Читать онлайн Тень твоего поцелуя, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тень твоего поцелуя - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.9 (Голосов: 51)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тень твоего поцелуя - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тень твоего поцелуя - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Тень твоего поцелуя

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

Они поднялись наверх. Пиппа все так же равнодушно распахнула дверь и вошла в комнату. Правда, не захлопнула дверь перед носом Лайонела.
Луиза тихо охнула при виде опекуна и сжалась с видом загнанного зайца.
– Откуда вы знали, как меня найти? – пролепетала она.
– Не слишком умно с твоей стороны недооценивать Малколма, – сухо ответил он. – Я потолкую с тобой позже, а пока у меня есть дело к леди Нилсон и ее брату. Ступай вниз и останься с Малколмом, пока я не приду за тобой.
Луиза, не зная, что делать, посмотрела на Пиппу и инстинктивно подвинулась ближе. Пиппа легонько коснулась ее руки.
– Пойми, Луиза, положение крайне запутанно, но тебе бояться нечего.
Она перевела взгляд на Робина, который стоял в дверях, ощетинившись, как драчливый терьер. Необходимость остаться наедине с Лайонелом отнюдь не радовала Пиппу.
– Робин, ты отведешь Луизу вниз? Позаботься о том, Чтобы здесь развели огонь, сменили солому и приготовили для нас ужин.
– Но мне следует знать, что скажет тебе Аштон, – хмурясь, возразил Робин. – Разве ты не хочешь, чтобы я остался?
Пиппа покачала головой:
– Нет. Это касается только нас двоих.
– Так и быть, – поколебавшись, нерешительно сказал Робин. – Но я буду внизу. Если понадоблюсь, только позови.
– Сомневаюсь, что мистер Аштон способен причинить мне больше зла, чем уже сделал, – язвительно заметила Пиппа.
При этом Лайонел поморщился, но ничего не ответил. Просто подождал, пока Робин, Луиза и заинтригованный Джем оставят их одних.
– Что за гнусный свинарник, – заметил он, оглядывая комнату.
– Вряд ли ты явился сюда, чтобы мило побеседовать на ничего не значащие темы, – отрезала Пиппа, прижимая ладони к юбкам. Не стоит, чтобы он видел, как у нее дрожат пальцы. Но она твердила себе, что не будет бояться этого человека. Он уже сделал с ней немыслимое, и остается лишь одно опасение – что его поступки или речи лишат ее воли Аштон всегда умел тронуть ее, как никто другой, привлечь к себе. Ей следует быть во всеоружии.
– Нет, – согласился он, глядя на нее. – Мне необходимо поведать тебе то, чего я никогда не рассказывал ни одному человеку. Я хочу, чтобы ты все знала, не потому, что пытаюсь найти себе оправдание. Просто потому, что все это было со мной и на самом деле. Ты выслушаешь меня?
Пиппа впервые заметила боль в прозрачных глубинах его глаз, уловила скрытое внешним спокойствием отчаяние. И вдруг поняла, что не желает слушать, что сейчас ее коснется какое-то другое зло и душа стонет при одной мысли об этом.
– Я выслушаю тебя.
Промозглая сырость комнаты доставала, казалось, до самых костей. Пиппу пронизал озноб, и она поплотнее закуталась в плащ.
– По-моему, я уже говорил, что у меня было пять сестер, – начал он, глядя прямо на нее, но она, внутренне трепеща, осознала, что он ее не видит. Что находится в совсем другом месте и в другое время. – Мы с Mapгарет близнецы. В пятнадцать лет она вышла за фламандского торговца. Причем сама выбрала себе мужа.
– Вы жили во Фландрии?
Пиппа крепко обхватила себя руками, стараясь согреться. Ее защитой станут простые конкретные вопросы, не позволяющие чувствам вырваться наружу.
– У нашего отца была флотилия торговых судов, которые отправлялись в разные страны из лондонского порта. Питер Верспур, гентский житель, вел с ним дела. Как-то летом он приехал к нам погостить. У нас был дом на реке у Чизуика. Он прожил с нами несколько месяцев.
Фразы выходили четкими и короткими. Сальная свеча трещала, разбрызгивая искры, но лицо Лайонела оставалось в тени.
