Читать онлайн Причуды любви, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Причуды любви - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.11 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Причуды любви - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Причуды любви - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Причуды любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

Хмурым ноябрьским утром Мередит нерешительно, но сознавая, что выхода нет, принялась приводить в исполнение свой план, долженствующий заставить Дэмиена согласиться на ее условия. Мысль о том, что леди Блейк одна, без сопровождения, собирается править фаэтоном, до глубины души потрясла приставленного к ней грума, но поскольку он был не вправе делать замечания господам, то и вернулся в конюшню, чтобы без помех выразить свою досаду и ужас.
Мостовая, как на грех, была забита каретами, и от Мерри потребовалось немало усилий, чтобы ловко маневрировать между почтовыми экипажами и телегами, стараясь не сбить при этом неосторожных пешеходов. Пассажиры ландо и колясок бросали на леди Блейк изумленные взгляды, на которые она отвечала подчеркнуто короткими поклонами. В самом начале Пиккадилли она свернула на Сент-Джеймс-стрит. Вся ее смелость куда-то улетучилась при виде бесконечно длинной улицы, на которой не смела показаться ни одна респектабельная дама. Мерри решительно вскинула голову, пустила лошадей рысью, и путешествие началось. Поскольку она стремилась быть увиденной и узнанной, приходилось все время осматриваться и ловить похотливые взгляды зевак и ценителей женской плоти дольше, чем позволяли приличия любоваться окнами различных клубов. Где-то здесь должен быть «Уайте»!
Лорд Ратерфорд, проведя довольно насыщенный час в спортивном клубе Джексона, намеревался не много отдохнуть в дружеской компании и как раз стоял на ступенях «Уайте», занятый беседой с полковником Армитеддсем и сэром Чарлзом Стентоном. Появление Мерри произвело впечатление разорвавшейся бомбы.
— Черт меня побери, Ратерфорд, если это ли гнедые леди Блейк! — воскликнул Стентон, поднимая лорнет. — Я узнал бы эту пару повсюду!
Ратерфорд обернулся. Минутный шок мгновенно сменился яростью на себя, как, впрочем, и на Мередит. Ему следовало бы знать, что сцена в Хайгейте ничего не изменит! Его. гадкая маленькая авантюристка так легко не сдается, но ничего у нее не выйдет, какие бы гнусные замыслы ни роились в ее головке!
— Должно быть, лошади понесли, — на ходу сымпровизировал он.
— Не похоже. Она прекрасно с ними справляется, — запротестовал полковник.
— Нет-нет, Ратерфорд прав, — поспешно поддакнул Стентон. — Посмотрите, с ней нет даже грума. Наверное, не успел вскочить на сиденье.
— Прошу извинить, джентльмены, — кивнул Дэмиен и неспешно направился к мостовой, где и встал на пути фаэтона, легонько похлопывая по своей ладони перчаткой. При виде столь грозного препятствия Мерри стало не по себе. Лицо Дэмиена оставалось совершенно бесстрастным, но в его осанке и легкой улыбке было нечто зловещее. От него прямо-таки исходила угроза, и Мерри невольно поежилась. Пришлось натянуть поводья, чтобы не переехать Дэмиена, и Ратерфорд ловко вскочил на высокий облучок, опасно нависавший над передней осью.
— Отдай мне поводья, пожалуйста, — с учтивой улыбкой попросил он и, отобрав хлыст, погнал коней по улице и ловка свернул на Пэл-Мэл. — Мне самому догадываться о причинах, или будешь так добра объясниться? — осведомился он так же вежливо.
— Решила осуществить давнюю мечту, — ответила она в том же тоне. — Тебе следовало бы знать, что я считаю крайне несправедливым и абсурдным это странное правило иметь улицу, предназначенную исключительно для мужчин! Я еще смирилась бы, будь у вас улица специально для женщин!
— Совершенно верно, — согласился он, — но подобные вещи часто случаются в обществе.
— В таком случае я считаю своим долгом это исправить, — выпалила Мередит.
— Вот как! — Ратерфорд задумчиво поджал губы. — Что ж, благодарен за предупреждение, Мерри Трелони. Надеюсь, ты об этом не пожалеешь.
Скоро они оказались на Кавендиш-сквер, и экипаж остановился у дверей.
— Придется тебе слезть без моей помощи, — мягко заметил он. — Я не могу оставить лошадей.
— Если ты сам отведешь их в конюшню, я тебя провожу.
— Я отведу их в свою конюшню, — спокойно пояснил Дэмиен, подчеркивая слово «свою». — Вижу, что совершил прискорбную ошибку, купив их. Не понимал, что они слишком резвы для тебя и женщина с ними не справится. Вряд ли кто-то удивится, узнав, что ты не сумела их сдержать.
