздника. Даже если она сумеет выдумать какую-то болезнь в качестве предлога и остаться дома, то никак не сможет помешать Гиллу отправиться на вечер.
На следующее утро она поплыла в каноэ к Харрингтонам под предлогом того, что ей необходим рецепт грибного соуса для утки, которую Гилл сумел подстрелить накануне. Джинни подумала, что Роберт и его гость первую половину дня будут на плантации, поскольку обед обычно бывал где-то в середине дня. Было девять утра, когда она привязала каноэ у причала и быстро пошла к дому. В такой час ни один уважающий себя мужчина не показался бы в доме; в это время дом принадлежал женщинам, детям и слугам.
Вокруг кипела работа, как она и предполагала, и ей удалось найти Сюзанну в молочной, беседующей с молочницами о том, какое количество сливок ей понадобится для праздника.
— Джинни, как я тебе рада! — воскликнула Сюзанна. — Я не помню, сколько сливок необходимо для крема.
— Одна кварта, — подсказала Джинни, — и двадцать яиц. Прости за вторжение, кузина, но мне нужен рецепт грибного соуса, который так хорош с дичью. Надеюсь, ты сейчас не занята с гостем.
— Нет, он с Робертом отправился вверх по реке.
Немного успокоившись, Джинни пошла вместе с Сюзанной в дом, все время высматривая Джеда. Его нигде не было видно, и она решила спросить прямо.
— Твой гость привез с собой слуг, Сюзанна? Или же тебе пришлось предоставить ему своих?
— Нет, он приехал один, но вполне способен справиться сам. Он ведь солдат и, наверное, не избалован.
Джинни вздохнула с облегчением и вскоре попрощалась, торопясь уехать домой. Она не сказала Гиллу, куда отправилась, оставив его спящим, чтобы он пришел в себя от выпитого накануне. Если он, проснувшись, не найдет ее, настроение его не улучшится.
Подойдя к пристани, она увидела приближающуюся лодку с гребцами. Солнце переливалось в каштановых волосах одного из пассажиров, сидевшего к ней спиной. Джинни приросла к земле, глядя на него так, словно и не было разлуки, длившейся четырнадцать месяцев. Ее губы уже сложились, чтобы произнести его имя, и она бы окликнула его так естественно, словно и не было мужа, ожидавшего ее, но Роберт Харрингтон опередил ее.
— Джинни, рад тебя видеть. Нам пришлось вернуться раньше, потому что в лодке обнаружилась течь. — Засмеявшись, он бросил ей канат, который она машинально и ловко подхватила.
Какое-то мгновение Алекс сидел к ней спиной, зная, что должен повернуться, и в то же время боясь сделать это.
— Сюзанна наверняка рассказала тебе о нашем госте, — продолжал Роберт, совершенно не представлявший, какие страсти бушуют вокруг него. — Это генерал Александр Маршалл. А это госпожа Вирджиния Кортни, о которой мы говорили на днях, Алекс.
Она облегченно перевела дух. Значит, встреча с ней не окажется для него неожиданностью. Алекс тоже вздохнул с облегчением. Значит, он не застал ее врасплох.
Он встал и повернулся в лодке, закачавшейся на воде.
— Для меня это честь, госпожа Кортни. — Она стояла на берегу, улыбаясь ему, высокая и стройная, в юбке из голубого канифаса поверх белой нижней юбки из голландского полотна. Полосатый жилет из канифаса мягко облегал ее великолепную грудь, вокруг талии был повязан фартук из прочной темно-синей бумазеи. Она присела в вежливом реверансе, склонив голову с такими знакомыми ему каштановыми косами.
— Генерал, — пробормотала Джинни. — Как приятно с вами познакомиться. Уверена, что вы представляете, какое волнение и удовольствие нам доставляют вновь прибывшие.
Он ступил на пристань и оказался с ней совсем рядом, так, что мог дотронуться до нее, достаточно близко, чтобы почувствовать нежный аромат ее кожи, сиявшей здоровьем. Серые глаза были такими же ясными, как и раньше, и они не скрывали страсти, когда их взгляды встретились. Значит, ничего не изменилось — совершенно ничего. Все сохранилось между ними — и то волшебство, которое преодолело все трудности и различия их положения. И оно снова должно все преодолеть — но как?