– Маргарет и Питер полюбили друг друга. Какая это была радость – видеть их вдвоем! Моя сестра ничего не делала наполовину. Она видела мир только в черных и белых тонах и, если уж посвящала себя чему-то, отдавала все свое сердце и душу. Не допускала ни– сомнений, ни критики и была до конца верна тому делу или человеку, которые становились для нее главными. Она и Питер обвенчались в Чизуике и на следующий день отплыли в Гент на одном из кораблей моего отца. Казалось, их брак – настоящая идиллия. Вскоре один за другим родились двое детей, здоровых малышей. Да и роды были легкими. – Чуть помедлив, он продолжал: – Весной тысяча пятьсот сорок девятого года они отправились в Женеву, где у Питера были дела. Там Маргарет и услышала проповеди Жана Кальвина.
Лайонел отвернулся от Пиппы, так что в полумраке виднелся только его профиль. Он долго молчал, и она не торопила его. Холод все больше сковывал ее. Холод, не имевший ничего общего с атмосферой нетопленой комнаты.
Когда он заговорил снова, она даже растерялась. Голос звучал глухо, будто доносился из глубокого колодца.
– Ты, конечно, знаешь об императорских указах, направленных против Реформации, и помнишь, как жестоко они применялись в Нидерландах. Согласно этим указам, человека, знавшего о еретических убеждениях соседа и не донесшего властям, ждет смертная казнь. Слышала ты и об Эдикте крови, в котором преступником объявляется любой мирянин, посмевший обсуждать Библию, а также всякий, кто не изучал теологию в университете и попытался хотя бы прочесть Библию.
Пиппа с трудом наклонила голову. Язык, казалось, распух и еле ворочался во рту. Да, она знала об этих вещах. Все знали. Но никогда не соотносили их с реальностью. Ее воображаемые доспехи таяли на глазах, по мере того как ужас, которым должна была закончиться история Лайонела, приобретал реальные очертания.
– Маргарет стала страстной кальвинисткой. Питер умолял ее держать свои воззрения при себе, хотя бы ради детей. Да и мы все просили ее о том же. – Теперь его голос был едва слышен, словно он говорил с собой. – Я до сих пор не понимаю, почему она не желала слушать разумных доводов. Почему отказывалась ограничить свои верования стенами собственного дома. Но Маргарет объявила о переходе в кальвинизм всему миру и постоянно проповедовала, не тайком, а наставляя всех, кто брал на себя труд слушать. Даже на рынках. Так что соседям не было нужды доносить, хотя многие из них так и поступили. Но она говорила громко и не стесняясь.
Маргарет была на третьем месяце беременности, когда ее арестовали. Поскольку ее муж был богатым и влиятельным гражданином, с ней обращались вежливо, позволяли принимать посетителей и содержали с некоторым комфортом. Так продолжалось до тех пор, пока в Гент не прибыл Филипп с поручением отца ужесточить выполнение указов. Император Карл прослышал, что слишком многим еретикам удавалось избежать костра.
Лайонел снова повернулся к Пиппе. В полумраке его лицо казалось таким же искаженным и горьким, как голос.
– Филипп посетил мою сестру в тюрьме. Маргарет была очень красива, а в глазах горел огонь, способный воспламенить любого мужчину. Филипп предложил ей освобождение и отпущение грехов, если она станет его любовницей. Маргарет засмеялась ему в лицо. Тогда он объявил, что лично будет ее судить. Маргарет переправили к инквизиторам Брюсселя, которые все оставшиеся месяцы старались спасти ее бессмертную душу. Через пять месяцев они допустили нас к ней.
Его лицо снова исказила гримаса презрения.
– Нам предложили уговорить ее покаяться и отречься от ереси. Согласно указу, в этом случае ее похоронили бы заживо. Отказ повлек бы за собой аутодафе. Непонятно почему, но ребенок в ее чреве все еще жил. А вот Маргарет узнать было невозможно: старая, измученная женщина. Но они не могли послать ее на избранную ею же самой смерть до рождения младенца.
Пиппа понимала, что все эти ужасы начинались и кончались Филиппом Испанским. Она продолжала смотреть на Лайонела и страдала за него. И хотя пыталась отгородиться от эмоций, невозможно было защититься от той муки, которая плескалась в его глазах.