Протестовать было ниже ее достоинства, поэтому Мерри легко спрыгнула на землю, не удостоив Дэмиена ни единым словом. Ратерфорд дождался, пока она вошла в дом, прежде чем отъехать. Его так и распирал гнев, хотя он не дал Мередит удовлетворения это заметить. Гнев и, как ни странно, тревога. Она, очевидно, бросила ему перчатку, а он, так же очевидно, ее поднял. Неизбежный конфликт не приведет ни к чему хорошему, но нельзя же позволить ей себя опозорить, а ведь Мерри явно намеревалась одним махом уничтожить свою репутацию в глазах общества. Это не только уязвит его гордость, но и разрушит планы. Может, стоило отступить, позволить ей поселиться в Хайгейте, брать то, что она добровольно и без всяких условий ему давала, и не просить о том, чего, по ее убеждению, она дать не могла.
Нет, он выиграет эту битву ради них обоих! Мередит ошибалась и относительно себя, и насчет него. Если он не получит эту своевольную, упрямую корнуолку в жены, значит, ни на ком не женится, и впереди ждут лишь бесконечно пустые, тоскливые годы.
Мередит разъяренно мерила шагами будуар, злясь на себя за то, что так легко попала и капкан. Появление Ратерфорда на Сент-Джеймс-стрит было несчастным совпадением! Теперь ее станут не осуждать, а жалеть, и немало людей будет злорадствовать по поводу столь сокрушительного провала. Заговорят, что лорд Ратерфорд мужественно спас ее, и доказательство налицо: фаэтон леди Блейк больше не появится в Гайд-парке.
Может, прекратить бесплодную борьбу и, оставив надежды на счастье, вернуться в Корнуолл?
Сердито смахнув непрошеную слезу, Мередит решила, что она еще поборется. Рано или поздно Дэмиен увидит истину.
В последующие дни, увы, выяснилось, как она была права, предсказывая отношение общества к своей эскападе. Ей пришлось сидеть с примерзшей к губам улыбкой и выслушивать бесконечный поток соболезнований от леди Маргарет Пикеринг.
— О, леди Блейк, это так унизительно, когда не можешь сдержать лошадей! Со мной такого вот уже много лет не случалось, и никогда на людях, так что я прекрасно понимаю, что вы испытываете.
— Этому больше не бывать! — объявила герцогиня Китли. — Ратерфорду следовало бы хорошенько подумать, прежде чем покупать таких резвых лошадей, дорогая, но я слышала, что он намеревается заменить их парой, куда более подходящей для слабого пола.
Последнее время герцогиня обращалась с Мередит с дружеской фамильярностью, будто та уже стала ее невесткой. Мередит едва сдержала вертевшийся на языке колкий ответ. Уж если она не получит гнедых обратно, ей вообще не нужны лошади!
Однако она сохраняла упорное молчание.
— Леди Блейк, я пришел умолять вас принять участие в лотерее, — бросился ей на выручку Джералд Дсверо. Его улыбка яснее ясного выражала глубокое участие униженной до глубины души Мерри.
— С удовольствием, мистер Деверо, — сказала она, поспешно поднимаясь.
Дэмиен даже не сделал попытки защитить ее, и, хотя чувство справедливости подсказывало ей, что ему лучше держаться в стороне, на душе становилось еще горше.
— Как все это, должно быть, вам неприятно, — тихо заметил Деверо, провожая ее в соседнюю гостиную. — Но уверяю, об этом скоро забудут. К следующей неделе обязательно случится какой-нибудь новый скандал, и старый потеряет свою остроту.
— Но сделай я это намеренно, сплетники вряд ли угомонились бы, — сухо обронила Мередит.
— Верно, — согласился он. — Какое счастье, что лорд Ратерфорд оказался там и сумел остановить коней!
— Именно, — с деланной улыбкой подтвердила она. — Не можем мы поговорить о чем-нибудь другом, мистер Деверо? По чести говоря, мне до смерти надоел этот предмет.
Деверо ловко переменил тему и развлекал ее остротами в продолжение игры. Похоже, он не оскорбился отказом и с того памятного вечера держался безупречно, так что Мередит совсем не ощущала неловкости в его обществе. Мало того, она не видела причин держаться холодно с таким занимательным и хорошо воспитанным поклонником, чьи знаки внимания никогда не выходили за рамки дозволенного и доставляли только радость. Если он готов удовлетвориться ее дружбой, значит, в их отношениях нет ни малейшей опасности.
