Читать онлайн Серебряная роза, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Серебряная роза - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.65 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Серебряная роза - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Серебряная роза - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Серебряная роза

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Ариэль, лежа в темноте без сна, прислушивалась к сонному посапыванию собак, спавших у догоравшего камина. Рядом с ней глубоким сном спал Саймон, но Ариэль знала: сделай она хотя бы малейшее движение, чтобы встать с постели, он сразу же проснется. Саймон спал очень чутко, совсем как кошка. И еще он был очень осторожен — даже проснувшись, продолжал бы притворяться спящим, пока она не приблизится к двери. Тогда он спросил бы, куда она направляется. Саймон по-прежнему закрывал дверь на ключ, когда они оставались вдвоем в се комнате, хотя и оставлял его теперь в замке.
Ариэль раздражало это ограничение ее свободы. Она привыкла к тому, что ночами ей часто приходится чем-то заниматься. Порой в ее заботе нуждались лошади или надо было посетить заболевшую женщину в одной из окрестных деревушек. Ее братья никогда не обращали внимания на то, чем занимается сестра, пока это не мешало их собственным планам.
Этой ночью ярко светила луна, спать не хотелось, даже наоборот — Ариэль хотелось ощутить себя свободной и ни перед кем не отчитываться в своих поступках.
В тайном ящичке ее комода лежала тысяча гиней. Первая гарантия ее полной свободы. Эдгар принес эти деньги в конюшню на виду у ее братьев и мужа, спрятав их в только что починенное седло, которое предложил ей осмотреть. Было секундным делом взять банкноты и спрятать их в перчатке.
Сейчас, вспоминая об этом, Ариэль представляла себе стопку банкнот в тайнике и почти чувствовала их в руках. Да к тому же еще мистер Кэрстайр предложил вдвое большую сумму за жеребую кобылу. Сначала он хотел получить именно кобылу, но Ариэль была уверена в том, что с кобылой хлопот не будет, а из-за жеребенка разгорались страсти. Кобыла уже родила двух здоровых жеребят, а отцом нынешнего был лучший жеребец в ее конюшне. С тремя тысячами гиней она сможет завести свой собственный конный завод там, где захочет.
Но покупатель не готов был принять кобылу в течение шести недель. К концу этого срока, если планы Хоуксмура осуществятся, она и ее лошади уже будут стоять в новой конюшне в имении Хоуксмура.
Нет, этого не произойдет. Да, граф Саймон Хоуксмур оказался не тем человеком, каким она его себе представляла; ее устраивало его общество и более чем устраивала его постель, но это все же ничего не меняло. Она хотела стать независимой, иметь собственный конный завод и вывести чистокровных скаковых лошадей на зависть всему миру. Она хотела быть свободной женщиной, не зависящей от прихоти мужчины. Всю свою жизнь Ариэль приходилось страдать под пятой мужчин из рода Равенспиров, и она не собиралась менять гнет братьев на гнет мужа.
Скоро ей придется пуститься в путь, еще до того, как кобыла будет передана покупателю. Она не сможет заниматься своими делами, оставаясь под крышей замка Равенспир. Рэнальф уже что-то заподозрил, и, судя по тому, что ей рассказал Эдгар, исчезновение жеребенка только усилит его подозрения.
Ариэль намеревалась покинуть замок Равенспир вместе со своими лошадьми до того, как подойдет к концу месяц свадебных торжеств. Она направится в Голландию и именно там обоснуется со своим конным заводом. А если Саймон все-таки разыщет там жену, она предложит ему отступного: пусть он сохранит за собой ее приданое; она уже не будет в нем нуждаться.
Саймон лежал не шевелясь, глубоко и ровно дыша, настороженно прислушиваясь к малейшим движениям стройного тела рядом с собой. Он знал, что жена не спит и напряженно думает о чем-то — как и почти каждую ночь, когда она просыпалась, ненадолго вздремнув после любовного утомления. Ариэль спала очень мало, но, кажется, ничуть не уставала. Неиссякаемая энергия так и бурлила в ней, Казалось, она черпает эту энергию прямо из воздуха. Но о чем же она размышляла долгими ночными часами?
