Читать онлайн Тень твоего поцелуя, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тень твоего поцелуя - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.9 (Голосов: 51)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тень твоего поцелуя - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тень твоего поцелуя - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Тень твоего поцелуя

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

– Надеюсь, Луиза, эта кобылка тебе понравится.
Лайонел с некоторой гордостью оглядывал свое приобретение: милое, грациозное, смирное животное, идеально подходящее для дамы.
– О, она прекрасна! – просияла Луиза. – Не знаю, как и благодарить вас, дон Аштон.
– Буду очень рад, если тебе придутся по вкусу поездки и ты не станешь донимать меня требованиями представить тебя ко двору, – сухо заметил он.
Луиза покраснела.
– Я не хотела донимать вас, сэр. Знаю, насколько вы заняты государственными делами. И все же нашли время купить мне чудесную лошадь. Я и вправду очень благодарна.
Она улыбнулась ему, и Лайонел даже растерялся немного. Луиза уже не была той маленькой девочкой, какой он неизменно представлял ее.
Он поспешно тряхнул головой, чтобы избавиться от чар ее улыбки, которым не было места между опекуном и воспитанницей.
– Это Малколм, твой конюх, – продолжал он, показывая на коренастого мужчину средних лет, державшего лошадку под уздцы.
Малколм почтительно коснулся лба.
– Миледи, – пробурчал он. Но Луиза уже обратила на него всю силу своей улыбки, скрывая, однако, некоторое разочарование. Похоже, Малколм не из тех, которыми можно вертеть в свое удовольствие. Он не обычный конюх. Было что-то в его осанке, наблюдательном прищуре глаз и грозной на вид абордажной сабле, заткнутой за пояс, предполагавшее, что он скорее телохранитель, чем конюх.
– Уверена, что мы поладим, Малколм, – жизнерадостно заявила она.
– Да, миледи.
– А как ты назовешь кобылку? – справился Лайонел.
– Крима, – не задумываясь, выпалила она. – Подходит, верно? Никогда не видела такой необычной масти… настоящий сливочный цвет.
Лайонел согласно кивнул.
– Я приобрел тебе небольшую барку, правда, без каюты. Ей могут управлять всего два гребца, так что не стоит ожидать ничего особенно роскошного, но суденышко вполне подходит для коротких путешествий по реке в хорошую погоду. Завтра ее поставят у причала.
– Вы очень добры, сэр.
Лайонел насмешливо вскинул брови.
– Но ты все же предпочла бы оказаться при дворе?
– Я не стану больше досаждать вам, дон Аштон, – скромно пробормотала она. Лайонел, ни в малейшей степени не одураченный, только рассмеялся.
– Что же, мне пора. Я должен оставить тебя. Желаю приятной поездки на Криме.
Луиза обошла кобылку, внимательно изучая ее.
– Она прелестна, как по-твоему, Малколм?
– Да, миледи. И очень смирная.
– Но резвая? – осведомилась Луиза, задумчиво глядя на лошадь.
– Хорошо вышколена.
– Я люблю горячих коней, – объявила она, потрепав Криму по холке.
– Неужели, миледи? – равнодушно пробормотал Малколм.
Луиза украдкой бросила на него оценивающий взгляд.
– А дон Аштон давал тебе приказы относительно того, как и… куда мы можем ездить?
Конюх качнул головой.
– Это как уж вы захотите, миледи. Мое дело – охранять вас.
– Ясно, – хмыкнула Луиза, продолжая осмотр. – В таком случае неплохо бы поехать к Уайтхоллу. Там есть парк?
– Да, миледи, маленький.
– Тогда я немедленно переоденусь. Минут десять, не больше.
Она поспешила к дому. Малколм тихо присвистнул. По своему опыту он знал, что десять минут легко могут растянуться на полчаса. Он велел конюху оседлать кобылу, а сам отправился за собственным конем.
Прошло около часа, прежде чем Луиза появилась вновь в сопровождении Бернардины. Она отвергла три платья и остановилась на последнем костюме, решив, что испанский туалет из темно-синего бархата с бирюзовыми застежками лучше всего идет к ее глазам. Под стоячим воротником накидки бирюзового шелка был небольшой плоеный воротник из кружев, охвативший горло. Особенно Луиза была довольна мантильей из травчатого шелка, прикрепленной к темным, закрученным вокруг ушей косам и изящными складками спадавшей по спине. Мантильей можно, как вуалью, прикрыться от пыли… или слишком жадного взора. Весьма полезный предмет, как хорошо знают благоразумные испанки.
