Читать онлайн Список холостяков, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Список холостяков - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.38 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Список холостяков - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Список холостяков - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Список холостяков

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Мне кажется, звонят в дверь. Честити вскочила и выбежала из гостиной. Констанция взглянула на часы. Была половина одиннадцатого.
— Должно быть, это Макс. — Следом за сестрой она вышла в коридор в сопровождении Пруденс. — Дженкинс, это мистер Энсор?
— Он самый. — Макс стоял внизу в слабо освещенном холле, поставив одну ногу на ступеньку лестницы и глядя снизу вверх на сестер. — Я не задержал вас?
— Нет, конечно же, нет, — ответила Констанция. — Поднимайтесь в нашу гостиную. Если хотите, Дженкинс принесет вам виски. А еще в гостиной есть коньяк.
— И горячий шоколад, — весело добавила Честити.
— Спасибо, лучше виски, Дженкинс, — сказал Макс и принялся подниматься по ступенькам. — Вашего отца дома нет?
— Нет. Он ушел еще рано вечером. А ключи от автомобиля у Дженкинса.
Макс удивленно приподнял брови:
— Ваш дворецкий в курсе происходящего?
— О, Дженкинс знает все о нашей семье. Все наши маленькие секреты, — заявила Пруденс. — Он сам помог бы нам, но ничего не понимает в моторах.
Брови Макса поползли еще выше.
— Вы выглядите очень таинственно, — одобрила его наряд Констанция. — В этом длинном черном плаще. Вас будет невозможно разглядеть в темноте.
— Я решил, что следует одеться в соответствии с уготованной мне ролью.
Полагая, что у Констанции нет секретов от сестер, он подошел к ней и бесцеремонно поцеловал. Накануне днем в его пустом доме они занимались любовью с ненасытной жадностью, и это настроение до сих пор владело им. Она была одета просто, но как всегда элегантно, в длинное вечернее платье из крепа цвета лаванды, и им овладело желание схватить ее в объятия, вытащить шпильки из волос, повалить ее на ковер и целовать до беспамятства. Это было совсем не похоже на него, что его немного удивило и в то же время озадачило. Он решил, что всему виной неблаговидная, если не сказать откровенно противозаконная, операция, которая предстояла им этим вечером.
Констанция сначала удивилась такой открытой демонстрации их отношений, но не воспротивилась его поцелую. В ее глазах вспыхнул огонек, словно она могла читать его мысли.
Ее сестры обменялись понимающими взглядами и тактично удалились в гостиную. Когда на лестнице появился Дженкинс, держа в руках поднос с графином с виски и стаканом, Макс не спеша отстранился от Констанции и направился в гостиную. На губах его играла довольная улыбка.
— Вы принесли какие-нибудь инструменты? — спросила Честити, обратив внимание на то, что ни в его руках, ни в карманах ничего не было.
— Мне не нужны инструменты. Констанция сказала, что это кадиллак… спасибо, Дженкинс. — Макс взял с подноса стакан.
— Да, это кадиллак, но разве это имеет какое-то значение? — спросила Констанция.
— Я все объясню вам, когда мы осмотрим мотор. Мне жаль разочаровывать вас, но я хочу, чтобы вы поняли, что я не намерен ломать автомобиль. Он слишком дорогой для этого.
— Совершенно согласен с вами, сэр, — сказал Дженкинс, остановившись на полдороге к двери.
— Дженкинс, как вы можете такое говорить? — воскликнула Пруденс. — Вы же сами отлично понимаете, как обстоят дела.
— Да, я понимаю, мисс Пру, но если есть способ убедить милорда отказаться от машины, не нанося ей ущерба, нужно по крайней мере рассмотреть такую возможность.
— Ну конечно же, мы не хотим ломать автомобиль, — успокоила Дженкинса Констанция. — Но что мы в таком случае сможем сделать, Макс?