Неожиданно Ариэль, вздохнув, встала с кровати. Сквозь полуоткрытые веки Саймон следил, как она босиком подошла к окну. Собаки подняли было на минуту головы, но затем снова опустили их на вытянутые лапы.
— Скоро рассвет, — произнесла Ариэль.
— А ты так же часто просыпалась, когда спала одна? — спросил Саймон, садясь в постели, не слишком удивленный тем, что жена догадалась о его притворстве.
— Я ночная душа. И люблю бродить по ночам.
— Но ты и днем не спишь.
— Иногда я где-нибудь дремлю. Обычно под открытым небом.
Саймон заложил руки за голову.
— Интересно, известно ли тебе, сколь ты эксцентрична, Ариэль?
Она в удивлении повернулась:
— Эксцентрична?
— Очень эксцентрична, — подтвердил Саймон, в голосе его звучала нежная насмешка. — И что ты собираешься делать в этот глухой час?
Ее нагое тело белело на фоне темного неба за окном.
— Не знаю.
Ариэль потянулась, поднявшись на цыпочки: груди ее слегка приподнялись, ясно обозначился золотой треугольник волос.
— Я могу кое-что предложить.
— И что же?
Беспокойство в ее голосе не пропало, но к нему прибавилась нотка заинтересованности. Она захватила обеими руками густую массу своих волос и перебросила их на спину.
— Иди сюда.
Ариэль медленно приблизилась к кровати; она шла, аккуратно ступая босыми ступнями, поджимая пальцы ног, когда они касались холодного пола. В жилах ее внезапно забурлила, заиграла кровь. Она остановилась рядом с кроватью.
— Подойди ближе.
Протянув руку, Саймон положил ее жене на поясницу и привлек поближе к себе, пока она не уперлась коленями в боковую стенку кровати.
— Сложи руки за спиной.
Ариэль повиновалась, ощутив, как от сладкого предчувствия сжались мышцы живота. Она крепко сцепила руки за спиной.
Саймон медленно провел рукой по ее грудям и животу, задержав ладонь на густой поросли волос внизу и ощутив пальцами нежную плоть, скрывавшуюся под ними. Ариэль задрожала всем телом, но не расцепила рук.
— Раздвинь ноги.
Она снова подчинилась, закрыв глаза в предвкушении наслаждения, и Саймон осторожно проник в нее, и она ощутила его пальцы внутри себя. Пальцы одной руки стали ласкать затвердевшую, набухшую чувствительную шишечку, другая его рука легла ей на ягодицы, и Ариэль непроизвольно стиснула ноги, ощутив жаркую волну, взметнувшуюся из глубины живота. Поддерживая Ариэль двумя руками, он склонился и стал целовать ее живот, легонько касаясь языком увлажнившейся кожи, забираясь во впадинку пупка, лаская острые выступы косточек по краям живота.
Ариэль задрожала всем телом и облизнула пересохшие губы. Дыхание ее стало быстрым и неглубоким, горло сдавило. Пальцы сведенных и стиснутых за спиной рук онемели.
Как мог он знать, какие именно ласки доставляют ей такое наслаждение? Как успел изучить ее тело, чтобы понимать, в какой момент надо прекратить ласки пальцами глубоко внутри нее, прервать их, чтобы она застыла в сладком ожидании экстаза? Как он догадался, что именно в этот момент легкое движение его пальцев, замерших в ее теле, освободит сжатую в ней пружину, вознесет Ариэль к высотам блаженства и заполнит радостью каждую клеточку ее тела?
И все же он все знал, обо всем догадался. Обмякнув, Ариэль упала ничком на кровать поперек его тела. Саймон, улыбаясь, еще влажными пальцами поглаживал спину жены. Минуту спустя он подвел под нее руку и, приподняв, положил Ариэль себе на грудь.
— Я не задела твое колено? — слабым голосом спросила она.
— Я его вовремя спрятал, — ответил Саймон, гладя жену по волосам, пропуская сквозь пальцы густые пряди, рассыпавшиеся у него по груди. — Ты все еще не хочешь спать?