Дэмиен, слыша ее веселый смех, видя ослепительную улыбку, обращенную к Деверо, невольно задавался вопросом, уж не намеренно ли она игнорирует его предостережения. В поведении парочки не было ничего такого, что могло бы дать пищу злобным сплетням, но мать недаром в недвусмысленных выражениях сообщила ему о несомненных притязаниях Деверо на руку и сердце вдовушки. Герцогиня, разумеется, просто подталкивала сына поскорее сделать Мередит официальное предложение, но не мог же Дэмиен сказать правду обеспокоенной родительнице!
Решив, что настал момент вмешаться, он подождал, пока Мерри встанет из-за стола, и подошел к ней.
— Могу я перемолвиться с вами словечком, кузина Мередит? — вкрадчиво вопросил он, улыбкой показывая, что Деверо пора удалиться,
— Мистер Деверо хотел принести мне бокал лимонада, — объявила Мередит, не снимая руки с рукава своего партнера.
— В таком случае мы подождем его здесь, — нашелся Дэмиен. Деверо поклонился и, безмолвно приняв поражение, исчез.
— Ну? — грубо выпалила Мерри. Губы Ратерфорда дернулись.
— Не капризничай, — посоветовал он в своей обычной манере. — Тебе стоит винить только себя одну за все неприятности. Давай мириться. Хочешь покататься со мной в парке завтра? На твоих конях?
— С чего бы это? — удивленно свела брови Мередит.
— Чтобы положить конец толкам, — терпеливо объяснил он. — Как только увидят, что ты сама правишь, не о чем будет судачить.
— Я обещала покататься с мистером Деверо, — сказала Мередит. — Может, перенесем нашу прогулку на полдень, сэр?
— Превосходно! — воскликнул он так же обходительно. — Надеюсь, не будете возражать, если я присоединюсь к вам?
— Вовсе нет. Почему бы мне возражать?
Широко открытые глаза казались такими же искренними. как и голос, и Дэмиен постарался не давать волю подозрениям. Вряд ли она с ним играет. Может, и у Деверо нет никаких скрытых целей в отношении Мерри. В конце концов Мерри трудно назвать наивной девчонкой, восторгающейся первым сезоном в столице. И если она не видит ничего особенного в ухаживаниях Деверо, почему кто-то должен придавать этому значение?
На следующее утро Мередит с двумя кавалерами чинно и неспешно отправились в Гайд-парк. День выдался приятным, солнечным и свежим, и в парке было полно гуляющих, всадников и экипажей. Гнедой конь Мерри поднял голову и принюхался. На блестящей шее перекатывались мускулы. Мерри подалась вперед и потрепала животное по холке.
— Мередит, только не в парке, — резко осадил ее Дэмиен.
— Чушь! — фыркнула она. — Можете сказать всем, что он понес и я не сумела с ним справиться. — И с этими словами умчалась, низко пригнувшись к шее коня, позабыв проститься со своими спутниками.
Джералд Деверо, опомнившись от изумления, расхохотался и пришпорил свою лошадь. У Ратерфорда не осталось иного выбора, кроме как последовать за ними. Наконец Мередит натянула поводья и повернула раскрасневшееся веселое лицо к Ратерфорду.
— Понимаю, что это возмутительно, но я просто не могла устоять, — призналась она.
— Клянусь Богом, вы прекрасная наездница, мадам, — объявил Деверо, не скрывая восхищения. — Я едва сумел вас догнать!
— У меня изумительный конь, — засмеялась Мерри. — Кроме того, Трелони учатся сидеть в седле, а уж потом делают первые шаги. Там, откуда я родом, без лошади просто невозможно обойтись.
— Проклятие! — внезапно пробормотал Ратерфорд. — Там моя матушка!
— Где?
Мередит проследила за направлением его взгляда и охнула. Герцогиня Китли повелительно манила их из своего модного ландо, стоявшего у дорожки.
— О Господи, — извиняющимся голосом прошептала Мерри. — Ее светлость, кажется, ужасно расстроена.
— Я отказываюсь брать вину на себя, — объявил Дэмиен. — Едем.
Он повернул лошадь к аллее. Мередит, выразительно пожав плечами, подстегнула своего мерина. Деверо, нахмурясь, посмотрел им вслед и, поскольку стало ясно, что его присутствие не только необязательно, но и нежелательно, продолжал путь, предоставив заблудшей парочке встретиться с разгневанной герцогиней.
