Читать онлайн Пороки джентльмена, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пороки джентльмена - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.67 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пороки джентльмена - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пороки джентльмена - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Пороки джентльмена

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

На следующее утро завтрак виконта Бонема был прерван появлением Лестера.
– Сэр, вчера ночью на Кавендиш-сквер кое-что произошло, – без предисловий начал он. – Я только что получил рапорт от дежурившего там человека.
– Присаживайся, Лестер. – Гарри жестом указал на место напротив себя. – Превосходный бифштекс. Угощайся. Эль в кувшине.
– Не откажусь, сэр. – Лестер отрезал себе изрядный кусок мяса и налил в кружку эля. – Похоже, в дом прошлой ночью снова кто-то наведался, – продолжил он с набитым ртом. – Наши ребята видели, как некто туда проник и как он оттуда вылетел как ошпаренный.
– Опять дворецкий с мушкетоном, надо полагать, – заметил Гарри. – Вора взяли?
– Нет, сэр. Этот ускользнул у ребят из-под носа. Они бросились в погоню, но ему каким-то образом удалось уйти.
– Проклятие! – Гарри забарабанил пальцами по столу. – Стало быть, неизвестно, заполучил ли он то, за чем приходил.
– Как только суматоха улеглась, наши молодцы заглянули в окошко. – Лестер намазал мясо горчицей. – Там все было перевернуто вверх дном. Кругом разбросаны горшки и жестяные банки. Ребята заключили, что побывавший там человек – кто бы он ни был – судя по оставленному беспорядку, не знал, где искать. Он, как Бог свят, разворотил всю кухню, и даже когда его застукали, все еще продолжал поиски, тогда как зная, где спрятана вещь, действовал бы по-другому – быстро и аккуратно… – Лестер выразительно пожал плечами.
– Но ведь он должен был знать, где искать, – нахмурился Гарри. – Возможно, просто вещи не оказалось там, где он ожидал ее обнаружить. – Он сделал большой глоток эля.
– Значит, кто-то другой ее оттуда взял?
– Вероятно. Но в дом никто не мог войти незамеченным. – Гарри со стуком поставил кружку на стол. – Если то, что он искал, переложили в другое место, то сделал это кто-то из обитателей дома.
– Не зная при этом истинного смысла находки, не так ли, сэр?
– Именно. – Гарри забарабанил пальцами по губам. – Если кто-то в доме случайно нашел вещь, то она по-прежнему у них… и это обстоятельство, Лестер, может значительно упростить нашу задачу.
На лице Лестера отразилась неуверенность.
– Вам виднее, милорд.
– Известно, что в доме три женщины с детьми. С двумя из них – леди Дагенем и леди Ливией – я, так сказать, свел знакомство. Предположим, третья женщина – нянька. Кроме того, у них, наверное, имеется пара горничных плюс трое слуг леди Софии. Детей и слуг, которые к ним приставлены, можно исключить. Их передвижения по дому ограничены детской половиной, а вор вряд ли осмелился бы забраться так далеко. Нам следует получить доступ в дом – по возможности законный – и ненавязчиво так, как бы невзначай, порасспрашивать, глядишь, что-нибудь да раскопаем. Если мы идем верным путем, то, выяснив, кто нашел предмет, мы узнаем, где его искать.
– Но как же нам получить законный доступ в дом, сэр?
– Ты займешься прислугой. Среди нее, несомненно, отыщется какая-нибудь премиленькая девица, к которой ты сможешь напроситься в гости. – Гарри улыбнулся. – Ведь это как раз по твоей части, а, Лестер?
– Вам виднее, милорд, – суконным голосом повторил Лестер, но глаза его заблестели. – А вы, надо полагать, займетесь дамами?
– Одной из них, – слегка помрачнев, сказал Гарри. – Наверное, леди Ливией. На удачу с леди Дагенем я не рассчитываю.
– Неужели, сэр? – живо заинтересовался Лестер. – Как такое возможно?
