Читать онлайн Возлюбленный враг, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Возлюбленный враг - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.42 (Голосов: 71)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Возлюбленный враг - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Возлюбленный враг - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Возлюбленный враг

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Джинни решила, что нет смысла киснуть. Она уже в Саутуорке, всего в часе езды от Лондонского моста, и неизвестно, что готовит ей будущее. Но скучным оно не будет, это точно. Воспрянув духом, она отправилась изучать окрестности. Сжав одну руку, осторожно покрутила запястьями, пытаясь освободиться от петли. В результате узел стал жестче и туже, кожа покраснела. Джинни рассердилась — следовало бы прислушаться к совету Алекса — и оставила свои попытки.
В деревне ей прежде всего бросилось в глаза множество женщин. Они судачили у дверей, стирали белье в деревянных корытах, развешивали его, кормили кур, месили тесто на деревянных подносах. Но на простых служанок они не были похожи, несмотря на то, что занимались домашней работой. Что-то в их одежде было не совсем приличным — юбка слишком коротка, блузка, спадающая с плеча и вольно обнажающая грудь, — и двигались они так, чтобы подчеркнуть свои женские прелести. Много смеялись, и каждый раз, когда мимо проходили солдаты, раздавались свист и непристойные шутки.
Они таращились на Джинни, и одна высокая, грудастая, с огненно-рыжими волосами и белой кожей, окликнула ее, подзывая к колодцу, где она стояла вместе с тремя другими женщинами.
— А ты чего тут делаешь, дорогуша? — поинтересовалась она совсем не зло. — Тут не место для таких, как ты. — Она потрогала пальцами добротную ткань амазонки, накрахмаленный белый воротничок, потом показала на руки:
— Ты, значит, пленная?
Джинни подтвердила это; так ей казалось проще, чем вдаваться в сложные объяснения о подопечных парламента.
— Я приехала с отрядом полковника Маршалла.
— Неужто? — Одна из женщин подмигнула. — Да, вот уж кто замечательный джентльмен, только уж очень задается. — Она шмыгнула, сморщившись, словно от дурного запаха. — Вечно ходит с задранным носом.
Из этого Джинни сделала вывод, что Алекс не развлекается со шлюхами и маркитантками, ведь именно таковыми и были эти женщины.
Она пожала плечами.
— Значит, вы живете в лагере?
Рыжеволосая рассмеялась.
— Где есть солдаты, дорогуша, там мы и живем. А теперь, когда Кромвель платит им, жизнь стала вполне хорошей, так ведь, девочки?
Все горячо согласились; потом одна из них с заметным презрением сказала Джинни:
— А ты, значит, подумываешь попробовать, милочка? На войне это не самая плохая участь.
Джинни, вспомнившей двух своих обидчиков с потными телами и отвратительным запахом изо рта, верилось в это с трудом, но она пробормотала что-то нейтральное, не желая никого обидеть.
— Наверное, не стоит рассчитывать, что одна из вас развяжет мне узел? — осторожно спросила она, протягивая вперед руки. К ее изумлению, они все отскочили от нее, словно у нее в руках была гадюка.
— Ты нас за кого принимаешь? — спросила рыжеволосая. — За помощь пленнице можно и виселицу схлопотать.
— Приношу извинения, — поспешно сказала Джинни. — Я не хотела доставить вам неприятности. Может, не стоит, чтобы вас видели разговаривающими со мной?
И женщины действительно засомневались в разумности разговора с пленницей, которая явно намеревалась бежать. Джинни пошла дальше, направляясь к театру «Глобус». Пронзительные вопли, раздавшиеся с боковой улицы, заставили ее остановиться. Казалось, никто больше не обращал на этот шум никакого внимания. Она стремительно пошла на крики и с отвращением уставилась на представшую перед ее глазами картину. Две женщины, сцепившись, катались по земле. Они обзывались последними словами, царапали и таскали друг друга за волосы. Группа солдат подбадривала дерущихся самыми грубыми ругательствами. Эта ужасная сцена завораживала, и Джинни не могла оторвать глаз, хотя и чувствовала себя униженной, словно она была одной из участниц этого спектакля.
— Пойдемте отсюда, госпожа. — Джед схватил ее за руку, оттаскивая от дерущихся и зевак. — О чем вы только думаете? Вам нельзя тут быть.
— Полковник сказал, что я могу пойти куда захочу, — запротестовала Джинни, понимая, что это более чем слабое объяснение ее увлеченности происходившим.
— Что-то, должно быть, затуманило его мозги, — заявил Джед без обиняков. — Видно, забыл, что здесь полно шлюх. Скорее всего так оно и было, — добавил он, раздраженно качая головой. — От волнения он всегда хуже соображает.
Джинни заинтриговало это объяснение. Джед говорил об Алексе так, как взрослый человек говорил бы о непослушном маленьком мальчике, которого он тем не менее очень любит.
Джед явно не собирался разрешить ей продолжать прогулку и решительно проводил ее к штабу, а там — в пустую, большую, довольно пыльную комнату, которая, судя по слабому запаху спиртного, очевидно, раньше была закусочной в гостинице.