— Небольшой трюк с бачком для бензина, — ответил Макс, сделав глоток виски и одобрительно кивнув головой. — Лорд Дункан знает толк в напитках.
— У нашего отца вкус настолько же безупречен, насколько разорителен, — объявила Пруденс. — Все, что доставляется в этот дом, должно быть только самого отменного качества.
Макса удивил сарказм, прозвучавший в словах Пруденс, но он решил оставить эту тему. Он уже заметил, что отношения между лордом Дунканом и его дочерьми кажутся несколько странными, но ему не хотелось проявлять излишнее любопытство. Может быть, когда он узнает их получше, все разъяснится само собой. Хотя Энсор уже успел достаточно близко, познакомиться с ними для того, чтобы это стало угрожать его спокойствию. Участвовать с ними в саботаже посреди ночи — разве это не проявление самых близких и дружеских отношений? А ему не хотелось вступать в слишком близкие отношения с этой троицей. У него сложилось впечатление, что они ни перед чем не остановятся, если им будет что-нибудь нужно. И он был уверен, что при этом они ни секунды не будут мучиться угрызениями совести. Его, во всяком случае, использовали совершенно беспардонно.
Он посмотрел на Констанцию, сидевшую на подлокотнике дивана. Она была такой сдержанной и элегантной, но он знал, какой восхитительно, невероятно чувственной она может быть при желании, и с абсолютной ясностью понял, почему позволил вовлечь себя в эту затею.
Он поставил пустой стакан на столик.
— Операция предстоит довольно грязная, а поскольку я не намерен пачкать свои собственные руки, мне кажется, вам стоит переодеться во что-нибудь более подходящее для такого случая.
— Да, конечно, — сказала Честити и направилась к дверям. — Это займет всего несколько минут.
— А насколько грязная работа нам предстоит? — настороженно спросила Констанция.
У нее сложилось впечатление, что Макс не без удовольствия предвкушал, как он будет стоять в стороне чистеньким и элегантным и наблюдать, как они будут пачкаться в бензине и масле.
— Очень грязная, — ответил Макс с насмешливым блеском в глазах, который ясно показал Констанции, что она была права в своих предположениях. — И еще от вас будет сильно пахнуть, — добавил он, не в силах скрыть довольную улыбку.
«Это его маленькая месть», — подумала Констанция, но ей не оставалось ничего другого, как последовать за своими сестрами.
— Мы будем готовы через минуту, — сказала она.
Макс налил себе еще немного виски и огляделся по сторонам. Это была приятная, милая комната, и несколько обветшалая обстановка только добавляла ей уюта. Он подошел к секретеру, и его взгляд упал на номер «Леди Мейфэра». Он не удивился, увидев здесь эту газету, поскольку знал, что сестры читают ее. Он отвернулся, но тут же повернулся обратно. Что-то привлекло его внимание. Что-то очень странное. Он взял в руки газету и уставился на дату выпуска. Понедельник, 31 июля. Но до этой даты оставалось еще две недели. Как к ним могло попасть пробное издание газеты?
Ну конечно же, все было очевидно. Это они выпускали газету. Его первая догадка была правильной.
Он услышал голоса в коридоре, поспешно положил газету на место и отошел к окну. Когда дверь открылась, он с самым невинным видом смотрел в окно, держа в руках стакан с виски.
Констанция сразу же заметила в нем какую-то перемену. Это было видно по тому, как он держал голову, по его напряженным плечам. Он отвернулся от окна и сказал:
— Какая уютная гостиная.
— Да, это была любимая комната нашей матери, где она проводила много времени. Мы ничего не стали менять после ее смерти.
Констанция обвела комнату глазами, и ее взгляд упал на секретер и лежавшую на самом видном месте газету. Как они могли быть так беспечны? Видел ли он газету? Стоит ли небрежно, вскользь упомянуть о ней и посмотреть на его реакцию?