Приникнув лицом к его груди, она покачала головой.
— Уже сплю.
Саймон, осторожно приподняв Ариэль, снял ее с колен и уложил под одеяло рядом с собой.
— Тогда спи.
Повыше присев в постели, он подоткнул поудобнее подушку и уложил голову Ариэль себе на плечо.
— Я и сам не прочь вздремнуть немного.
— Но разве ты… сможешь уснуть без…
— Да, — твердо произнес он. — А ты сможешь порадовать меня немного позже.
Ариэль поцеловала впадинку на шее мужа.
— Очень благородно с вашей стороны, милорд.
— Не стоит благодарности, — ответил он, закрывая глаза, и погрузился в сон, все еще улыбаясь сам себе.
Когда Саймон проснулся, улыбка все еще играла у него на губах. Похоже, он не переставал улыбаться во время сна, но сейчас к этому присоединилось острое чувство наслаждения. Наконец он проснулся совсем, и источник наслаждения стал таким же очевидным, как и яркие лучи солнца, заливающие комнату.
Ариэль все так же лежала рядом с мужем, только теперь у него на груди покоилась не ее голова, а нога. Голова была скрыта под одеялом. Саймон ленивым движением протянул руку и, крепко нажимая, провел пальцем по спине жены от затылка да копчика вдоль выступающей линии позвоночника. Спина сладострастно выгнулась от этой ласки.
Ариэль приподняла голову, но теперь свое занятие продолжали ее пальцы.
— Я плачу свой долг, — сказала она приглушенным одеялом голосом, но Саймон расслышал в ее тоне наслаждение.
— Могу я внести некоторое разнообразие? — осведомился он.
— Это как?
Голова Ариэль покоилась теперь на животе Саймона, теплое дыхание касалось его кожи. Ее язычок нежными, легкими прикосновениями ласкал его плоть.
— А вот так.
Он руками раскинул ноги Ариэль в стороны, приподнял ее бедра и уложил жену так, чтобы иметь возможность тоже ласкать ее в такт ее влажным ласкам.
— Ох! — пробормотала Ариэль с ноткой изумления в голосе. И тут же повторила с наслаждением: — Ох!..


Утро было морозным, трава покрылась толстым слоем инея, но высоко в бледно-голубом небе белели облака, из-за которых пробивались слабые лучи солнца. Поверхность реки затянулась тонким слоем льда, а в небольших полыньях плавали беззаботные утки. На противоположном берегу реки на одной ноге стояла цапля; когда охотники с соколами выехали на берег, она вытянула длинную шею и испустила негодующий крик.
Сокол на руке Саймона повернул голову на этот звук и впился своими мощными когтями в толстую охотничью рукавицу. В замке не нашлось соколов для всех приглашенных гостей, поэтому на охоту отправилась только небольшая компания — братья Равенспир и несколько их ближайших друзей, в том числе, конечно, Оливер Беккет; Ариэль и приехавшие с Хоуксмуром люди, да еще с дюжину гостей из соседних имений, которые догадались захватить своих собственных соколов.
Белый сокол Рэнальфа, с колпачком на голове, неподвижно сидел на руке своего хозяина, когда охотники выехали к берегу реки. Ариэль была вся охвачена тайной радостью, угнездившейся в каждой клеточке ее души, от которой ей хотелось расхохотаться во все горло.
Она держалась немного в стороне от остальных охотников, наслаждаясь своей отчужденностью, позволяющей ей снова и снова перебирать в душе самые пикантные моменты сегодняшнего пробуждения и того, что последовало за ним. Этим утром все приводило Ариэль в восторг: неожиданное ржание жеребца за спиной; черный зрачок Колдуна у нее на руке, когда он поворачивал голову, присматриваясь ко всему, что двигалось вокруг; ледяная струя воздуха, вливающегося к ней в легкие; нежное тепло солнечных лучей на лице, когда она поднимала его к солнцу. Ариэль наслаждалась радостью, бурлящей у нее в жилах, смеху, который, казалось, застыл у нее в горле, восторгом тела, еще помнящего испытанное на заре наслаждение.
