Читать онлайн Шарады любви, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шарады любви - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шарады любви - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шарады любви - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Шарады любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

Прошло еще пять месяцев. За это время мир стал свидетелем казни короля Людовика XVI, сложившего голову под ножом мадам Гильотины при омерзительном улюлюканье толпы бывших подданных. Казнь французского монарха ознаменовала наступление в этой стране эры Царства Террора. Англия объявила Франции войну. Теперь любой англичанин был лишен возможности открыто ездить в соседнюю страну. Тайная деятельность Даниэль и ее группы стала в тысячу раз опаснее, нежели раньше.
Джастин целиком посвятил себя сыну и жене. Для него было огромной радостью замечать, что с каждым днем Даниэль относится к нему все более доверчиво. Граф Линтон терпеливо следил за постепенным оттаиванием жены и сдерживал свое нетерпение. И вот настал день, когда Данни стала отвечать на его любовь с прежней страстью. Она отпустила волосы, щеки ее округлились. И вся она стала выглядеть более зрелой, рассудительной, а потому еще более привлекательной.
Граф Линтон ни на минуту не забывал о данной себе клятве отомстить Эстэфу. Мерзкий образ обидчика постоянно стоял у него перед глазами. Но выполнению мести все время что-то мешало. Мало было политических преград, возникших в результате войны между странами-соседями, — добраться из Корнуолла до Бретани мешали еще и жестокие зимние штормы. К тому же Линтон никак не мог решиться сказать жене, что хочет рассчитаться с Эстэфом один на один, без ее участия.
Однажды такой разговор между супругами все же состоялся. Даниэль внимательно выслушала доводы мужа и ответила:
— Мы уже договорились, что все будем делать вместе. Хотя в случае с Эстэфом главную роль все же должна играть я, ведь именно меня унизил и оскорбил этот мерзавец. Но я согласна заняться этим делом всем вместе. Я имею в виду себя, вас и четырех наших друзей во главе с Джулианом. Вы как-то сказали, что именно наша сторона должна сделать первый ход. Вы совершенно правы. Эстэф этого никак не ожидает. Насколько мне известно, сейчас он занимает важный пост в Трибунале, и потому занят в основном тем, чтобы самому не попасть на гильотину. Это во Франции сейчас делается быстро. Следовательно, графу д'Эстэфу сейчас не до нас. Еще я знаю, что этот человек умеет ждать. Не сомневаюсь, что ему уже известно о том, где я и что со мной. Через своих шпионов в Англии он также знает, что вы благополучно возвратились из поездки в Россию. Он будет спокойно сидеть, выжидая удобного момента. Ему кажется, что мы вполне безопасно чувствуем себя на другом берегу Ла-Манша. Пусть так считает, тем неожиданнее будет наш удар. Пока кобра смотрит в другую сторону, самое время отсечь ей голову.
— И все же Эстэф должен принадлежать мне! — упрямо заявил Линтон.
— Хорошо. Вам или мне — рассудят время и обстоятельства. Во всяком случае, во Францию мы едем вместе. Договорились?
— А как же Ники?
— Он остается в надежных руках бабушки и дедушки.
— Вы уверены, что четверо наших друзей после недавних приключений в Бретани согласятся опять туда поехать?
— Ни секунды в этом не сомневаюсь.
— Но тогда вас было пятеро, а сейчас прибавлюсь я.
— Не имеет значения. Важно только, чтобы вы точно выполняли указания.
— Чьи же?
— Того, кого мы выберем главным.
— Кто это — «мы»?
— Вы, я, Джулиан и трое наших друзей, которые, наверное, уже ждут в столовой. Вы забыли, что пригласили их ужинать?
— В самом деле! Нам пора спускаться вниз.
Вся компания действительно уже собралась в столовой. Джулиан и остальные члены группы, пресытившись удовольствиями очередного светского сезона, проводили последние недели зимы в Корнуолле и чуть ли не ежедневно навещали Линтонов.
Предложение еще раз поехать во Францию было встречено почти с энтузиазмом.
— Мы как раз размышляли о том, когда совершить этот вояж, — удовлетворенно сказал Джулиан. — И очень хорошо, Джастин, что вы едете с нами. Будет кому удерживать Данни от неразумных поступков. В этом деле вы, граф, можете рассчитывать на мою полную поддержку. Однако я и мои друзья не можем не подтвердить полномочий графини. Она была и останется нашим руководителем. Надеюсь, все со мной согласны?
