Читать онлайн Причуды любви, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Причуды любви - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.11 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Причуды любви - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Причуды любви - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Причуды любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Бессонница редко донимала Мередит, но этой ночью она металась, ворочалась так, что сбила простыни и в конце концов поднялась непривычно поздно. Да и то разбудила ее Нэн, напомнив, что управляющий ждет в библиотеке, пока хозяйка соизволит спуститься и принять его ежемесячный отчет.
— О, Нэн, почему ты не подняла меня раньше? — охнула Мередит, вскакивая. — Поверить не могу, что оказалась такой соней!
Нэн, разглядев опухшие веки своей подопечной, фыркнула, то воздержалась от комментариев. Пока Мередит наспех обтиралась водой из кувшина, она разложила на кровати простое платье из выцветшего муслина, зная, сколько хлопот предстоит Мередит после беседы с мистером Фаркарсоном.
— Мальчики, конечно, уже позавтракали, — заметила Мерри, возясь с пуговицами на рукаве. Нэн, раздраженно вздохнув, оттолкнула ее руки, и сама застегнула манжет.
— Давным-давно! Мастер Хьюго занят своими книгами, мастер Тео убежал в деревню, и только Господу одному известно, где шатается этот забияка Роб.
Мерри рассмеялась, прекрасно зная, как любит ворчливая Нэн своего младшего питомца.
— Проголодается и вернется, — заверила она, закалывая толстую косу короной на голове. — Сначала, разумеется, поведав каждому встречному о самых интимных подробностях нашего существования.
Эта мысль невольно навела ее на воспоминания о вчерашнем вечере. Образ Дэмиена Ратерфорда с пугающей ясностью возник перед глазами. Она уже пришла к заключению, что, пожалуй, стрит избегать дальнейших встреч, даже если для этого придется добровольно заточить себя в Пенденнисе, пока красоты Корнуолла не прискучат лондонскому щеголю и он не решит убраться восвояси. Откуда он вообще свалился на ее несчастную голову! Гнусное создание, ничего не скажешь: так уверен в собственном превосходстве, так нагло старается любой ценой достичь своего, так омерзительно могуч.
Мередит тихо ахнула, встретившись глазами со своим отражением в зеркале. Именно осознание его мощи и тревожило ее. Он не просто сильнее ее физически, хотя у нее был повод убедиться и в этом, но было что-то еще, неопределенное, неуловимое, возможно, аура властности, исходившая от него. Недаром она всей кожей ощущает: если он чего-то добивается, никто и ничто не станет у него на пути. А если это коснется Мерри Трелони?..
Она вздрогнула. Почему он так ее назвал? Только самые близкие друзья и родственники знают ее как Мерри, и вот уже пять лет, как ни один человек вне дома не называл ее так. Однако лорд Ратерфорд произнес ее имя, как будто имел на это право… Словно это имело какое-то особое значение исключительно для него.
Мерри мысленно встряхнулась и запретила себе думать о лорде Ратерфорде. Столько дел предстоит сегодня сделать по дому и поместью, столько важных решений принять! Не время и не место думать о надменном аристократе!
Она спустилась вниз.
— Сикомб, не будете ли добры принести чай в библиотеку? Я припозднилась сегодня и не успела позавтракать;
— Разумеется, леди Мерри.
Сикомб почтительно наклонил голову. Уж он постарается принести в библиотеку не только чай. Ее милости нужно поддерживать силы. Всему дому известно, как мужественно борется леди Блейк, чтобы не пойти на дно. Достаточно сказать, что хотя жалованье слугам выплачивается неизменно, хоть, бывает, и с опозданием, сэр Джон здорово повеселился, проигрывая свое состояние. Какой позор, что его вдова, такая молодая и одинокая, попала в столь печальные обстоятельства. Каждый знал, что любая другая женщина на ее месте давно бы пала под тяжестью непосильного бремени, но ее милость отказывалась сдаться. Мальчики продолжали учебу, ни один человек из штата челяди не был уволен, пособия отставным слугам сохранялись. Каким образом это ей удавалось, оставалось загадкой и предметом постоянного обсуждения на кухнях соседних домов и, вероятно, в гостиных тоже.
Мередит приветствовала своего управляющего теплой улыбкой.
— Пришли расстроить меня, Стюарт? Вид у вас необыкновенно мрачный.
— Я хотел поговорить с вами о лонгвудских коттеджах, леди Блейк, — затянул Фаркарсон свою обычную нудную песню, уперев кулаки в бедра, обтянутые шерстяными штанами. — Больше медлить нельзя. Придется пойти на расходы: починить крыши и замостить дорогу до наступления зимы. Конечно, арендаторы понимают наши затруднения, но боюсь, теперь начнут роптать, и не без основания.
Мередит сунула в рот большой палец по стародавней детской привычке, что служило признаком волнения. Она намеревалась заплатить последний взнос по закладной за Дакетс-Спинни из денег за последнюю партию контрабанды, но теперь придется повременить. Как часто стремление выкупить очередную часть имения сталкивалось с необходимостью произвести очередной ремонт, а она так радовалась, когда приходила в контору поверенного Донна в Фауи, вручала ему чек от банкира и получала в обмен документы на выкупленный клочок поместья. Поверенный не больше остальных знал об источниках ее дохода, но предполагал, что все дело в жестокой экономии.