Она то и дело бросала взгляды на Саймона, скакавшего в самом центре группы охотников. Обретя новое знание, она видела, что и он радуется жизни, смеется и шутит с друзьями. Теперь ей представлялось совершенно невероятным, что муж когда-то казался ей безобразным. Ныне она замечала, что шрам на лице даже придает что-то величественное его асимметричным чертам. Нос с горбинкой, массивная челюсть, ироническая усмешка, густые заросли бровей так гармонировали с выражением уверенности в себе, написанным на его лице. И пусть теперь Ариэль знает, что физическая немощь, как он считал, порой становится причиной его неуверенности и едкой самоиронии. Но ни разу ей не приходилось замечать у Саймона сомнений в правильности своих убеждений или намерений.
Поток ее мыслей внезапно был прерван — Саймон сделал быстрое движение рукой. Его сокол тут же взмыл в голубой простор, расстилающийся над плоской равниной, и устремился к маленькому пятнышку дичи, так что Ариэль подивилась, как это Саймон заметил его. Ее муж, видимо, обладал удивительно острым зрением и невероятно быстрой реакцией, раз бросил Путника в воздух еще до того, как птица поняла, за кем ей надо гнаться.
Но теперь сокол приблизился почти вплотную к своей добыче. Все охотники следили, прищурив глаза от солнца, за драмой, разыгрывавшейся перед ними. Жертва металась в небе из стороны в сторону, но сокол повторял каждое ее движение, казалось, лениво взмахивая крыльями, словно забавляясь ее страхом. И в какое-то мгновение сокол бросился на свою жертву, сложив крылья и вытянув вперед лапы; хищник прочертил своим темным телом голубизну неба, и жертва исчезла, словно растворившись в прозрачном воздухе.
Потом сокол снова взмыл вверх, как будто совершая круг почета перед следящими за ним зрителями. Он поймал восходящий поток воздуха и плавно спланировал в нем вниз, словно смеясь над грузными, привязанными к земле существами, смотрящими на него с берега реки.
Саймон тронул коня и выехал из группы охотников. Он спокойно сидел в седле, глядя вверх, подняв обтянутую толстой рукавицей левую руку, чтобы принять сокола.
— У тебя есть угощение для Путника? — негромко спросила мужа Ариэль; голос ее все еще звучал хрипловато от испытанного волнения.
— Да, — ответил Саймон, не отрывая взгляда от планирующего вниз сокола, и отстегнул с пояса кожаный кисет.
Сокол снизился и, медленно взмахивая крыльями, летел над рекой. Потом резко развернулся и, крепко сжимая в лапах добычу, заклекотал и аккуратно приземлился на поднятую руку Саймона.
Тот осторожно высвободил у него из лап добычу и опустил ее в притороченный к седлу ягдташ. Сокол внимательно следил за тем, как его хозяин двумя пальцами достает из кисета кусочек куриной печени. Вот он протянул его сидящему на руке соколу…
Краем глаза Ариэль успела поймать взмах темных крыльев еще до того, как клекот белого сокола Рэнальфа заполнил все пространство вокруг. Он устремился к кусочку мяса в пальцах Саймона, вытянув вперед когти, готовый рвать и терзать все, что встретится ему на пути. Кусочек мяса был как раз на уровне лица Саймона.
Ариэль хлестнула птицу своим стеком, попав ей по спине. Негодующий клекот сокола потряс воздух. Сбитый с пути, он развернулся к ней, выкатив налитые кровью глаза и раскрыв страшный клюв. Ариэль снова изо всех сил хлестнула птицу стеком, и сокол упал на шею ее лошади, вонзив когти ей в холку. Кобыла от неожиданности и боли громко заржала и подкинула зад, и Ариэль, вылетев из седла, упала на берег реки. Тонкий лед под ней треснул, и молодая женщина провалилась по пояс в ледяную воду.
В руке Саймона блеснул какой-то металлический предмет. Испуганное ржание кобылы оборвалось. Сокол тяжело рухнул на землю: из серых перьев на его груди торчал небольшой охотничий нож Саймона. Кобыла тряслась всем телом: из глубоких ран на ее холке стекала кровь.