Это была нелегкая дилемма. Она не хотела привлекать его внимание ктому, чего он, возможно, и не заметил. И даже если он видел газету, он мог не обратить внимания на дату. Эти газеты можно было видеть повсюду, поэтому не было ничего удивительного в том, что одна из них лежит у них в гостиной. Однако если он увидел газету и заметил дату, к завтрашнему вечеру об этом будут знать все и вся, если он решит разоблачить их. Но он не станет их разоблачать. По крайней мере не поговорив прежде с ней. Она была в этом уверена. А была ли она в этом уверена?
Констанция небрежно подошла к секретеру и так же небрежно принялась собирать в стопку лежавшие там бумаги. Она искоса бросила взгляд на Макса, но, казалось, он не обращал никакого внимания на ее действия. Однако это еще ничего не значило. В любом случае разбираться с этим вопросом сейчас не было времени.
— Ну и как, мы достаточно хорошо подготовились для грязной работы? — весело спросила Честити. — Мы надели нашу самую старую одежду.
Макс, склонив голову набок, принялся критически рассматривать их. На них были такие огромные плотные хлопковые фартуки, что невозможно было увидеть, что надето подними.
— У нас даже есть перчатки. — Пруденс показала ему толстые перчатки из хлопка. — Горничные используют их, когда чистят камины.
— Сойдет, — сказал Макс. — Ну что ж, пора приступать к делу.
Констанция возглавила процессию. Они спустились по лестнице в полуподвальный этаж, где располагалась огромная кухня. На массивном разделочном столе стояли три масляные лампы.
— Конюшня, где стоит машина, не освещается газом, поэтому придется взять с собой масляные лампы. Дженкинс заправил их маслом и отрегулировал фитили, — пояснила Констанция, потом с сомнением в голосе спросила: — Ты уверен, что нам ничего не понадобится? Нож или что-нибудь в этом роде?
— Я уже сказал вам, что не допущу, чтобы вы повредили автомобиль, даже если речь идет о простой царапине на краске.
Он последовал за ними в небольшой дворик, располагавшийся за кухней. Они шли впереди, шурша фартуками и высоко держа в руках зажженные лампы, и Макс опять с недоумением спросил себя, каким образом он согласился принять участие в этой нелепой затее.
Они пересекли дворик и подошли к калитке, ведущей на конюшню. Стояла полная темнота, даже в комнатах конюха, расположенных над конюшней, не было видно света. Пахло сеном, лошадьми и навозом, а когда они подошли ближе к конюшне, изнутри донеслось негромкое ржание. Рядом с конюшней стояло еще одно здание с двойными дверями.
— Это здесь, — прошептала Пруденс, поворачивая ключ в замке.
Двери со скрипом открылись, и они вошли внутрь, высоко держа лампы над головами. Свет упал на сверкающий хромом и латунью автомобиль, а запах новой кожи перебивал даже запахи конюшни.
— Какая красота! — невольно вырвалось у Макса. Он провел ладонью по капоту. — Эти кадиллаки просто великолепны… к тому же это идеальная модель для наших целей.
— Я предпочитаю лошадей, — заявила Честити, ставя лампу на перевернутую бочку. — Нам нужны ключи? Они у Кон.
Макс покачал головой:
— Мы не будем ее заводить. — Он обошел машину сзади и наклонился, чтобы заглянуть под нее. — Прекрасно, так я и думал. У кадиллаков всегда бывает краник, поэтому нам не придется отсасывать горючее через шланг. — Он выпрямился. — А теперь кто-нибудь пусть принесет ведро. Констанция, поищи рукой вот здесь.
Констанция встала на колени на каменный пол и засунула руку под машину.
— Слева от тебя есть краник. Нашла? — спросил Макс. Ее пальцы коснулись краника.
— Да, он здесь.
— Хорошо. Держи руку на кране, а вы, Пруденс, принесите ведро и поставьте его под кран. Вот так, хорошо. Констанция, открывай кран. Пусть горючее медленно вытекает в ведро. Медленнее, еще медленнее… чтобы можно было регулировать размер струи. Нет, это слишком быстро. Закрой кран.