Как обидно будет, если ей не удастся встретить сегодня Робина из Бокера! Тогда он видел перед собой чумазую, растрепанную девчонку, но сегодня все будет по-другому! Однако если сегодня ничего не выйдет… на этот случай у нее есть другой план!
Она задумчиво оглядела поджидавшего Малколма. Удастся ли отвлечь его на несколько минут? Пока сказать трудно, но сегодняшняя поездка покажет.
– Бернардина, это Малколм. Он будет присматривать за мной во время прогулок, – объяснила Луиза, когда они подошли ближе. – А ты, Малколм, должен пообещать донье Бернардине, что позаботишься обо мне. Если дон Аштон считает, что это вполне прилично, значит, так тому и быть. – Последние слова были адресованы дуэнье и произнесены самым категоричным тоном. – Надеюсь, ты не станешь оспаривать распоряжений дона Аштона, Бернардина?
Луиза погладила бархатную морду кобылы, и та тихо заржала.
– Нет, нет… конечно, нет, – с тяжелым вздохом ответила Бернардина. – Но мне следовало бы ехать с тобой, девочка. Это моя обязанность. Твоя дорогая матушка не пожелала бы, чтобы ты ездила в сопровождении одного конюха.
– Но, Бернардина, ты терпеть не можешь лошадей, – возразила Луиза, кладя руку на плечо дуэньи. – Это Англия. Здесь свои обычаи.
Она так мило упрашивала, так лучезарно улыбалась, что Бернардина сдалась, не преминув пронзить Малколма суровым взором.
– Это донья Луиза де лос Велес из дома Мендоса, – объявила она. – Отпрыск одного из знатнейших родов Испании. Надеюсь, ты это понимаешь.
– Да, мадам, – кивнул Малколм, отвечая столь же хладнокровным взглядом. – Дон Аштон достаточно ясно все объяснил. И я обязан выполнять его приказы. Бернардина поджала губы.
– Ты не должен оставлять се ни на секунду. И постоянно держать руку на узде ее кобылы… это тебе ясно?
– Нет, Бернардина! Ни за что! – вмешалась Луиза. – В этом нет ни малейшей нужды! Я хорошая наездница, и ты это знаешь. Мой отец сам учил меня.
Последнее утверждение предназначалось для того, чтобы заткнуть рог дуэнье, горячо чтившей память отца Луизы.
– Мадам, не стоит беспокоиться о безопасности миледи, – заверил Малколм, воспользовавшись минутной тишиной. – Даю слово, что не выпущу ее из виду. – И, повернувшись к Луизе, попросил: – Давайте я помогу вам сесть в седло, миледи.
Встав на колени, он протянул ей сложенные чашечкой ладони.
Луиза умудрилась довольно ловко вскочить в седло, несмотря на одежду, мешавшую двигаться. Устроившись в седле, она расправила юбки и взяла поводья. Настроение с каждой минутой улучшалось, ощущение свободы уже владело девушкой, озиравшей мир с высоты рвущейся вперед лошадки.
– О, мы поедем галопом, – пообещала Луиза, наклоняясь, чтобы погладить холку Кримы. – Вот увидишь!
– О нет, нет, это невозможно! – воскликнула Бернардина, вновь вспомнившая о своем долге. – Матерь Божья, это опасно! И так неприлично!
– Ничего подобного, Бернардина! – рассмеялась Луиза. – Правда, Малколм?
– Зависит от того, как вы держитесь в седле, миледи, – проворчал конюх. – Подождем и увидим, верно?
Луиза не стала возражать. По всему видно, что Бернардина немного успокоена крепким сложением конюха, спокойной манерой разговора. Сама же она полностью намеревалась доказать свое искусство.
– Значит, едем! – предложила она. – Дражайшая Бернардина, ни к чему принимать столь трагический вид! Ничего не случится, и не успеешь оглянуться, как мы вернемся. А если пожелаешь, я тоже стану отдыхать в жару.
Как она и ожидала, Бернардина ответила умиротворенной, хоть и немного .обеспокоенной улыбкой.
Они выехали со двора, проскакали по подъездной аллее и скоро очутились за воротами.