— Так и быть, Стюарт, отдайте необходимые распоряжения.
Смирившись с неизбежным, Мерри приказала себе ни о чем не жалеть. Нет смысла терзаться попусту.
Она разлила чай, откусила кусочек тоста с маслом и вместе с управляющим принялась просматривать счета.
После ухода Фаркарсона Мерри, однако, еще долго сидела за выщербленным дубовым письменным столом, также счастливо избежавшим молотка аукциониста, и задумчиво смотрела в высокие окна, выходящие на море. Море две партии в месяц решат все ее проблемы. Но двойные прибыли означали двойной риск, особенно теперь, когда повсюду рыщут таможенники. Жак, конечно, согласится на предложение, но что скажут Барт и остальные? Так или иначе, она ничего не узнает, не спросив, а пока что никто не сделает за нее работу, если она будет сидеть, как портновский манекен, и глазеть в окно.
— Сикомб, до обеда я буду в конюшне. Сегодня приезжает коновал, и мне необходимо с ним переговорить. — Прекрасно, миледи.
Дворецкий придержал для нее дверь, и Мерри вышла в тепло летнего дня. Какое облегчение — вдохнуть воздух полной грудью после мрачной атмосферы библиотеки! Она немного задержалась в саду. Даже если кто-то и заметит ее в таком виде, здесь все равно одни друзья.
Около полудня жеребец лорда Ратерфорда остановился у парадного входа Пенденниса. Двери оказались распахнутыми, и древний рыжий сеттер насторожил было уши при виде нового гостя, прежде чем положить голову на лапы и снова мирно засопеть на солнышке. Двухсотлетний дом из потемневшего от времени камня выглядел уютным и гостеприимным в окружении хорошо ухоженных цветников, живой изгороди и аккуратно подстриженных кустов. Ратерфорд оценивающе оглядел окрестности, прежде чем привязать поводья Сарацина к каменному столбику балюстрады и взбежать на невысокое крыльцо. Оказавшись у двери, он остановился и поискал глазами того, кто бы возвестил о его появлении. Дворецкого нигде не видно, а на двери нет ни молотка, ни шнура сонетки. Да, корнуольские обычаи, ничего не попишешь!
Он нерешительно шагнул в полумрак холла, и тут же как по волшебству дверь в глубине, обитая сукном, растворилась и на пороге появился грузный седовласый мужчина в длинном зеленом переднике.


— Сэр?
Сикомб ухитрился вложить в единственное короткое словечко целое море неодобрения. По мнению слуги, незнакомым джентльменам было нечего делать в Пенденнисе. Дэмиен ничуть не удивился. Подобная завуалированная наглость, видимо, была отличительной чертой челяди здешних мест.
— Леди Блейк дома? — справился он, пронзая жестким взглядом этого весьма необычного дворецкого.
— Отсутствует, сэр, — сообщил Сикомб.
— Когда ожидается ее прибытие?
— Не могу сказать, сэр.
По-видимому, ничего не оставалось, кроме как оставить визитную карточку и удалиться. Именно этого он и старался избежать, подозревая, что намеченная добыча, однажды вспугнутая, будет всячески стараться улизнуть.
— Лорд Ратерфорд! Говорил же, что это его конь, Тео! — Роб в сопровождении щенка коккер-спаниеля с длинными развевающимися ушами ворвался в холл. — Добрый день, сэр. Как поживаете? Это мой брат, Тео. Знаете, мы были в деревне и добрались до самого причала, — добавил он с таким жаром, словно кто-то стремился во что бы то ни стало узнать столь полезные сведения. — Вы приехали в гости? — По крайней мере собирался, — ответствовал Дэмиен. — Но, насколько я понял, вашей сестры нет дома.
Он кивнул Тео, не сводившему широко раскрытых глаз с галстука его светлости, модно сшитого сюртука и туго облетавших мускулистые бедра лосин.
— Этот… ваш сюртук сшит у Вестона, сэр? — заикаясь, пробормотал он.
— Очевидно. Но вы не должны так пристально глазеть на меня, это доказывает печальное отсутствие хороших манер.
Лорд Ратерфорд не считал упрек слишком уж суровым, но его собеседник, очевидно, не привык к выговорам в какой-либо форме, поскольку, залившись краской унижения, принялся бормотать извинения.
— О, да не волнуйся ты так, Тео, — перебил Роб. — У тебя сразу становится такой глупый вид! Его светлость не хотел тебя обидеть, верно, сэр?
