Читать онлайн Возлюбленный враг, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Возлюбленный враг - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.42 (Голосов: 72)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Возлюбленный враг - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Возлюбленный враг - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Возлюбленный враг

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

— У нас осталось так мало оружия, Эдмунд, что нам, пожалуй, лучше отправиться на север. — Джо Маршалл мерял шагами длинную галерею Грэнтли-Мэнор. У него были такие же каштановые волосы, как и у младшего брата, но виски посеребрила седина, седые пряди были и в длинных локонах, спускавшихся до плеч. Форма рта и нижняя челюсть также напоминали черты брата, но у старшего лицо было в морщинах, щеки запали. Эдмунд Верней, похудевший, но значительно окрепший, с тех пор как покинул остров Уайт, поднял голову от мушкета, который он чистил.
— Я все думаю, с того самого момента, когда мы потеряли Джека Кальверта, что мы достаточно долго полагались на удачу. Хоть Ньютон и безмозглый идиот, но даже он может решить в какой-то момент, что с него хватит. Я за поход на север. Мы соединимся с армией Гамильтона у северной границы.
— Мы пойдем по отдельности или одним отрядом? — спросил молодой человек с пышными локонами и голубым кушаком.
— По одному, — заявил Кит Маршалл. — Целое подразделение, пусть даже такое малочисленное, как наше, едва ли ускользнет от внимания жителей. — Он выглянул из окна на заросшую подъездную аллею. Стояло полнолуние, и ему почудилось какое-то движение в кустах у дороги. Нахмурившись, он присмотрелся внимательнее, жестом приказывая всем замолчать. В саду, казалось, ничто не шелохнулось.
— Что такое? — спросил тихо его брат, подходя к окну.
— Что-то показалось, какая-то фигура у кустов. Кто на посту?
— Уилл Брайти Кет. — Джо пристально посмотрел вниз и вдруг замер. — Проклятие, ты прав, Кит. Там кто-то есть, и, клянусь, он что-то задумал. Как он, черт возьми, подобрался так близко, проскользнув мимо охраны?
— Похоже, она спит, — сказал Эдмунд с презрительной улыбкой. — Пойдем и пригласим нашего гостя сюда. Нельзя допустить, чтобы нас обвинили в отсутствии гостеприимства. — Он вытащил шпагу и быстро направился к двери; братья Маршаллы последовали за ним.
Джинни сидела на корточках в тени, глядя наверх на тусклый свет в высоких окнах. Очевидно, это галерея. Дом был простой архитектуры, низкий и длинный, с двумя крыльями, построенными под прямым углом к центральной части, далекий от великолепия; наверно, жилище местного эсквайра. Стоял в долине, отделенной от Ноттингема невысоким холмом, и был так незначителен, что не привлекал к себе внимания. Джинни нашла его, идя строго на восток, как сказал ей пленник. Она шла пешком около двух с половиной часов. Должно быть, именно это и есть Грэнтли-Мэнор. Но как ей обнаружить свое присутствие, чтобы ее не застрелили или, еще хуже, не проткнули шпагой, поскольку это более удобный способ разделаться с незваными гостями?
Ответ последовал с шокирующей внезапностью. Сзади появилась рука, зажавшая ей рот и нос, и Джинни почувствовала укол чего-то острого в спину. Это ощущение заставило ее замереть, и она едва осмеливалась дышать, чтобы клинок не вошел глубже. Рука крепко сжимала ей рот, и Джинни подавила желание впиться зубами в слегка солоноватую кожу.
— Мудро с вашей стороны, — проворчал голос сзади. — Отведем-ка вас на свет и посмотрим, что это за ночной гость. — Кончик шпаги еще сильнее уперся ей в спину, и Джинни с готовностью подчинилась, чуть не споткнувшись, спеша ускользнуть от острия. Чья-то рука все еще зажимала ей рот, но когда они вышли из кустов и их осветила луна, кто-то удивленно воскликнул;
— Боже, да это всего лишь мальчишка! — И потом, еще более удивленно: — Провалиться мне на этом месте! Это же девушка! — Рука наконец была убрана, но кончик шпаги по-прежнему упирался в спину. — Во имя всего святого, что может девушка, переодевшаяся парнем, делать тут в разгар ночи?
Джинни повернула голову, чтобы взглянуть на говорившего, и ахнула. Семейное сходство было поразительным. Мужчину вполне можно было принять за Алекса, только лет на пять старше.
— Джо или Кит? — услышала она собственные слова еще до того, как подумала, разумно ли задавать такой вопрос в данной ситуации.