— Здесь вам будет спокойно, — сказал он. — Если кто-нибудь захочет узнать, кто вы, просто скажите, что ждете полковника. — С этими словами он вышел, плотно закрыв за собой дверь. Джинни села на гладкий подоконник, который за многие годы был отполирован, вероятно, такими же любителями посидеть на нем, и выглянула на улицу, где жизнь бурлила, как и прежде.
Алекс, в той же компании, что и раньше, появился через десять минут, и Джинни наблюдала, как Джед подошел к нему. Денщик говорил довольно долго, и Алекс, как показалось Джинни, пришел в замешательство. Он теребил подбородок и посматривал в сторону гостиницы. Потом кивнул, что-то быстро сказал Джеду, который, на взгляд Джинни, отдал честь заметно вызывающе и ушел. Алекс и оба полковника направились к гостинице.
Когда Алекс вошел в комнату, Джинни скромно сидела на подоконнике, положив связанные руки на колени, с выражением оскорбленной невинности на лице.
— Я так понял, что ты пережила несколько неприятных минут. Прости, я совсем не подумал о последствиях.
— Это было так ужасно, — пробормотала Джинни тихим голосом, теребя пальцы и опустив глаза. — Алекс, я думаю… они шлюхи! — Эти последние слова были произнесены с таким потрясением, с такой скромностью и невинностью, что трое мужчин стали неловко переминаться с ноги на ногу. — Неужели это правда? — спросила она, гадая, как долго сможет продолжать эту игру, прежде чем смех выдаст ее. — Неужели это действительно падшие женщины?
Алекс смотрел на нее со всевозрастающим подозрением. Никогда раньше она не давала ему ни малейшего повода подозревать ее в притворной стыдливости, как раз наоборот. Безусловно, такая драка, как ее в красках описал Джед, могла бы стать шоком для невинной девушки с тонкой нервной системой; но Джинни? Нет, она сделана из более крепкого материала.
— Госпожа Кортни, — сказал он, — не могли бы вы на минуту оторвать глаза от коленей и посмотреть на меня? — Она медленно подняла голову, и Алекс невольно расхохотался. Серые глаза были полны смеха. — Негодница! — воскликнул он. — На какое-то мгновение ты меня почти обманула. Джед и то больше шокирован.
— Если честно, было в этой сцене что-то страшно завораживающее, — ответила она. — Но не хотела бы я еще раз увидеть подобное. Сами шлюхи меня не волнуют, но… это было отвратительно.
— Не представляю, о чем я думал, — сказал Алекс со смущенной гримасой. — Будет лучше, если теперь я буду держать тебя при себе.
— Да, пожалуй, — деловито согласилась Джинни. — Ты не представишь меня своим коллегам? — Она вопросительно подняла брови, глядя на двух мужчин, стоявших рядом с ним. Оба они были более чем озадачены тоном разговора.
— О, прошу прощения. Господа, это дама, о которой я вам говорил, госпожа Вирджиния Кортни. Джинни, позволь представить тебе полковников Ричардса и Чемберса.
Джинни встала с подоконника, улыбнулась и попыталась присесть в учтивом реверансе.
— Прошу простить меня, господа, — мило прощебетала она, — но я не могу сделать настоящий реверанс со связанными руками.
— Дай их сюда, — сказал Алекс и нахмурился, увидев узел. — Я же говорил тебе, что, пытаясь высвободиться, ты только затянешь его. Я не смогу его развязать.
— Это неудобно, — заявила Джинни. — если бы я могла развязать его сама, то уже давно бы это сделала.
— Не сомневаюсь, — сказал он, вытаскивая нож из чехла на поясе. — Госпожа Кортни, господа, чрезвычайно изобретательная мятежница. Ее нельзя недооценивать. — Ткань была разрезана. — Этого не должно было случиться, — тихо сказал он, поглаживая большим пальцем покрасневшую кожу на запястье.
Прикосновение, казалось бы, такое невинное, глубоко взволновало ее. Ласковые интонации голоса Алекса превратили ее в податливый воск, и на какое-то мгновение их пальцы переплелись. «Что скажут полковники Ричардс и Чемберс?» — рассеянно подумала Джинни, чувствуя, как предательский румянец заливает щеки.
Алекс понимающе улыбнулся ей, прекрасно зная, как действует на нее, и испытывая от этого удовольствие.
— Пошли, — сказал он. — Я провожу тебя в твою комнату. Условия, признаю, несколько примитивные, что завтра мы отправимся в Уайтхолл, и там ты будешь жить во дворце.
Джинни, просияв, захлопала в ладоши.
— Правда?
— Правда, — засмеялся он. — Я всегда держу слово, даже данное непримиримым мятежникам. Он провел ее в крошечную комнату, скорее кладовую.
— В этом здании больше нет женщин, — сказал Алекс, — но тебя никто не побеспокоит.
— Как ты можешь быть настолько уверенным? — спросила Джинни, удивленная столь резкой переменой отношения. В Гилфорде «в интересах ее безопасности» он запер ее на ночь и унес ключ.
— Потому что, цыпленок, первое право за мной, и все знают это.
— А, — сказала она, покусывая нижнюю губу. — Значит, мы больше не таимся? — Это объясняло его откровенность в присутствии полковников.
— Если ты не против, — сказал он, беря ее руку и поднося к губам. — После завтрашнего дня у меня не будет оснований держать тебя пленницей. Я должен буду или передать тебя Кромвелю с рекомендациями поместить в хорошую семью сторонников парламента, пока не закончится война, или же ты добровольно остаешься со мной. Ты последуешь за военным? — Зеленовато-карие глаза превратились в черные, так велико было его напряжение, когда он задал этот важный для него вопрос. Ничего другого он не мог предложить. Возможно, в будущем они смогут поговорить о браке, но не сейчас, когда нет уверенности ни в чем, даже в жизни.