Дэмиен, едва ли не против воли, поспешно заверил обоих, что ничего подобного в голову ему не приходило. Это было чистой правдой, просто он, сам того не желая, откликнулся на то, что показалось ему проявлением невоспитанности. Он снова посмотрел на мальчиков, отмечая их сходство с сестрой и явную неуверенность в себе старшего. Сообразив, что оба они еще очень молоды, Дэмиен поспешил загладить свою грубость и улыбнулся. Мальчики немедленно ответили улыбками, полными такой доверчивости и тепла, что он почувствовал безрассудное облегчение: хорошо, что вспышка его раздражения не ранила юные души.
— Да Мерри на конюшне! — воскликнул Роб. — Она скоро вернется, правда, Сикомб?
— Не могу сказать, мастер Роб, — упрямо повторил дворецкий, — поскольку ее милость не делилась со мной своими намерениями.
И с этими словами он повернулся и направился в помещения для челяди.
— Такой противный! — негодующе прошипел Роб, глядя вслед Сикомбу. — И все врет. Мерри всегда говорит ему, куда идет и когда вернется. Может, он думает, что Мерри не осмелится предстать перед вами, как по-вашему, лорд Ратерфорд?
— Хотелось бы, чтобы ты хоть иногда придерживал язык, — резко оборвал его Тео, по-видимому, уже успевший прийти в себя. — Что подумает лорд Ратерфорд? Прошу вас в гостиную, сэр. Сейчас пошлю кого-нибудь за сестрой.
— Но она скоро придет! — запротестовал Роб. — И кого ты пошлешь?
— Тебя! — сердито прошипел Тео.
Дэмиен прошел в дверь, которую учтиво придержал для него Тео, гадая, не придется ли с минуты на минуту разнимать схватившихся братьев.
— Иди и скажи Мерри, что лорд Ратерфорд здесь, — велел Тео.
— Но она, наверное, уже возвращается. Хотела только поговорить с коновалом насчет язвы у Джена, а коновал минут десять назад уехал. Я сам видел!
— Должна же она знать, что у нас гости, — объяснял Тео, глаза которого метали молнии.
— Ой! — Очевидно, Роба наконец осенило.
— То есть она, наверное, захочет переодеться, узнав, что лорд Ратерфорд приехал с визитом?
Ратерфорд с нескрываемым интересом принялся осматриваться, не обращая внимания на перебранку за спиной; Но в уши невольно лез шепоток Роба.
— Мне все равно, что бы ты ни болтал. Мерри ни на йоту не волнуют подобные вещи.
Послышался приглушенный визг, шум борьбы… Тишина.
Ратерфорд оторвался от созерцания единственных предметов, достойных внимания в этой бедной, но уютной комнате, — красивой рабочей шкатулки с перламутровыми инкрустациями, стоявшей на маленьком столике атласного дерева, и обнаружил, что остался один. Облегченно вздохнув, он вышел из дома и направился к конюшням: оказанный прием вполне позволял ему поискать хозяйку дома, и, кроме того, он сильно подозревал, что в пылу схватки господа Тео и Роб совершенно забыли о намерении предупредить сестру.
Как он и ожидал, конюшня находилась с западной, защищенной от ветров части дома. Здесь, как и везде, царили чистота и порядок, во всем была видна хозяйская рука — не то что в Мэллори-Хаусе. Нигде не видно Мерри Трелони.
На перевернутом ведре сидел парнишка с куском хлеба с сыром в одной руке и кружкой эля в другой. Он охотно сообщил, что недавно видел хозяйку в амбаре. Дэмиен немедленно направился к зданию под красной крышей. Здесь было пыльно и темновато, и он немного постоял, вдыхая густой запах сена, сложенного в аккуратные связки. Да, в этом хозяйстве скоту голодать не придется!
Признаки рачительного управления были повсюду: начищенные и наточенные вилы и грабли тускло блестели, пол подметен, бочонки полны дождевой водой.
— Леди Блейк! — окликнул он наугад. Ответом служило молчание.
Мередит, возившаяся на сеновале, замерла. Какого черта он здесь? Словно Немезида, явившаяся преследовать ее даже в безопасности ее собственного святилища? Может, если затаиться и не выдать себя, он уйдет.
По каменному полу прозвучал стук подкованных сапог.
— Прошло много лет с тех пор, как я в последний раз играл в прятки, так что вам придется напомнить мне правилам, — громко объявил он голосом, в котором звучал едва сдерживаемый смех.
Мерри пришлось наскоро решать, что делать: либо продолжать скрываться подобно затравленному кролику, либо по праву хозяйки потребовать, чтобы он немедленно покинул ее дом. Или… или просто дать знать о своем присутствии. В последнем случае она хотя бы сохранит свое достоинство.
Пока она колебалась, в люке появилась темная голова лорда Ратерфорда.
— А, вот и вы! — воскликнул он с видимым удовольствием. — Я звал вас, но вы, наверное, не услышали.
— Я была занята, сэр, — откликнулась она, возвращаясь к своему занятию. — Чему обязана такой радостью?
— Радостью? Почему это слово звучит столь фальшиво? — протянул Ратерфорд, ловко вспрыгнув наверх, где в лучах солнца плясали пылинки. В неярком свете он разглядел девушку, согнувшуюся в углу, под свесом крыши, где было прорезано небольшое круглое окошко. — Могу я чем-то помочь?
