Читать онлайн Причуды любви, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Причуды любви - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.11 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Причуды любви - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Причуды любви - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Причуды любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

-Сегодня утром в Фауи я слышал невероятно забавную историю! — объявил сэр Алджернон Баррет, с сияющей улыбкой оглядывая гостей, собравшихся в гостиной жены.
Как истинно гостеприимный человек, он всегда радовался визитерам, развлекавшим сплетнями его супругу, словно не в обязанности хозяйки входило развлекать гостей. Сегодня здесь было достаточно многолюдно, и сэр Алджернон поспешил предложить джентльменам кое-что покрепче чая.
— Осмелюсь предположить, что история достаточно драматична и шокирует дам, но небольшое потрясение иногда бывает полезно даже для чувствительных особ, — заметил он со смешком, наполняя бокал лорда Ратерфорда кларетом. — По чести говоря, я подозреваю даже, что некоторые леди в глубине души наслаждаются подобными рассказами. Как по-вашему, Ратерфорд?
— Не могу сказать, Баррет, поскольку не испытал радостей семейной жизни, — пожал плечами его светлость. — Мои знания о представительницах прекрасного пола весьма скромны.
— Как и подобает солдату, милорд, — смиренно проговорила леди Блейк, нервно теребя перчатки.
— Совершенно верно, мадам, — согласился он с торжественным поклоном.
— Но как же насчет истории, Алджернон? — вмешалась Пейшенс. — Уверена, никто из дам не упадет в обморок и не станет жертвой истерики. Пусть джентльменам нравится считать нас оранжерейными цветочками, не настолько мы хрупки.
Она улыбнулась и обвела комнату торжествующим взглядом.
— Речь идет о «джентльменах», — объявил ее муж, с трудом втиснувшись в легкий чиппендейловский стул и вертя бокал мясистыми пальцами. — Об этом обычно не говорят при дамах, Ратерфорд, и действительно, чем меньше упоминаешь о них в обществе, тем лучше, но это до того забавно, что можно разок и нарушить правила.
— О, не медли, муженек, и переходи наконец к делу, — раздраженно потребовала леди Баррет, — иначе мы умрем от нетерпения.
— Хорошо, дорогая, хорошо. Доктор Форрест лично сказал мне, что две ночи назад «джентльмены» переправили товар в Фауи прямо под носом таможни и… — Он помолчал для пущего эффекта. — …И кроме того, сыграли с ними безумную проделку, взбесившую охранников до предела. Весь Фауи бурлит слухами, и похоже, «джентльмены» на этот раз зашли слишком далеко в своей дерзости.
— О Боже! — воскликнула Мередит, уронив ложечку. — Прошу прощения, но я с ума схожу от страха, стоит только кому-то заикнуться об этих грубых людях. Как говаривал сэр Джон, они без зазрения совести якшаются со шпионами, и всякое знание о них по меньшей мере опасно. Умоляю, ни слова больше о таких, как они.
— О, не стоит так волноваться, дорогая, — посоветовала Пейшенс, поспешно беря из дрожащей руки гостьи чашку с блюдцем. — Не нужно нервничать из-за того, что обсуждается в этой гостиной. Вы среди друзей. Вряд ли, сказанное сэром Алджерноном достигнет их ушей.
— Вы, разумеется, правы, дорогая, — пролепетала Мередит. — Какая я глупая!
— Если леди Блейк немного успокоилась и забыла о своих страхах, Баррет, мы хотели бы дослушать остальное, — предложил лорд Ратерфорд, не сводя глаз с Мередит.
Он ничуть не сомневался, что ее кудахтанье вызвано желанием помешать ему услышать конец рассказа. Мередит опустила голову, но предательский румянец на щеках, не замеченный никем, кроме него, выдал ее с головой.
— Говорят, что, когда офицеры подошли утром к зданию таможни, на крыльце стояли две бутылки мадеры с благодарственной запиской.
Сэр Алджернон разразился громовым смехом, в восторге хлопая по бедрам, обтянутым дорогим бархатом.
— Ну не уморительно ли? Какая наглость — бросить вызов так открыто! Все равно что перчатка, брошенная в лицо. Они за это ответят.
— А может, все не так, — робко вмешалась Мередит. — Если мадера окажется особенно хорошего урожая, они с удовольствием ее выпьют.