Остальные закивали головами. Даниэль слегка прикусила нижнюю губку, а Джастин с иронией посмотрел на жену…
…Через четыре дня «Девушка из мечты» снова отправилась к берегам Бретани. Графине Линтон пришлось вновь обрезать волосы, вызвав этим неудовольствие со стороны супруга, надеть бриджи и мужскую рубашку и снова превратиться в парижского бродягу.
К вечеру третьего дня путешествия они высадились в Бретани на старом месте возле утеса и прямо отправились к Леграну. Англичанам рассказали, что после пожара на ферме Бетрана Вилля Эстэф пришел в неописуемую ярость. Увидев, что его план окончательно рухнул, а жертва ускользнула, граф сразу куда-то исчез. С тех пор никто чужой в рыбацком поселке не появлялся.
— Видимо, как мы и предполагали, он вернулся в Париж, — сказала Даниэль. — В этих глухих местах мало знают о том, что происходит в стране, однако Эстэфа тут успели оценить по достоинству. Наверное, именно поэтому нам с готовностью дадут лошадей. Что до подвод, на этот раз нам вполне будет достаточно одной.
— А как мы въедем в Париж? — озабоченно спросил Филипп. — Наверное, теперь это будет сложнее.
— Не думаю, — уверенно возразила Даниэль.
Все произошло так, как она предсказала. До окраин столицы они доехали без всяких приключений. Никто не отважился задерживать и даже задавать вопросы пятерым санкюлотам и оборванному мальчишке, который отпускал сальные шуточки, вызывавшие всеобщий хохот. Когда они подъезжали к заставам, Даниэль исполняла перед гвардейцами свой ставший почти ритуальным танец. Видя самозабвенно танцующую жену, Джастин, как в прошлый раз Джулиан, был вынужден признать, что она зарыла в землю свой талант актрисы.
К воротам Святого Антония Даниэль с друзьями подъехали на исходе третьего дня путешествия. Мороз побежал у них по коже, когда они прямо с первых шагов попали в самую середину мрачной процессии, сопровождавшей несколько повозок с осужденными на площадь Революции. Повернуть назад в толпе, беснующейся в предвкушении кровавого зрелища, было невозможно. Вдобавок это могли счесть контрреволюционной выходкой, а даже за меньшие грехи во Франции в то время полагалась смертная казнь.
Даниэль наклонилась к уху Джастина и шепнула:
— Встретимся на ле Галль.
И, соскользнув с повозки, исчезла в толпе.
— Нет уж! — схватил графа за руку Джулиан, видя, что тот намерен броситься вслед за женой. — Вы ее все равно не найдете. Данни умеет утекать, как вода меж пальцев. Никто лучше ее не знает все парижские переулки. И, наконец, мой друг, вы рискуете привлечь к нам всеобщее внимание.
Джастин негромко выругался себе под нос, поняв, что придется ждать, пока последняя отрубленная ножом гильотины голова не скатится в корзину и толпа не разойдется.
Но милорд Линтон ошибся. Только через час после окончания чудовищного представления пятерым «санкюлотам» удалось попасть на площадь ле Галль. Никто, к счастью, не обратил внимания на их появление. Площадь была запружена жителями окрестных деревень, которые приехали в столицу не только поторговать, но и посмотреть на казни. Именно они составляли самую шумную и бесчувственную часть толпы, встречавшую аплодисментами каждую очередную отрубленную голову.