— Вряд ли, сэр.
Мерри и не подумала повернуться к нему, пытаясь не выдать, как волнует его приближение. Дьявол бы его побрал! Почему он вечно застает ее в неловком положении? Она одета как крестьянка, с соломой в волосах и роется в грязи. И даже не может убедительно притвориться чинной, пораженной ужасом, немолодой вдовой… во всяком случае, не в этих обстоятельствах. Кроме того, после вчерашней ночи она ясно убедилась, что в глазах этого зрителя ее роль лишена всякого правдоподобия.
— Если в самом деле хотите помочь, лорд Ратерфорд, немедленно уйдите, так же тихо, как пришли. Они и так достаточно напуганы и, опасаюсь, умрут от разрыва сердца. Такие хрупкие маленькие создания!
Вместо того чтобы спросить, кого она имеет в виду, Ратерфорд решил, что будет лучше все узнать самому. Он подошел ближе. Солнечный свет, струившийся из оконца, зажигал ее волосы багровым пламенем, на миг отвлекшим Дэмиена от его планов. Простое цветастое платье из поблекшего муслина казалось настоящим роскошным туалетом по сравнению с вчерашним бомбазином еще и потому, что льнуло к изящным изгибам восхитительно грациозной фигурки. Очень стройной… но по-прежнему невероятно напряженной. Она держалась прямо, как солдат под критическим взором офицера. Откуда у нее такие манеры при столь уединенной жизни?
Забавный вопрос, на который он скоро найдет ответ. Но если ему не удастся преодолеть очевидную неприязнь, которую просто излучает девушка, ему лучше вернуться в Мэллори-Хаус.
Только сейчас он заметил, что Мерри держит на коленях птичье гнездо с тремя только что оперившимися птенцами ласточки. Дэмиен инстинктивно опустился на корточки и тихо спросил:
— Что вы собираетесь с ними делать?
— Мать их бросила, — так же тихо пояснила Мерри, — потому что они никак не хотели летать. Все эти дни я наблюдала за ними, и она старалась изо всех сил. Но глупышки слишком напутаны, хоть уже достаточно выросли. Я собиралась взять гнездо и положить его на окно внизу. Может, оттуда им будет легче взлететь.
— А всего скорее их сцапает кошка, — возразил Ратерфорд.
— А здесь они умрут от голода, — пожала плечами Мередит. — По крайней мере стоит попытаться. Если спуститесь по лестнице, я передам вам гнездо. Лестница, сами понимаете, немного неустойчивая. Мне тяжело управляться одной рукой, и юбки слишком широкие.
— Мудрое решение, — согласился лорд Ратерфорд. — Не будь на вас юбок, все мигом уладилось бы!
Будь он проклят, этот негодяй! Еще имеет наглость смеяться над ней!
Но тут до нее дошло, что фраза насчет юбок звучит несколько странно и имела бы смысл только в том случае, если бы у нее не было привычки их носить, как мягко указал лорд. Ну откуда у него такая проницательность?! Или это она забыла об осторожности? Действительно, она привыкла носить мужской костюм, в котором не задумалась бы спорхнуть с любой высоты, даже с птичьим гнездом в руках.
Оставалось только одно — игнорировать его замечание.
— Не будете так добры взять гнездо, милорд, пока я встану? — с достоинством осведомилась она, протягивая ему гнездо. Птенцы негодующе защебетали, едва он принял их домик в сложенные ладони. Спасение таких малышей — весьма непривычное для солдата занятие. Обычно он выручал из беды своих товарищей на поле брани, оборонял женщин и детей от мародеров. Приходилось, разумеется, и убивать. Так что же он делает здесь, тревожась о судьбе несчастных, хрупких маленьких созданий, шансов на выживание у которых почти нет?
Ратерфорд мысленно пожал плечами и смирился с очередным капризом судьбы. Хоть отвлечется немного от мрачных раздумий.
Он поцокал языком, пытаясь утешить птенцов, которые не обратили на него ни малейшего внимания.
Мерри поднялась, расправила юбки, нетерпеливо отряхивая пыль и приставшие соломинки. Сухие травинки липли к сияющей золотисто-каштановой короне. Его светлость решил, что такую возможность нельзя упустить.
— Прошу вас, возьмите на минуту гнездо, — попросил он с извиняющимся вздохом. Мерри механически протянула руки с прискорбным отсутствием осторожности.
— Вы вся в сене, — пояснил он, — и поскольку зеркала здесь нет, будет лучше, если я немного поухаживаю завами.
Мерри, словно окаменев, стояла неподвижно, пока он вынимал из ее волос соломинки, пух и перья. Не зная, куда девать гнездо, она была вынуждена стоять неподвижно, пока он отряхивал ее юбку, поправлял полотняный воротничок и потуже завязывал кушак.
— Ну вот, так куда лучше, — одобрительно кивнул, он, отступая. — А теперь, если вы отдадите гнездо, можете снова ударить меня. И поскольку я даю вам разрешение, на этот раз мстить не стану… если не захотите сами, конечно.