Саймон с проклятиями, досадуя на промедление, развязал ремешки и сунул сокола груму. Он поспешно спрыгнул с лошади, но его друзья подбежали к реке раньше его.
Джек пробился сквозь кашу из снега и воды к Ариэль, которая стояла по пояс в воде с побелевшим от ужаса лицом и остановившимся взглядом, и протянул ей руку. Несколько секунд она не замечала ее, но потом обеими руками схватилась за руку Джека и дала ему возможность подтащить себя к берегу. Зеленый костюм для верховой езды, потемневший от пропитавшей его воды, облепил Ариэль ноги, сковав ее движения.
Оливер наклонился, схватил молодую женщину за свободную руку и почти наполовину вытащил из воды. Подоспевший Саймон отшвырнул его в сторону, взял Ариэль за руку и одним мощным рывком вытянул на берег.
— Боже мой, тебе надо снять с себя все это! Пойдем…
Не успел он закончить, как Ариэль вырвалась из его объятий, оттолкнула протянутую к ней руку Джека и, спотыкаясь, приблизилась к истекающей кровью лошади. Осмотрев ее раны, она повернулась к Рэнальфу, который, все еще сидя в седле, наблюдал происходящее едва ли не с любопытством.
— Свинья! — бросила она ему, делая несколько шагов навстречу.
Глаза ее выделялись двумя темными провалами на мертвенно-бледном лице, рот скривился от страдания, глаза с ненавистью сощурились.
— Я убью тебя за это, Рэнальф! Теперь лучше запирайся на ночь, а то я до тебя…
— Ариэль! — Саймон схватил жену за плечи и встряхнул, чтобы та замолчала, потом повернул ее лицом к себе. — Сейчас не время для этого. Тебе надо переодеться и…
— Не указывай мне, что делать! — набросилась она на него, не помня себя от ярости. — Можешь представить, что было бы с твоим лицом? Погляди тогда на мою лошадь! Погляди, что с ней! Ведь ей досталось то, что предназначалось для тебя! Неужели ты этого не понимаешь?
— Ариэль, — негромко произнес Саймон ее имя, крепко сжимая пальцами подбородок жены. — Ариэль, — снова произнес он тем же самым тоном и еще крепче сжал пальцы на ее подбородке, заставляя Ариэль услышать его.
Но вот наконец до нее дошел его голос, она увидела его глаза, поняла, что Саймон только что сказал ей.
Ариэль провела ладонью по глазам, словно стирая с них какую-то пелену.
— Прости меня. Я не хотела…
— Не хочу больше ничего слышать, — без церемоний прервал ее Саймон, разжимая пальцы. — Ты можешь простудиться, девочка!
С этими словами он принялся расстегивать ее жакет. Остальные охотники сгрудились вокруг, давая советы, но он, не обращая на них внимания, снимал с Ариэль пропитанную водой одежду. Нижнее белье тоже промокло насквозь, но он не мог раздевать жену на глазах у всех.
Сорвав с себя куртку, Саймон плотно завернул в нее Ариэль: она уже дрожала от холода, зубы ее стучали, губы посинели.
— Джек, подай мне ее!
Саймон сел на коня и, наклонясь, принял Ариэль из рук Джека.
Устроив жену в седле перед собой, Саймон поддерживал ее с двух сторон руками. Губы его сжались в ниточку, когда он почувствовал, что ее тело сотрясает крупная дрожь. Послав коня в галоп, он направился к замку Равенспир, возвышавшемуся на горизонте.
Джек Чанси нагнулся и вырвал нож из груди сокола. Затем он поднял некогда великолепную белую птицу за ноги, размахнулся и забросил ее в кусты, словно дохлую крысу. Снова сев в седло, он взял в руку поводья дрожащей раненой кобылы. Бросив взгляд на братьев Равенспир, Джек направился вслед за Саймоном, ведя за собой в поводу кобылу. Остальные охотники последовали за ним.
Прогрохотав подковами по подъемному мосту, пегий ворвался во внутренний двор замка. Саймон натянул поводья и громко крикнул слуг, которые тут же бросились к нему на помощь.