— Кит, — медленно ответил мужчина. — Похоже, что у тебя преимущество, девочка, но это ненадолго. Давай-ка входи. — Он деловито подтолкнул ее, и тут же в стене открылась дверь. — Посмотрите-ка, что я добыл в кустах. Девушку в очень вызывающей одежде, которая, похоже, знает Кита и Джо Маршаллов.
Джинни во все глаза смотрела на смеющегося Эдмунда, прислонившегося к колонне лестницы. Внезапно его веселье пропало.
— Джинни!
— Да, это я, Эдмунд. Как замечательно, что я снова вижу тебя. Я так боялась за тебя, после того как Питер…
— Питер? Ты знаешь что-нибудь о Питере? — кинулся к ней Эдмунд.
— Может, вы все же просветите остальных? — вмешался Кит Маршалл, прежде чем она успела ответить.
— Я и сам в таком же неведении, — ответил Эдмунд. — Какого черта ты здесь делаешь, Джинни? Я думал, что ты в безопасности на острове Уайт… — Потом тень промелькнула на его лице. — Полковник Маршалл?..
— Генерал, — перебила его Джинни, взглянув на брата Алекса и страшась увидеть то, о чем говорила ей Джоан и что она сама знала, — непримиримую вражду, убийственную ненависть при одном упоминании этого имени. Так и оказалось. Но взревел не Кит, а другой мужчина, вошедший в комнату за ними.
— Что у тебя общего с этим предателем, с этим негодяем? — строго спросил Джо, схватив ее за руку так, что она сморщилась. Эдмунд шагнул к ней.
— Оставь ее, Джо, — сказал он с внезапной угрозой. — Твой чертов брат взял ее в плен, когда мы с Питером Эшли бежали с острова, и я с ним поквитаюсь, если мне представится возможность.
— Да прекратите вы! — воскликнула Джинни. — Вы теряете драгоценное время. Я пришла сюда не затем, чтобы выслушивать ваши… — Она остановилась. Ну как ей оправдывать Алекса в этой компании? Как она сможет хотя бы намекнуть на истинный характер своих отношений с самым ненавистным для них человеком во всей армии парламента? Ведь она пришла сюда, чтобы предостеречь их от него. Она на их стороне, а не на стороне Алекса. Вот в чем горькая правда.
— Так зачем ты пришла сюда? — спросил Кит, убирая наконец шпагу в ножны.
Джинни с облегчением отступила от него. Даже когда Эдмунд узнал ее, она все еще ощущала на своей спине острие шпаги.
— Алекс в замке Ноттингем, — сказала она. — Один из пленных перед смертью рассказал о вашем убежище, но он умер раньше, чем его смогли… убедить назвать это место. Алекс собирается поймать вас. Но он, конечно, не знает, что здесь Эдмунд или вы, — указала она на братьев Маршалл.
— Откуда ты узнала, как найти нас? И что ты делаешь в компании предателя? — Зеленые глаза Джо пристально смотрели на нее. Джинни выбрала ложь, которая когда-то была правдой.
— Меня сделали подопечной парламента, потому что я боролась за дело короля. Это равносильно пленению. Генерал Маршалл взял меня под свою личную ответственность. — Она посмотрела в глаза обоим братьям. — Милосердный поступок с его стороны, иначе меня бы ждала судьба всех пленников.
— Как ты нашла нас, Джинни, если пленный умер прежде, чем назвал это место? — спросил Эдмунд в тишине, последовавшей за ее объяснением, которое счел вполне разумным, ведь он помнил сцену на берегу залива, когда Алекс Маршалл взял ее в плен.
— Это мне рассказал другой пленный. Я не знаю его имени. Он был при смерти; я немного облегчила ему страдания. Когда я назвала себя, он упомянул Эдмунда и рассказал мне, как найти вас, прежде чем его забрала.
— Джек Кальверт, — пробормотал кто-то. — Темные волосы, голубые глаза?
— Да, — улыбнулась Джинни своим воспоминаниям, — и непобежденный.
— Джек, — тихо и утвердительно сказал Эдмунд, и все замолчали, поминая погибшего.
— Я хотела решиться на побег, чтобы еще раз увидеть Эдмунда, — с трудом продолжала Джинни, потому что не знала точно, как ей изложить свой план, который предусматривал возвращение к Алексу. Нет необходимости, думала она, вдаваться в подробности; они наверняка решат, что ею двигало лишь желание бежать, вот пусть и остаются с этим убеждением. — А потом услышала разговор о планируемой операции и поняла, что должна предупредить вас. Вам его не победить, — честно сказала она. — В его распоряжении целый полк, оружие. Единственное, чего у него нет, — это времени. Если он не обнаружит вас, то не станет долго искать, потому что не может позволить себе этого. И так уже было слишком много задержек — дизентерия и прочее. — Джинни пожала плечами, ненавидя себя за предательские слова.
— Как скоро он будет здесь? — спросил Кит.