– Маргарет не желала отрекаться, – продолжал он монотонно. – И несмотря на то что во время схваток ее растянули па дыбе, родила здоровую девочку. Ребенка забрали, а сестру наутро сожгли на площади. Костер сложили из сырого дерева. А я ничем не мог ей помочь. Стоял и смотрел, как моя сестра, уже полумертвая после месяцев пыток, продолжает умирать медленной, мучительной смертью. И я ничего не сумел сделать!
Страшный крик вырвался из самых глубин его души. Пиппа осознала, что беззвучно плачет, не пытаясь остановить поток льющихся по щекам слез. Взгляд был прикован к его страдальческому лицу.
Голова закружилась так сильно, что ей пришлось сесть на кровать.
Когда он снова заговорил, отчаяние в голосе сменилось иным чувством. Серые глаза переливались жидкой ртутью.
– И тогда, в момент ее гибели, я поклялся, что отомщу Филиппу, его отцу и католическим попам. Найду способ сорвать планы испанцев, в какой бы области они ни лежали. Но для этого мне нужно было стать своим среди испанцев, подобраться ближе к королю, сделаться одним из его свиты. Для этого было необходимо избавиться от всех чувств, моральных принципов и преследовать лишь одну цель.
Он впервые за все это время взглянул на Пиппу и, похоже, на этот раз действительно увидел именно ее, а не призраки прошлого.
– Я не жду, чтобы ты простила меня или хотя бы поняла. – Лайонел протянул к ней руки в безмолвной просьбе. – Тогда я не знал тебя. И не мог воспрепятствовать тому, что с тобой произошло. Зато мог помешать осуществлению их замысла, а для этого намеревался до родов спрятать тебя в безопасном месте.
Лайонел покачал головой и снова отвернулся, не в силах больше смотреть на нее.
– Я не знал тебя, – тихо повторил он. – Но после первой же страшной ночи понял, что не сумел погасить в себе все чувства. Не сумел отделить себя от тебя как от личности. Как от женщины. Мне все время хотелось стать ближе к тебе, помочь тебе каким-то образом. Когда ты, обнаружив тайну мужа, пришла ко мне, я не удержался. Дал тебе то, в чем, как считал, ты нуждаешься, и получил в ответ дар, более драгоценный, чем был способен себе представить. С этого момента я оставался верным тебе и этому дару. А ты должна позволить мне спасти тебя. Мои планы готовы, хотя я не думал претворять их так рано. Мне пришлось разоблачить себя, и теперь те люди, на которых я действительно работаю, во мне не нуждаются. Мало того, моя жизнь, как и твоя, тоже в опасности. Поэтому тебе остается только выносить мое общество до тех пор, пока мы не окажемся во Франции. Я не собираюсь надоедать тебе и клянусь, что как только ты будешь в безопасности, больше мы никогда не увидимся.
Пиппа глубоко, прерывисто вздохнула, не находя слов. Как она и опасалась, ее снова влекло к нему, особенно после искренней, честной исповеди. Но все же этот человек участвовал в совершенном над ней насилии. Она не уставала повторять это себе, словно могла одной фразой разорвать связь, возникшую между ними. Но было и еще кое-что, делавшее вроде бы тонкую нить неразрывной. Он по-прежнему оставался тем, кого она когда-то любила. Когда-то? Или до сих пор?
Рана все еще была чересчур глубока, чтобы получить ясный ответ, но сделать это придется. Как и спросить себя, способна ли она прощать.
– А что сталось с ребенком Маргарет?
Она снова старалась отдалиться от него, ища спасения в фактах.
– Джудит отдали отцу. Ей уже три года.
Оба замолчали. Лайонел обнажил душу, оставалось лишь ждать приговора Пиппы. Он стоял неподвижно, наблюдая за ней. Пиппа судорожно сжала лежавшие на коленях руки и устремила глаза в пол.
Шаги, прозвучавшие на лестнице, и громкий стук прервали момент тишины.
– Пиппа!
Голос Робина. Тревожный, громкий, повелительный… что-то случилось?!
Несмотря на опасения, Пиппа мгновенно ослабла от облегчения.