– Поедем тем путем, миледи, – предложил Малколм, показывая на дорожку. – Нам могут встретиться другие всадники, так что постарайтесь держать кобылку в узде.
Несмотря на небрежный тон, Малколм не спускал с нее глаз. Луиза кивнула, покрепче натянула поводья и сосредоточенно нахмурилась. Она часто объезжала фамильные поместья под Севильей, но никогда не скакала по узким, запруженным пешеходами, всадниками, лающими собаками, шнырявшими под ногами коней маленькими оборванцами. В ушах звучали назойливые вопли уличных торговцев. В ноздри лезла невыносимая вонь разлагавшихся на полуденной жаре отбросов.
Крима, однако, вела себя спокойно и осторожно пробиралась вперед, следуя за мышастым мерином Малколма. Сделав несколько поворотов, дорожка привела к более широкой улице, идущей параллельно реке и такой же оживленной, как и дорожка, но зато здесь было больше места для маневра, и Луиза наконец смогла в полной мере насладиться свободой и впервые со времени прибытия в Англию ощутила нечто вроде волнения. Она давно уже поняла, что роскошный дом дона Аштона стал для нее чем-то вроде такой же тюрьмы, что и их поместье близ Севильи, и разница только в окружающих пейзажах.
Она вдыхала запахи, морщилась от шума, упиваясь каждой красочной картиной. Ее мозг жадно впитывал все впечатления.
Когда дорога расширилась, Малколм поехал рядом, и хотя все время молчал, Луиза видела, что он постоянно наблюдает за ней. Немного погодя, она прямо спросила:
– Мой опекун нанял тебя в конюхи или телохранители?
– В зависимости от ситуации, миледи. И того и другого понемногу… как обстоятельства сложатся.
Интересно, она в самом деле увидела легкую улыбку, маячившую в уголке его жестких губ, или ей все показалось? Она решила, что все-таки видела.
– Но разве тебя касается, куда я еду и с кем говорю, пока мне не грозит никакая опасность?
Малколм продолжал смотреть куда-то вперед.
– А уж об этом мне судить, миледи.
– Вот как… – Луиза немного подумала. – И ты обязан докладывать моему опекуну о каждой поездке?
Малколм не повернул головы.
– И об этом мне судить, миледи, – упрямо повторил он.
– Это не слишком вежливо, Малколм, – заметила Луиза. Он искоса глянул на нее, и Луиза поняла, что была права насчет улыбки.
– У вас уже есть дуэнья. Похоже, еще в одной вы не нуждаетесь.
– Обещаю не сделать ничего, что поставило бы тебя в сложное положение, тем более что ты не считаешь себя обязанным служить второй дуэньей.
– По мне и это хорошо, миледи, – кивнул Малколм и снова уставился в пространство.
Они ехали в дружелюбном молчании, пока не добрались до маленького парка, который начинался от реки и окружал дворец Уайтхолл с трех сторон. Луиза удивилась, обнаружив, что парк открыт для посещений. Величественные королевские дворцы в Испании стояли за оградой, а у ворот дежурила стража. Здесь же среди цветочных клумб по усыпанным гравием тропинкам в тени деревьев гуляли простые лондонцы и ярко одетые придворные. Впрочем, одни игнорировали других, словно жили в совершенно разных мирах. Вероятно, так оно и было.
Но Луиза обращала внимание только на придворных. И исключительно на мужчин.
– Я бы хотела проехать к реке, – бросила она.
– Как угодно, миледи.
Малколм направил коня по тропинке, вьющейся среди деревьев. Им навстречу попалась компания мужчин, о чем-то тихо говоривших между собой. Заметив всадников, они расступились, и Луиза решила воспользоваться представившейся возможностью. Украдкой глянув на Малколма, она натянула поводья. Малколм придержал коня и двинулся вперед медленным шагом.
– Милорды? – с улыбкой начала она.
Придворные мгновенно остановились.
– Мадам? – вопросительно отозвался один, и все одно временно поклонились.
– Я хотела бы узнать, знакомы вы с неким лордом Робином из Бокера?
– Разумеется, мадам. – Говоривший выступил вперед. – Лорд Робин известен всем нам.
– В таком случае не могу ли я попросить вас передать ему это?