Даниэль спрыгнула с повозки не в последнюю очередь потому, что ей претило зрелище массовых публичных убийств. Но, уже оказавшись в толпе, она решила с пользой потратить время. В свой последний приезд в Париж Даниэль выяснила, что Эстэф живет в высоком многоквартирном доме недалеко от Нотр-Дам. Правда, она не знала, продолжает ли он жить там и сейчас. Данни решила проверить, и ей сразу повезло. Во дворе расположенного рядом здания суда сидела консьержка с бутылкой вина, видимо, решившая подышать вечерним воздухом. Это была неряшливая женщина с испитым усталым лицом, явно не слишком увлеченная исполнением своих обязанностей. Ничем особенно не занятая, она охотно угостила появившегося невесть откуда маленького оборванца стаканом воды и выслушала в благодарность подробное описание только что закончившейся казни. Свой рассказ Даниэль уснащала деталями, виденными еще в прошлый приезд, когда ей довелось присутствовать при этом кошмаре. Консьержка, которую звали мадам Жерар, жадно слушала своего юного собеседника. Постепенно разговор зашел о тех, кто арендовал квартиры в этом доме. Среди прочих имен всплыла и фамилия графа Ролана д'Эстэфа. Разболтавшаяся консьержка заметила, что граф — довольно странный субъект: из его апартаментов, расположенных прямо над ее комнаткой, постоянно доносятся какой-то непонятный шум, а иногда даже крики. Однако через минуту бедная женщина вспомнила, что месье Эстэф — член Революционного трибунала и даже друг Робеспьера. Спохватившись, она немедленно стала уверять, что граф Ролан — прекрасный человек, день и ночь работает на благо республики и отбирает земли у аристократов.
Не желая отставать от собеседницы, Даниэль тут же выразила свое восхищение работой Трибунала и прокляла аристократов на прекрасном жаргоне парижских улиц. Консьержка, уже немного опьяневшая от вина, к которому постоянно прикладывалась, одобрительно захихикала.
Однако солнце уже неумолимо клонилось к горизонту, и Даниэль впервые почувствовала беспокойство. Она совсем забыла, что находится в пасти льва! Пытаться обмануть Эстэфа своим маскарадным костюмом было бы наивно. Он узнает ее с первого взгляда, тем более что этот костюм ему очень хорошо знаком.
Даниэль поспешно простилась со своей новой подругой и пулей вылетела за ворота. Как оказалось, очень вовремя, потому что как раз в этот момент Эстэф, разговаривая с каким-то мужчиной, появился на углу улицы. Данни отпрыгнула назад и спряталась в оказавшейся, по счастью, рядом дверной нише. Сердце Даниэль бешено колотилось, на лбу от страха выступил холодный пот. Заметил ли ее граф? Мучиться ожиданием оставалось недолго, так как бежать из ниши было некуда; дверь за ее спиной оказалась закрытой. Даниэль сжалась в комок и приготовилась принять удар судьбы. А знакомый до омерзения голос становился все ближе…
…и вдруг пропал, растворился в воздухе. Стало совсем тихо. Даниэль подождала еще минут пять и с замиранием сердца выглянула из своего укрытия. Нигде не было видно ни Эстэфа, ни его собеседника. Очевидно, оба вошли во двор. Даниэль выскользнула из дверной ниши, перешла улицу и с независимым видом, засунув руки в карманы, двинулась вдоль длинной зеленой аллеи, напевая мелодию популярной революционной песни.
Однако Даниэль и не подозревала, что теперь ей следует опасаться не столько Эстэфа, сколько собственного мужа. Джастин был взбешен. Тщетно Джулиан и остальные члены группы пытались внушить ему, что нет ничего удивительного во внезапных исчезновениях Даниэль и они уже давно к ним привыкли. В конце концов, она непременно найдется, уверяли они. Все было бесполезно. Линтон, наоборот, еще больше злился. Виды, звуки и запахи этого города казались ему более отвратительными, чем когда-либо раньше. Только теперь он начинал догадываться, что его душевное состояние сегодня — следствие постоянного безумного страха за жену. Граф Линтон мучительно переживал при одной мысли о риске, которому столько раз подвергала себя Даниэль, пока он ездил в Россию.
…Первым ее заметил в толпе Уэстмор, который тут же сделал знак Джулиану и всем остальным. Англичане-санкюлоты тут же растворились в окружавшем повозку людском море, и сделали это намеренно: никто не хотел становиться свидетелем объяснения мужа с женой.
— А где все остальные? — крикнула Даниэль как ни в чем не бывало. — Я сделала очень важное откр…
Она запнулась, увидев страшное выражение на лице своего супруга.
— Ч-что с-случилось, Джастин? — спросила она, заикаясь.
Вместо ответа Линтон схватил ее за руки повыше локтей и рывком втащил на повозку:
— И вы еще смеете спрашивать, что случилось?!