Тирада ее светлости заняла не менее пяти минут, в течение которых она умудрилась полностью уничтожить сына, не позаботившегося, по ее мнению, объяснить Мередит правила езды в парке. Дэмиен благородно принял на себя основной удар, внимая маменькиным упрекам в покорном молчании, тогда как Мередит лепетала вежливые извинения и обещала, что больше такого не случится. Ландо отъехало, и Дэмиен, не говоря ни слова, повернул лошадь к Стэнхоп-Гейт и дому. Он выглядел таким присмиревшим, что плечи Мерри затряслись.
— Теперь видно, откуда у вас такое красноречие, милорд, — хмыкнула она.
— Ты еще смеешь издеваться, Мерри! Погоди, я сделаю так, что ты неделю не сумеешь сесть в седло! Вот уже десять лет, как я не слышал от матушки подобных нотаций! И, главное, я не мог рта раскрыть, чтобы оправдаться, не обвинив тебя.
— Но это было бы крайне неблагородно, — возразила Мередит. — А что случилось с мистером Деверо?
— Насколько я понимаю, он поспешил скрыться, — сухо заметил ее спутник. — Вы невыносимая маленькая негодница, Мерри Трелони. Теперь придется найти вам смирную дамскую кобылку вместе с такой же спокойной парой выездных лошадей.
— Ты этого не сделаешь, — прошептала Мерри, поглядывая на него из-под полей бархатной шляпки.
— То есть ты такого не заслужила? — уточнил Дэмиен,
— Возможно, — кивнула она, награждая его легкой победоносной улыбкой. — И ты не можешь так обидеть меня.
— Нет, не в этот раз. Но если ты еще посмеешь затеять скачки в парке, буду благодарен, если не станешь втягивать меня!
Проделка Мерри не сделала ее изгоем в обществе, не вызвала никаких последствий, кроме высоко поднятых бровей да сухо поджатых губ светских сплетниц, но случилось нечто куда худшее. Назавтра мрачный как туча Джералд Деверо появился на Кавендиш-сквер.
Арабелла писала письмо заболевшей подруге, и Мередит встретила гостя одна.
— Какой приятный сюрприз, мистер Деверо, — жизнерадостно приветствовала она.
— Простите меня за вторжение, — пролепетал Деверо, не глядя ей в глаза, — но я должен кое-что знать. Возможно, я не имею на это права, но тем не менее не могу не спросить.
Сердце Мередит неприятно сжалось.
— Я вас не понимаю, сэр, — спокойно ответила она. — Садитесь, пожалуйста.
Она устроилась на низком хрупком шератоновском стульчике без подлокотников, что вынуждало ее держаться гордо и прямо, и настороженно следила за Деверо.
— Вы сказали, что уже отдали кому-то свои чувства, — начал Деверо, вышагивая по комнате. — Мне показалось, что этот счастливчик живет в Корнуолле.
Он остановился у камина и пристально взглянул на Мерри. Мередит не знала, что ответить. Если у Деверо есть свои причины допрашивать ее, а она солжет и будет уличена, на ее голову свалятся новые беды, и тогда выпутаться будет невозможно.
— Что вы имеете в виду, мистер Деверо? — невозмутимо осведомилась она.
— Вас что-то связывает с лордом Ратерфордом?
Мередит затаила дыхание.
— Почему вы так посчитали?
Деверо вздохнул:
— Вчера, после этих скачек, ваша манера беседовать с ним, а его — с вами, предполагает некоторую близость.
— Но мы в какой-то степени родственники, — перебила Мередит. — Я живу в доме его сестры.
— Еще раз умоляю простить, но у меня сложилось твердое впечатление, что между вами нечто большее, чем дружба. Извините, мэм, мне не следовало бы говорить с вами в подобном тоне, но если мои подозрения справедливы, я хотел бы знать, стоит ли мне еще надеяться. Если ваш поклонник действительно живет в Корнуолле, думаю, у меня еще есть шансы, как у человека, который постоянно находится рядом с вами.
Мередит почувствовала, как липкие пальцы обмана смыкаются у нее на горле. Как она может быть с ним честной? Если признать, что между ней и Ратерфордом действительно что-то есть, это все равно что раструбить всему миру об их связи. Отрицать все означает поощрять ложные надежды Деверо, если, разумеется, быть при этом достаточно убедительной.
— Я не намереваюсь выходить замуж за лорда Ратерфорда, — с трудом выдавила она. По крайней мере хоть это правда. — Но тем не менее я не хочу зря поощрять вас, друг мой. Я вообще не собираюсь идти к алтарю.
— Весьма самонадеянное утверждение со стороны столь молодой особы, — заметил Деверо, — но больше я не стану допытываться. Какие бы у вас ни были причины для такой скрытности, мне остается лишь уважать их.
Подойдя к Мерри, он взял ее руку и низко поклонился.
— Вчера вы назвали себя Трелони. Вы, случайно, не сестра Хьюго Трелони?