— Как вон те? — спросила Джинни, указывая головой на окно.
— Нет! — воскликнул Алекс, отпустив руку и обхватив ее за плечи. — Я предлагаю другое, и ты знаешь это! Любовницей — да, шлюхой — никогда! — Он сильно встряхнул ее, как бы подкрепляя свое горячее заявление, и Джинни, которая просто хотела пошутить, поняла, что делать этого ей не следовало.
— Это была только шутка, — запротестовала она. — Конечно, я так не думаю.
— Иногда мне кажется, что я никогда не пойму тебя, — проворчал Алекс. — Для тебя, похоже, нет ничего святого. Ты не уважаешь чин, ты не можешь подчиниться приказам и относишься к церемониям без малейшего почтения или…
— Значит, из меня получится очень плохой солдат, ведь так? — с усмешкой прервала Джинни этот прискорбный перечень. — Ты уверен, что это хорошая идея?
— Нет, — сказал он, встряхивая ее. — Я уверен, что это величайшая ошибка в моей жизни, ведь мы всегда будем спорить, потому что ты никогда не будешь там, где должна быть, вечно будешь насмехаться надо мной на людях и отказываться делать так, как я сказал. — Его рука приподняла ее подбородок. — Но, клянусь Богом, я люблю тебя, Вирджиния Кортни. — Его рот ожесточенно обрушился на ее губы, ее язык рванулся навстречу агрессивному натиску его языка. Это был ее пылкий ответ на его признание. Невозможно было отрицать то, что между ними существовало. Все будет развиваться своим чередом, а они — плыть по течению. Алекс медленно и неохотно оторвался от нее.
— Милая, мне придется сейчас уйти. Нужно обсудить кое-что с офицерами. Но ты будешь ужинать с нами, через час.
— Только если ты пообещаешь не относиться ко мне как к провинившейся пленнице, — сказала Джинни. — Я не потерплю, чтобы ты в присущей тебе возмутительной манере отослал меня спать. Особенно теперь, когда я поеду с тобой добровольно.
Алекс коснулся кончика ее носа длинным пальцем.
— Вы будете хозяйкой за столом, госпожа Кортни, как у себя дома. — У двери он повернулся к ней. — Но я не хочу, чтобы ты бодрствовала допоздна. — Чертик в зеленовато-карих глазах весело заплясал. — Так что постарайся уйти вовремя, прежде чем я напомню тебе об этом. — Хмыкнув, он вышел из комнаты. Джинни покачала головой. Она не строила иллюзий, зная, что между ними сохранится равенство лишь до тех пор, пока она будет находиться в отряде Алекса Маршалла в качестве почетного или иного члена.
И тут ее осенило. Раз Алекс сейчас занят, ей не обязательно сидеть безвылазно в этом чулане и она может отправиться на поиски Джеда, чтобы узнать, не нуждается ли кто-нибудь в лечении.
Она нашла Джеда отдыхающим на каменной скамье у гостиницы, с трубкой в зубах. Он встретил Джинни с ее лекарской корзинкой ворчанием.
— Ежели у вас есть желание, госпожа, то кое-кто был бы рад увидеть вас, — сказал он, вставая. — Я покажу, где лагерь отряда. Но вам лучше не подходить к другим полкам. Наши-то солдаты вас не обидят, а вот о других я сказать не могу.
Следующие сорок пять минут Джинни провела, вскрывая фурункулы, вытаскивая длинную занозу, которая стала причиной воспаления на пальце капрала, раздавая лекарство от гнойников на ногах. Все эти болячки были незначительными, но она знала, какое неудобство они могут причинить, и то, что незначительные симптомы, оставленные без внимания, могут привести к такому страшному исходу, как заражение крови или гангрена. Даже образованные люди не видели этой связи, и она постаралась как можно доходчивее объяснить, пока обрабатывала раны, правда, не надеясь, что солдаты прислушаются к ее советам.
Вернувшись в гостиницу, она едва успела спрятать корзинку и привести в порядок волосы, как Дикон в уже обычной для него роли посыльного позвал ее ужинать. Атмосфера за столом была вполне приятной, и Джинни действительно восседала во главе стола как хозяйка, но, когда со стола убрали посуду и появились карты, Джинни тут же откланялась. Офицерская вечеринка — неподходящее место для женщины, любовница она полковника или нет. Лежа в постели, Джинни прислушивалась к шумному веселью внизу, гадая, придет ли к ней Алекс. Спустя какое-то время к низким мужским голосам присоединились голоса более высоких тонов, несомненно, женские. Приступы смеха сотрясали потолок, время от времени раздавался грохот перевернутого стула, из сада доносились голоса офицеров, вышедших справить естественную нужду.
Она уже почти заснула, решив, что ей не суждено увидеть Алекса этой ночью, когда голоса внизу зазвучали еще сильнее. От громогласного скандирования и ритмичного стука сапог внизу штукатурка на стене ее комнатушки начала осыпаться. Любопытство взяло верх над осторожностью, и Джинни, прихватив накидку, выскользнула на лестницу. Узкая и крутая деревянная лестница вела в отделанный камнем холл. На середине лестницы она остановилась. Дверь в гостиную была открыта, и Джинни все прекрасно видела. На длинном пустом обеденном столе стояла женщина, покачивая бедрами в такт скандированию и топанью, пьяно путаясь в застежках своей одежды. Подбадривающие крики сопровождали это раздевание, которое Джинни сочла несколько неэлегантным. Дикон с раскрасневшимся от бренди и возбуждения лицом не мог оторвать глаз от женщины, и, когда ее юбка упала к ногам, его рот приоткрылся от удивления. «Неужели он никогда не видел обнаженной женщины? — подумала Джинни. — Бедняжка, ему ведь, наверно, уже все двадцать! Не может быть, чтобы он все еще был девственником!» Ее глаза поискали и нашли Алекса в этой разгоряченной толпе. Он сидел слегка в стороне, небрежно закинув ногу на ногу, и наблюдал за происходящим, забавляясь.