Даниэль смотрела в горящие, словно раскаленные угли, глаза мужа и, не в силах подобрать слова, открывала и закрывала рот, как выброшенная на берег рыба.
— Если вы еще хоть раз позволите себе исчезнуть так, как сегодня, то можете не возвращаться! Вам придется со слезами сожаления вспоминать день, в который вы появились на свет! Я понятно выражаюсь?
И Джастин с силой сжал ее пальцы, даже суставы захрустели.
— Простите меня, — пискнула Даниэль. — Я не подумала, что так вас напугаю.
— Что значит, не подумали? — продолжал Джастин срывающимся, дрожащим от волнения голосом. — Вы исчезаете, ни слова не говоря, в самый разгар этого жуткого ада! Вы даже не вспоминаете, что мы не в Англии, а в страшной стране, в сумасшедшем городе! Неужели не ясно, что здесь нельзя вести себя так, как заблагорассудится!
— Я… я понимаю, — плаксиво пробормотала в ответ Даниэль. — Я больше не буду…
Джастин посмотрел на жену и вдруг почувствовал, что весь его гнев куда-то испарился. Он постарался в первый момент сохранить на лице серьезное выражение, но не смог и громко расхохотался.
Даниэль оторопело посмотрела на мужа:
— Что, ради Бога, вы нашли в этом смешного? Но тут же поняла, что гроза миновала, и на ее губах заиграла ответная улыбка.
— А вот и не скажу! — уже мягче ответил Джастин. — Но будьте довольны, что так легко отделались!
И супруги засмеялись вместе.
Наблюдавшие всю эту картину Джулиан с друзьями, поняв, что семейный конфликт улажен, вновь появились рядом с повозкой.
— Нам уже можно? — раздался за спиной Джастина голос Филиппа.
— Можно, — хмыкнул граф, — до тех пор, пока графиня Линтон не выкинула еще какой-нибудь головокружительный номер.
— Вы не понимаете, Джастин, — тут же возразила Даниэль. — Я же не циркачка, чтобы демонстрировать головокружительные номера! Конечно, сначала я просто сбежала, чтобы не видеть всех этих ужасов. Но затем провела время с большой пользой и сейчас могу поделиться с вами весьма интересными новостями о господине Ролане д'Эстэфе.
И Даниэль подробно рассказала все, что ей удалось узнать, в том числе и сведения, полученные от мадам Жерар. Правда, чтобы не сердить супруга, Данни умолчала о своей чуть было не состоявшейся встрече с самим Эстэфом.
— У меня есть план, — продолжала она, — и кажется, неплохой. Я думаю, что можно было бы проникнуть в апартаменты Эстэфа и дождаться его прихода. Мадам Жерар очень благосклонно отнеслась ко мне, и я уверена, что завтра утром смогу выманить ее на улицу, где готовится очередное приношение мадам Гильотине. Скажу, что согласна на время подежурить вместо нее. Мадам очень ленива и легкомысленно относится к своим обязанностям. Так что наверняка клюнет на эту удочку. Вы же будете прятаться в аллее, которая начинается прямо у дома Эстэфа. Как только мне удастся спровадить мадам Жерар, я подам знак. Мадам сказала мне, на каком этаже находятся апартаменты Эстэфа. Видимо, в отсутствие хозяина там остается кто-то из слуг, но навряд ли их там много — скорее всего кто-нибудь один. Нам пятерым будет нетрудно с ним справиться. Затем мы устраиваем засаду, ждем, когда этот мерзавец появится, и…
— Но надо будет удостовериться, что Эстэф действительно уйдет из дома, — заметил Тони.
— Эта задача ложится на всех вас. Как только рассветет, мы организуем живую цепочку. Один из вас спрячется за деревом аллеи напротив выхода из дома, другой — тоже за деревом, на некотором расстоянии от первого. Однако мы все должны все время видеть друг друга. И так мы растянемся до самого здания парламента, в правом крыле которого заседает Трибунал. Выйдя из дома, Эстэф, таким образом, ни на секунду не останется без наблюдения. Тот из нас, кто будет стоять у здания парламента, удостоверится, что он вошел внутрь. Тогда наступит мой черед. Я иду к мадам Жерар и предлагаю ей развлечься зрелищем гильотины. Когда она уходит, я даю вам знак. Остальное — понятно. У кого-то есть возражения?