Луиза вынула из кармана платья кусок пергамента, сложенный и запечатанный воском, и протянула незнакомцу Тот выступил вперед и взял пергамент.
– С большим удовольствием, мадам. А что ему сказать? От кого это послание?
Его взгляд казался одновременно любопытствующим и хищным, и Луиза, молниеносным движением, в котором отразилась вся надменность рода Мендоса, накинула на лицо мантилью.
– Он поймет, когда вы отдадите письмо, сэр, – ледяным тоном пояснила она.
Придворный снова поклонился и, иронически усмехаясь, отступил.
– Ну и ну, – пробормотал он, похлопывая пергаментом по ладони и глядя вслед даме. – Что это Робин затевает? Он никогда не гонялся за юбками, да еще за испанскими. Интересно, откуда она?
– Никогда не видел раньше! – воскликнул один из его спутников. – Такое личико не скоро забудешь! Робин просто обязан все нам рассказать.
Дружно, смеясь, компания направилась ко дворцу.
– Ну что, миледи, хотите повернуть обратно? – поинтересовался Малколм. – Думаю, ваши дела здесь закончены?
– Но я еще не скакала галопом! – возразила она, отбрасывая мантилью. – Я обещала себе и Криме, что пущу ее в талон!
– Вдоль берега тянется большой луг, – смиренно кивнул он.
– Веди меня, Малколм! – потребовала Луиза.
Пиппа стояла у окна спальни, глядя на сад, томившийся под полуденным зноем. Лоб женщины покрывала пленка пота. К горлу подступала слабая, но неотвязная тошнота.
Пиппа принялась гладить шею большим и указательным пальцами. Похоже, она беременна. Правда, задержка у нее всего на неделю, но раньше месячные неизменно приходили вовремя. Груди набухли и стали чересчур чувствительными, как всегда перед началом кровотечения, но она всем своим существом ощущала, что понесла. Одна из тех ночей, когда Стюарт приходил к ней тайком, дала плоды.
Он, разумеется, будет доволен.
Пиппа оглянулась на постель с резными позолоченными столбиками и богато вышитыми занавесями. С самой их ссоры после турнира он ни разу не пришел в спальню. Она проводила одинокие целомудренные ночи и просыпалась такой же одинокой и нетронутой.
Вошедшая с охапкой чистого белья Марта бросила на хозяйку проницательный взгляд.
– Что-то не так, мадам?
– Нет, – покачала головой Пиппа, отходя от окна. – Все в порядке.
Марта поджала губы и скептически промолчала. Она знала куда больше о состоянии здоровья леди Нилсон, чем подозревала последняя.
Послышался стук, и Марта, положив ношу на постель, открыла дверь.
– Это лорд Робин, мадам, – возвестила она, отходя в сторону.
– Спасибо, Марта. Можешь идти, – велела Пиппа.
Камеристка, присев, удалилась. Робин повернул ключ в скважине.
– Ты написала леди Елизавете?
– Да, вот письмо.
Она подошла к окованному железом сундучку, стоящему на пристенном столике, и открыла его висевшим на поясе ключиком.
– Когда ты едешь?
– Сегодня вечером. В Бакингемшире у меня несколько остановок. Я везу депеши лорду Расселу, стойкому стороннику Елизаветы, а также Уильяму Тейму в Рикоте. Он не так предан Елизавете, но я надеюсь кое в чем его убедить. Думаю пробыть в отлучке не больше недели, – сообщил Робин, сунув письмо во внутренний карман камзола.
– Выпьешь вина?
Пиппа подняла графин, неизменно ожидавший Стюарта на маленьком столике. Робин кивнул. Сестра налила бургундского в две оловянные чаши, протянула ему одну и тоже пригубила вина. Во рту появился металлический вкус, и Пиппа, поморщившись, отставила чашу.
– Ты что-нибудь узнал?
– Ничего, – коротко бросил он. – Стюарт постоянно окружен своими испанскими друзьями. Я так и не смог застать его одного. Я постарался навести справки, не поднимая лишнего шума, но никто не знает ни о какой любовнице. – Робин пожал плечами. – Не знаю, что и сказать, дорогая.
– Я тоже, – уныло вздохнула Пиппа. – Я и вижусь с ним только на людях. Он больше не спит здесь… с самой нашей ссоры.
– Может, просто сердится. Со временем он остынет, – предположил Робин, хорошо сознавая, насколько неубедительны его объяснения.