Джинни сердито повернулась и поднялась к себе. Как оскорбительно, что он предпочитает подобный спектакль ее объятиям, и она непременно прямо скажет ему об этом при первом же удобном случае. Шум не стихал, он становился еще громче. Сдавленные женские смешки раздались под ее окном; она слышала голос Дикона, полуумоляющий, полутребовательный, потом звуки рвоты.
— Ну, давай же, парень, наклони голову, — внезапно заговорил Алекс. Голос его звучал четко и решительно в общей какофонии, но в нем одновременно слышались также смех и понимание. — Ты уже достаточно выпил на сегодня, и могу гарантировать, что завтрашнее утро тебя не порадует.
Дикон застонал, потом послышался еще один смешок; затем снова голос Алекса, на этот раз строгий, отсылающий хохотушку восвояси.
Джинни улыбнулась, прислушиваясь к уверенным шагам у своей двери. Она подкралась к двери и чуть-чуть приоткрыла ее. Алекс, с повисшим у него на плече Диконом, ударом ноги открывал дверь в комнату напротив. Он опустил неподвижное тело на кровать, на которой уже кто-то громко храпел, потом нагнулся, снял с Дикона сапоги и укрыл его покрывалом. Выйдя из комнаты, он покачал головой. Это был жест умудренного опытом человека, смирившегося с безудержными выходками молодых и наивных.
Джинни уже почти позвала его шепотом, но потом ей пришла в голову другая мысль, иона осталась на месте, наблюдая через щелку, куда направится Алекс. Он скрылся за дверью в конце коридора, и Джинни, покусывая ногти, с минуту гадала, есть ли у него соседи по комнате. Если да, то это должен быть один из полковников, поскольку субординация учитывалась даже в таких мелочах. В течение следующего получаса полковники Ричардс и Чемберс поднялись наверх по отдельности, и оба направились выше, на второй этаж. Наступила тишина, и никто так и не вошел в комнату Алекса Маршалла.
Джинни покинула свой закуток, очень аккуратно закрыв за собой дверь. Стояла мертвая тишина, пока она кралась к двери Алекса и поднимала засов. Словно мотылек, она порхнула от порога к кровати, где в темноте едва различалась неподвижная фигура. А в следующее мгновение мир, казалось, перевернулся, и она стала отчаянно бороться с удушьем. Нос и рот были плотно зажаты, вокруг шеи железным кольцом обвилась рука, и ее буквально расплющили на кровати, словно бабочку под стеклом.
— Боже правый! — воскликнул Алекс, когда его руки внезапно почувствовали знакомые очертания тела, которое сжимали. — Ах ты, дурочка, я же едва не убил тебя. Никогда, никогда не пытайся застать меня врасплох!
Прошло не больше двух-трех секунд, с тех пор как она подошла к постели, но Джинни никогда бы не хотелось пережить эти мгновения вновь. Алекс убрал подушку от ее лица, и, потрясенная, она уставилась на него. Совершенно голый, он навис над ней, а ее глаза в это время замерли на лезвии страшного тонкого ножа у ее горла.
— Почему ты не посмотрел, кто это, прежде чем нападать? — прохрипела она.
Алекс в молчаливом раздражении покачал головой и убрал нож под подушку.
— Цыпленок, я бы и гроша ломаного не дал за мои шансы выжить, если бы ждал, пока тот, кто крадется к моей постели среди ночи, представит себя. А тот, кто приходит с добрыми намерениями, не преминет громко сообщить об этом.
— Никогда из меня не получится хорошего солдата, — вздохнула Джинни. — Это даже не пришло мне в голову, и потом, я думала, что ты спишь.
— Я спал, пока ты не положила руку на защелку двери, — сказал он, бросаясь на постель рядом с ней. — Никогда больше не делай этого. Я реагирую автоматически и очень быстро. Ты была очень близка к тому, чтобы я перерезал тебе горло.
— По принципу «сначала действия, вопросы потом», — сказала Джинни, вздрогнув. — Должна сказать, что мне не нравится быть солдатом.
— Но ведь ты прокралась сюда не для того, чтобы быть солдатом, так, моя милая? — мягко спросил Алекс, переворачиваясь на бок и подпирая голову рукой. Зеленовато-карие глаза задумчиво рассматривали лицо на подушке. Остатки панического страха все еще таились в уголках ее глаз, в напряжении кожи на высоких скулах, в сжатых полных губах. Он овладел ее губами сначала мягко, упиваясь ими; потом его натиск стал настойчивее, когда он ощутил, как она тает под этим мягким, незаметно набирающим силу напором, почувствовал, как ее страх и напряжение уступают место дивному томлению медленно нараставшего желания.
Его рука обхватила твердый холм ее груди, большой палец слегка коснулся мягкой ткани вокруг напрягшегося соска. Джинни невольно выгнулась навстречу большому обнаженному телу, и он притянул ее еще ближе, так, что она со всей полнотой ощутила настоятельность его желания, жар и пульсирование его плоти. Она была как воск, мягка и податлива, готовая принять и лелеять его.