Возражений не оказалось…
…Уже в семь часов утра улицы города вновь заполнились народом. Мягкое апрельское солнце, хотя и стояло еще низко, обещало хороший день. Даниэль с друзьями по примеру парижского трудящегося люда позавтракали горячим хлебом и горьким кофе. После завтрака за столом небольшого ресторанчика воцарилось молчание. Каждый задумался о своем, но все вместе — об одном и том же.
Даниэль подняла голову и внимательно посмотрела в глаза каждому:
— Мы будем следовать плану, но в разумных пределах. Если возникнут новые обстоятельства, придется ориентироваться на месте. В том, что нам удастся устранить Эстэфа, у меня нет никаких сомнений. Однако все наши дальнейшие шаги зависят от того, каким образом мы это сделаем.
— Вы подразумеваете что-то конкретное, Данни, — уверенно сказал Джастин, прочитавший в глазах супруги нечто, понятное только ему одному.
— Вы хотите сказать, что читаете мои мысли? — сделала в ответ гримаску Даниэль. — Это очень опасно!
— Нет, не мысли. Просто я научился кое-что понимать по выражению ваших глаз.
— Что ж, тогда буду до конца откровенной: я собираюсь разделаться с Эстэфом сама. Один на один. Нет, не перебивайте меня! Если в апартаментах Эстэфа хотя бы две комнаты, то вы на всякий случай спрячетесь во второй. Но думаю, это лишнее, ведь у меня есть отличный пистолет. К тому же нельзя не учитывать, что я появлюсь внезапно. Эстэф непременно растеряется, увидев меня в своем доме. Но я ничего не хочу исключать. Если мне действительно придется плохо, действуйте по обстоятельствам.
— Хорошо, — согласился Джастин. — Мы будем наготове. Но и вы не теряйте головы, дорогая супруга. Надо быть крайне осторожной.
— Пусть будет, что будет, и поможет нам Бог! — ответила Даниэль, слегка пожимая плечами. — Что ж, начнем?..
Никто не обращал внимания на шестерых санкюлотов, смешавшихся с многочисленными прохожими перед домом, в котором жил Эстэф, внешне они ничем не выделялись среди обшей массы. Только под плащом у каждого скрывалась шпага и за поясом торчал заряженный пистолет. Стараясь не привлекать ничьего внимания, они пристально наблюдали за всеми, кто выходил из дверей дома, стоявшего на берегу Сены против собора Парижской Богоматери…
Эстэф появился ровно в девять часов и быстрым шагом направился к зданию парламента. На некотором расстоянии позади него следовали четверо гвардейцев в высоких треугольных шляпах с красно-бело-синими кокардами.
Стоявший за деревом напротив двери Тони поднес ладонь ко лбу, как бы вытирая пот. Это был условный сигнал, который тут же передали по цепочке. Через некоторое время тот же сигнал вернулся обратно: увидев, что Тони снова поднимает руку — это означало, что Эстэф вошел в здание парламента, — Даниэль сорвалась с места и бросилась во двор дома.
— Мадам Жерар, — возбужденно проговорила она, подбегая к уже сидевшей на своем месте у двери консьержке. — Какое волнение на улицах, вы не поверите! Кажется, поймали каких-то убежавших из-под стражи аристократов и собираются отрубить им головы. Это будет великолепное зрелище!
Мадам Жерар от растерянности приоткрыла рот. Она долго озиралась по сторонам, потом с мольбой посмотрела на Даниэль:
— Как бы мне хотелось посмотреть… Но этот дом…
— Не беспокойтесь. Я пока посижу вместо вас. Мне уже не раз доводилось все это видеть, а вам, уверен, будет очень интересно.
— Вот спасибо, малыш! — воскликнула консьержка. — А на обратном пути я принесу тебе что-нибудь поесть.
Как только мадам Жерар скрылась за углом, Даниэль сделала знак своим спутникам и исчезла в парадном подъезде. Вбежав следом за ней, мужчины поднялись на второй этаж и притаились у двери. Даниэль дернула за шнур колокольчика. Дверь тотчас же распахнулась. На пороге стоял дородного вида слуга в кожаном фартуке. Даниэль ужом проскользнула мимо него и очутилась в комнате, и слуга не успел опомниться, как сильные мужские руки схватили его сзади за плечи и вытащили на лестницу. Он попытался закричать, но получил такой сокрушительный удар в челюсть, что потерял сознание. Филипп с Тони быстро перенесли бесчувственное тело обратно в комнату и положили у стены.