Ну есть ли на свете человек более несносный! Глаза Мередит сузились, губ коснулась ледяная усмешка.
— Зачем мне вас бить, лорд Ратерфорд? Я благодарна за помощь. Если потрудитесь спуститься, немедленно передам вам гнездо.
Ратерфорд, с сожалением улыбнувшись, поднял руку жестом фехтовальщика, признающего меткий удар.
— Ваш верх, Мерри Трелони. Тысяча извинений за столь неуклюжую пикировку. Умоляю вас о прощении.
Почему ее так и подмывает расхохотаться? Минутой раньше она с удовольствием влепила бы ему пулю в лоб! Цинизм, столь присущий его взгляду, куда-то исчез вместе со скучающей полупрезрительной гримасой, и даже спесь, казалось, усмирена откровенно искренним признанием поражения. Он на глазах переменился, став совершенно иным человеком. И эта мысль не давала покоя. Мередит резко повернулась к лестнице в поисках новой и более безопасной темы для беседы.
— Откуда вы узнали, как меня найти? Бьюсь об заклад, Сикомб ни за что бы меня не выдал.
— Вы правы, — согласился Дэмиен, — прежде он бы себе язык отрезал. К счастью, не успел он меня выставить, как влетел молодой Роб.
— А, тогда этим все объясняется, — невольно хмыкнула Мерри. — Почему он не пошел с вами?
— Поссорился с Тео, — осторожно заметил Дэмиен, — и… и, похоже, совсем обо мне забыл.
— О Господи, — вздохнула Мередит и добавила с таким видом, словно ее собеседник был знаком со всеми семейными неурядицами: — Бедный Тео считает Роба настоящим наказанием Божьим. Когда тебе пятнадцать и ты стараешься казаться взрослым, одиннадцатилетний брат — действительно серьезное испытание. Я подумывала было отправить Роба не в Хэрроу, а в Итон, чтобы избавить Тео от многочисленных ударов по самолюбию, но Трелони и Мередиты всегда учились в Хэрроу, и никто даже слушать не пожелал ни о какой иной возможности.
— Не надо так расстраиваться. Если память мне не изменяет, у Тео найдется достаточно много союзников, готовых прийти на помощь и поставить Роба на место, и я уверен. Роб уже понял, что не стоит связываться со старшими. То, что происходит дома, не обязательно повторится в школе, — нетерпеливо проговорил Ратерфорд. Детские проказы слишком мало его интересовали. Но когда встревоженное выражение мгновенно исчезло, они пожалел о своей резкости.
— Это такое утешение, — кивнула Мередит. — Я ужасно боялась, что Тео вынужден терпеть немало унижений. Но кому лучше знать о подобных вещах, как не вам?
Дэмиен кивнул, поражаясь теплу, согревшему его сердце при первых же словах благодарности этой необыкновенной женщины, которая выглядела так, словно несла на своих худеньких плечах все тяготы мира.
Мерри заметила, как потемнели его глаза, и отчего-то ей стало не по себе. Куда легче иметь дело с высокомерным циником, чем с новым лордом Ратерфордом, во взгляде которого светятся юмор и сочувствие. По крайней мере когда они были заняты словесным поединком, она была уверена в собственных силах и чувствах.
На мгновение между ними возникло знакомое напряжение, но тут Ратерфорд, к облегчению и в то же время к раздражению Мерри, вернул их отношения на прежнюю почву:
— Если отдадите мне гнездо, я сам снесу его вниз. И поскольку юбки мне не мешают, я сумею проделать это куда быстрее.
Мередит сжала губы с такой силой, что они превратились в бледную полоску, но покорно вручила ему своих подопечных, не в силах придумать веских возражений на столь неожиданное изменение в ее планах. Она покорно последовала за ним по шаткой лестнице, очевидно, не нуждаясь в рыцарской помощи, и Дэмиен поставил гнездо на широкий подоконник единственного окна.
— Надеюсь, вы ошибались насчет кошки, — пробормотала она, взволнованно хмурясь. — Если вы останетесь и последите за ними, я накопаю червей. Они, должно быть, изголодались.
— Вы… что? — воскликнул Ратерфорд, плечи которого подозрительно тряслись. — О, Мерри Трелони, это уж слишком! Вы действительно собираетесь отправиться за червями, словно чумазый сорванец, с палкой и веревочкой вместо удочки!
Прислонившись к стене, он наконец дал волю давно сдерживаемому смеху. Он уже давно так не веселился, и все его существо безраздельно отдавалось радости.
Мередит смущенно огляделась, так и не поняв в первую минуту, что послужило причиной столь заливистого хохота. Ее предложение казалось вполне разумным, но, вспомнив спектакль, который она вчера разыгрывала перед ним, представ скромной чопорной вдовой и к тому же наивной дурочкой, лепетавшей сплошную чушь, только головой покачала. Что ж, сама виновата, выдает себя на каждом шагу!
Краска негодования и смущения бросилась в лицо.
— О, перестаньте же, — рассердилась она, — я не настолько забавна, чтобы развлекать вас!