— Возьмите леди Ариэль! — бросил он первому подбежавшему к нему слуге. — Отнесите госпожу в ее комнату.
Спешившись, он поспешил в замок вслед за слугами, торопясь изо всех сил и проклиная свою немощь, не позволявшую ему самому нести свою жену.
— Посадите ее в качалку перед огнем. Пошлите за этой служанкой, как ее там зовут… Дорис. Пусть принесут горячей воды, ванну и побольше дров для камина. Да, и еще грелок.
Отдавая приказания, он сам успел подбросить дров в огонь и рявкнул через плечо:
— Поторопитесь!
Слуга опустил свою ношу в кресло-качалку и опрометью выбежал из комнаты. Ариэль съежилась на кресле в куртке мужа. Промокшая кофточка липла к ее коже, с волос бежали на спину струйки воды. Она не чувствовала ни ног, ни рук, холод пробирал ее до костей.
Саймон стянул с жены сапожки и чулки. Ноги ее стали белыми как пергамент. Он принялся энергично растирать их.
— О, сэр, что случилось? — вбежала в комнату Дорис, держа в руках грелку с угольями для постели. — Сэмюэль сказал, что-то стряслось с леди Ариэль.
— Она упала в реку. Помогите мне снять с нее одежду. Спрятав грелку под одеяло, Дорис поспешила ему на помощь.
— О милорд, леди Ариэль всегда бывает плохо, когда она простужается, — причитала служанка, обрывая пуговицы с нижней кофточки Ариэль в отчаянных стараниях побыстрее раздеть ее. — У нее слабые легкие, и, если ей случалось простыть, она болела неделями.
— Не болтай вздора Дорис, — произнесла Ариэль, стараясь не стучать зубы. — Как только я согреюсь, все будет в порядке.
Появились две служанки, сгибаясь под тяжестью медной ванны и нескольких огромных кувшинов с горячей водой.
— Сейчас, мы принесем еще горячей воды, миледи, — произнесла младшая из них, приседая в книксене.
— А миссис Гертруда уже греет камень для грелки, — добавила другая, наливая горячую воду в ванну.
Саймон и Дорис между тем уже сняли с Ариэль промокшую одежду. Саймон хмуро заметил, что ее кожа покраснела от холода. Ему приходилось видеть людей, проваливавшихся под лед в зимних сражениях, и он хорошо знал, что могут сделать с человеком обморожение и лихорадка.
— Садись в воду, милая, — подтолкнул он ее к ванне.
— Но ведь я тогда покроюсь волдырями! — возразила Ариэль. — Горячая вода сожжет холодную кожу.
— В этом случае можно и нужно сделать это.
С этими словами Саймон поднял жену на руки и опустил в воду. Ариэль вскрикнула, когда горячая вода обняла ее.
— Пузыри лучше, чем лихорадка, — произнес он. — Сиди спокойно, ради Бога!
Если бы у Ариэль оставались какие-нибудь физические и духовные силы, она, возможно, пустилась бы в спор по этому поводу. Она знала, что права, а Саймон не прав, но у нее не было сил сопротивляться, когда муж опустил ее в воду. Несмотря на тепло, которое чувствовала ее кожа, озноб не проходил. Холод сидел глубоко внутри нее, и горячая вода в ванне ничего не могла сделать с ним.
Саймон, изо всех сил скрывая тревогу, опустился на колени перед ванной и принялся растирать жену мочалкой, отчаянно пытаясь как-нибудь справиться с ознобом. Служанки заворачивали во фланелевые полотенца принесенные с кухни горячие камни и укладывали их в кровать. Дорис толстым полотенцем сушила волосы Ариэль. От горячей воды в ванне поднимался пар, огонь в камине пылал, как огромный костер, по лицам всех людей, бывших в комнате, стекали струйки пота, а Ариэль продолжала бить дрожь.
Поставив молодую женщину на ноги, Саймон и Дорис принялись вытирать ее.
— Ей надо ночную сорочку или халат, — велел Саймон. Дорис протянула плотный халат из домотканой шерсти.