— Это зависит от того, сколько времени ему понадобится, чтобы найти этот дом. Он не знает, что я отправилась предупредить вас. Он не может знать об этом, потому что ему не известно о моем разговоре с Джеком Кальвертом. Надеюсь, он пока не обнаружил моего отсутствия.
— Значит, будем считать, что времени у нас мало, — сказал Эдмунд. — Ну что, останемся и будем драться? — Он обвел взглядом напряженные лица.
— Вам нельзя делать этого! — воскликнула Джинни, не подумав, что ее восклицание не может повлиять на решение, которое эти мужчины должны принять сами, а не по совету какой-то женщины — Вам не победить его, я же сказала.
— Тихо, Джинни, — мягко увещевал ее Эдмунд. — Мы выслушали тебя, и мы действительно перед тобой в неоплатном долгу, но в этом вопросе ты не властна.
— Прошу прощения, джентльмены. — Она отошла к окну; ее охватило отчаяние и чувство глубокой утраты. Если они останутся и будут драться с Алексом, значит, она потеряет все, но она не могла сказать это Эдмунду, не сообщив ему всей правды.
За ее спиной шло горячее обсуждение, казалось, большинство за то, чтобы драться. Только братья Маршаллы хранили молчание, и Джинни скрытно наблюдала за ними. Лица непроницаемые, глаза устремлены куда-то вдаль, словно они видели не галерею, а что-то иное. Джинни нетрудно было догадаться, что они видели, — их брат, предатель и мятежник, наконец, окажется в их руках, и честь семьи будет восстановлена.
— Итак, договорились, — наконец сказал Эдмунд. — Мы разобьемся на две группы. Одна пойдет к границе, другая — к побережью, откуда отправится в Голландию и присоединится к принцу Уэльсскому. — Он подошел к Джинни, улыбаясь, и взял ее за руки — ну просто прежний Эдмунд с бесшабашными карими глазами! — Это испытание мы пройдем вместе, Джинни, как и многие другие. В Голландии мы подготовимся к триумфальному возвращению и восстановим короля на троне. Все решено.
За этим планом стояла абсолютная уверенность в том, что они поженятся. Джинни пробормотала какие-то слова, которые могли быть истолкованы как согласие, а внутри у нее все бушевало. Конечно, Эдмунд решил, что она бежала именно по этой причине, ведь так они и намеревались сделать еще на острове Уайт. Но как она может даже думать об этом? А какой у нее выбор? Алекс сочтет ее побег личным предательством, решит, что она предпочла верность Эдмунду их любви, не поймет, что ею руководило только одно желание — спасти жизни. Эдмунд погиб бы, избери она иной путь, но Алекс, с Божьей помощью, уцелел бы в любом случае.
— Что ты сказала? — спросил Эдмунд, озадаченный ее колебаниями и сдержанностью. — Ты, кажется, не уверена?
— Нет, нет, Эдмунд, я уверена, — солгала Джинни, пытаясь улыбнуться. — Просто все так неожиданно.
Это объяснение вроде бы удовлетворило Эдмунда, который успокаивающим жестом сжал ее руки и поцеловал так по-братски, что ей захотелось зарыдать оттого, что она навсегда расстается с пылкостью и страстью и секрет этот унесет с собой в могилу.
— Вы все должны уйти, — наконец заговорил Джо. — Мы с Китом тут останемся. Нам нужно закончить кое-что.
— Что это ты придумал? — вмешался Эдмунд. — Вы не можете вдвоем противостоять целому отряду.
— Мы вдвоем можем противостоять нашему брату, — тихо сказал ему Кит. — Мы давно искали такую возможность. Мы подождем его здесь, и когда сделаем то, что должны, тогда и рискнем. На нашей стороне неожиданность.
Джинни почувствовала, как страх овладевает ею. Алекс не ожидает засады, которую собираются устроить ему братья в пылу личной места. Он будет ехать, как и всегда, во главе своих солдат, спокойный и уверенный. Конечно, на нем будут доспехи и меч, а за его спиной — войско, но он рассчитывает на честный бой, если придется сражаться. Он не будет опасаться стрелков, у которых только одна мишень и которые знают, что он появится. Тревожась за жизнь Эдмунда, она поставила под угрозу жизнь Алекса.
— Для короля будет огромной удачей, если мы уничтожим генерала парламента, — медленно произнес Эдмунд. — По значимости это гораздо важнее, чем истребление целого отряда. И у меня тоже есть счеты с Алексом Маршаллом.
— Нет, Эдмунд, — прошептала Джинни, схватившись рукой за горло. — Ты не можешь мстить человеку, который однажды пощадил твою жизнь и потом не воспользовался сведениями, полученными от меня, чтобы преследовать тебя. — Но она прошептала эти слова сама себе, потому что для того, чтобы высказать их вслух, ей пришлось бы рассказать им правду, а эта правда не изменит решимости Джо и Кита Маршаллов избавить мир от предателя. А что подумает Эдмунд о ней — покорной любовнице такого человека? Что она не лучше маркитантки, с той лишь разницей, что идет за армией не из-за денег, а из-за любви.