— Свяжите его, — посоветовал Линтон, — он скоро придет в себя и может доставить нам немало хлопот.
Руки слуги тут же были крепко скручены, рот заткнут кляпом, а сам он — заперт в просторном платяном шкафу.
Апартаменты Эстэфа состояли из спальни, небольшой гостиной и комнатки для слуги. Данни продолжала настаивать на том, что сама справится с графом, и мужчины, хотя и не очень охотно, согласились спрятаться в спальне. Сама же Даниэль, с пистолетом в руках, осталась ждать Эстэфа в гостиной. Потянулись томительные часы ожидания…
Граф де Сан-Эстэф вышел из здания парламента лишь к вечеру. Была суббота, 13 апреля, — знаменательный день для Франции. Жирондистское большинство в Национальном собрании обвинило якобинца Марата в измене, и теперь жизнь Эстэфа висела на волоске. Ему надо было срочно решить, на чью сторону встать, но, чтобы сделать это, надо было угадать, кто станет победителем. В Национальном собрании большинство пока составляли жирондисты, но Эстэф нутром чувствовал, что этот перевес — временный. Слишком большую поддержку в массах имели фанатики-якобинцы во главе с Робеспьером и Маратом. Граф не хотел совсем рвать с ними, но одновременно собирался сохранить, насколько это возможно, лояльность к жирондистам, таким образом опять заняв столь привычную для него выжидательную позицию.
Сегодня, покинув в сопровождении пяти гвардейцев здание парламента, Эстэф постарался отрешиться от мыслей о политике, ведь дома его ждала прелестная маленькая Лизетта, с которой он собирался очень приятно провести время. Быстрым шагом Эстэф направился к дому, а гвардейцы шествовали позади на некотором расстоянии, внимательно посматривая по сторонам и ежесекундно готовясь отразить возможное нападение.
Эстэф поднялся на второй этаж, повернул ключ в замке и, открывая дверь, крикнул:
— Бернар!
Однако вместо Бернара прямо перед ним сидела на низком столике Даниэль де Сан-Варенн с пистолетом в руках; рядом на стуле лежали две обнаженные шпаги, в одной из которых Эстэф узнал свою собственную.
— Это вы… — пробормотал он. — Занятно… Птичка сама прилетела в клетку.
— Как видите, — ответила Даниэль без тени улыбки на лице, — но птичка прилетела, чтобы увидеть хозяина клетки мертвым.
— Думаю, что у вас ничего не выйдет, — мягко сказал Эстэф, отходя от двери. Он знал, что стоит ему крикнуть, и снизу прибегут пятеро вооруженных гвардейцев. Однако этот же крик мог заставить Даниэль нажать на курок пистолета.
— Вы ошибаетесь, — возразила Данни. — Но, знаете, я не хотела бы вас просто пристрелить. Такой легкой смерти вы не заслужили.
— Кто знает, что вы здесь?
— Никто, кроме нас двоих.
— А Линтон?
Даниэль отрицательно покачала головой:
— Неужели вы не понимаете, месье, что я скорее умру, чем расскажу мужу о том, что произошло между нами? Мы будем драться, Эстэф.
И Данни бросила графу одну шпагу, вооружившись другой.
— А пистолет? — удивленно нахмурился Эстэф. — Я бы не хотел каких-либо случайностей, мадам.
Даниэль положила пистолет на стол и отодвинула его в сторону.
— Снимите ваши тяжелые сапоги, месье. Мы должны драться на равных.
Граф д'Эстэф медленно, словно в полузабытьи, стянул с себя сапоги и снял камзол. Даниэль традиционно отсалютовала ему и сделала первый выпад. Эстэф сразу же понял, что перед ним не новичок, а опытный мастер фехтования, готовый биться насмерть. Он отразил первый удар и, в свою очередь, сделал выпад. Даниэль легко его парирешала. И тут началось что-то невообразимое. Даниэль делала один ложный выпад за другим, она буквально танцевала по комнате, ловко уворачиваясь от шпаги противника, но ни на мгновение не спуская с него глаз.