Алекс поднял подол ее ночной рубашки, одновременно проводя рукой по прекрасной линии ее ноги, до самого бедра. Его рука скользнула на ее живот, палец поиграл в выемке пупка, прежде чем он опустил голову и провел языком по мягкой чаше. Небольшая щетина, появившаяся к ночи, царапала ее нежную кожу, мускулы живота трепетали, руки ее погрузились в каштановые волосы, выделявшиеся на фоне ее белого живота, бедра приподнялись навстречу ему в чувственном приглашении. Одной рукой он развязал пояс на талии, поднял рубашку выше, а его губы покусывали постепенно обнажавшуюся кожу, потом надолго задержались на розовом бутоне груди.
Отбросив ночную рубашку в сторону, он притянул Джинни к себе, перекатившись так, что она оказалась поверх него, и их тела слились в единое целое. Джинни улыбнулась ему слегка растерянно, привыкая к этому новому для нее положению. Его губы изогнулись в улыбке, когда он провел пальцами по шелковистым волосам, перекинул их ей через плечи так, что они накрыли обоих благоухающим пологом. Крепкая рука воина коснулась нежного лица, притягивая пленительные губы к себе, и Джинни впервые открыла для себя радость посвящения в новые проявления любви, когда ее язык глубоко проник в его рот, наслаждаясь вкусом бренди, затем двинулся дальше, изучая и исследуя, не пропустив ни одного миллиметра рта и лица возлюбленного.
Потом ее язык скользнул в узкую раковину его уха, исследуя все изгибы и контуры, лаская… Она слышала, как его сердце забилось быстрее там, где о ее грудь терлись чуть шершавые завитки волос. Напряженные мускулы его бедер приподнялись вверх, мощные по сравнению с ее податливым телом, и слегка округлый живот женщины мягко вписался в вогнутость живота мужчины.
Руки Алекса поглаживали спину любимой. Двинувшись вниз, они слегка задержались на тонкой талии, потом продолжили путь к округлым бедрам и стройным ногам. Томное, обольстительное поглаживание привело Джинни в состояние волнующего смятения. Она заметалась, прижимаясь к его телу еще сильнее. Отвечая на ее призыв, Алекс развел ее бедра и медленным движением вошел в ее жаждущее лоно.
Джинни ахнула от наслаждения, двигаясь вместе с ним, когда он вонзался все глубже и глубже; ей хотелось, чтобы он проник до самых сокровенных ее уголков, хотелось поглотить его, слиться с ним воедино. И когда ее тело нашло собственный ритм, обнаружило средоточие высшего блаженства, она задвигалась еще быстрее, находя бесконечную радость в том, чтобы стать частью этого человека, чтобы он стал ее частью. Сейчас не было никаких мыслей, никакого ощущения себя самой, только безудержное возбуждение, когда он сжал ее бедра и рванулся вверх с криком восторга. Какое-то чудесное мгновение она балансировала на грани бездны, ощущая в себе пульсирование его плоти, а потом и сама погрузилась в нее в фонтане золотистых искр, потрясшем Джинни до самого основания.
Она лежала сверху, пока не унялся бешеный стук сердца, и снова вернулась в этот мир, ощутив солоноватый вкус кожи Алекса на губах, прижатых к ямочке на его шее, липкую влагу их переплетенных тел, когда огонь, охвативший их, отступил.
Его руки прижались к ее спине, и он мягко перекатил ее рядом с собой, не отрываясь, не желая разъединяться.
— Ты чудесна, — прошептал он, целуя ее веки, прежде чем упасть с усталым вздохом на подушки.
— Чудеснее, чем шлюхи, обнажающие себя на столе? — поинтересовалась Джинни. Даже усталость не могла помешать ей задать озорной вопрос.
— Ты все видела? — Алекс резко сел на постели.
— Ммм, — пробормотала Джинни, закрывая глаза, словно впадая в сон. — Я бы могла сделать это лучше.
Последовало молчание, и она рискнула взглянуть на Алекса из-под ресниц. Он задумчиво смотрел на нее.
— Не стану спорить с тобой на этот счет, — сказал он.
— Тогда зачем ты остался и наблюдал за всем этим? — сердито спросила она. — Кажется, тебе было страшно весело.
— Я вовсе не веселился, — запротестовал Алекс, снова ложась рядом с ней. — Я хотел лишь присмотреть за Диконом. Он молод и несколько неопытен, и хотя я полностью за то, чтобы он утратил свою невинность, но предпочел бы, чтобы при этом он не оказался обобранным.
— Я видела, как ты его укладывал, — мягко сказала Джинни. — Меня радует, что суровый и безжалостный командир так заботится о здоровье и благополучии своих подчиненных. — При этих словах ее веки смежились, легкая улыбка коснулась губ, она прижалась к нему и заснула.
Когда она проснулась, день был в разгаре, а она лежала одна в постели полковника. Джинни с наслаждением потянулась, спросив себя, отчего же ей дали так долго спать. Она даже не слышала сигнала горна и барабанной дроби. Сев в постели, Джинни оглядела комнату. Скудно обставлена, но на низком столике у окна стоял кувшин для умывания и миска, ее одежда была разложена на краю постели. По крайней мере, ей не придется покидать комнату полковника в одной ночной рубашке.