— Вы льстите мне, госпожа Кортни, — ответил он, гадая, как долго сможет стоять рядом, не касаясь ее, сколько вытерпит, прежде чем заключит ее в свои объятия, а его губы насладятся ее неотразимой сладостью, прежде чем он забудется в ней.
Она еще раз присела в реверансе, потом повернулась к Роберту.
— Мне нужно торопиться домой, кузен. Я приезжала к Сюзанне за рецептом. Гилл скоро захочет обедать. — Ну вот, она произнесла это имя, и теперь оно встало между ними. Отвернувшись, чтобы не видеть реакции Алекса, Джинни забралась в свое каноэ. Мальчишка отвязал канат, бросив его рядом с ней. Помахав на прощание, она опустила весло в воду и отправилась к устью ручья, домой, к своему мужу.
Алекс смотрел ей вслед, чувствуя себя так, словно снова потерял ее. Сейчас он уже понимал, что ему мало только видеть ее. Да, он убелил себя, что ему будет достаточно увидеть ее, удостовериться, что она здорова и счастлива, — и он навсегда расстанется с призраком, вернется в Англию и найдет себе жену. Но сейчас он понимал, что это не так. Его голод и жажда разбушевались с новой силой, как и тогда, когда она в первый раз покинула его. И он совершенно точно знал, что и она переживает то же самое.
Джинни заливалась слезами, не зная, что это — слезы радости или отчаяния. Скорее всего и то, и другое. При виде Алекса она испытала непередаваемую радость, но в ту минуту могла думать только о том, что он так же недоступен для нее, как и раньше, до того, как снова появился в ее жизни. Страшная мука, которую она пыталась подавить столько долгих месяцев, вновь вернулась, сотрясая все ее тело, как лихорадка.
— Где ты была, черт возьми? — крикнул ей Гилл, когда она показалась из-за поворота ручья.
— У Харрингтонов, — ответила она, пытаясь говорить весело, надеясь таким образом предотвратить бурю, выдержать которую сейчас у нее не было сил. — Я хотела взять рецепт для грибного соуса, который так тебе нравится — Она подогнала каноэ к берегу и кинула ему канат. Гилл не двинулся, канат упал к его ногам, и сердце ее оборвалось. Он выглядел хуже, чем обычно, и она прекрасно знала, что его физические недуги были вполне реальными. Два ранения сильно ослабили его, и он, наверно, всегда будет ощущать последствия, однако боль вполне можно было бы уменьшить продуманным питанием и режимом, но его невоздержанность в вине лишь усугубляла болезнь. В конце концов, она свела бы в могилу и здорового человека.
— Ты не имеешь права исчезать, ничего не сказав мне, — заявил Гилл, не пытаясь помочь ей, когда она выбиралась на берег.
— Ты спал, — огрызнулась Джинни, привязывая лодку. — Если бы я разбудила тебя, ты бы отругал меня на чем свет стоит. Мне хорошо известно, что не стоит будить тебя после пьяного забытья. А если бы я ждала, пока ты проснешься, чтобы спросить разрешения каждый раз, когда мне нужно поехать куда-то, мы бы уже голодали, и все бы тут заросло…
— Придержи свой злобный язык, жена, иначе я сам это сделаю, — прошипел Гилл, хватая ее за руку и больно выворачивая ее. Она замерла, пытаясь овладеть собой.
— Ты делаешь мне больно, — тихо сказала она. Его пальцы сжались еще сильнее, и на глазах у Джинни выступили слезы. — Пожалуйста, Гилл…
— Откуда я знаю, что ты была у Харрингтонов, — заявил Гилл, не ослабляя хватку. — Шлюха — она всегда шлюха… Здесь много таких, кто с радостью воспользуется тем, что ты можешь предложить.
Сегодня от этих слов у нее все похолодело в груди, а раньше она просто отмахивалась от них. Сейчас, когда рядом был единственный человек, которому она действительно была готова отдать себя, глаза могли выдать ее. Она мгновенно опустила голову и стояла в покорном молчании, пока Гилл тяжело дышал. Наконец он отпустил ее руку, оттолкнув от себя с такой силой, что она покачнулась.
— Отправляйся в дом. — Я голоден и хочу пить, а эта никчемная девица даже не представляет, как подступиться к горшкам. И больше не смей оставлять меня одного, иначе я быстро отхожу тебя палкой!