Пиппа, коротко, горько засмеявшись, тряхнула головой.
– Сомневаюсь, Робин.
Она снова взяла графин и наполнила его чашу.
– Лучше скажи, ты увидишься с леди Елизаветой?
– Не в этот раз. Не хочу привлекать к себе ненужного внимания, – поспешно ответил Робин, радуясь перемене темы. – Просто выступаю в роли курьера и поговорю с Перри о том, как лучше организовать постоянную переписку. Кстати, ты слышала, что Томас Перри поселился в гостинице «Бык», рядом с Вудстоком?
– Знаю только, что совет постановил убрать его подальше от Елизаветы, – пробормотала Пиппа, пытаясь сосредоточиться на предмете, который всего несколько дней назад полностью захватил бы ее. – Но эта деревня находится почти на землях дворца. Каким образом это может разлучить его с Елизаветой?
– В том-то и дело, что никаким, – хмыкнул Робин. Совет посчитал, что Бединфилд согласится стать не только тюремщиком, но и управителем Елизаветы, но он за все сокровища мира не согласился бы заняться ее хозяйством. Поэтому и пришлось оставить Томаса на месте. Но из дворца Бединфилд его все-таки вышвырнул, что, естественно, на руку Томасу: теперь он может спокойно строить заговоры в пользу Елизаветы, не опасаясь зоркого ока Бединфилда.
Пиппа села на постель. В повеселевших глазах наконец загорелся интерес.
– Бедняга Бединфилд! Он человек неплохой, только не создан быть надзирателем, и, разумеется, куда ему тягаться с Елизаветой или Томасом!
– Тут ты права! – оглушительно расхохотался Робин. – Так что теперь, пока он во дворце следит за Елизаветой, Томас ведет собственные игры в городе, а если он попробует заняться Томасом, Елизавета возьмет дело в свои руки.
– А ты повидаешься с Томасом, который сумеет передать послания во дворец, – заключила Пиппа.
– Совершенно верно.
– Как бы я хотела повидаться с ней! – вздохнула Пиппа. – Мне так не хватает наших бесед!
– О чем именно? – мгновенно вскинулся Робин, метнув на нее проницательный взгляд…
– В общем, ни о чем. Просто я скучаю по ней.
– М-да… меня всегда удивляло, как хорошо вы ладите. Что между вами общего? Леди Елизавета так умна и образованна, а ты…
– Нисколько, – докончила Пиппа, прежде чем он успел выразить свое недвусмысленное о ней мнение. – Но ведь я вовсе не глупа! Совершенно не обязательно прочесть кучу книг, чтобы считаться занимательным собеседником! Взгляни хоть на себя!
– Тушё, – ухмыльнулся Робин, довольный, что удалось разговорить сестру. Теперь она, казалось, пришла в себя, да и он немного успокоился на ее счет.
– Мне пора, – сказал он, наклонившись, чтобы ее поцеловать. – Через неделю вернусь.
– Господь да пребудет с тобой.
Пиппа поднялась и проводила его до двери.
– Не расстраивайся насчет Стюарта. Все пройдет, все беды забудутся, и он снова станет прежним.
– Будем надеяться, – улыбнулась Пиппа и махнула на прощание рукой.
Перед тем как завернуть за угол коридора, Робин оглянулся. Пиппа по-прежнему стояла в дверях, и он заметил, что улыбка исчезла, а вместе с ней и его недолгое чувство облегчения.
Ступая тяжелее обычного и угрюмо хмурясь, он продолжал путь. Так велика была тяжесть на сердце, что он едва не столкнулся с идущим навстречу мужчиной.
– Прошу прощения! – рассеянно пробормотал Робин, поднимая голову.
– Грезишь о прекрасной деве, Робин? – поддел лорд Кимболтен.
– Да нет, не совсем, Питер, – с деланной беспечностью отозвался Робин.
– А вот это просто удивительно, тем более что прекрасная дева мечтает о тебе, – многозначительно ухмыльнулся Питер.
– И что это, спрашивается, означает? – насторожился Робин. Питер Кимболтен был известен страстью к розыгрышам и грубым шуточкам.
– Только то, что самая прелестная особа из всех, каких мне довелось видеть, посылает тебе любовную записку, – объявил Робин, вынимая из нагрудного кармана письмо и помахивая им в воздухе.