— Было бы намного проще, если бы ты сам сделал это, — сказала она, сжимая зубы от прилагаемых усилий. Ее голос звучал приглушенно, пальцы ломило от напряжения, спина затекла от неудобного положения. — Ты-то знаешь, как это надо делать.
— О нет. Это ваше дело. Я предпочитаю в это не ввязываться, чтобы мои руки остались чисты. — В подтверждение своих слов он демонстративно засунул руки глубоко в карманы пальто. — Честити, вам понадобится еще несколько ведер.
— Я принесу их из подсобки.
— И вообще, что это за гадость? — спросила Пруденс, выпрямляясь и брезгливо сморщив нос.
Она сняла очки, потому что стекла запотели, и, близоруко щурясь, пыталась разглядеть Макса в полумраке гаража.
— Это топливо. Мотор не может работать без топлива, или вы этого не знали?
— Нет необходимости в этом менторском тоне, — заметила Пруденс, снова водружая очки на нос. — На самом деле я разделяю мнение Честити, что путешествовать на лошадях гораздо предпочтительнее. — Она снова наклонилась над ведром. — Ты справишься, Кон?
— Думаю, что да. Мне кажется, я могу теперь регулировать размер струи… если держать кран открытым лишь наполовину.
— Ну хорошо, достаточно. Нам вовсе не нужно сливать все топливо, — сказал Макс.
Констанция быстро закрыла кран, поднялась с колен и с гримасой отвращения вытерла перепачканные руки о фартук.
— Мне кажется, я поняла, в чем состоит план. На сколько там осталось топлива?
— По моим подсчетам, достаточно, чтобы проехать две мили. Такой большой и тяжелый автомобиль должен расходовать не менее галлона за десять миль. Но где-то должны быть запасные канистры с топливом. Возможно, позади сиденья.
Констанция заглянула за сиденье:
— Здесь три канистры.
— Достань их.
Она вытащила канистры одну за другой, морщась от усилия. Казалось, что они весят целую тонну. Она с возмущением посмотрела на Макса, но тот либо не заметил этого взгляда, либо предпочел проигнорировать его.
— А теперь вылейте по полканистры в пустые ведра. Но очень осторожно. Это опасная жидкость и очень легко испаряется… к тому же быстро воспламеняется.
— Успокоил, называется, — пробормотала Констанция. — Надо полагать, ты соизволишь сам поднять эту чертову канистру? — Она с трудом оторвала канистру от пола и приподняла ее.
— Совершенно верно. Разве не ты утверждала, что женщины во всем должны быть равны с мужчинами?
— Существуют некоторые физиологические различия, которых нельзя отрицать, — резко ответила она. — И твой сарказм здесь совершенно неуместен.
— Приношу извинения. — Он попытался скрыть улыбку, но тщетно.
— Давай помогу, — сказала Пруденс.
Она придержала канистру, пока Констанция выливала содержимое в ведро.
— Честити, вы не смогли бы найти где-нибудь масло для ламп? — спросил Макс.
— А много?
— Как можно больше.
— Я посмотрю в кладовке. По-моему, там стоит бочонок с маслом. — Честити направилась кдверям, потом остановилась, взявшись за ручку. — Я уверена, что смогу докатить этот бочонок через весь двор до конюшни без всякой помощи.
Она выжидательно посмотрела на Макса, но тот ничего не сказал, лишь продолжал стоять, прислонившись к каменной стене и продолжая держать руки в карманах.
— Я помогу тебе, Чес, — сказала Пруденс.
Она предоставила Констанции самой возиться с наполовину опустевшей и значительно полегчавшей канистрой и последовала за Честити.
Констанция поставила полупустую канистру на пол, открутила крышку второй канистры и попыталась приподнять ее, даже не взглянув в сторону Макса. Глядя на ее героические усилия, Макс не смог остаться равнодушным наблюдателем.