Замечание показалось всем настолько идиотским, что гости лишились дара речи. Наконец сэр Алджернон неловко откашлялся.
— Вероятно, моя дорогая леди, вероятно. Очень милая мысль, но не думаю, что мир так чудесен, как вы воображаете.
— Жаль разрушать иллюзии, леди Блейк, — заметил Дэмиен, улыбнувшись Мередит одними губами и грозно щурясь. — Такое доброжелательное мнение о человеческой натуре встречается крайне редко.
— Боже! — прощебетала Мередит. — Как вы добры, милорд! Но и правы в том, что на свете существует так много всего неприятного, и мы должны делать все возможное, чтобы облегчить жизнь.
— Иногда, — многозначительно процедил его светлость, — беды и напасти даже полезны и спасительны для души.
— Как вы думаете, сэр Алджернон, теперь береговая охрана сумеет остановить «джентльменов»? — полюбопытствовала миссис Энсби.
— Смею надеяться, что нет, — искренне вырвалось у сквайра. — Представить не могу, что мы станем без них делать! Но думаю, впредь таможенники будут куда более бдительны.
Мередит взяла свой ридикюль и встала, расправляя юбки старомодного платья уныло-коричневого цвета, в котором приехала с визитом к хозяйке.
— Дорогая Пейшенс, премного благодарна вам за гостеприимство. И вам, сэр Алджернон. — Она слегка присела перед хозяином. — Ваш рассказ был весьма занимательным, сэр, и не стоит огорчаться моим глупым рассуждениям.
Реплика сопровождалась обычным смешком, неприятно резанувшим по и без того натянутым нервам лорда Ратерфорда. Когда она склонилась перед ним в реверансе, Дэмиен сжал ее пальцы, достаточно сильно, чтобы она поморщилась от боли.
— Я тоже должен попрощаться, леди Баррет, — учтиво объявил он. — Если подождете минутку, леди Блейк, я провожу вас к вашему экипажу.
Мередит не могла отвергнуть его предложение, не показавшись возмутительно грубой, и была вынуждена отойти в сторону, пока он обходил с поклонами собравшихся дам и пожимал руку хозяину.
Кабриолет под присмотром юного Томми уже стоял перед крыльцом. Лорд Ратерфорд, подсаживая Мередит на сиденье, медоточиво объявил;
— С нетерпением жду нашей следующей встречи, леди Блейк. Мне так много нужно вам сказать.
— Неужели, милорд? — удивилась Мерри, гордо вскинув маленький подбородок. — Понятия не имею, о чем это вы.
— Уверен, что если вы дадите волю воображению, мадам, немедленно поймете, что я имею в виду.
Он отступил. Мерри взмахнула поводьями, и старомодный экипаж медленно двинулся по аллее.


— Понять не могу, почему в детстве воспитатели вами настолько прискорбно пренебрегали, что не потрудились розгой вбить в вас немного здравого смысла! — бушевал лорд Ратерфорд, вот уже десять минут не в состоянии успокоиться.
Мерри, все это время сохранявшая мудрое молчание и трогательно-беззащитный вид, сидела на камне, чинно сложив руки на коленях и уставив взор в засыпанный песком пол пещеры.
— Почему? — взорвался Дэмиен. — Приведи хоть один веский довод, почему ты усугубляешь и без того невероятный риск своими дурацкими выходками?
— Я просто не подумала, к чему это может привести, — пояснила Мерри, умиротворяюще улыбаясь. — Но что сделано, то сделано, и теперь нет смысла сетовать, хотя, сознаюсь, ты очень красноречив и убедителен. — Ее губы дернулись в лукавой улыбке. — Не лучше ли выпить по бокалу бургундского, уверяю, оно великолепно, и отведаем ужин, который мне стоило таких трудов приготовить.
Ужин был сервирован на перевернутом ящике под яркой клетчатой тканью. Покрытая пылью и паутиной бутылка вина стояла рядом с тарелкой крабов под соусом, корзинкой только что испеченного хлеба, комком золотистого масла и миской с вишнями.
— Крабы пойманы и сварены мной собственноручное — сообщила она, наливая в бокалы густое рубиновое вино. — Тост, милорд?
Дэмиен взял бокал, еще не остыв от праведного гнева, но не в силах устоять перед ее улыбкой.