– О чем, во имя дьявола, ты толкуешь, Питер?
– Исключительно о том, что когда я прогуливался с друзьями в парке, ко мне обратилась барышня на великолепной кобыле. Оказалось, она требует, чтобы я сыграл роль посланника любви. – Он понюхал письмо и картинно сморщил нос. – Странно, но духами не пахнет.
– У меня нет времени на глупые выходки, – нетерпеливо бросил Робин и хотел было идти дальше, но Питер схватил его за руку.
– Сознаюсь, я чуточку преувеличил, но в основном сказал чистую правду. Прекрасная всадница дала мне записку для тебя. Слово чести.
– Кто она такая?
– Сам хотел бы знать. И даже спросил ее, но она ответила, что тебе все станет ясно, как только распечатаешь послание… однако готов побиться об заклад, что она испанка, – пояснил Питер, так и пожиравший приятеля глазами. Внезапный румянец и потупленный взор подсказали Кимболтену, что дело нечисто. – Тайная любовница, Робин, вот как? Ну ты и темная лошадка…
– Вздор! – прошипел Робин, почти вырвав письмо. – И буду крайне благодарен, Питер, если не станешь распространять слухи.
– Можно подумать, меня кто-то когда-то считал сплетником, – обиделся тот, прижимая руку к груди. – Ты ранишь меня в самое сердце, Робин, клянусь!
– Ты, друг мой, просто болван! – хмыкнул Робин, пользуясь преимуществами давней дружбы. – И к тому же обладаешь на редкость болтливым языком, уж кому это знать, как не мне!
Он сунул письмо в карман, где уже лежало послание Пиппы, и пошел своей дорогой, оставив ухмыляющегося приятеля обдумывать, как лучше распространить эту забавную сплетню среди придворных.
Только дойдя до розария и оказавшись в относительном одиночестве, Робин уселся на каменную скамью под деревянной решеткой, увитой розами, и сломал печать.
«Если лорд Робин из Бокера заинтересован в продолжении знакомства с некой леди, чье искусство гребли оставляет, увы, желать лучшего, да будет ему известно, что она любит прогулки под луной в саду своего дома каждый день в одиннадцать часов».
Робин откинул голову и весело рассмеялся. Плутовка! Даже Пиппа, несмотря на все свои безумные проделки и бесстыдный флирт, не осмелилась бы на такую дерзость! Но поскольку он не сможет явиться на свидание до своего возвращения из Вудстока, донье Луизе придется набраться терпения и на неделю отложить романтическое свидание.
Робин сложил письмо и спрятал в карман. Значит, теперь у нее есть лошадь! Должно быть, терзала Аштона, пока тот не согласился дать ей определенную свободу. Что подумал бы этот молчаливый, наблюдательный, необщительный джентльмен о своей знатной, воспитанной в уединении и строгости подопечной, занимающейся тайным флиртом с придворным-англичанином?
Робин вдруг перестал улыбаться. Интересно, какую все-таки роль сыграл Лайонел Аштон в заговорах и хитрых планах, включавших не только испанский, но и английский двор? Он всегда ухитрялся оставаться в стороне. Не принимал видимого участия в бурной деятельности обеих сторон. Крайне редко присутствовал на официальных собраниях двора, хотя явно входил в ближайшее окружение Филиппа. Но все остальное, касающееся его, оставалось секретом. Робин отчего-то вспомнил, что едва ли слышал из его уст более двух слов подряд.
Однако Пиппа проявляет к нему некий интерес. Впрочем, Пиппу вечно интересует все и вся: это одна из самых ее очаровательных черт… по крайней мере была. Сейчас она так редко оживляется и, похоже, целиком поглощена своими супружескими невзгодами.
Грустно качая головой, Робин ушел из розария. От Лайонела Аштона мысли его перешли к Стюарту и его заискиванию перед испанцами. Подумать только, Стюарт! Человек, который месяцами вел с испанцами переговоры на равных! Его привилегированное положение одного из советников Марии было неоспоримым. Он знал испанский. Пил с придворными Филиппа. Спорил и торговался до хрипоты. А теперь?
Когда все это изменилось?
Робин неожиданно как вкопанный остановился посреди дорожки. Перед глазами возникла странная картина. Лайонел Аштон беседует со Стюартом. И не один раз.