— Ладно, я сам это сделаю.
— Спасибо, я справлюсь сама, — с ледяным достоинством произнесла она. — Ты же не захочешь испачкать свою одежду. Или замарать свои безупречно чистые руки. Бог мой, ты же можешь сломать ноготь!
— Отдай мне канистру.
Он шагнул вперед и взялся за ручку канистры. Констанция попыталась воспротивиться, но вовремя сообразила, что, если они начнут бороться за право обладания этой канистрой, все закончится тем, что они оба перепачкаются с ног до головы в этой мерзко пахнущей жидкости. Поэтому она отпустила ручку, сдерживая вздох облегчения, и отошла в сторону, снова вытирая руки о фартук.
— Значит, идея заключается в том, чтобы мой отец застрял где-нибудь без топлива?
— Совершенно верно.
Он поставил на пол вторую канистру и принялся откручивать крышку третьей.
— Но разве он не заметит, что канистры наполовину пусты? — с интересом спросила Констанция.
— А они не будут пустыми. Мы разбавим топливо маслом для ламп. — Он поставил третью канистру на пол и небрежно вытер руки о фартук Констанции. — Во дворе есть вода?
— Рядом с кормушкой для лошадей.
Она вышла вместе с ним во двор, подождала, пока он вымоет руки и вытрет их носовым платком, а потом последовала его примеру.
— И что произойдет потом? — спросила она.
— Вам нужно смешать топливо с маслом для ламп, при этом не обязательно выдерживать какие-либо точные пропорции. Тогда всякий раз после того, как эту смесь из канистры будут доливать в бак, мотор будет работать какое-то время, а потом глохнуть. Это никак не повредит автомобилю, но доставит массу неудобств водителю.
— Ты хочешь сказать, что всякий раз, когда отец будет считать, что все наладилось, машина снова будет останавливаться? — с восхищением произнесла она. — Отлично придумано! Отец просто придет в ярость. Мне кажется, я недооценивала вас, мистер Энсор.
— Это было очень неразумно с твоей стороны.
Он посмотрел на освещенную слабым серебристым светом луны девушку, стоявшую в фартуке, с растрепавшимися волосами, испачканной грязью щекой и с капельками пота на лбу.
— Я перестал недооценивать вас, мисс Дункан, с той минуты, когда вы перепрыгнули через забор в поле возле своего загородного имения.
Она улыбнулась и откинула со лба прядь волос:
— А что-нибудь еще произошло, что утвердило бы тебя в этом мнении?
Скажет ли он что-нибудь о «Леди Мейфэра»? Может быть, просто намеком даст понять, что видел газету на секретере в гостиной?
Но он не успел ничего сказать — их прервал грохот бочки, катившейся по вымощенному камнями двору. Честити и Пруденс подкатили бочку к дверям гаража. Макс достал носовой платок и уголком вытер грязь со щеки Констанции прежде, чем последовать за ее сестрами в гараж. Констанция задумчиво вошла в гараж следом за ним. На завтра было назначено собрание Женского социально-политического союза, после чего она отправится с Максом обедать. У нее будет возможность попытаться выудить у него, видел он газету или нет. И она решила ничего не говорить сестрам до тех пор, пока не выяснит, есть у них повод для беспокойства или нет.
— Надеюсь, мы не слишком далеко зашли, — сказала Честити, когда они сидели на следующий день в кафе в «Фортнум энд Мейсон». — Он уехал на машине в одиннадцать утра и, когда мы уходили из дому, еще не вернулся. — Она отломила вилкой кусочек пирожного и отправила его в рот.
— Он уехал с графом Беркли, — напомнила Пруденс, наливая себе чашку чаю. — Я волновалась бы гораздо больше, если бы он был один.