Мерри, растерявшись, кивнула.
— Он намного моложе вас, сэр. Откуда вы его знаете?
— Встречались в Хэрроу. Знаете, какие отношения могут быть у шестиклассников с новичками, — беспечно бросил Деверо. — Но я не знал, что Трелони в родстве с Мэллори. Какие-то семейные связи, не так ли?
Язык Мередит вдруг прилип к гортани, а по телу медленно разливался парализующий страх. Почему он ее допрашивает?
Не будь глупышкой, урезонила она себя. В любых других обстоятельствах эти вопросы казались бы совершенно невинными. Итак, Хьюго по дурацкой школьной традиции должен был целый год прислуживать Деверо. Совершенно обычные отношения в этих тесно связанных кругах. Да и странно было бы, если бы никто в Лондоне не знал Трелони, отца или сыновей, особенно в их школьные годы.
— Нет, не Трелони в родстве с Мэллори, — без колебаний пояснила она. — Блейки. Семья моего мужа.
— Вот как, — безразлично обронил Деверо. — Вряд ли я их знаю. Однако мои родственники в Труро иногда упоминали о Трелони. Говорят, это одна из старейших корнуольских фамилий. Но не припоминаю, чтобы они говорили о Блейках.
Ну и не везет же ей! Напасть на единственного, помимо Ратерфорда, человека в Лондоне, который имеет родичей в Корнуолле! Сколько ему потребуется, чтобы разоблачить ее выдуманную родословную? Обнаружить правду о совершенно разоренной вдове сэра Джона Блейка, незнатного баронета, едва перебивающейся с хлеба на воду?
Мередит сама не поняла, как удалось выпроводить чересчур осведомленного визитера. Теперь она была уверена: нужно как можно скорее исчезнуть с Кавендиш-сквер, пока Джералд Деверо не докопался до истины.
Следующий шаг она планировала с крайней осторожностью, беря пример с леди Кэролайн Лэм, жены лорда Мелбурна, любовницы лорда Байрона, имя которой склоняли во всех лондонских домах. Леди Кэролайн пренебрегала всеми правилами приличия с какой-то поистине дьявольской бесшабашностью, которую Мерри находила весьма привлекательной. Говорили, правда, что на нее иногда находят приступы безумия, но Мерри предпочитала считать эти утверждения обыкновенным светским злословием. Одно было ясно: репутация леди Кэролайн безвозвратно погублена, и все искренне жалели ее супруга. Лорд Байрон, с другой стороны, настолько вошел в моду, что в глазах общества был безупречен. Еще одна из несправедливостей света, решила Мередит, готовясь сомкнуть ряды со злосчастной леди, чье скандальное поведение включало посещение бала в совершенно прозрачном и к тому же смоченном водой платье, льнувшем к телу. Под непристойным туалетом не было даже сорочки, и леди Кэролайн за несколько минут удалось стать предметом сплетен всего города. Одна или две дамы, успевшие приобрести дурную славу, попытались ей подражать, но, поскольку патронессы «Олмэкса» уже исключили их из клуба, светское общество надменно игнорировало их выходки. Правда, совсем другое дело, если преступница окажется протеже Китли.
Мередит готовила свое «выступление» на балу герцогини Дорсет со всем коварством и изобретательностью, которыми пользовалась раньше, чтобы перехитрить слуг короля. Самое главное, чтобы ее платья не увидели по дороге в Дорсет-Хаус. Необходимо также убрать с дороги Нэн. Мередит не сомневалась, что, узнав обо всем, грозная нянька попросту запрет ее в комнате и выбросит ключ, но не позволит питомице явиться в подобном костюме.
В ночь бала она позволила Нэн нарядить себя в безупречно сшитый туалет из газа на атласном чехле. Перед тем как спуститься к ужину, Мерри, как обычно, попросила старушку не дожидаться ее. Нэн, которая была немного простужена и не могла дождаться, пока ляжет в постель с чашкой горячего поссета, без колебаний согласилась.
После ужина Мерри отправилась к себе за плащом и быстро переоделась в платье из полупрозрачного муслина. Туалеты из такой ткани обычно надевали поверх атласных нижних юбок и считали несколько рискованными, но достаточно приличными. Однако влажная ткань, надетая на голое тело, так и липла к коже и производила куда более сильное впечатление, чем то, на которое надеялась Мерри. Она чувствовала бы себя почти голой, если бы не тройной кружевной рюш у горла, казавшийся смехотворно скромным по сравнению с общим эффектом. Темно-синий бархатный плащ скрыл ее ужасающе непристойный наряд, и Мередит слетела по лестнице вниз, где уже дожидались Арабелла и Джордж.