— Ошибаетесь, — выдохнул он, — ничего более восхитительного в жизни не видел. Вы бесподобны, Мерри Трелони. Чудесная загадка, которую мне предстоит разгадать.
Холодные пальцы ужаса коснулись ее спины при этих словах, и Мерри нашла убежище в спасительном гневе. Все что угодно, лишь бы отвлечь его!
— Немедленно прекратите! — топнула она ножкой. — Я не позволю издеваться надо мной. Вы вторглись в чужие владения, сэр, или по крайней мере явились сюда без разрешения, и я не допущу подобной непочтительности!
Ратерфорд немного успокоился, хотя серые глаза по-прежнему смешливо поблескивали.
— В таком случае я, наверное, должен попросить прощения… уже немного вежливее, — мягко заметил он, кладя ей руки на плечи.
Мередит отступила. В животе вовсю разгорался какой-то странный трепет, и она убежала бы, если бы он не притянул ее к себе.
— В тебе горит огонь страсти, Мерри Трелони, — прошептал он, — вкус которой я должен узнать.
Положив ладонь на ее затылок, он чуть наклонил голову Мередит и припал к губам. Мерри закрыла глаза, вдыхая аромат его кожи, напоенный солнцем запах, такой же приятный, как ласка его языка, глубоко проникшего в нежную пещерку ее рта. Его руки пробежали по ее лопаткам, спускаясь ниже, гладя теплую, упругую кожу, скрытую лишь тонкой тканью платья, обвели изгиб ее бедер, сжали ягодицы. Мерри прижалась к нему, с удивлением слыша донесшийся откуда-то тихий стон. Неужели это ее голос?
— Спаситель милосердный! — благоговейно проговорил Ратерфорд, медленно поднимая голову. — Что ты со мной сделала, Мерри Трелони? Кажется, я околдован.
Мередит стояла в луче света, прижав ладонь к горящим губам, медленно обретая равновесие и сознавая ужасную истину, от которой не было спасения. Ее тянет к этому человеку, тянет бесповоротно. Но если отрицать это невозможно, что же теперь делать?
— Мерри! Мерри! Где ты? — раздались пронзительные вопли Роба, мгновенно растопившие всякую неловкость.
— В амбаре, — отозвалась она, быстро подбегая к двери и не глядя на своего кавалера.
— О, так ты нашла лорда Ратерфорда! — обрадовался Роб, появляясь на пороге. — Прекрасно, потому что мы с Тео на несколько минут о нем позабыли. Сикомб говорит, что пора обедать и если вы немедленно не явитесь, устрицы остынут. Специальный рецепт нашей кухарки. Она здорово разозлится, если они испортятся. Правда, Мерри? Конечно, если бы я вас не отыскал, мы с Тео и Хьюго все съели бы сами. — Он расплылся в сияющей улыбке. — Надеюсь, вам нравятся устрицы, запеченные в раковинах, лорд Ратерфорд?
Мередит ошеломленно моргнула. Неужели Роб только что пригласил его светлость к обеду?
— Одно из моих любимых блюд, — заверил Ратерфорд, улыбаясь мальчику.
— Вот и хорошо! Там много. Хватит на всех, и Хьюго не терпится познакомиться с вами.
С этими словами он доверчиво вложил руку в большую ладонь Ратерфорда, словно они были давними старыми друзьями, и повел его в дом.
Мерри ничего не оставалось, как последовать за ними. По крайней мере в компании братьев обед наверняка пройдет мирно и спокойно.
Обед в Пенденнисе, как обнаружил его светлость, был довольно основательным. На большом столе в столовой уже стояли ветчина и филей, супница с наваристым овощным супом, обещанные запеченные устрицы, сыры и фрукты — еда, явно предназначенная для удовлетворения аппетитов растущих мальчишек. Роб и Тео, забыв о своих разногласиях, воздали блюдам должное. Хьюго Трелони, бледный, голенастый молодой человек с чересчур серьезным лицом, вежливо отвечал на вопросы лорда Ратерфорда и неохотно ковырялся в тарелке. Или, как молча отметил Дэмиен, делал вид, что ковыряется. Огромные куски мяса каким-то образом оказывались на его тарелке и так же таинственно исчезали. Мередит пила чай, мальчики — лимонад, перед лордом Ратерфордом поставили кружку пенистого эля, как торжественно уведомил Хьюго, их собственной варки.
Мередит извинилась за то, что не может предложить ему кларет, но небрежно объяснила, что любая бутылка из их погреба должна постоять открытой не менее часа, если пьющий желает насладиться истинным вкусом и ароматом. Поскольку они не ждали гостей, то, никто не подумал достать вино.
— Мы гордимся нашими погребами, как, впрочем, и все соседи в округе, — пояснила она.
— Да, благодаря «джентльменам», — вставил Роб. — Они доставляют товары каждый месяц, но никто никогда их не видит и даже не слышит, как они приближаются, потому что копыта пони замотаны тряпками, правда, Мерри?