— По-моему, уж лучше быть одному, чем в обществе Беркли, — заявила Констанция, поднимая голову от лежавшего перед ней на столике листа бумаги и откладывая в сторону ручку. — Сегодня утром у меня состоялась довольно любопытная беседа с Долли Хеннеси. Я столкнулась с ней в парикмахерской.
— Ты сплетничала, Кон? — спросила Пруденс, взяв со стоявшей на столе тарелки кусочек миндального торта. Она приподняла брови, и в ее светло-зеленых глазах вспыхнули озорные огоньки. — Я считала, что у тебя на это нет времени.
— Это верно, — невозмутимо ответила Констанция, поднося к губам чашку с чаем и не обращая внимания на это поддразнивание. — Но это была не просто сплетня. Беркли, как подозревают, ведет крайне распутный образ жизни.
Пруденс посерьезнела.
— В этом нет ничего необычного, — мрачно сказала она, отламывая вилкой кусочек торта. — Наш отец тоже далеко не святой.
— Но я не думаю, что он плодит незаконнорожденных детей от женщин, находящихся у него в услужении.
Пруденс отложила вилку и беззвучно присвистнула.
— Нет, — согласилась она. — Этого он не станет делать. И что ты узнала?
— Что граф Беркли известен своими похождениями такого рода, — ответила Констанция. — Называют по меньшей мере двух женщин. — Она чуть подалась вперед и понизила голос: — И еще я узнала, что в его клубах он имеет репутацию… как бы это сказать… человека, который не спешит оплачивать свои карточные долги.
— Я знаю, что он отвратителен, — сказала Честили ти, широко раскрыв глаза от удивления. — Но даже такой тип, как Беркли, не может вести себя так… не по-джентльменски.
Она не смогла подобрать более подходящего слова, чтобы охарактеризовать поведение лорда Беркли. Ведь в обществе человек, вовремя не оплачивавший карточные долги, становился изгоем. Это считалось едва ли не самым тяжким проступком с точки зрения высшего света.
— Если это правда, почему его не исключили из клубов? — спросила Пруденс.
Констанция пожала плечами:
— Похоже, никто не решается бросить ему обвинения прямо в лицо.
— Но отчего же нет? — Честити подобрала с тарелки орешек и положила его в рот, не сводя глаз с лица сестры.
— Мне кажется, что осторожный анонимный намек на страницах «Леди Мейфэра» поможет прояснить эту ситуацию, — заметила Констанция с ядовитой усмешкой. — Мне, честно говоря, наплевать на его карточные долги. Но я не выношу, когда мужчины отказываются брать на себя ответственность за своих незаконных детей. Мы заставили Генри Франклина жениться, почему бы не взяться за Беркли? Мама одобрила бы это.
Пруденс согласно кивнула:
— Это правда. — Она вытерла губы салфеткой и слегка нахмурилась, задумавшись. — И он не сможет ничего нам сделать, — медленно произнесла она. — Мы останемся в стороне. Это же анонимная газета.
Констанция заколебалась, не зная, рассказать ли сестрам о своих подозрениях по поводу того, что Макс мог увидеть накануне вечером.
— Тебя что-то беспокоит, Кон? — спросила Честити, которая, как обычно, уловила выражение нерешительности на лице сестры.
— Нет, — уверенно ответила Констанция. — Я просто раздумываю, как бы написать эту обличительную статью. Съешь еще пирожное. Вон те, кофейные, выглядят замечательно.
— Сама-то ты не станешь оскорблять свой изысканный вкус и пробовать одно из них, — сказала Честити, кладя себе на тарелку еще одно пирожное.
— Мне доставляет удовольствие то, что они нравятся тебе. — Констанция взглянула на часы, висевшие на стене. — Мне нужно успеть добраться до Кенсингтонской ратуши к шести часам, чтобы успеть поговорить с Эммелиной до начала собрания.
— К тому же тебе нужно переодеться в вечернее платье, ведь ты собираешься поужинать с Максом после собрания, — напомнила Пруденс. — Нам пора идти.