— Джинни, ты уйдешь с остальными, — сказал Эдмунд, глаза которого лихорадочно заблестели. — Они отведут тебя в надежный дом, и, когда я приду, мы вместе переправимся через Северное море.
Джинни покачала головой.
— Как ты намерен бежать отсюда, если вы убьете генерала? Ты думаешь, что его люди не будут преследовать вас? Они бесконечно преданы своему командиру и разорвут вас в клочья!
— Оставь это нам, — сказал Эдмунд с уверенной улыбкой. — Мы сами все решим.
Он говорил так, словно она была какая-то простодушная дурочка, которой не дано понять всю сложность мужского ума. Если бы положение не было столь отчаянным, Джинни сочла бы все это смешным. Эдмунду раньше не было свойственно так отмахиваться от нее, очевидно, его испортила эта компания.
— Я никуда не уйду, — заявила Джинни с похвальной демонстрацией спокойствия. — Я не собираюсь сидеть и ждать тебя среди чужих людей, точно зная, что живым тебе не уйти.
— Ты должна! — гневно воскликнул Кит. — Здесь не место женщине, и наши дела с Александром Маршаллом тебя не касаются.
«Если бы вы только знали!» — подумала Джинни. Покачав головой, она заявила:
— Я остаюсь.
— Но, Джинни… — Эдмунд снова взял ее за руки, и в голосе его уже зазвучали умоляющие нотки. — Не надо упрямиться.
— Только не говори мне об упрямстве, Эдмунд Верней, — воскликнула Джинни. — Я тоже сыграла свою роль в этой войне, как тебе известно, и имею право сама определить свою судьбу.
Эдмунд не мог переспорить ее и беспомощно посмотрел на братьев Маршалл. Джо пожал плечами.
— Нас это не касается. Ты за нее отвечаешь, Эдмунд.
— Никто за меня не отвечает, — резко сказала Джинни, выйдя на середину комнаты. — Ваш план безумен и гарантирует вам гибель, если вы пойдете на братоубийство.
— Это не братоубийство, — заявил Кит. — Этот человек не брат нам и не сын нашему отцу. Наш долг — избавить мир от предателя, которому дала жизнь наша семья. Эдмунд, если она не уйдет сама, иди с ней. Маршаллы сами разберутся между собой.
— Я остаюсь, уйдет Эдмунд или нет. — Джинни было все равно, как они истолкуют это. Она лишь знала, что не оставит Алекса на произвол судьбы. Она понимала, что если не может помешать свершиться непоправимому разумными доводами, то должна найти какой-то иной способ.
— Мы готовы. — В комнату вошел мужчина, засовывая пистолет за пояс. — У нас осталось три часа до рассвета.
Прощание было кратким, но проникнуто глубиной дружеских чувств людей, закаленных в бою, и печалью поражения. Все в Грэнтли-Мэнор понимали, что у Его Величества нет никакой надежды на успех, если только силы Гамильтона не совершат какое-то чудо. Единственным разумным выходом сейчас было отступление, соединение с силами принца Уэльсского в изгнании и накопление сил и людей для возвращения.
Они ушли. Наступила гнетущая тишина, прерываемая лишь потрескиванием свечей. Мужчины в ожидании утра готовили свое оружие, Джинни сидела в затененном углу галереи, не зная, сколько все это продлится. Она гадала, знает ли Алекс о ее уходе, пришел ли он к ней в комнату, чтобы помириться, и обнаружил, что ее нет. Станет он искать ее или решит, что она вернется, когда сочтет нужным, как это было в Уимблдоне, вернется и найдет его ожидающим ее в спокойной уверенности в нерасторжимости связывающих их уз?
Небо слегка посветлело, и трое мужчин подошли к окну, рассматривая подъездную аллею. Присутствие Джинни ощущал до конца лишь Эдмунд, и с этим ощущением появились первые слабые признаки дурного предчувствия. Эдмунд вспомнил, как она выпрыгнула из лодки в заливе Алум, как сказала, что так и должно быть. Тогда он не задумался над ее словами, в той необычной ситуации они не казались ему очень уж странными. Он просто считал, что она жертвует собой ради него и Питера. Сейчас же он недоумевал: что такое происходит между генералом «круглоголовых» и Вирджинией Кортни, заставившее ее остаться здесь, вопреки ее же утверждениям о бесполезности этой затеи?