— Терпеть не могу этот халат. От него всегда только чешешься, — стуча зубами, возразила Ариэль.
Но никто не обратил на ее слова ни малейшего внимания, и через пару минут она уже лежала в постели, обложенная грелками, укрытая толстым одеялом и множеством пледов поверх одеяла. Но она все еще дрожала, на щеках уже пылал багровый румянец. Саймон положил ладонь ей на лоб.
— Ты столько раз лечила других людей, Ариэль! Скажи, что мы должны сделать для тебя?
Она покачала головой.
— Ничего. Это пройдет, как только я согреюсь. В воде я пробыла совсем недолго.
— Увы, довольно долго, — коротко бросил он. — Должно же быть какое-нибудь средство…
Увидев, что ее глаза закрыты, он оборвал начатую фразу. Раздался стук в дверь, и на пороге комнаты появился Джек Чанси.
— Я подумал, что леди Хоуксмур захочет узнать: ее кобыла уже в стойле. Конюх позаботится о ней. Он просил передать леди Ариэль, что уже обмыл ее раны и теперь присыплет их средством от заражения.
— Скажите ему, чтобы он сначала прижег их, — раздался осипший голос Ариэль. — Лучше всего порошком серы. Это совершенно необходимо: на птичьих когтях всегда много грязи.
Она пробормотала еще несколько слов, которые показались ее слушателям похожими на выражения рабочих с судоверфи, но тут же громко закашлялась.
— Я принес твой нож, Саймон, — запинаясь, произнес Джек, глядя на хмурое лицо друга, который бережно укладывал голову Ариэль, повыше и поудобнее взбивая подушки. — Я же знаю, как много он для тебя значит.
С этими словами лорд Чанси протянул другу нож.
Саймон, на секунду отвернувшись от кровати и благодарно кивнув, взял его. Джек вытер клинок, но на нем еще оставалось несколько капель засохшей крови сокола. Это был нож его отца. Саймон вложил его в ножны, висевшие на широком поясе с украшенной драгоценными камнями пряжкой; пояс тоже принадлежал когда-то его отцу.
Ариэль, лежа на высоко взбитых подушках, повернула голову. Кашель прекратился, но на ее бледном лице по-прежнему пылал нездоровый румянец, а глаза почти скрылись под опухшими веками.
— Джек, вы не забудете сказать Эдгару про серу?
— Разумеется, леди Ариэль.
Она через силу улыбнулась: — Стоит ли нам быть столь церемонными, сэр? Джек улыбнулся:
— Ни в коем случае, если вы этого хотите.
— Хочу, — произнесла Ариэль и отвернула голову в безнадежной попытке справиться с новым приступом кашля.
— Я скажу Равенспирам, что вас не будет за ужином, — без всякой необходимости сказал Джек, выходя из комнаты.
Саймон подождал, пока у жены утихнет приступ кашля, потом спросил:
— Скажи мне, что я могу сделать для тебя, дорогая. Ведь если ты лечила других людей, то должна знать, как помочь себе самой.
— Эфедра… но у меня ее нет.
Он положил руку на ее лоб, ощутив жар кожи.
— А где ее можно достать? — терпеливо спросил он.
— У Сары… но она…
Остаток слов потонул в новом приступе кашля.
— Я принесла согретые фланелевые простыни, милорд, — сказала Дорис, без стука входя в комнату. — Они смочены камфарой. Леди Ариэль применяет их при болях в груди. На прошлую Пасху она таким образом вылечила миссис Гертруду.
Дорис протянула остро пахнущую, сложенную в несколько раз ткань.
— Положить ей на грудь, сэр?
— Да… да, если вы думаете, что это поможет.
С этими словами Саймон отбросил пледы и распахнул полы халата Ариэль, обнажив ее розовые груди и изящный торс. Кожа на груди молодой женщины была покрыта пятнами.
— Дайте мне другой халат! — капризно попросила Ариэль, прикрывая руками грудь.
— Найдите другой халат, Дорис. Этот слишком раздражает кожу.