— Взгляните на это. — Констанция протянула сестрам лист бумаги, на котором она писала. — Я сделала кое-какие наброски для статьи о Беркли. Это просто наметки, но у нас будет время, чтобы отредактировать статью.
Она подала знак официантке, чтобы та принесла счет. Пруденс прочитала то, что было написано на бумаге, с сомнением покачала головой и передала листок Честити.
— Как бы мы это ни редактировали, Кон, это произведет эффект разорвавшейся бомбы.
Констанция пожала плечами:
— Мужчины, ведущие себя так, как он, должны нести заслуженное наказание.
— Остается только молить Бога, чтобы он никогда не узнал, кто автор этой статьи.
— Отец придет в ярость, если его друг подвергнется таким нападкам, — заметила Честити, закончив читать статью. — Вы же знаете, как он предан Беркли. И он всегда встает на сторону своих друзей независимо оттого, правы они или виноваты.
— Мы пока не станем ее печатать. Я должна собрать побольше фактов. Это может занять несколько месяцев. — Констанция забрала у Честити лист с набросками. — Долли знает имя одной из этих женщин. Она сейчас живет в каком-то приюте для падших женщин в Баттерси. Для начала я съезжу туда и поговорю с ней.
— Откуда Долли узнает об этих вещах? — спросила Честити.
— Ее экономка приходится кузиной экономке Беркли, — ответила Констанция, складывая лист бумаги и убирая его в сумку. — Когда дело касается сплетен, у Долли вырастают щупальца, которые могут дотянуться куда угодно.
— Надеюсь, не куда угодно, — с чувством сказала Пруденс. — По крайней мере не до Манчестер-сквер, десять. — Она взяла перчатки и сумочку. — Пойдемте. Может быть, отец уже дома.
Они сели в омнибус и по прибытии домой обнаружили, что отец уже вернулся и с красным лицом расхаживает по вестибюлю, вне себя от ярости и негодования.
— Проклятая машина! — взорвался он, когда они переступили порог дома. — Пришлось бросить ее в Хэмпстеде, прямо посреди поля.
— Почему? Что случилось? — снимая перчатки, спросила Констанция с выражением сочувствия на лице.
— Сломалась! И не один раз, а целых четыре, можете в это поверить? Отвратительное изобретение, эти автомобили. Лошади не ломаются в самом неподходящем месте.
Его светлость вытер лоб щегольским клетчатым галстуком, который надел специально для поездки.
— Надо же! — сказала Честити, успокаивающим жестом кладя руку отцу на плечо. — Как это должно было тебя расстроить! Дженкинс, принесите виски для его светлости. — Она поцеловала отца в щеку. — Расскажи нам подробнее, что произошло.
— Не нужно, — пробормотала Пруденс на ухо Констанции, в то время как Честити повела отца в гостиную. — Не думаю, что нам будет интересно это знать.
Констанция бросила на нее предостерегающий взгляд и, снимая на ходу шифоновый шарф, последовала за отцом и сестрой.
— Все было бы не так плохо, если бы там не было Беркли, — объявил ее отец, все еще продолжая кипеть от негодования. — И вот представьте, пожалуйста, я хвастаюсь этим проклятым кадиллаком, уверяя, что он гораздо надежнее, чем «панхард» Беркли. И что же делает эта проклятая машина? Останавливается прямо посреди пустоши. Когда мы подъехали к первому холму, она просто не добралась до вершины и скатилась назад. — Он взял стакан с виски, который ему протянул Дженкинс, сохранявший каменное выражение лица. — Беркли говорит: «Кончилось горючее. Наверное, вчера ты израсходовал больше, чем думал». Мы наливаем топливо из канистры, машина заводится… — Он сделал паузу, чтобы допить виски, и Дженкинс молча забрал у него стакан. — Заводится как миленькая. Мы доезжаем до вершины холма, проезжаем еще четверть мили, и она снова останавливается. Намертво. — Он взял у Дженкинса заново наполненный стакан. — Три раза… мы заливали горючее в бак три раза! Можете вы в это поверить?