Голод вынудил Джинни спуститься вниз, на кухню, но подкрепиться особо было нечем. Ушедшие, очевидно, забрали всю еду с собой. Осталось, правда, немного солонины, чуть-чуть соленой трески и фляжка сидра. Джинни рассеянно ела и думала, не следует ли ей сейчас кинуться навстречу Алексу и предупредить его о засаде. Она с мрачным юмором представила картину, как в отчаянии мечется между двумя лагерями, сообщая о действиях и намерениях каждой из сторон, в тщетной попытке уберечь от гибели дорогих ей людей. Такая ситуация, казалось, вместила в себя всю огромную неразрешимую дилемму этой проклятой войны. Расстроенная и измученная, Джинни вернулась в галерею, предложив Эдмунду трески и сидра, которые он взял, пристально посмотрев на нее.
Подойдя к окну, она увидела, что уже полностью рассвело. Может быть, Алекс и не приедет. Или, потерпев неудачу в нескольких местах, решит, что у него нет времени дольше задерживаться. Возможно, уже сейчас барабаны и горн созывали полк на плац замка. До боли знакомая картина! Она словно слышала голоса, конское ржанье… Через открытое окно донесся стук копыт, и мужчины неслышно подошли к центральному окну, прижавшись к узкому простенку.
— Отойди, Джинни, — прошептал Эдмунд, увидев, что она так и застыла на месте, на виду у того, кто поедет по аллее. Она отошла в сторону, сжавшись в углу и осторожно выглядывая из окна. Алекс ехал так, как она и предполагала, — без шлема. Лучи утреннего солнца освещали каштановые волосы, отражались от нагрудника и рукоятки меча. Он ехал, как обычно, шагов на десять впереди первой линии, совершенно один. За ним Джинни увидела Дикона, полковника Бонхэма и еще несколько знакомых лиц, в основном младших офицеров, которых, очевидно, взяли, с тем чтобы они поднабрались опыта перед главным сражением.
В этот момент она осознавала только одно — как сильно любит его, как сильно жаждет его каждой клеточкой своего нестыдливо страстного тела. Щелчок оружейного затвора прозвучал, словно удар колокола, в мертвой тишине галереи, выведя ее из состояния оцепенения, которое, казалось, сковало ее так, что она не могла шевельнуться. Поэтому она сначала задвигалась как во сне, увидев, что мужчины подняли мушкеты и нацелили их на одного человека, который ехал — по ее вине — навстречу смерти.
Словно пантера на охоте, Джинни переместилась за спину мужчин и прыгнула на Кита, который стоял в середине. Набрав в легкие воздуха, она изо всех сил выкрикнула имя Алекса, а Кит под напором ее тела покачнулся и толкнул брата. Эдмунд удивленно оглянулся. Мушкет Кита выстрелил в потолок, подняв облако пыли от осыпавшейся штукатурки.
Несколькими минутами раньше Алекс рассматривал дом, пытаясь понять, не прячутся ли здесь роялисты. Ночью его группа безуспешно побывала в трех местах и ничего не нашла, но здесь, в этой задумчивой тишине, было что-то такое, от чего у него обострилось чутье. Да, парк зарос травой, кусты переплелись, клумбы заглушил сорняк, но не было ощущения необитаемости. Он чувствовал это, как и Буцефал, раздувавший ноздри. За последние четыре года солдаты проверяли слишком много домов, где обитатели прятались от них в надежде скрыться; так что невозможно было обмануть ни всадника, ни коня.
Он услышал крик Джинни за мгновение до выстрела мушкета Буцефал, отлично выученный, для того чтобы не шарахаться от страха, задрожал, предвкушая приказ кинуться в атаку. Но Алекс застыл на мгновение, глаза его были прикованы к окну, к тому, что происходило внутри. Там была Джинни, он слышал ее голос, видел ее в окне. Он безошибочно узнал ее, ведь он изучил каждый изгиб ее тела, каждый миллиметр кожи, каждый жест… Но ведь она в гостинице, сидит там и злится, как и он. И все же она здесь и борется с человеком, в котором он также безошибочно узнал своего брата. Потом в окне мелькнули еще две фигуры, и Джинни, похоже, сцепилась фазу со всеми, продолжая выкрикивать его имя. Моментально Алекс соскочил с лошади и успел укрыться за живой изгородью, потому что как раз в этот момент снова раздался выстрел и пуля со свистом пролетела мимо. Если бы он был на коне, она снесла бы ему голову. Прозвучал еще один выстрел, но теперь не прицельно. Алекс из укрытия прокричал команду, и конный отряд оттянулся за кусты, вне досягаемости выстрелов из окна.
Джинни прекратила безуспешные попытки вырвать оружие из рук братьев, которые, отчаянно ругаясь, пытались перезарядить мушкеты, хотя и знали, что преимущество внезапности утрачено.
— Почему? — тихо спросил Эдмунд, побледнев. Он не успел выстрелить из своего мушкета, свисавшего сейчас дулом вниз в его руке. — Кто он тебе?