Он усиленно старался вспомнить, как все было. Обычно эти двое стояли в нескольких шагах друг от друга. И Аштон, как всегда, с рассеянным видом, глядя в никуда, ронял слова в пустоту. Словно не видел Стюарта. Тот же, однако, почтительно прислушивался, буквально излучая неловкость и замешательство.
Собственно говоря, не только неловкость! Он казался смущенным и жалким, выслушивая упреки вышестоящей особы. Но таким он был только с Аштоном. Перед испанцами же едва ли не ползал на коленях, из кожи вон лез, чтобы исполнить любые их желания, а вот перед Аштоном… буквально трепетал.
Имеет ли тот какое-то отношение к столь поразительным переменам в характере Стюарта? Может, он действительно так высоко взлетел? Получил неписаное право распоряжаться окружающими?
Робин понимал, что мыслит сейчас как шпион, но поскольку занимался этим вот уже пять лет, вряд ли стоит так уж удивляться.
Неплохо бы побольше разузнать об Аштоне. И разве сыщешь более подходящее место, чем залитый лунным светом сад, по которому так любит гулять его воспитанница?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Тень твоего поцелуя - Фэйзер Джейн



это продолжение поцелуй вдовы... посмотрим...
Тень твоего поцелуя - Фэйзер Джейнтатьяна
22.01.2013, 21.49





сюжет книги захватывающий, но немного скучноват.
Тень твоего поцелуя - Фэйзер Джейнлена
22.12.2013, 3.31





Неплохой роман, достаточно интересный и в меру волнующий, полностью в духе автора: запретная любовь, роковая страсть, тёмные тайны, коварные интриги, смертельная опасность, жестокое преступление; в общем, подходящий набор для своеобразного сюжета, который отличается некоторой изощрённостью и чуть-чуть порочностью. ГГ-ои понравились, без излишних истерик и соплей, Луиза просто молодец! так восхитительно обвела вокруг пальца Робина и сумела его заполучить, а Лайонел под конец оказался просто рыцарем в сияющих доспехах, без страха и упрёка! Неожиданное благородство и достоинство, поразительная преданность в финале, блеск! (P.S. Особенно понравились главы про побег из Англии, потрясающий авантюризм).
Тень твоего поцелуя - Фэйзер ДжейнА.А.С.
21.04.2014, 18.19





Ужасно,когда в своих комментариях кому-то нравится рассказывать все о героях романа. Ведь надо только поделиться своими впечатлениями. По-поему это просто!Возвращаюсь к роману-впечатляет! Это третья книга после ;Поцелуй вдовы; и ;Ключ к счастью; Советую почитать!!!!!!!!
Тень твоего поцелуя - Фэйзер ДжейнМарта
8.06.2014, 12.56





Читаем с первой книги! Ну ОЧЕНЬ интересная серия! надо найти подоьбную....
Тень твоего поцелуя - Фэйзер ДжейнОльга
9.06.2014, 11.52





Прочла всю трилогию. Читается с неослабеваемым интересом. Но наиболее захватывающий - третий Попутно захотелось еще больше узнать о Королеве Марии Тюдор. Здесь тоже поджидали сюрпризы. Одни статьи рисуют ее такой, какой она предстает в романе. А вот другие - что Кровавая Мэри вовсе не была кровавой. Кстати, попутно и об известном коктейле много чего узнала. В общем, люблю любовные романы, которые побуждают обратиться к серьезным историческим книгам. И еще, главные герои этой трилогии весьма привлекательны. Читайте! Но по-порядку.
Тень твоего поцелуя - Фэйзер Джейнсофия
13.06.2014, 16.46





Двоякое чувство. Вроде сюжет интересный, но так тяжело читается (((rn8 из 10
Тень твоего поцелуя - Фэйзер ДжейнНадежда
14.06.2014, 16.20





согласна, читается НЕВЕРОЯТНО тяжело,с половины просто пролистывала чтобы понять чем закончилось. Бред с начала до конца, по содержанию, по описанию эпохи, нравов, этикета, бытовых ситуаций. и пр. Как будто не этот автор писал. Худшее из всего прочитанного когда-либо. 1\10
Тень твоего поцелуя - Фэйзер ДжейнИринаМ
13.07.2015, 11.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100