– Заходи, Робин, – окликнула она. Робин, неловко переминаясь, встал на пороге. Он сам не знал, что ожидал найти. Просто, не в силах вынести ожидания, довел себя почти до лихорадочного состояния и помчался наверх, обуреваемый гневом и недоверием к Лайонелу Аштону. Невероятно! Как это он согласился оставить Аштона наедине с женщиной, которую тот так вероломно предал?!
И что же он увидел? Пиппа тихо сидит на постели, Аштон стоит у окна, а атмосфера в комнате настолько напряженная, чтобы не сказать зловещая, что Робин осознал: он вторгся во что-то запретное. В то, что совершенно его не касалось.
– Джем сейчас принесет горящие угли, а хозяйка посылает девочку подмести пол и положить свежую солому, – объяснил он, как бы оправдываясь за несвоевременный приход. – В пивной горит очаг, и мы можем посидеть там, пока не приготовят комнату.
Пиппа почувствовала его неловкость так же остро, как собственную.
– А что на ужин? – спросила она, выдавив ободряющую улыбку и пытаясь вернуть ситуации некоторую обыденность. – Умираю от голода.
– Суп из бычьих хвостов, – сообщил Робин, немного приободренный ее улыбкой, и обратился к Аштону: – Вы намереваетесь провести ночь под этой крышей?
– Это зависит от вашей сестры, – негромко ответил Лайонел.
Робин взглянул на Пиппу. Та поднялась, понимая, что решать тут нечего. Ни в коем случае нельзя снова попасть в руки Филиппа, а кто, кроме Лайонела, сумеет ее спасти? То, что произошло между ними, следует пока что игнорировать.
Если бы это только было возможно…
Но она немедленно выкинула из головы крамольную мысль.
– Я готова последовать твоему совету, Робин. Похоже, Лайонел давно подготовил пути отхода, – объявила она, подходя к брату и кладя руку ему на плечо. – Ты не должен больше подвергать себя опасности, дорогой. Если немедленно вернешься в Лондон, никто не заподозрит, что ты имеешь какое-то отношение к моему побегу.
– Не пойдет, – коротко отрезал он. – Я готов довериться Аштону, но не покину тебя, Пиппа.
– И я тоже.
Никто не заметил, как в комнату потихоньку вошла Луиза, последовавшая за Робином и теперь стоявшая за его спиной.
– Утром, на рассвете, ты вернешься к донье Бернардине с Малколмом, – объявил Лайонел.
– Простите, дон Аштон, но, думаю, леди Пиппа нуждается в том, чтобы рядом была женщина, – возразила Луиза, протискиваясь мимо Робина и подступая к опекуну. – Я не знаю, что происходит, почему вы решили бежать и даже куда направляетесь, но сама останусь с Пиппой. Она ждет ребенка, и ей будет крайне неудобно путешествовать в обществе одних мужчин. – Она вызывающе и одновременно уверенно уставилась в глаза Лайонела. – Ты же хочешь поехать со мной, верно, Пиппа?
Пиппа, к собственному удивлению, едва не рассмеялась. Лайонел растерянно моргал. Робин выглядел так, будто не знает, то ли радоваться, то ли бежать куда глаза глядят.
Пиппе было ясно, что Луиза, сознательно или нет, выбрала себе мужа и не собирается сдаваться без борьбы. Робину давно пора остепениться, а Луиза прекрасно ему подойдет в жены. Она сильна духом и обладает нетрадиционными взглядами, которые наверняка понравятся леди Джиневре и ее дочерям. Луиза будет чувствовать себя в семье Робина как дома. Может, из этого ужаса и выйдет что-то хорошее. Может, она сумеет сыграть роль свахи. Что ж, прекрасно.
– Буду рада твоей дружбе, – кивнула она. – Не пойму, какие тут могут быть возражения, поскольку я выступлю в роли твоей дуэньи, а ты станешь путешествовать под охраной опекуна.
Ответная улыбка Луизы была благодарной, но во взгляде, брошенном на Робина, светилось торжество.
Лайонел нахмурился. Ему лишняя обуза ни к чему. Правда, ему нужно выслать Малколма вперед, в Саутгемптон, чтобы найти судно, на котором они переправятся во Францию. Он пытался придумать выход, поскольку Малколму придется позаботиться о Луизе, но если девушка поедет с ними, можно вернуться к первоначальному плану. Это сэкономит драгоценное время. Кроме того, преследователи не сообразят, что следует искать сразу четверых.