— Я не могла позволить убить его, — сказала Джинни ровно, не отвечая на вопрос. — Но и ему я не могу позволить убить вас. — Она прикусила губу. — Я пойду вниз и поговорю с ним.
— Кто он для тебя? — Схватил ее за плечо Кит, повернув лицом к себе. Джинни посмотрела в их лица, на которых отражалась смесь отчаяния и изумления.
— Все, — сказала она. — Он для меня — все. Я предала его ради Эдмунда, но я не могла позволить вам убить его даже ради Эдмунда. Прости, мой дорогой. — Она протянула к нему руку, но он отступил, и рука ее упала.
— Его любовница? — спросил Эдмунд так же тихо. — Ты любовница мятежного генерала?
— Прошу тебя поверить, что, несмотря на это, я остаюсь верной королю, — с болью произнесла она. — Зачем бы я тогда пришла сюда?
Эдмунд что-то пробормотал и отвернулся к окну.
— Они перестраиваются, — сказал он. — А их мушкеты нацелены на каждый уголок дома. — Пойдем через погреб?
— Через какой погреб? — спросила Джинни и вздрогнула, увидев, как замкнулись лица всех троих мужчин. Она была заодно с предателем, ей нельзя было доверять, хотя она и пришла сюда из добрых побуждений и умоляла их уйти с остальными, чтобы все сейчас были вне опасности.
— Только не я, — сказал Кит. — Я не буду прятаться от предателя, ползая под землей.
Утренняя тишина была внезапно нарушена громким стуком внизу. Кто-то со страшной силой колотил в дверь. Джинни направилась к двери галереи.
— Ты куда? — спросил ее Эдмунд.
Джинни пожала плечами, как бы говоря, что теперь уже ничто не имеет значения.
— Вы поступите так, как считаете нужным. И я тоже. — Она медленно спустилась по лестнице, держась за перила, словно это была ее единственная опора в мире, в котором друзья превратились во врагов, в котором возлюбленные, согласившись с неизбежностью вражды, теперь столкнулись с предательством и изменой.
Она принялась открывать запоры, а стук все продолжался, пока колотивший в дверь не понял, что кто-то пытается ему помочь. Справившись с засовами, Джинни вышла на залитый солнечным светом порог и мягко закрыла за собой дверь.
Алекс снова был верхом на Буцефале и выглядел так же, как в первый день их встречи, когда прибыл завладеть имуществом Джона Редферна и его дочерью. За ним в шесть рядов выстроилась кавалерия, вооруженная короткими мечами и мушкетами.
Алекс посмотрел на нее и встретился с ее недрогнувшим взглядом. Она предала его. В ее серых глазах он прочел ответ на свой немой вопрос. Она бы покинула его, если бы могла выбирать. Но он не знал почему, лишь ощущал пустоту, как будто рухнули вера и доверие. И тем не менее она спасла ему жизнь. Но ведь можно спасти и собаку, которую любишь. Маршалл неторопливо спешился и направился к ней, под сапогами поскрипывали мелкие камешки.
Когда он приблизился, Джинни тихо сказала:
— Твои братья и Эдмунд Верней в доме. Остались только они.
— И ты, — добавил он.
Она кивнула:
— И я, но сейчас мое присутствие не имеет значения. Я намерена просить тебя: во имя человечности, во имя сострадания, пощади их! — Он молчал, и она опустилась на колени. — Во имя человечности и сострадания, во имя нашей любви, пощади их жизни! Чего можно добиться новым кровопролитием?
— Но они пролили бы мою кровь.
— Неужели это может лишить тебя благородства?
— Встань, — сказал он. — Я обязан тебе двумя жизнями, Вирджиния Кортни, — жизнью моего племянника и своей. Я отдам тебе жизни моих двух братьев за эти две. — Он замолчал. Наступила гнетущая тишина. Теперь он знал, почему она пришла в Грэнтли-Мэнор: ради Эдмунда Вернея. — Ты бы ушла с кузеном? — Она не ответила, но ее глаза, как и раньше, сказали правду. Алекс почувствовал, что им пожертвовали, и все внутри него сжалось, как засохший лист. — В обмен на жизнь твоего кузена я возьму твою жизнь, — сказал он, пристально глядя ей в глаза в глубокой тишине. Пятьдесят пар глаз следили за диалогом, о содержании которого могли лишь догадываться.
Ее голова склонилась в знак согласия. Это было неизбежно — сделка, продиктованная самой судьбой. Они каким-то образом владели друг другом, и она всегда принадлежала и будет принадлежать ему. Но ей нужна была еще одна уступка.
— И безопасный уход, — сказала она. — Не воевать. Твои братья отправятся домой, к семьям, а Эдмунд — на побережье. Иначе все это будет бесполезным даром.
— Очень хорошо, — проговорил Алекс с подчеркнутой неторопливостью. — Но ты в последний раз связываешься с теми, кто выступает против меня. Что бы я ни решил делать с твоей жизнью, которую только что купил, ты всегда будешь помнить о заключенной тобой сделке и о том, кому ты теперь должна быть верна.