Общество мужа так радовало Арабеллу, что она, возможно, не заметила бы ничего, надень Мередит даже мужской костюм, и, уж конечно, не обратила внимания на то, что из-под плаща выглядывает не газ, а муслин.
Перед домом герцогини Дорсет сгрудились кареты, толпились отъезжающие и приезжающие гости, ливрейные лакеи выкликали имена владельцев экипажей, помогая дамам и господам спускаться на землю. Длинная очередь гостей медленно двигалась наверх, где их приветствовала хозяйка. Мередит обрадовалась, что может выиграть время. Она хотела, чтобы ее выходку обнаружили, только когда ее спутникам будет слишком поздно удалиться незамеченными. Арабелла под руку с мужем уже шагнула на нижнюю ступеньку, когда нарочно задержавшаяся Мерри, сбросив плащ на руки сопровождавшей их горничной, затерялась в толпе.
Ратерфорд, к тому времени оказавшийся ступенек на десять выше, повернулся на радостное восклицание сестры и, пока приветствовал Бомонтов, случайно заметил Мерри. Заметил и окаменел. Точно такое выражение он наблюдал на лице юного Роба в тот день, когда он представлял хаос, который поднимется среди прихожан, если маленькая полевая мышь окажется на воле. Больше он ничего не успел увидеть, а давка была такая, что повернуть назад не представлялось никакой возможности. Поздоровавшись с хозяйкой, Ратерфорд, охваченный неприятным предчувствием, постарался отступить в сторону. Арабелла и Джордж обменивались любезностями с герцогиней Дорсет, а Мередит наконец ступила на лестницу.
Тихий визг Арабеллы был задушен в корне Джорджем, стиснувшим руку жены. Герцогиня Дорсет не успела увидеть ничего, кроме лица леди Блейк и скромного рюша у выреза, прежде чем Ратерфорд завладел рукой ее милости, с поразительной фамильярностью положил ей руку на талию и, объявив, что приглашает на танец, увлек в бальную залу.
К счастью, оркестр играл вальс, чем незамедлительно воспользовался Дэмиен. На взгляд строгих ревнителей этикета, он прижимал партнершу чересчур близко к себе, но тем не менее умудрился закрыть собой ее почти обнаженные прелести. Серый шелковый рукав фрака и распластанная по спине ладонь возымели тот же эффект. Дэмиен самозабвенно кружил ее в танце, стараясь держаться наиболее оживленных мест зала.
— Где ты ухитрилась так промокнуть, дорогая? — сочувственно спросил он. — Боюсь, ты подхватишь простуду, если пробудешь в таком виде еще немного!
— Мне ничуть не холодно, — возразила она сквозь зубы.
— Перестань гримасничать, милая, — мягко посоветовал он. — Вполне понятно, что ты желаешь привлечь к себе внимание, но не хочешь же ты, чтобы люди судачили, будто я заставил тебя выслушивать всякие гадости. Поверь, ничего другого им в голову не придет, если судить по твоей физиономии.
При этом он, ловко маневрируя, продвигался к дальнему концу залы. Мередит старалась сохранить спокойствие, но это плохо ей удавалось. Мешала неизвестно откуда взявшаяся, но абсолютная уверенность в том, что Дэмиен без особого труда разрушит столь безупречно подготовленный замысел и репутация, которую она так тщилась испортить, ничуть не пострадает. Растянув губы в уродливой улыбке, она гневно уставилась на него.
— У тебя не очень хорошо получается, — покачал он головой. — Похоже, что ты безумно страдаешь от зубной боли. Придется немедленно и со всей поспешностью умчать тебя домой.
Они оказались в маленьком пустом салоне, примыкавшем к зале. Дэмиен выпустил ее руки, схватил за плечи и отступил, оглядывая с головы до ног. И даже повернул ее к себе спиной, подвергнув столь же неприятному осмотру.
— Признайся, любовь моя, это твое… м-м… облачение может быть истолковано исключительно как приглашение к любовным играм. Надеюсь, это именно так, поскольку полностью вознамерился его принять.
— О чем ты? — смущенно воскликнула Мередит. Ей отчего-то стало не по себе, и, хотя она готовилась ко всеобщему осуждению, под его взглядом почувствовала себя маленькой и ничтожной.
— Как о чем? Но ведь это же очевидно, — промурлыкал Дэмиен. — Любой нормальный мужчина просто не устоит против столь откровенных призывов. Ты давно уже не наивная юная девственница, дорогая, — факт, который ты не преминула продемонстрировать сегодня вечером.