«Трус!» — произнесла Джинни про себя. Слабый, никудышный, опустившийся трус, вымещающий свою злобу на ней. И ведь она ничего не может изменить! Он никогда по-настоящему не ударил ее, только оскорблял, щипал и толкал. А что касается закона и общества, то муж имеет право применять любые необходимые, с его точки зрения, меры, чтобы призвать к порядку невнимательную и непослушную жену. Она, конечно, могла бы пожаловаться Харрингтонам, и они посочувствовали бы ей, но и они не в силах что-либо изменить и только ощутили бы неловкость.
Гилл вошел в кухню и плюхнулся за стол, мрачно наблюдая, как Джинни жарит яйца в шипящем масле.
— Что там у Харрингтонов? — спросил он, наконец. — Том Бригхэм говорит, что там идут приготовления к празднику.
— Я говорила тебе об этом вчера вечером, — напомнила ему Джинни, понимая, что действует неосторожно, но не в силах сохранять тихую покорность. — У них гость из Англии. Он приехал по поручению парламента ознакомиться с работой Палаты самоуправления. — Она помолчала, выкладывая яичницу на тарелку. — Сюзанна сказала, что он был военным и согласился осмотреть здешние укрепления.
— И он, конечно, воевал на стороне парламента, — заявил Гилл, принимая тарелку без единого слова благодарности.
— Надо думать, — ответила Джинни. — Раз он приехал по поручению парламента, то это разумный вывод. Как бы то ни было, — быстро продолжила она, — на следующей неделе у Харрингтонов будет очень много народа со всей округи. — Она занялась грибами, заметив при этом. — Я пообещала Сюзанне помочь ей готовить. Если только ты не запретишь мне, я должна буду провести два дня перед торжеством у Харрингтонов. Я расскажу Лиззи, как заботиться о тебе должным образом.
— Как я могу запретить, если ты уже пообещала? — проворчал Гилл.
— Это сущий пустяк по сравнению с их добротой, — произнесла Джинни и тут же пожалела об этом, увидев, как вспыхнуло лицо мужа.
— Ты обвиняешь меня в неблагодарности? — спросил он с негодованием.
— Я просто излагаю факты. — Она пожала плечами. — Мы перед ними в долгу и только небольшими услугами хотя бы частично отплатим им за доброту. Однако я была бы рада, если б мы смогли обойтись без их помощи еще до начала зимы. — Она произнесла последние слова, уже готовая к очередной гневной тираде, но в этот момент ей было безразлично, разозлит она его еще больше или нет. — Ты должен поехать в Джеймстаун, когда придут следующие корабли, и нанять людей, чтобы мы могли вернуть твоему кузену его работников. Уверена, что они ему самому пригодятся.
— Я поеду, когда придет следующий корабль с рабами, — сказал Гилл удивительно спокойным тоном. — Нам лучше всего купить несколько негров, так будет дешевле.
— У нас нет для них жилья, — ответила Джинни, пряча гримасу отвращения. Было что-то отталкивающее в том, чтобы владеть людьми. Право на свободу — в плоти и крови всех англичан. Как же они могут так легко, во имя собственной выгоды, лишать этой свободы других?
— Они сами построят себе жилье, — ответил Гилл, словно он уже тщательно все продумал. «Вероятно, так и есть», — подумала Джинни с удивлением.
— Скоро наступит зима, Гилл. Им нужна будет крыша над головой.
— Чем им будет холоднее, тем быстрее они станут работать.
Джинни бросила толченый мускатный орех в кастрюлю с грибами и прикусила губу, чтобы не возразить ему. Нет смысла воевать раньше времени, и, по крайней мере, он согласился с ее поездкой к Харрингтонам, знал о присутствии там Алекса, и сам этот факт каким-то образом узаконил для Джинни это присутствие.
Она собиралась изменить мужу, готовила себя к тому, что было так же неизбежно, как восход солнца. И она не чувствовала ни капли вины; сердце ее пело, кровь бурлила, кожа трепетала в сладостном предвкушении. Она снова вверила себя в руки судьбы.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Возлюбленный враг - Фэйзер Джейн