Лайонел задумчиво глянул на Робина, гадая, сообразил ли тот, что Луиза де лос Велес из дома Мендоса избрала его своим спутником жизни. Придется при первой же возможности вытянуть из нее, чем она занималась с Робином из Бокера под носом у дуэньи. Ну а пока пусть о ней позаботится ее нареченный. Похоже, он будет более чем рад этим заняться, а если, когда кошмар окончится, зазвенят свадебные колокола, тем лучше. Это единственный способ умилостивить Бернардину.
Бернардина! Она с ума сойдет от беспокойства. Но он ничего не сможет сделать, пока они не доберутся до Саутгемптона.
– Не заставляй меня пожалеть об этом, – резко бросил он Луизе, которая ответила ему сияющей, неотразимой улыбкой. Лайонел почувствовал, как что-то шевельнулось в сердце, и поспешил сменить тему: – Нужно торопиться. Экипаж слишком тяжел и задерживает нас. Малколм выедет на рассвете, чтобы договориться с капитаном судна. Бокер, надеюсь, вы сможете обойтись без пажа, который переправит карету в Лондон. Нам необходимо замести следы. Робин сдержанно кивнул.
– И если вы возьмете донью Луизу на своего коня, я посажу к себе леди Нилсон.
Робин снова кивнул.
– Я поеду одна, – заявила Пиппа. Она ненавидела седельные подушки и вовсе не была в восторге от перспективы долгими часами держаться за пояс Лайонела.
– Нет, только со мной. Мы не можем покупать коня: это сразу же нас выдаст, – объяснил Лайонел. Он снова оказался на знакомой почве, мог распоряжаться и принимать решения. – Если за нами будет погоня, чего я, впрочем, не ожидаю, мы разделимся и станем пробираться в Саутгемптон разными дорогами.
– Вот вам и репутация Луизы, – пробормотала Пиппа..
– Ты удивительно легкомысленна, – буркнул Робин, краснея.
– Все лучше, чем плакать, – мгновенно, как в былые времена, парировала Пиппа. Жребий брошен, и стоит ли теперь выказывать неприязнь? Вряд ли это что-то даст. Утром она придумает какую-то альтернативу седельной подушке.
– Я твердо уверен, что репутации Луизы со стороны Робина ничто не грозит. До сих пор так оно и было, – сухо заявил Лайонел. Настала очередь Луизы вспыхнуть.
– Если мы все обговорили, – вмешалась Пиппа, – нельзя ли отправиться на розыски супа из бычьих хвостов?
Она направилась к двери. Остальные потянулись следом.
Лайонел тоже спустился вниз. У открытой двери стоял Малколм, задумчиво жуя соломинку и поглядывая в звездное небо.
– На рассвете отправишься в Саутгемптон, – деловито приказал ему Лайонел. – Насколько мне известно, «Морская греза» берет груз сукна и непряденой шерсти и через два дня отплывает в Кале. Если все пойдет как надо и мы будем мчаться во весь опор, успеем к этому времени добраться до Саутгемптона. Передай капитану, чтобы отложил отъезд, на случай если мы задержимся.
– Да, сэр.
– Жди нас в Чендлерз-Форд, в условленном месте. Проводишь донью Луизу домой. Она не может путешествовать одна, с лордом Робином.
– Не может, сэр, – согласился Малколм. – И я постараюсь, чтобы на этот раз она не сбежала.
Лайонел кивнул.
– Тогда иди ужинать. А мне нужно поговорить с хозяином.
Хозяин сидел на кухне с кружкой крепкого эля в руках, пока его женушка с багровым от жара лицом ворочала тяжелые горшки.
– Свежая солома. Подумать только! – негодующе бормотала она. – И сухие травы на матрас! Интересно, кем они себя воображают? Слишком хороши для нас, простых людей?!
Муж благоразумно держал свое мнение при себе, но при этом с неприкрытой злобой уставился на внезапно появившегося Лайонела.
– Что вам здесь нужно, сэр?
– Еще одну комнату для гостей, – пояснил Лайонел и, увидев, как Браун качает головой, резко добавил: – Тебе хорошо заплатят.
– Над прачечной есть одна каморка, – неохотно пробурчала наконец хозяйка.
– Покажи мне.