— Я буду помнить.
— Тогда найди мне пергамент и перо, чтобы я мог написать приказ о свободном проходе.
Оставив его у двери, Джинни прошла в кухню, где раньше видела связку гусиных перьев и чернильницу. Пергамента не было, она обнаружила пачку бумаги с записями расходов. Обратная сторона записок была чистой. Джинни отнесла все найденное в холл, положила на дубовый стол и заточила перо, прежде чем позвать Алекса. Он вошел в тускло освещенный холл, и какое-то мгновение был слышен лишь скрип пера по бумаге. Передав ей документы, он приподнял бровь, ожидая ее одобрения. Когда она закончила читать, он сказал:
— Можешь передать им, что у них есть двадцать минут, чтобы уйти. Они должны покинуть дом через заднюю дверь, потому что я не желаю видеть их и не хочу, чтобы мои люди видели их. Через двадцать минут в доме будет обыск.
Джинни кивнула и поднялась наверх. Все трое стояли в галерее, и было ясно, что они ожидали пленения. Она передала им документы.
— Через двадцать минут он отдаст приказ обыскать дом; к тому времени вы должны уйти через заднюю дверь.
— Мы должны принять милость этого?.. — спросил Джо.
— Да, — горячо перебила его Джинни. — Ты примешь ее ради Джоан и маленького Джо, который три недели назад был на пороге смерти. Твоей жене отчаянно нужна твоя поддержка. Разве она недостаточно вынесла, чтобы ты так бросался жизнью из-за какого-то закоснелого понятия гордости?
— Ты видела мою жену? — уставился на нее Джо.
— Да, и лечила твоего сына от тифа. — Она сердито посмотрела на него. — Идите, ради Бога. Никто не ждет от вас благодарности или извинений. Я только прошу вас взять то, что вам предлагают, и с пользой применить это. — Потом она посмотрела на Эдмунда, державшего свой документ. — Я бы попросила прощения, друг мой, если бы считала, что есть за что прощать. Но я оставалась верной королю и стране. То, что происходит между мною и Алексом Маршаллом, не имеет никакого отношения к войне, хотя война не может не затрагивать нас.
— Что ты будешь делать? — спросил Эдмунд. — Ты сорвала планы генерала. Даст ли он тебе свободно уйти?
Джинни покачала головой. Она не скажет Эдмунду о сделке.
— Я остаюсь с ним, Эдмунд. Я не знаю, каковы его намерения, но это моя судьба, и я принимаю ее.
— Это не похоже на тебя, — нахмурился Эдмунд. — Тебе не свойственно так уступать.
Он был прав, но она действительно смирилась со своей судьбой. За последние недели ей пришлось принимать столько мучительных решений, что сама мысль, что теперь все будет решаться за нее, принесла ей облегчение. Может быть, Алекс возьмет ее жизнь в буквальном смысле, как шпиона мятежников в своем стане. Может, он оставит ее пленницей в замке Ноттингем, может… Но какой смысл гадать? Он сделает то, что сделает.
— Ну, тогда прощай. — Эдмунд протянул ей руку. — Мы больше не встретимся.
— Да, наверно, не встретимся. — Она взяла его руку, и сердце ее разрывалось от этого холодного, отчужденного прощания. — Бог тебе в помощь, Эдмунд.
— И тебе, кузина. — Он отпустил ее руку и направился к двери, но потом вдруг резко обернулся и тоскливо воскликнул: — Проклятие, Джинни! Мне все равно, чья ты любовница. Ты всегда была честной, и я не верю, что ты смогла бы стать иной. — Он протянул к ней руки, и Джинни кинулась в его объятия, а Джо и Кит тихо покинули галерею.
— Ты должен идти, Эдмунд, — тихо всхлипывая, сказала Джинни. — Двадцать минут уже почти истекли, и Алекс не станет медлить. — С огромным усилием она выдавила из себя улыбку и, привстав на цыпочки, поцеловала его в уголок рта. — Эта война обязательно кончится, милый. Кто знает, как сложится наша судьба? Пока мы живы и здоровы, всегда есть надежда, что когда-нибудь мы снова найдем друг друга.
— Да. — Он согласился с ней, потому что слишком больно было отрицать это. Еще раз пожав ей руку, он вышел.
Джинни оставалась в галерее еще несколько минут, пока не убедилась, что слезы ее высохли. Потом вышла из дома. Ее появление стало сигналом солдатам обыскать дом. Подчиняясь приказу генерала, она подошла и встала рядом с ним. Он не сказал ей ни слова, и Джинни не ощущала в нем никакого тепла. Выражение его лица было суровым, взгляд — жестким; он держался рядом с ней очень прямо, так, что даже рукав его не касался ее руки.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Возлюбленный враг - Фэйзер Джейн