Очень понравилось!!!!!!!
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнАлена геолог
14.05.2013, 21.38





Как будто и не Фэйзер писала. Отвратительно.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнВеди
17.06.2013, 7.50





Просто супер, очень захватывающий роман, читаю не в первый раз и буду еще перечитывать.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнАлена
10.11.2013, 16.49





Лишний раз я убеждаюсь, что рейтинг ничто. Всякая, простите, хрень нечитаемая в списке лидеров, а нормальные романы в самом хвосте. Роман отличный. На твердую 4 или даже с плюсом. О чем роман...Алекс Маршал с отрядом является, дабы исполнить волю Парламента и конфисковать земли и имущество Джона Редферна. В поместье оказывается лишь приятного вида барышня, да при этом еще и круглая сирота. Муженек ее недавно откинул свои хилые копытца. Как человек благородный и верный долгу, полковник берет ее под свою опеку. На свою же беду. Барышня - сущий дьявол в юбке, неугомонная и взбалмошная, и также преданная долгу как и он...только воюет на др. стороне. Героиня конечно настоящий говноулавливатель по жизни, и на свою пятую точку постоянно ищет приключений, но не дура. Попадает она в передряги отнюдь не из-за прискорбного состояния интеллекта, что, увы, отличает почти всех дам в ЛР, а из-за собственных понятий о чести, совести и сострадании. А уж как умеет любить! Герой тоже понравился. Долг долгом, но простые жизненные принципы никто не отменял. Даже на войне он сохранил человеческое лицо и способность сочувствовать. Так что, кому по вкусу грубые мужланы, силой вызывающие бурю страсти у истеричных девственниц, вам мимо. Его любовь осязаема, хочется верить, что мужчины способны любить нас именно так. Настоящий защитник. Местами есть где улыбнуться, где и взгрустнуть. Конец хороший, без соплей, и даже вполне жизненный.Конечно, на вкус и цвет, но мне понравился роман. Правда, на мой личный вкус секса многовато, хотя все мило и в тему.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнМэри Поппинс
17.12.2013, 19.53





Мне тоже очень понравился. Очень приятные герои даже пустила слезу когда Джинни увидела в лодке Алекса. Всем читать. 10/10
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнЛидия
28.12.2013, 2.14





Помню, читала. Думаю, не перечитать ли.Хороший такой, в меру серьезный и с героями порядок. Дама - живчик, себя в обиду не даст, кавалер тоже ей подстать - хитрый лис. Муж жалкое чмо, на месте героини бросила бы его помирать. Впрочем, финал компенсировал это упущение.
Возлюбленный враг - Фэйзер Джейннанэль
29.12.2013, 2.31





Начало затянуто потом лучше. Хороший роман но у фейзер есть и интереснее, тот же поцелуй вдовы и джудит.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнTorry
6.01.2014, 2.29





довольно таки интересный и красивый роман.Любовь и война.я поставила 9 баллов.
Возлюбленный враг - Фэйзер Джейнчитатель)
9.04.2014, 21.42





Роман просто замечательный,не раз его перечитывала, для любовного романа это редкость.Очень добросовестная историческая составляющая,что опять-таки нечасто встречается в любовных романах.Сильные главные герои,любовь,в которую веришь - и такой низкий рейтинг,так мало отзывов?!Да,роман объёмный,не на один вечерок,но его очень и очень стоит прочесть!Рекомендую всем,кто любит историю,и кому приелись истории о золушках и греках(итальянцах,испанцах)- миллионерах.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнМарина*
8.06.2014, 14.25





Роман замечателен тем, что описывается много быта, лично мне это интересно. Правда, есть вопросы определенные (не знаю, насколько распространена была в это время кукурузная каша), но в остальном неплохо.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнTerra
2.08.2014, 11.44





самый неудачный роман автора. только на 3. Грязь, боль, лишения и унижения.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнАся
31.10.2014, 15.43





очень средненько. сюжетная линия вроде ничего, но многое явно не соответствует эпохе: предметы обихода, костюмы, этические нормы общества, законы...все мешает ощущению времени. неопрадано затянуто. совсем не шедевр, к сожалению.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнИрина
23.04.2015, 6.27





Хороший роман о непростом времени.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнЮрьевна
7.02.2016, 15.09





И этот роман хорош. Читала давно, запомнился своей чувственностью, захотелось еще раз прочесть.Советую, очень даже удачный роман.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнКнигоманка.
27.09.2016, 12.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100