Дорис осторожно уложила пропитанную камфарой ткань на грудь Ариэль, потом достала
из гардероба халат из тонкого льна.
— Он не такой теплый, милорд, но не причинит никакого вреда коже миледи.
Саймон приподнял Ариэль в постели, чтобы Дорис могла снять со своей хозяйки шерстяной халат.
— Я бы могла одеться сама, — сказала Ариэль, пытаясь продеть руки в рукава льняного халата.
В этот миг новый приступ кашля сотряс ее тело, и она оставила попытки сопротивляться, позволив мужу и Дорис одеть ее. Пропитанная камфарой фланель, похоже, принесла облегчение, и Ариэль снова откинулась на подушки, прикрыв глаза.
— Она снова схватит лихорадку и воспаление легких, милорд. Попомните мои слова, — мрачно произнесла Дорис.
— А когда с ней такое было?
— Да когда ей было лет десять или одиннадцать. Но точно я не помню, милорд. Тогда она едва выжила. И если бы не та сумасшедшая, глухая Сара, леди Ариэль вряд ли….
— Моя жена только что сказала, что у этой женщины, Сары, есть нужное лекарство, — Саймон движением руки прервал кудахтанье Дорис. — Но как можно найти эту Сару?
— Можно послать за ней, сэр, хотя, мне кажется, она вряд ли придет, — ответила Дорис. — Но, может быть, придет хотя бы слепая Дженни, если мы пошлем за ней Эдгара.
— Почему же эта женщина не придет, если она дружит с леди Ариэль? — спросил Саймон хриплым от волнения голосом.
Дорис покачана головой.
— О, ради леди Ариэль Сара была бы готова идти хоть на край света, но она страшно боится Равенспиров. Леди Ариэль никогда не приглашала ее сюда.
— Что ж, пусть леди Ариэль не приглашает. Это сделаю я. Скажите, где ее найти.
Дорис неуверенно взглянула на него.
— Лучше будет послать Эдгара, милорд. К их домику ведет очень плохая дорога, к тому же она сейчас обледенела.
— Поэтому нужен человек, который лучше меня держится на ногах, — закончил он за нее. — Я вас понял. Тогда пошлите Эдгара и попросите его поторопиться. Да скажите ему, чтобы она захватила с собой дочь.
— Слушаюсь, милорд.
Дорис с испуганным лицом присела в книксене и выбежала из комнаты.
Саймон вернулся на свой пост у постели Ариэль. Когда он погладил влажные волосы на голове своей жены, лицо его помрачнело.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Серебряная роза - Фэйзер Джейн



НЕ ОЧЕНЬ ВПЕЧАТЛИЛО,НО НА РАЗОК ПОЙДЁТ)))
Серебряная роза - Фэйзер ДжейнЯНА
23.02.2012, 6.20





Не очень,но сойдет!
Серебряная роза - Фэйзер ДжейнКетрин
9.07.2013, 19.19





какая мерзость.
Серебряная роза - Фэйзер Джейнмаша
7.12.2013, 19.41





Где конец у этой книги? Я так и не поняла. Ничего не выяснили, даже отношения между собой. Терпеть не могу когда так обрывают сюжет!
Серебряная роза - Фэйзер ДжейнК
7.12.2013, 21.46





Очень любопытная идея - надеяться, что отставная любовница поможет завоевать расположение жены.
Серебряная роза - Фэйзер Джейннадежда
19.11.2014, 17.36





Ерунда полнейшая!!!
Серебряная роза - Фэйзер ДжейнОльга
11.02.2015, 14.35





Своеобразно. Есть некоторые моменты не присущие стандартным романам о любви, хорошо это или плохо наверное решает каждый по своему, но для меня это плюс. Поэтому не смотря на незаконченость романа на мой взгляд, я поставлю 10.
Серебряная роза - Фэйзер ДжейнРиша
9.05.2015, 17.25





Ну очень не законченый конец. Только все раскрутилось и ...
Серебряная роза - Фэйзер ДжейнСвета
8.02.2016, 11.16








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100