Очень понравилось!!!!!!!
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнАлена геолог
14.05.2013, 21.38





Как будто и не Фэйзер писала. Отвратительно.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнВеди
17.06.2013, 7.50





Просто супер, очень захватывающий роман, читаю не в первый раз и буду еще перечитывать.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнАлена
10.11.2013, 16.49





Лишний раз я убеждаюсь, что рейтинг ничто. Всякая, простите, хрень нечитаемая в списке лидеров, а нормальные романы в самом хвосте. Роман отличный. На твердую 4 или даже с плюсом. О чем роман...Алекс Маршал с отрядом является, дабы исполнить волю Парламента и конфисковать земли и имущество Джона Редферна. В поместье оказывается лишь приятного вида барышня, да при этом еще и круглая сирота. Муженек ее недавно откинул свои хилые копытца. Как человек благородный и верный долгу, полковник берет ее под свою опеку. На свою же беду. Барышня - сущий дьявол в юбке, неугомонная и взбалмошная, и также преданная долгу как и он...только воюет на др. стороне. Героиня конечно настоящий говноулавливатель по жизни, и на свою пятую точку постоянно ищет приключений, но не дура. Попадает она в передряги отнюдь не из-за прискорбного состояния интеллекта, что, увы, отличает почти всех дам в ЛР, а из-за собственных понятий о чести, совести и сострадании. А уж как умеет любить! Герой тоже понравился. Долг долгом, но простые жизненные принципы никто не отменял. Даже на войне он сохранил человеческое лицо и способность сочувствовать. Так что, кому по вкусу грубые мужланы, силой вызывающие бурю страсти у истеричных девственниц, вам мимо. Его любовь осязаема, хочется верить, что мужчины способны любить нас именно так. Настоящий защитник. Местами есть где улыбнуться, где и взгрустнуть. Конец хороший, без соплей, и даже вполне жизненный.Конечно, на вкус и цвет, но мне понравился роман. Правда, на мой личный вкус секса многовато, хотя все мило и в тему.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнМэри Поппинс
17.12.2013, 19.53





Мне тоже очень понравился. Очень приятные герои даже пустила слезу когда Джинни увидела в лодке Алекса. Всем читать. 10/10
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнЛидия
28.12.2013, 2.14





Помню, читала. Думаю, не перечитать ли.Хороший такой, в меру серьезный и с героями порядок. Дама - живчик, себя в обиду не даст, кавалер тоже ей подстать - хитрый лис. Муж жалкое чмо, на месте героини бросила бы его помирать. Впрочем, финал компенсировал это упущение.
Возлюбленный враг - Фэйзер Джейннанэль
29.12.2013, 2.31





Начало затянуто потом лучше. Хороший роман но у фейзер есть и интереснее, тот же поцелуй вдовы и джудит.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнTorry
6.01.2014, 2.29





довольно таки интересный и красивый роман.Любовь и война.я поставила 9 баллов.
Возлюбленный враг - Фэйзер Джейнчитатель)
9.04.2014, 21.42





Роман просто замечательный,не раз его перечитывала, для любовного романа это редкость.Очень добросовестная историческая составляющая,что опять-таки нечасто встречается в любовных романах.Сильные главные герои,любовь,в которую веришь - и такой низкий рейтинг,так мало отзывов?!Да,роман объёмный,не на один вечерок,но его очень и очень стоит прочесть!Рекомендую всем,кто любит историю,и кому приелись истории о золушках и греках(итальянцах,испанцах)- миллионерах.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнМарина*
8.06.2014, 14.25





Роман замечателен тем, что описывается много быта, лично мне это интересно. Правда, есть вопросы определенные (не знаю, насколько распространена была в это время кукурузная каша), но в остальном неплохо.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнTerra
2.08.2014, 11.44





самый неудачный роман автора. только на 3. Грязь, боль, лишения и унижения.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнАся
31.10.2014, 15.43





очень средненько. сюжетная линия вроде ничего, но многое явно не соответствует эпохе: предметы обихода, костюмы, этические нормы общества, законы...все мешает ощущению времени. неопрадано затянуто. совсем не шедевр, к сожалению.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнИрина
23.04.2015, 6.27





Хороший роман о непростом времени.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнЮрьевна
7.02.2016, 15.09





И этот роман хорош. Читала давно, запомнился своей чувственностью, захотелось еще раз прочесть.Советую, очень даже удачный роман.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнКнигоманка.
27.09.2016, 12.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100