«Еще как можем», — подумала Констанция, стараясь не смотреть на сестер.
— Мы вылили в бак все три канистры, а потом пешком отправились к ближайшему селению. Просто бросили машину посреди поля и пошли. Мы проделали несколько миль по такой жаре! Если бы не Энсор, мы все еще сидели бы в баре в ближайшей гостинице, а машина стояла бы посреди поля.
— Макс Энсор? — Констанция в недоумении уставилась на отца. — А он-то как там очутился?
— Подъехал к гостинице на своем «дарраке». Чертовски красивая машина! Он подвез нас обратно до кадиллака, а потом отбуксировал проклятую машину сюда к конюшням. И там она и останется стоять, пока за ней не приедут и не заберут с моих глаз долой! Все-таки ничто не может сравниться с лошадьми!
Он залпом осушил второй стакан виски.
— Как удачно получилось, что он там оказался! — сказала Констанция. — Кстати, я с ним обедаю сегодня. — Она поцеловала отца. — Я рада, что ты вернулся целым и невредимым. Представляю, как ты был раздосадован, но зато Кобем не сильно расстроится, когда этот автомобиль увезут.
Лорд Дункан не смог удержаться от смеха.
— Нет, пропади он пропадом! Если бы не его больные ноги, он станцевал бы джигу, увидев, как машину притащили на буксире. Мне нравится этот Энсор. Даю тебе свое благословение. Хотя для тебя это не имеет никакого значения, — мрачно добавил он.
— Нет, имеет, — сказала Констанция. — Я бы не хотела огорчать тебя, папа, чем бы то ни было. Никто из нас не хочет тебя огорчать.
Он внимательно посмотрел на нее, потом улыбнулся. Похоже, он уже немного успокоился.
— Да, полагаю, это правда. Совсем как ваша мать… все вы. Но я буду доволен, если вы найдете себе мужей. Присмотрись к этому Энсору, Констанция. Мне он нравится.
— О, полагаю, мне следует подождать предложения руки и сердца, прежде чем начинать свадебные приготовления, — весело сказала Констанция. — А теперь пора бежать переодеваться.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Список холостяков - Фэйзер Джейн



Хороший роман, с двумя вменяемыми героями. ГГ-я не пустоголовое создание кричащее о своей любви, с первого взгляда,с первых страниц, а умная, прогрессивная женщина, для того времени. rnРоман стоит потраченного времени.
Список холостяков - Фэйзер ДжейнВалентина
28.08.2012, 16.18





Почитать можно.Хоть немног оотличается от других и смог развеять скуку.
Список холостяков - Фэйзер ДжейнРаиса
29.08.2012, 23.21





Интерестый роман, прочитала с удовольствием.
Список холостяков - Фэйзер ДжейнАлина
6.04.2013, 16.18





Полный бред!!!
Список холостяков - Фэйзер ДжейнЛара
6.04.2013, 17.29





Роман конца Викторианской эпохи. Как изменился менталитет. Женщины борются за права и свободу. К черту девственность. И З сестры прощаются с нею по договоренности в течение 1-го года. Чудесно. А главный герой хоть и понял это, но постеснялся уточнять, что и как. А мы, в конце 70-х, как последние дуры, выходили замуж девственницами. И кто это оценил?
Список холостяков - Фэйзер ДжейнВ.З.,66л.
10.02.2014, 9.04





Первая половина романа скучновата, дальше лучше, а в конце возникает желание быстрее прочесть продолжение. Это 1 книга трилогии, 2- ОХОТА ЗА НЕВЕСТОЙ про среднею сестру, а 3- БРАЧНЫЕ ИГРЫ о младшей сестре.
Список холостяков - Фэйзер ДжейнМаруся
18.10.2014, 3.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100