Джинни слегка удивилась тому, что чувствовала себя удивительно хорошо, нисколько не устав после такой беспокойной ночи, но не нужно долго гадать, чтобы найти объяснение столь отличному самочувствию, и, подумав о причине, Джинни слегка покраснела. Такое бессовестное распутство — и это дочь Джона Редферна! Но это, похоже, совершенно не беспокоило Алекса — как раз наоборот. С легким смешком Джинни соскользнула с постели, подняла руки навстречу новому дню, наслаждаясь ощущением теплого воздуха на обнаженной коже. Потом, налив воды в миску, тщательно обтерла тело губкой. Казалось, что купание в Ньюбери было так давно, и нужно побыстрее снова придумать нечто похожее. Кроме того, будет приятно надеть что-нибудь другое вместо амазонки. Может быть, ей удастся это, если они пробудут несколько дней в Лондоне.
Несмотря на самоуверенность в разговорах с Алексом, покидая его комнату, Джинни чувствовала себя слегка смущенной и испытала огромное облегчение, увидев, что коридор пуст. Подобрав юбки, она легко сбежала вниз по лестнице и направилась в заднюю часть гостиницы, где, как она предполагала, была кухня. Кухня означала завтрак, а Джинни зверски проголодалась.
Она без труда нашла комнату с закопченным деревянным потолком и, остановившись на пороге, с трудом подавила довольную улыбку. Мужчины, собравшиеся вокруг длинного выскобленного стола, явно пребывали не в самом лучшем здравии; бледные, с ввалившимися щеками, они сонно плюхались на свои места. Однако все они, без исключения, были младшими офицерами. Похоже, что ни один офицер старше чина лейтенанта не страдал.
— Доброе утро, господа, — радостно произнесла Джинни. — На мой взгляд, сегодня вы все похожи на людей, потерявших шиллинг, а нашедших грош. Наверно, мало спали прошлой ночью. — Тут она заметила Дикона, который выглядел так, будто наступили его последние минуты. — Голова болит, Дикон? — спросила она, и когда он, попытавшись кивнуть, застонал и сморщился от новых приступов боли, она отправилась наверх за своей лекарской корзинкой.
Вернувшись в кухню, она увидела там Алекса, майора Бонхэма, трех капитанов и полковников Ричардса и Чемберса. Все они неплохо выглядели; очевидно, лучше умели пить, чем молодежь, или же вели себя с большей осмотрительностью.
Джинни вежливо поздоровалась с ними, стараясь не задерживать взгляд на Алексе. Накапав немного жидкости из крошечного пузырька в одну чашку, в другой она растерла немного белого порошка с водой до состояния пасты, добавила все это в первую чашку, размешала и поставила перед Джоном.
— Что это? — простонал он, сморщив нос от малоприятного запаха.
— Убьет или вылечит, — весело ответила Джинни. — Если сумеешь это проглотить, тебе сразу станет лучше. Можешь считать большой удачей, что после вчерашнего распутства ты мучаешься только головой, а не сифилисом.
Алекс, откинув голову, громко захохотал, и после минутного замешательства к нему присоединились те, кто не маялся головой.
— У тебя и от этого есть лекарство?
— Если случай не очень запущенный, — серьезно ответила Джинни. — Впрыскивание алоэ и… — Ты смеешься надо мной! — обвинила она. — Это не смешно, и ты знал бы, если когда-либо…
— Это крайне деликатный предмет, — поспешно перебил ее Апекс, не желая сообщать пикантные подробности собравшимся. — Когда закончишь ухаживать за этими распутниками с головной болью, мы отправимся в Уайтхолл. Дикон, извини, но ты едешь с нами. — Показав, кто здесь командир, он вышел из кухни.
— Бедный Дикон, — сочувственно сказала Джинни. — Почему ты не спросил его, можно ли тебе остаться здесь?
Выражение ужаса появилось на бледном лице лейтенанта.
— И не поехать в Уайтхолл? — С отчаянной решимостью он взял чашку и опрокинул ее содержимое в рот под пристальными взглядами своих товарищей по несчастью. Джинни с беспокойством следила за ним: зеленоватый оттенок его лица стал еще ярче, а покрасневшие глаза заблестели. — Яд! — выдавил он, закрывая рот рукой.
— Подожди! — приказала Джинни. — Ты должен проглотить это.
Напряженная тишина наступила в комнате, пока все зачарованно следили за муками Дикона. Спустя две-три минуты его лицо поразительно прояснилось.
— Думаю, меня все-таки не стошнит.
— Хорошо, — сказала Джинни довольно. — Тогда тебе почти сразу станет лучше. Хотя ты этого и не заслуживаешь, — строго добавила она.
— Не ругайте его больше, госпожа Кортни, — попросил полковник Ричардс, слегка улыбнувшись. — Думаю, он и так уже наказан, не правда ли?
— Пожалуй. — Джинни улыбнулась в ответ и занялась неотложным делом — поиском своего завтрака.
Спустя полчаса они уже были в пути — полковник Маршалл, лейтенант Молфри, капитан Болдуин, Джед и подопечная парламента.
Джинни не могла совладать с волнением, хотя и твердила себе, что роялист не должен радоваться возможности посетить Лондон, когда его монарх остается пленником замка Кэрисбрук. Она смотрела вперед, стараясь различить первые признаки Лондонского моста, и радовалась, что впервые с начала своей одиссеи может по-настоящему расслабиться. Между ней и Алексом установился мир, и пока ничто не могло служить яблоком раздора. В центре парламентской власти кавалер ничего не мог сделать, чтобы помочь делу короля. Сейчас она не нарушала никакого прямого распоряжения и не намеревалась делать этого. В такой солнечный летний день не было ни одной причины, которая могла бы нарушить гармонию между любовниками; изначально присущая им вражда исчезла в урагане чувств.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Возлюбленный враг - Фэйзер Джейн