Все еще держа Мерри за плечо одной рукой, он накрыл другой ее грудь. Мередит, охнув, отпрянула было, но пальцы его сомкнулись хищными щупальцами на ее плече. Не меняя выражения глаз, он продолжал ее ласкать, и, к досаде Мередит, соски под тонкой тканью, набухли и поднялись.
— Пожалуйста, не надо, — прошептала она, бросая затравленный взгляд на дверь бальной залы.
— Но разве в твои замыслы не входило предстать перед всеми в столь компрометирующей позе? — осведомился он, кладя ладонь на ее округлые ягодицы. — По-моему, идеальное решение. Ты никогда больше не посмеешь показаться в обществе.
Его прикосновение просто обжигало, и Мерри неловко поежилась.
— Разве не это твоя цель, моя маленькая авантюристка?
Мерри взвизгнула, поскольку вопрос сопровождался довольно чувствительным щипком.
— Позвольте сообщить вам, мэм, что это вам так легко не удастся! А теперь вперед! — Он схватил ее за руку и потащил к двери на другом конце комнаты, свирепо бормоча: — Не знаю, куда это заведет нас, но мы по крайней мере немедленно уберемся отсюда.
За дверью оказался пустой не длинный коридор.
— А как насчет Беллы и Джорджа? — пропыхтела Мерри, стараясь не отстать. — Они будут волноваться, куда мы пропали.
— Они прекрасно знают, что я о тебе позабочусь, — коротко ответил он, сворачивая в очередной коридор. Испуганная горничная, запинаясь, объяснила, что, спустившись по лестнице, они упрутся в боковую дверь, откуда можно выбраться на улицу.
Судя по истертому ковру и выцветшим обоям, обитатели дома не часто пользовались этим выходом.
— Схожу за твоим плащом, — предупредил Дэмиен. — И если ты хотя бы шаг сделаешь, прежде чем вернусь, я сорву с тебя это позорище и воспользуюсь твоим недвусмысленным призывом прямо здесь.
И с этими словами он направился назад тем же путем, которым пришел, оставив дрожащую от холода в своем мокром платье Мерри в этой сырой дыре, где гуляли сквозняки. Она так и не двинулась с места, справедливо опасаясь, что он осуществит свою угрозу.
Всего минут за десять Ратерфорд отыскал горничную с плащом Мередит и приказал подать карету к боковому входу. К тому времени как он вернулся к своей напроказившей любовнице, чувство юмора возобладало над гневом.
— Бесстыдное создание, — проворчал он и, старательно завернув ее в плащ, весело сверкнул глазами. — Интересно, как тебе удалось одурачить Нэн? Она в жизни не отпустила бы тебя из дому в подобном виде!
— Нэн слегла с простудой, — сообщила Мерри, в свою очередь принимаясь чихать.
— Если ты заболеешь из-за своих дурацких выходок, Мерри Трелони, берегись!
Открыв дверь, он вывел свою спутницу в тихий переулок. Из-за угла показалась его карета, и не успела Мерри оглянуться, как ее швырнули внутрь. Дэмиен немедленно заключил ее в объятия, согревая теплом своего тела.
— Когда ты усвоишь, что в делах подобного рода я тебе не уступлю, любовь моя? — Его дыхание чуть шевелило ее волосы. — Оставь эти планы, дорогая! Все равно у тебя ничего не получится, и если надеешься убедить меня в своей развращенности, только зря время тратишь. Я все про тебя знаю еще с тех пор, когда увидел сидящей среди ночи у дороги с башмаками в руках.
— Это не тема для шуток! — выпалила Мерри, тщетно стараясь освободиться. — Есть кое-что еше, почему мне необходимо немедленно покинуть Кавендиш-сквер!


Ей не хотелось рассказывать ему о предложении Деверо и последующих разоблачениях из опасения, что Дэмиен обвинит ее в ненужном кокетстве, приведшем к неприятной ситуации, но он по-прежнему отмахивался от ее страхов и опасений, так что пора вернуть его к реальности.
— В таком случае просвети меня, — с усталой снисходительностью обронил он, что еще больше взбесило Мерри.
— У Джералда Деверо в Корнуолле родня. Он учился вместе с Хьюго и, похоже, немало знает о Трелони, — едва ли не по складам, как неразумному ребенку, объявила она. — Как ты думаешь, сколько времени ему понадобится, чтобы узнать правду о моем покойном муже и моем финансовом положении? Корнуольское общество так тесно связано между собой, что никто не поверит во вновь обретенное родство между Блейками и Мэллори. Он без труда узнает правду.
— Но зачем ему вредить тебе? — удивился Ратерфорд, отпуская Мерри.