— За что пьем, Мерри Трелони?
— Перемирие? — предложила она. — Или за любовь?
Сегодня она не стала укладывать волосы и в своем простеньком канифасовом платьице, которое его светлость находил куда более предпочтительным душным бомбазинам, сатинетам и шерсти, уродовавшим Мерри, выглядела почти девочкой. Скромный вырез, длинные узкие рукава, застегивающиеся на пуговицы у запястий, широкий кушак, обхвативший талию. И босые ноги. Само олицетворение сельской простоты и невинности, если не обращать внимания на хитрющие глаза и озорную усмешку. Очевидно, все упреки, сыпавшиеся на ее голову, ничуть не трогали плутовку. Ратерфорд, смирившись, тяжело вздохнул.
— Может, хотя бы во имя любви, Мерри, ты отречешься от своего безумия?
— Не могу, — тихо призналась она. — Это было бы безумием, потворствуй я своей прихоти. Но только таким способом я могу достичь цели. Мне необходимо вернуть Пенденнис, избавиться от долгов и позаботиться о братьях. Не могу же я послать их в этот мир нищими!
— В таком случае будь моей женой! — горячо воскликнул он, отставив бокал и сжимая ее руки. Мередит покачала головой:
— Это не выход, Дэмиен. Я не могу выйти замуж только для того, чтобы переложить свои трудности на плечи мужа.
— Но ведь я прошу не об этом. Стань моей женой ради нашей любви, любви, которую мы питаем друг к другу.
— Только в романах миссис Радклифф, дорогой мой, любовь побеждает все, — обронила Мерри, пытаясь смягчить свои слова улыбкой. — Это чудесное приключение и останется таковым. Сравни наше положение: Китли не женятся на Трелони, и уж тем более на контрабандистках!
— Но ты не будешь этим заниматься, когда станешь моей женой, а что касается твоего происхождения все это чушь. У меня нет ни малейшего желания заключать блестящий брак, а единственное сомнительное пятно в твоей репутации, Мерри Трелони, — это страсть к беззаконным похождениям.
— Я авантюристка и всегда такой останусь. — Мерри совсем не была уверена, правда ли это, но знала только, что ради Ратерфорда должна убедить его в бесплодности подобных разговоров. — Ты был несчастлив, тосковал…
— Довольно! — Он почти отбросил ее руки. — Вы оскорбляете меня, мадам! Не позволю беспрерывно твердить, что мои чувства к вам проистекают исключительно от скуки и обиды на несправедливость судьбы, прервавшей мою военную карьеру!
И, круто повернувшись, Дэмиен направился к туннелю, выходившему на горную дорогу.
Мередит печально оглядела пещеру. Изящный столик, уютная постель из цветастых подушек, украденных из бельевой, вкусные блюда — словом, все то, что она с такой радостью приготовила к ночи любви, сейчас предстало в истинном свете: жалкие попытки маленькой девочки поиграть в дом и семью в стране грез. Глупо было и думать, что Дэмиен согласится стать ее партнером в этих забавах, ничего не прося взамен. Он не жил, подобно ей, в придуманной сказочной стране, не привык лицедействовать, играя так много ролей, что подчас не понять было, какая из них истинная. Она считала свой роман очередным продолжением спектакля, пьесы в пьесе ее жизни. Только таким образом она могла отгородиться от действительности и коварных ударов судьбы.
— Так и быть, моя маленькая авантюристка, ты получишь все, чего так пылко желаешь.
Мередит молниеносно обернулась на звуки хриплого голоса. Дэмиен стоял у входа в туннель, подбоченившись и мрачно хмурясь. В серых глазах стыли льдинки. Сейчас он совсем не походил на страстного любовника.
— Если тебе так необходимы риск и приключения, счастлив доставить тебе и то и другое.
Мередит, лишившаяся дара речи, только открывала и закрывала рот, совсем как пойманная Робом форель. И прежде чем смогла что-то сказать, он подхватил ее с такой легкостью, словно она весила не более котенка, и вновь направился к туннелю.
Только когда теплый ночной ветерок повеял ей в лицо, язык наконец послушался Мередит.
— Поставь меня на землю! Ты с ума сошел!
— Несомненно, — кивнул Ратерфорд. — Похоже, это заразная болезнь в здешних местах. — Он преспокойно зашагал к берегу. — Мне захотелось искупаться. Ты составишь мне компанию.