Очень понравилось!!!!!!!
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнАлена геолог
14.05.2013, 21.38





Как будто и не Фэйзер писала. Отвратительно.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнВеди
17.06.2013, 7.50





Просто супер, очень захватывающий роман, читаю не в первый раз и буду еще перечитывать.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнАлена
10.11.2013, 16.49





Лишний раз я убеждаюсь, что рейтинг ничто. Всякая, простите, хрень нечитаемая в списке лидеров, а нормальные романы в самом хвосте. Роман отличный. На твердую 4 или даже с плюсом. О чем роман...Алекс Маршал с отрядом является, дабы исполнить волю Парламента и конфисковать земли и имущество Джона Редферна. В поместье оказывается лишь приятного вида барышня, да при этом еще и круглая сирота. Муженек ее недавно откинул свои хилые копытца. Как человек благородный и верный долгу, полковник берет ее под свою опеку. На свою же беду. Барышня - сущий дьявол в юбке, неугомонная и взбалмошная, и также преданная долгу как и он...только воюет на др. стороне. Героиня конечно настоящий говноулавливатель по жизни, и на свою пятую точку постоянно ищет приключений, но не дура. Попадает она в передряги отнюдь не из-за прискорбного состояния интеллекта, что, увы, отличает почти всех дам в ЛР, а из-за собственных понятий о чести, совести и сострадании. А уж как умеет любить! Герой тоже понравился. Долг долгом, но простые жизненные принципы никто не отменял. Даже на войне он сохранил человеческое лицо и способность сочувствовать. Так что, кому по вкусу грубые мужланы, силой вызывающие бурю страсти у истеричных девственниц, вам мимо. Его любовь осязаема, хочется верить, что мужчины способны любить нас именно так. Настоящий защитник. Местами есть где улыбнуться, где и взгрустнуть. Конец хороший, без соплей, и даже вполне жизненный.Конечно, на вкус и цвет, но мне понравился роман. Правда, на мой личный вкус секса многовато, хотя все мило и в тему.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнМэри Поппинс
17.12.2013, 19.53