Та неимоверно обрадовалась, что наконец заставила его себя выслушать.
— Не думаю, что он стремится причинить мне зло, — медленно протянула она, — но я… я ему нравлюсь. Он подозревает, что между мной и тобой что-то есть, и я не могла наотрез это отрицать. Если один человек интересуется другим, вполне естественно, что он будет стремиться удовлетворить свое любопытство, не так ли?
— Он сделал тебе предложение?
— Да, — кивнула Мерри, удивляясь, почему так смущается. — Я думала, что он смирится с отказом, но оказалось…
— Что он готов ждать, — докончил за нее Дэмиен. — Сколько раз я предупреждал тебя, Мерри?
— Не могла же я помешать ему влюбиться! — негодующе вскинулась она.
— И я его не осуждаю, — сухо улыбнулся Дэмиен в темноту. — И неудивительно, что он все еще питает надежду.
— Возможно, тут немного виновата я, — вздохнула Мередит, — но непреднамеренно. Однако мои сетования ничего не меняют. Если он вздумает справиться обо мне, непременно узнает правду. Вполне возможно, что он не станет сплетничать, а если все же откроет рот? Твоя мать в жизни не простит тебя за такой обман. Я не стыжусь ни своего происхождения, ни бедности, но для такой гордой женщины подобное открытие и фальшивая жалость приятельниц… — Она вздрогнула. — Я и помыслить не могу об этом, Дэмиен. Чувствую себя омерзительно грязной и подлой!
— Ну, ты впадаешь в крайности, дорогая. К чему такая мелодрама? — спокойно откликнулся Дэмиен. — Но я тебя понимаю. Предоставь все мне.
— Позволь мне пожить в Хайгейте, — взмолилась она, зная, что просит его в последний раз.
— Нет, — бесповоротно отказался он. — Разреши мне объявить о нашей помолвке, тогда у Деверо не останется причин копаться в твоей родословной, и мы сможем рассказать матери несколько приукрашенную правду.
— Я не так безумна, — печально ответила Мередит, — чтобы верить, что как только наша бурная страсть умрет, а это обязательно будет, любимый, между нами не разверзнется пропасть. Я не стану рисковать твоим счастьем.
— В таком случае ты его уничтожишь, — резко бросил он, когда экипаж остановился. — Почему ты считаешь себя вправе судить о степени моего счастья или несчастья? Я сам отвечаю за последствия своих поступков!
Лакей опустил подножку, и Дэмиен, спрыгнув на землю, протянул Мередит руку.
— Меня не будет в городе несколько дней. Кроме того, я сам договорюсь с Деверо. Прошу тебя в мое отсутствие вести себя прилично. И если снова выкинешь очередной трюк, Мерри, горько об этом пожалеешь, уж поверь.
Мередит гневно вспыхнула, но промолчала, сознавая, что, когда полковник Ратерфорд говорит в подобном тоне, достойного ответа все равно не найти.
Он проводил ее в дом, объяснил Грантли, что леди Блейк нездорова, поцеловал руку и, посоветовав немедленно лечь, исчез.
В своей комнате Мерри поспешно стянула леденившее кожу платье, которое, разумеется, больше в жизни не заставит себя надеть, согрелась у камина и бросилась в постель. Дэмиен обвинил ее в том, что она старается думать и действовать за него, но разве сам не делает того же в отношении Мередит? Как она может быть счастлива, если семейная жизнь между ними превратится в ад?
Она наконец заснула с горьким сознанием того, что ее наспех придуманные планы никогда не достигнут цели. Необходимо прибегнуть к тому, что следовало сделать с самого начала, и забыть о ребяческих выходках как отражении детских надежд.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Причуды любви - Фэйзер Джейн



Прочла с удовольствием. Хотя это не лучший роман автора.
Причуды любви - Фэйзер ДжейнСофия
14.06.2014, 0.28





РОМАН КАК БЫ СОСТОИТ ИЗ 2-Х ЧАСТЕЙ: 1-я контрабандитская, интересно захватывающая, с главной героиней, которую можно назвать Бой Баба. И 2-я, после предложения, когда она превратилась в законченную дуру. К концу чтения я даже захотела, что бы та пуля, что пролетела на 2 дюйма мимо ее головы, попала бы ей прямо в лоб. И я бы злорадно засмеялась! Что касается гл. героя - сын герцога, офицер, полковник, а превратился в половую тряпку. Ну отказали тебе - уйди прочь с гордо поднятой головой! При том, что таких, как главная героиня - как собак нерезанных. Потеряла к нему уважение.
Причуды любви - Фэйзер ДжейнВ.З.,67л.
4.09.2015, 10.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100