Поняв, что это не столько вопрос, сколько приказ, Мередит, не зная, смеяться или негодовать, не успела ответить, как оказалась совершенно обнаженной под яркими звездами. В прошлый раз он освобождал ее от одежды куда неторопливее, с ленивой грацией, сейчас же раздел ее и разделся сам за считанные секунды. А потом привлек ее к себе, клеймя раскаленным тавром губ, вжимая всем телом в песок.
Дыхание свежего воздуха на голой коже, шершавость рук, ласкающих ее самые интимные местечки, растущая твердость вздыбленной плоти, толкающейся в бедро, вознесли Мередит, в мир ощущений, пронизанный всполохами страсти. Пальцы ее ног зарылись в песок, горошинки сосков погрузились в густую поросль на его груди, ягодицы напряглись, когда он стиснул Мерри с такой силой, словно она стала продолжением его тела. Мерри застонала и накрыла ладонью двойной мешочек под стальным стержнем его плоти, вводя его в свой потаенный сад.
— Обними меня, — прошептал он и, когда она с радостью повиновалась, подхватил Мередит под коленки и, приподняв, вонзился в жаждущее естество.
Ноги Мередит сомкнулись у него на спине. Она целовала его, всасывая нижнюю губу, с отчаянной жаждой путника, затерянного в Сахаре. В этот момент для нее не существовало ничего, и даже сознание того, что обнаженные любовники на песке видны издали и каждый прохожий или рыбак может на них наткнуться, ничуть ее не волновало. Никогда еще Мерри не предавалась подобному безумию, и на этот раз не она была зачинщицей.
— Это достаточно безрассудно для тебя, моя опрометчивая маленькая авантюристка? — допытывался Дэмиен, разжимая руки, так что она сползла на песок. — Пойдем купаться.
Мерри издала протестующий вопль, но Дэмиен, не обращая внимания, схватил ее за руки и увлек к воде.
— Не хочу купаться! Ну почему ты меня тащишь!
— Если ты еще не познала удовольствия предвкушения, мой маленький сорванец, я готов научить тебя, — объявил Ратерфорд, вбегая в волны. Мередит против воли последовала за ним. — Поверь, нет ничего чудеснее, чем отдалять наслаждение.
Когда вода дошла ей до пояса, Дэмиен остановился и привлек ее к себе, одной рукой обнимая ее за талию, другой приподнимая подбородок. Он улыбался, и Мередит старалась понять, что таится в его глазах: желание… обида… решимость?
Но тут ее веки опустились под его поцелуями, а теплая ладонь легла на груди. Он стал осторожно перекатывать набухшие соски между пальцами, постепенно усиливая давление, пока она не застонала, ошеломленная восхитительным контрастом между пульсирующим жаром собственного тела и прохладой воды, лизавшей бедра. Дэмиен слегка перегнул ее через руку, погладил по плоскому животу, и пальцы запутались в темных мягких завитках лона. Он раздвинул коленом ее бедра, а настойчивые пальцы двинулись дальше, глубже, пока ее стоны не сменились всхлипами восторга. Море стало таким же орудием ее наслаждения, как его пальцы, и он беззастенчиво пользовался этим, опуская ее спиной в воду. И она, потеряв равновесие, легла на его руку, открытая и беззащитная под его натиском. Когда она окончательно потеряла голову, став единым целым с водной средой, обнимавшей и ласкавшей ее наравне с мужчиной, он отнес ее к краю воды и положил в пенный ласковый прибой. Песок шевелился под ней, колеблемый наступлением и отступлением низких волн, пока Дэмиен овладевал ею со свирепым буйным пылом страсти, давно сдерживаемой во время долгих мгновений ее наслаждения. И то, прежнее наслаждение не шло ни в какое сравнение с ощущением счастья, наполнявшим ее, пойманную в ловушку мужского тела и вечно неспокойного песка.
Измученные и насытившиеся, они лежали, прижимаясь друг к другу, позволяя волнам обмывать и гладить их. Наконец Дэмиен с неохотой отстранился и встал, подняв и Мередит. Дремотно, словно в полусне, они смыли песок. Мередит неожиданно задрожала, и Дэмиен, вернувшись к реальности ночного воздуха и холодных брызг на разгоряченных телах, схватил ее за руку.