Женщина вытерла руки о грязную тряпку, взяла фонарь и направилась к двери. Во дворе стояла прохлада, особенно приятная после кухонной духоты.
Прачечная оказалась просто пристройкой к дому. В воздухе стояли запахи мыла и щелока. Лайонел поднялся по шаткой лестнице и оказался в небольшой каморке. Лунный свет длился в маленькое незастекленное окошко под самым потолком. Из мебели здесь был только узкий топчан.
Лайонел проверил соломенный тюфяк. Почище, чем в Другой комнате! Должно быть, здесь редко ночевали. Немногие путники останавливались в гостинице: слишком уж она Выла убогой. Зато блох не заметно. И прачечная имела немало преимуществ с точки зрения стратегии.
– Сойдет. Принеси простыни и одеяла, настели на полу соломы и прикрой еще одним одеялом. Твоя служанка будет спать в другой комнате с моей воспитанницей. Принеси в обе комнаты по кувшину горячей воды и лампы. Дамы через час улягутся спать.
Не дожидаясь ответа, он немедленно сбежал вниз. Его спутники дружно окунали ложки и куски ячменного хлеба в общую миску. Посреди захламленного стола возвышался круг золотистого сыра, от которого уже успели отхватить значительную часть.
– Суп необыкновенно вкусен, – сообщила Пиппа, удивленная собственным голодом и тем удовольствием, которое она находила в еде. И чувствовала она себя здоровой и энергичной, будто с плеч сняли тяжкое бремя. Полный вздор, разумеется, поскольку все беды остались при ней. – Хорошо, если ты не брезглив, – продолжала она так же жизнерадостно. – Сомневаюсь, что горшок хотя бы раз вымыли с тех пор, как он сошел с гончарного круга.
Она подвинулась, чтобы дать Лайонелу место, и протянула солидную краюху хлеба.
– Спасибо.
Интересно, о чем она думает на самом деле? Ведет себя как ни в чем не бывало: обращается с ним вежливо и дружески. Правда, без особого тепла. И едва на него смотрит.
Если она выбрала такой способ общения как наиболее подходящий для их спутников, что ж, он последует ее примеру.
Лайонел попробовал суп, заел хлебом и выпил эля из ходившего по кругу кувшина. Поражало, что Луиза без жалоб и возражений воспринимала грубость здешней обстановки. Можно подумать, она уже бывала в пивных и ужинала таким вот образом. Впрочем, кто знает? Вероятно, она успела побывать в лондонских кабачках в компании Бокера.
Он глянул на Робина. Тот был натянут, как струна лют ни, но, очевидно, тревожился исключительно за сестру: недаром следил за ней, „как ястреб! Она, в свою очередь, отвечала на его обеспокоенные взоры ободряющей улыбкой.
– Над прачечной есть маленькая комната с отдельным входом из кухонного двора. Пиппа будет спать там, а я – сторожить дверь, с тем чтобы, если появятся незваные гости, мы смогли улизнуть. Робин и Луиза займут вторую комнату. Я распорядился, чтобы с Луизой спала служанка Нелл, – объявил Лайонел, осматривая присутствующих с вопросительно поднятыми бровями Но никто не подумал оспаривать его распоряжения.
– Луиза, донья Бернардина собрала для тебя необходимые вещи, – продолжал он, вставая. – Седельная сумка лежит в коридоре. Пиппа, я провожу тебя в прачечную. В обеих комнатах должны стоять кувшины с горячей водой. А потом я хочу походить по округе, разведать, что да как. Вы пойдете со мной, Бокер?
– Да… да… разумеется.
Робин вскочил. К тому времени как он вернется, Луиза будет благополучно спать в кровати с задернутыми занавесками.
– Как идеально все задумано, – пробормотала Пиппа, не в силах придержать язык. – Похоже, вы обо всем подумали, сэр.
– По крайней мере пытаюсь, – в тон ей ответил Лайонел. – Надеюсь, у вас есть вещи?
– В комнате наверху. Джем, принесешь сумку?
Она кивнула пажу, который выбежал из пивной, доедая на ходу хлеб с сыром, и вернулся через минуту с кожаной сумкой Пиппы. Лайонел взял ее, перекинул через плечо и обратился к Луизе:
– Доброй ночи. Когда у меня будет время немного перевести дух, мы поговорим с глазу на глаз.