А за дверью спальни пятеро мужчин затаив дыхание ждали окончания этого поединка; до них доносился звон шпаг и иногда грохот уроненного в пылу схватки стула. Друзья Даниэль были готовы в любой момент броситься к ней на помощь, но Джастин сдерживал их.
Даниэль понимала, что должна беречь силы, и потому позволяла Эстэфу беспрерывно атаковать. Она видела, что по его лицу уже катится пот, а дыхание становится хриплым и прерывистым. Шпага Эстэфа сплошь и рядом делала какие-то непонятные движения, вызывавшие смех у его противницы. Однако Даниэль тоже начинала уставать: чувствовалось, как тупая боль растекается по правой руке, как немеют пальцы. Еще немного, и она выронит шпагу. Пришло время позвать на помощь, но Эстэф опередил ее. Увернувшись от клинка Даниэль после очередного ее выпада, он громко выкрикнул:
— Ко мне!
Призыв о помощи услышали гвардейцы. Стуча сапогами, они бросились наверх, ворвались в комнату и… остановились: перед ними застыли пятеро рослых, хладнокровных англичан с обнаженными шпагами. Загородив продолжавших драться в глубине комнаты дуэлянтов, они стали медленно вытеснять гвардейцев на лестницу. Те очень скоро поняли, что перед ними не простые санкюлоты, а опытные в искусстве фехтования британские лорды, и постепенно отступили за дверь. Англичане последовали за ними, и битва продолжилась уже на площадке лестницы.
Даниэль тем временем стало ясно, что придется рассчитывать только на себя: у каждого из ее друзей теперь оказался свой противник. И она бросилась в атаку, превозмогая растущую боль в правой руке. В этот момент Эстэф почти машинально поднял левую руку, чтобы вытереть со лба пот, и Даниэль тут же воспользовалась ошибкой противника. Один резкий точный выпад — и клинок глубоко вонзился в грудь негодяя…
Эстэф выронил шпагу, зашатался и рухнул на пол. А Даниэль неподвижно стояла над поверженным противником, не имея сил даже вынуть шпагу из его груди.
Битва за дверью продолжалась немногим дольше. Пятеро раненых гвардейцев лежали на лестнице такие же связанные и беспомощные, как продолжавший оставаться в платяном шкафу слуга.
Джастин подошел к стоявшей над мертвым Эстэфом Даниэль и тихо сказал:
— На сегодня хватит, дорогая. Теперь нам надо скорее покинуть Париж.
Пятеро англичан сняли форму с лежавших у двери и не оказавших никакого сопротивления французов, надели ее и превратились в солдат Национальной гвардии французской республики.
Чуть позже они благополучно миновали заставу: никому из охранников и в голову не пришло задерживать национальных гвардейцев. Под соломой на этот раз из Парижа уезжала графиня Линтон. Она же — Даниэль де Сан-Варенн…






Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Шарады любви - Фэйзер Джейн

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8

Часть вторая. НАРУЖУ ИЗ КУКОЛКИ

Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16

Часть третья. БАБОЧКА

Глава 17Глава 18Глава 19Глава 20Глава 21Глава 22Глава 23Эпилог

Ваши комментарии
к роману Шарады любви - Фэйзер Джейн



достаточно обыкновенный роман о любви. имеет под собой историческую основу и неплохой сюжет. но глубины чувств героев, их переживания я не увидела.наверное, по этой причине осталась равнодушна к прочитанному. роман, лично у меня не вызвал каких-то эмоций: будь-то слезы радости или отчаяния, либо жалости или умиления. ничего.не передала автор частицу себя.прочла и даже имена героев уже не помню.
Шарады любви - Фэйзер Джейнкатя
10.06.2012, 13.56





Хороший роман, сильна героїня, яка знає чого вона хоче і як цього добитись. Читайте та отримуйте задоволення))
Шарады любви - Фэйзер ДжейнІрма
16.07.2014, 20.14





Хороший роман, сильна героїня, яка знає чого вона хоче і як цього добитись. Читайте та отримуйте задоволення))
Шарады любви - Фэйзер ДжейнІрма
16.07.2014, 20.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100