— Беги, любимая, иначе простудишься!
Он сам побежал по песку, таща Мередит за собой. Мерри спотыкалась, громко протестовала против столь грубого пробуждения от счастливых грез, но когда кровь быстрее потекла в жилах, а соль на коже высохла, восторженно рассмеялась и легко поравнялась с ним. Волосы развевались на ветру золотисто-каштановым флагом.
Только удостоверившись, что они обсохли и немного согрелись, Дэмиен остановился. Смеясь и поминутно обнимаясь, они поспешно оделись и вернулись в пещеру, под свет фонаря, где их уже ожидало бургундское.
— Ты так же жаждешь риска, как я, — хмыкнула Мередит, поднимаясь на носочки, чтобы поцеловать его, — а может, и еще сильнее.
— Поскольку я должен дать тебе куда более волнующие, ощущения, чем занятия контрабандой, у меня, похоже, нет выбора.
Мередит отступила, сжавшись, как от удара.
— Значит, таким образом ты излил свой гнев? — тихо спросила она.
Ратерфорд нахмурился, прижав пальцы к вискам.
— Да… сначала я разозлился, но при первом же твоем прикосновении ярость куда-то подавалась. — Он с серьезным видом оглядел ее, но уголки губ тут же приподнялись в улыбке. — Все ради тебя, Мерри Трелони. Я превращу твою жизнь в сплошное приключение. Только глупец способен отказаться даже от того малого, что он имеет, лишь потому, что не все идет, как ему хочется.
По какой-то причине это рыцарское заявление послужило слишком слабым утешением. Он словно упрекал ее за жалкое подношение в ответ на его щедрый дар. Однако Мерри по-прежнему была уверена в своей правоте. Она слишком горда, чтобы принять мир, который он предлагал ей, простое, великодушное решение всех ее трудностей. Но разве возможен союз между столь разными людьми из столь разных слоев общества? Да, сейчас Ратерфорд ведет себя совсем не как подобает сыну и наследнику герцога Китли, и для этого имеется немало причин. Кто-то должен же предотвратить роковую ошибку, которая способна разрушить жизнь их обоих! Обоих?!
Мередит невесело рассмеялась в душе. Жизнь Дэмиена будет погублена так же наверняка, как солнце поднимается в небе каждое утро. Она, со своей стороны, станет купаться в роскоши, обеспечив будущее свое и мальчиков. Ратерфорд никогда не отступит от данного слова, как бы ни был потом несчастен. А когда он обнаружит, что необычная провинциалка из корнуольской глуши — совсем не та жена, которая ему нужна и подходит, наступит ужасное отрезвление. Нет, очевидно, Мередит должна думать за них обоих.
Позже она обнаружила, что думать не о чем. Ратерфорд больше не упоминал о женитьбе. По ночам в пещере они до умопомрачения любили друг друга, а днем не могли забыть о минутах безумного упоения, и Дэмиен чувствовал, что его актерские способности совершенствуются с каждым часом. Мерри была бесподобна в своих намеках и выпадах, произносимых нежным, сладкозвучным голоском, так что Дэмиен с великим трудом удерживался от улыбки. И пока она не назначила встречу своим друзьям-контрабандистам, он не боялся за ее безопасность.
Но столь мирное положение дел длилось недолго.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Причуды любви - Фэйзер Джейн



Прочла с удовольствием. Хотя это не лучший роман автора.
Причуды любви - Фэйзер ДжейнСофия
14.06.2014, 0.28





РОМАН КАК БЫ СОСТОИТ ИЗ 2-Х ЧАСТЕЙ: 1-я контрабандитская, интересно захватывающая, с главной героиней, которую можно назвать Бой Баба. И 2-я, после предложения, когда она превратилась в законченную дуру. К концу чтения я даже захотела, что бы та пуля, что пролетела на 2 дюйма мимо ее головы, попала бы ей прямо в лоб. И я бы злорадно засмеялась! Что касается гл. героя - сын герцога, офицер, полковник, а превратился в половую тряпку. Ну отказали тебе - уйди прочь с гордо поднятой головой! При том, что таких, как главная героиня - как собак нерезанных. Потеряла к нему уважение.
Причуды любви - Фэйзер ДжейнВ.З.,67л.
4.09.2015, 10.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100