– Да, дон Аштон, – пролепетала Луиза, опустив глаза. Но ее притворная скромность никого не обманула.
– Робин, проводите ее наверх. Пойдем, Пиппа.
Он направился к двери. Пиппа набросила на плечи плащ и молча последовала за ним. В кухне оставался только один мальчишка, разносивший эль. Сидя на деревянной скамье перед очагом, он зевал во весь рот. Его обязанностью (было поддерживать огонь в очаге, и отсутствие мягкого тюфяка с лихвой компенсировалось теплом его спального места.
– Не задвигай засов сегодня ночью, – велел ему Лайонел, открывая дверь.
– Но миссус…
– Забудь пока что свою хозяйку, – велел Лайонел. – На сегодня я твой господин, и ты повинуешься только моим приказам. Ясно?
Парнишка кивнул. Сонные глаза широко раскрылись.
– А вы замолвите за меня словечко перед миссус?.
– Будь уверен, – чуть смягчившись, пообещал Лайонел, выходя на немощеный двор.
Пиппа огляделась и сморщила нос. От навозной кучи на задах двора доносилась страшная вонь, а грязь под ногами была скользкой от кухонных помоев, выливавшихся прямо из двери.
– Я должна найти нужник, – с сомнением пробормотала она. – Хотя здесь шагу ступить нельзя.
– Я подожду тебя.
Пиппа решительно направилась к хижине, стоявшей рядом с навозной кучей. Открыла дверь, но тут же отступила Оказывается, есть предел и ее выносливости.
– Настолько ужасно? – осведомился Лайонел.
– Настолько ужасно.
– Попробуй сходить в кусты.
Он показал на ободранные заросли красной смородины и крыжовника, отделявшие огород от двора.
Пиппа вздохнула, но, не видя выхода, подчинилась. Лайонел повернулся к кустам спиной, и она поспешила туда, с удивлением и досадой отметив, что соображения приличия, вполне уместные в столь интимном деле, волнуют ее не так сильно, как должны бы.
Через несколько минут она вернулась, морщась и оправляя юбки.
– Остается надеяться, что в следующий раз нам повезет остановиться в более опрятном месте.
– Биться об заклад я не стал бы, – ответил Лайонел.
Нам придется пробираться в Саутгемптон окольными тропами.
Он поднялся по скрипучей лестнице в прачечную. Пиппа послушно шла следом.
На полу, рядом с кувшином воды и импровизированной постелью из соломы, покрытой одеялами, горел фонарь.
Пиппа сунула палец в кувшин.
– Трудно назвать воду горячей, но придется обойтись. Она невольно взглянула на временное ложе Лайонела.
– Тогда я тебя оставляю, – сообщил он. Что ей было делать? Не спать же в платье!
– Может, перед уходом расшнуруешь корсаж? Не хотелось бы ложиться в одежде, а самой мне не дотянуться, – попросила она как могла равнодушнее и, не дожидаясь ответа, повернулась к нему спиной, чтобы он не успел увидеть ее лица.
Лайонел молча расшнуровал корсаж, стараясь не дотрагиваться до тонкой сорочки. Ее теплая плоть источала запах свежескошенной травы, свежевспаханной земли, и у него все поплыло перед глазами.
– Благодарю, – хрипло выговорила Пиппа. Близость его тела, касания пальцев вызывали слезы, на этот раз от противоречивого желания, которому не суждено осуществиться. Ирония нынешнего положения была сродни танталовым мукам. Они никогда не лежали вместе обнаженными, и она часто на это жаловалась. Теперь, когда все было бы так легко…
– Что еще я могу для тебя сделать? Уверяю, горничная из меня довольно сносная.
Лайонел тоже предавался сожалениям, слушая неустанный стук своего сердца, всем своим существом ощущая, как глубоко укоренилась в нем страсть к этой женщине.
Пиппа покачала головой и положила руки на талию, стараясь увести разговор по другому, не имеющему ничего общего с их взаимным желанием пути.
– Сколько пройдет времени до того, как мне придется переделывать платья?
Лайонел пожал плечами.
– Месяц, а может, и больше. Зависит от женщины. Пиппа глубоко вздохнула и высказала вслух вопрос, который до сих пор не смела задать даже себе:
– Но ведь есть же способы отделаться от нежеланного ребенка, верно?