Мне тоже очень понравился. Очень приятные герои даже пустила слезу когда Джинни увидела в лодке Алекса. Всем читать. 10/10
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнЛидия
28.12.2013, 2.14





Помню, читала. Думаю, не перечитать ли.Хороший такой, в меру серьезный и с героями порядок. Дама - живчик, себя в обиду не даст, кавалер тоже ей подстать - хитрый лис. Муж жалкое чмо, на месте героини бросила бы его помирать. Впрочем, финал компенсировал это упущение.
Возлюбленный враг - Фэйзер Джейннанэль
29.12.2013, 2.31





Начало затянуто потом лучше. Хороший роман но у фейзер есть и интереснее, тот же поцелуй вдовы и джудит.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнTorry
6.01.2014, 2.29





довольно таки интересный и красивый роман.Любовь и война.я поставила 9 баллов.
Возлюбленный враг - Фэйзер Джейнчитатель)
9.04.2014, 21.42





Роман просто замечательный,не раз его перечитывала, для любовного романа это редкость.Очень добросовестная историческая составляющая,что опять-таки нечасто встречается в любовных романах.Сильные главные герои,любовь,в которую веришь - и такой низкий рейтинг,так мало отзывов?!Да,роман объёмный,не на один вечерок,но его очень и очень стоит прочесть!Рекомендую всем,кто любит историю,и кому приелись истории о золушках и греках(итальянцах,испанцах)- миллионерах.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнМарина*
8.06.2014, 14.25





Роман замечателен тем, что описывается много быта, лично мне это интересно. Правда, есть вопросы определенные (не знаю, насколько распространена была в это время кукурузная каша), но в остальном неплохо.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнTerra
2.08.2014, 11.44





самый неудачный роман автора. только на 3. Грязь, боль, лишения и унижения.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнАся
31.10.2014, 15.43





очень средненько. сюжетная линия вроде ничего, но многое явно не соответствует эпохе: предметы обихода, костюмы, этические нормы общества, законы...все мешает ощущению времени. неопрадано затянуто. совсем не шедевр, к сожалению.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнИрина
23.04.2015, 6.27





Хороший роман о непростом времени.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнЮрьевна
7.02.2016, 15.09





И этот роман хорош. Читала давно, запомнился своей чувственностью, захотелось еще раз прочесть.Советую, очень даже удачный роман.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнКнигоманка.
27.09.2016, 12.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100