— Если верить тому, что о них говорят, — откликнулась та, не моргнув глазом. Тема была сравнительно невинной и, вне всякого сомнения, достаточно занимательной.
— В здешних местах это обычное дело, лорд Ратерфорд. Вы еще не спускались в подвалы Мэллори-Хауса? Там наверняка найдутся немалые запасы.
— Я пробовал бренди и нашел его более чем великолепным, — согласился он. — Должен признаться в своем неусыпном любопытстве ко всему, что касается «джентльменов».
Он поднял голову и встретил быстрый настороженный взгляд хозяйки.
— Только чужаки находят контрабандистов и их занятие романтическими, сэр, — слегка пожала плечами Мередит. — Для корнуольцев это всего лишь способ существования, опасный и не слишком честный.
Замечание было явно предназначено для того, чтобы поставить его на место: непрактичный чудак с завиральными идеями относительно серьезного занятия.
— Я не говорил, что нахожу его романтичным, — мягко возразил он. — Скорее интересным. Знаете, мне довелось их встретить.
Вилка Мередит звякнула о тарелку.
— Не может быть! Такого просто не бывает! — почти взвизгнула она.
— Значит, бывает, — настаивал он, не понимая, что с ней творится. У нее сделался такой вид, словно она сидела на муравейнике.
— Где, сэр?
Роб от возбуждения подпрыгивал на стуле, и даже Хьюго перестал мерно жевать.
— На горной дороге в ночь моего приезда. — Он положил себе еще ломтик филея. — Насколько я мог понять, они схватились с береговой охраной.
— Кто победил? — в один голос спросили мальчишки.
— Разумеется, контрабандисты, — усмехнулся Дэмиен. — Представляете, исчезли прямо из-под носа у охраны. Удивительное зрелище.
— А где в это время были вы? — осведомилась Мередит, взяв себя в руки.
— Скрывался в кустах, — снова рассмеялся он. — Там было дьявольски неудобно, не говоря уже о том, что пришлось начисто забыть о собственном достоинстве, но дело того стоило. Особенно заинтриговал меня их предводитель.
— Как? Кто?
Роб, не в силах усидеть на месте, начал приплясывать.
— Я еще никогда не говорил с людьми, видевшими «джентльменов».
— Сядь, Робин, — велела сестра. — Вряд ли это такие уж ошеломляющие новости.
— Почему вы были заинтригованы, сэр? — вмешался Хьюго, после того как брат, надувшись, снова уселся.
— Мне он показался совсем подростком, — объяснил Дэмиен, — поразительно молодой для того, чтобы командовать целой шайкой, но, очевидно, весьма властный и пользуется непререкаемым авторитетом.
Он немного замялся, не зная, стоит ли говорить им о своих подозрениях, но Мередит недовольно хмурилась, и лорд решил держать язык за зубами. Она, возможно, посчитает, что у него слишком разыгралась фантазия. Очевидно, по какой-то причине она считает эту тему крайне неподходящей для беседы за обеденным столом.
— Если хотите покупать у «джентльменов», сэр, вам придется послать им записку, — сообщил Роб, уже успевший оправиться от расстройства. — Ведь так, Мерри?
— Вряд ли пребывание лорда Ратерфорда в этих местах будет достаточно долгим, чтобы затевать такую канитель, Роб, — отрезала сестра. Предостерегающие нотки в голосе ясно указывали на то, что она больше ничего не желает слышать о контрабанде и контрабандистах.
— Но я еще не решил, сколько здесь пробуду, — лукаво обронил Дэмиен, заметив, как раздраженно дернулись губы Мерри, прежде чем она обратила все внимание на яблоко, которое старательно чистила.
— У нас здесь мало развлечений, — проговорила она.
— Вы, должно быть, скоро соскучитесь по удовольствиям лондонского общества.
— Не пойму, чем дал вам повод так думать? — удивило Дэмиен. — Вчерашний вечер произвел на меня совершенно незабываемое впечатление, и я многое дал бы за то, чтобы повторить… некоторые мгновения.
Мередит прикусила губу. Он бессовестно издевается над ней, и все уколы, к сожалению, достигают цели, поскольку в присутствии братьев ома даже не в состоянии как следует отбрить его.
— Но, Мередит, здесь столько всего интересного, — вмешался Роб. — Охота, прогулки верхом, рыбная ловля. И балы часто бывают, а Фауи — довольно большой город…
— Глупости, — перебил Тео. — По сравнению с Лондоном или даже Брайтоном он не больше деревни. Я прав, Хьюго?
— Абсолютно. Даже Оксфорд куда больше, — объявил старший Трелони.
— Ничего я не сравнивал, — заупрямился Роб. — По дороге в школу мне попадались города куда больше! Не такой уж я деревенский простак! Но в этих местах оживленнее Фауи города нет.
— Это очевидно, — уничтожающе бросил Тео, и совершенно уничтоженный Роб мгновенно смолк.
— А как можно передать «джентльменам», что я желаю вести с ними дела? — небрежно осведомился лорд Ратерфорд, пытаясь дать пареньку время прийти в себя, хотя сам не понимал, с чего на него напал такой приступ милосердия.