– Говорят. Но я их не знаю, – ответил он, стараясь говорить так же спокойно и холодно, как она.
– Я тоже не знаю.
Что же, главное произнесено. Теперь, наверное, лучше все забыть.
– Ты именно этого хочешь? – с трудом выговорил он.
Воцарилось мертвое молчание.
– Трудно сказать, – призналась наконец Пиппа. – А как насчет тебя? – Она смотрела на него ясными, невозмутимыми глазами. – Желал бы ты избавить мир от ребенка… ребенка человека, который замучил твою сестру?
– Как я могу ответить на это? – тихо пробормотал он. – Если ты не в силах ответить, Пиппа, то что говорить обо мне? – Он беспомощно развел руками.
Пиппа чуть пожала плечами, таким же беспомощным жестом, и отвела глаза. Ему хотелось обнять ее, но он не осмелился. Поэтому поспешил прочь, оставив ее одну в маленькой каморке над прачечной.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Тень твоего поцелуя - Фэйзер Джейн



это продолжение поцелуй вдовы... посмотрим...
Тень твоего поцелуя - Фэйзер Джейнтатьяна
22.01.2013, 21.49





сюжет книги захватывающий, но немного скучноват.
Тень твоего поцелуя - Фэйзер Джейнлена
22.12.2013, 3.31





Неплохой роман, достаточно интересный и в меру волнующий, полностью в духе автора: запретная любовь, роковая страсть, тёмные тайны, коварные интриги, смертельная опасность, жестокое преступление; в общем, подходящий набор для своеобразного сюжета, который отличается некоторой изощрённостью и чуть-чуть порочностью. ГГ-ои понравились, без излишних истерик и соплей, Луиза просто молодец! так восхитительно обвела вокруг пальца Робина и сумела его заполучить, а Лайонел под конец оказался просто рыцарем в сияющих доспехах, без страха и упрёка! Неожиданное благородство и достоинство, поразительная преданность в финале, блеск! (P.S. Особенно понравились главы про побег из Англии, потрясающий авантюризм).
Тень твоего поцелуя - Фэйзер ДжейнА.А.С.
21.04.2014, 18.19





Ужасно,когда в своих комментариях кому-то нравится рассказывать все о героях романа. Ведь надо только поделиться своими впечатлениями. По-поему это просто!Возвращаюсь к роману-впечатляет! Это третья книга после ;Поцелуй вдовы; и ;Ключ к счастью; Советую почитать!!!!!!!!
Тень твоего поцелуя - Фэйзер ДжейнМарта
8.06.2014, 12.56





Читаем с первой книги! Ну ОЧЕНЬ интересная серия! надо найти подоьбную....
Тень твоего поцелуя - Фэйзер ДжейнОльга
9.06.2014, 11.52





Прочла всю трилогию. Читается с неослабеваемым интересом. Но наиболее захватывающий - третий Попутно захотелось еще больше узнать о Королеве Марии Тюдор. Здесь тоже поджидали сюрпризы. Одни статьи рисуют ее такой, какой она предстает в романе. А вот другие - что Кровавая Мэри вовсе не была кровавой. Кстати, попутно и об известном коктейле много чего узнала. В общем, люблю любовные романы, которые побуждают обратиться к серьезным историческим книгам. И еще, главные герои этой трилогии весьма привлекательны. Читайте! Но по-порядку.
Тень твоего поцелуя - Фэйзер Джейнсофия
13.06.2014, 16.46





Двоякое чувство. Вроде сюжет интересный, но так тяжело читается (((rn8 из 10
Тень твоего поцелуя - Фэйзер ДжейнНадежда
14.06.2014, 16.20





согласна, читается НЕВЕРОЯТНО тяжело,с половины просто пролистывала чтобы понять чем закончилось. Бред с начала до конца, по содержанию, по описанию эпохи, нравов, этикета, бытовых ситуаций. и пр. Как будто не этот автор писал. Худшее из всего прочитанного когда-либо. 1\10
Тень твоего поцелуя - Фэйзер ДжейнИринаМ
13.07.2015, 11.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100