— Об этом не говорят в присутствии детей и женщин, милорд, — покачала головой Мередит. — Если у вас действительно есть такое намерение, лучше всего обратиться к сэру Алджернону Баррету. Уверена, что он вам поможет.
Она одарила его сладчайшей улыбкой, хотя голос оставался кислым, как уксус. При всей своей невинной, почти ангельской внешности, скромной прическе и простых старых нарядах леди Мередит Блейк, сидевшая во главе семейного стола, была силой, с которой приходилось считаться. Только что она, почти не скрываясь, приказала ему ввести беседу в более безопасное русло, и Дэмиен немедленно повиновался, хотя не понял, почему этот вопрос считается в ее доме запретным. Возможно, еще один странный корнуольский обычай, известный только местным жителям.
Вскоре после этого он извинился и уехал. Хозяйка, исполненная достоинства, но, казалось, ушедшая в себя, проводила его до того места, где стояла лошадь. По всему было видно, что о Сарацине успели позаботиться, и Ратерфорд сердечно поблагодарил Мередит.
— Не такие уж мы варвары, сэр, чтобы пренебрегать нашими гостями и их лошадьми, — холодно ответствовала она.
— Скажите же, чем я оскорбил вас, — нахмурился Дэмиен, взяв ее руки в свои. Но Мередит, словно обжегшись, вырвалась и отскочила.
— Если не понимаете, значит, вы еще глупее, чем я предполагала, — прошипела она.
— А вы безобразно грубы и будьте добры впредь обращаться со мной повежливее.
— Тысяча извинений, — саркастически фыркнула она. — Не хотела задеть вашу тонкую чувствительную натуру, хотя вы, очевидно, считаете, что имеете полное право, унижать меня как заблагорассудится.
— Поцелуем? — осведомился он, подняв брови. Мерри залилась гневным румянцем.
— Я не имела в виду именно это!
— Почему же? — задумчиво протянул он. — Вы просто обязаны были возражать против подобных вольностей.
— Вы невыносимы, — прошипела она. — Как вы смеете издеваться надо мной подобным образом!
Дэмиен, подобрав поводья Сарацина, вздохнул:
— Вы обладаете способностью возбуждать во мне самые низменные инстинкты, Мерри Трелони. Но я задал простой вопрос: чем я оскорбил вас? Ваш ответ заслуживает такой же неучтивости.
— Настоящий джентльмен подставил бы другую щеку, — огрызнулась Мередит, не желая признавать его правоту.
— Вероятно, настоящий джентльмен так и поступил бы, — покорно согласился Дэмиен, ставя ногу в стремя и взлетая в седло.
— Конечно, мне следовало бы покорно глотать издевательства только потому, что вы всячески насмехались надо мной в присутствии братьев, зная, что я не могу ответить тем же! — разъяренно выпалила она.
— А, вот что вас так обозлило! — спокойно кивнул он. — Верно, с моей стороны было совершенно непростительно таким образом отплатить за гостеприимство. При следующей встрече я сделаю все возможное, чтобы загладить свою роковую ошибку.
Он тронул каблуками бока лошади, махнул рукой и выехал на аллею.
Мередит смотрела вслед вороному и всаднику, пока они не исчезли из виду. Да что это с ней происходит? Какой-то дерзкий грубиян врывается в ее налаженное существование, ставит все с ног на голову, а она может ответить лишь ребяческими взрывами ярости или совершенно безумной и, уж несомненно, взрослой страстью. И он действительно видел ее на горной дороге. Насколько она знала, никто в Ландрете да и во всей округе никогда не видел контрабандистов. По неписаным правилам ни один из местных жителей не смел высунуть носа на улицу, когда ожидалось прибытие очередной партии товара. Но Мерри сильно опасалась, что Дэмиен Ратерфорд сам себе и закон, и господин. Совсем как она… была, есть и будет, но подобные привилегии не для чужаков, не знающих ни Корнуолла, ни корнуольцев, презирающих все окружающее и считающих, что им все дозволено.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Причуды любви - Фэйзер Джейн



Прочла с удовольствием. Хотя это не лучший роман автора.
Причуды любви - Фэйзер ДжейнСофия
14.06.2014, 0.28





РОМАН КАК БЫ СОСТОИТ ИЗ 2-Х ЧАСТЕЙ: 1-я контрабандитская, интересно захватывающая, с главной героиней, которую можно назвать Бой Баба. И 2-я, после предложения, когда она превратилась в законченную дуру. К концу чтения я даже захотела, что бы та пуля, что пролетела на 2 дюйма мимо ее головы, попала бы ей прямо в лоб. И я бы злорадно засмеялась! Что касается гл. героя - сын герцога, офицер, полковник, а превратился в половую тряпку. Ну отказали тебе - уйди прочь с гордо поднятой головой! При том, что таких, как главная героиня - как собак нерезанных. Потеряла к нему уважение.
Причуды любви - Фэйзер ДжейнВ.З.,67л.
4.09.2015, 10.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100