– Она сущая мегера. А мне, коли придется употребить свое легендарное обаяние, хотелось бы, чтобы зерно упало на благодатную почву. – Его губы изогнулись в сардонической усмешке. – Хотя попытаться установить с виконтессой добрые отношения мне, думаю, все равно придется. – Гарри поднялся из-за стола. – А сейчас прощай, Лестер. Не теряй времени даром.
– Слушаюсь, милорд. – Лестер встал и, дождавшись, пока виконт покинет гостиную, продолжил свою трапезу.
Гарри вышел в холл.
– А, ты здесь, Гектор! Сейчас я ухожу, но вечером жду гостей на ужин. Изволь передать это Арману. Ужин в восемь.
После двадцатиминутной прогулки быстрым шагом он был уже на Кавендиш-сквер. Из скверика на площади доносились детские голоса, и он, движимый любопытством, завернул туда через калитку в изгороди. Прямо у его ног приземлился мяч, брошенный скорее с энтузиазмом, чем с какой-либо целью. Гарри поднял его и огляделся по сторонам в поисках владельца.
К нему подбежал маленький мальчик в костюмчике, какие обычно носили дети его возраста. Ребенок резко остановился перед Гарри, двигая подошвами черных ботинок по гравию.
– Он угодил в вас?
Гарри, перебрасывая мяч из одной руки в другую, улыбнулся ребенку.
– Нет. А что, должен был?
– Нет, – важно ответил мальчик, с серьезным видом посмотрев на Гарри.
Гарри сразу понял, что это ребенок леди Дагенем. Было что-то в посадке его головы и очень прямом взгляде, что рассеивало всякие сомнения на сей счет.
– Вы, верно, виконт Дагенем? – с чуть заметной насмешкой спросил его Гарри, приподняв бровь.
– Да, сэр. – Ребенок, которого этот разговор стал тяготить, требовательно протянул руку: – Отдайте, пожалуйста, мяч.
– А вы сумеете его поймать? Если вы отойдете немного подальше, я брошу его вам.
Стиви посмотрел на незнакомца с внезапным подозрением.
– А вы не заберете его себе?
Гарри рассмеялся.
– Да нет, дружище, зачем? Мне пришло в голову, что вы быть может, хотите поиграть.
– Хорошо, – согласился Стиви после минутного колебания. – Если вы дадите слово, что не заберете его.
– Даю вам честное слово.
Стиви на несколько шагов отбежал назад и замер в ожидании, вытянув вперед руки.
– Я готов! – звонким голосом выкрикнул он.
Гарри осторожно бросил мяч, целясь в сложенные лодочкой маленькие ладошки, которые, по-видимому, не собирались следовать за мячом, а терпеливо ждали, когда тот упадет в них. Мяч, не удержавшись в руках, упал на землю, и ребенок наклонился за ним.
– Стиви, ты где? – Негромкий бархатный голос предварил появление виконтессы Дагенем, которая вышла из-за живой изгороди из бирючины. За ее руку крепко держалась маленькая девочка, совсем еще кроха.
Корнелия, оценив ситуацию, тотчас сообразила, что к чему и поджала губы.
– Стиви, ты же знаешь, что тебе не позволено убегать из виду, – мягко пожурила она сына и, приблизившись с Сюзанной к мальчику, наклонилась, чтобы застегнуть пуговицу на его курточке.
– А я и не убегал! – запротестовал Стиви. – У меня мячик укатился, и я пошел за ним, а вот он мне его подкинул. – Мальчик указал на застывшую поодаль фигуру виконта Бонема. – Скажите маме, – обратился Стиви к виконту.
– Мяч и впрямь, как видно, имел свои собственные намерения, – невозмутимо проговорил Гарри. – Простите меня за вторжение, мэм.
Он поклонился, наблюдая за тем, как виконтесса, склонившаяся над сыном, откинула у него со лба волосы, выбившиеся из-под шапочки, и ловким движением подтянула ему брючки.
– Я бы ни за что не потревожил вас, поверьте, – продолжил он. – Мы оба, я уверен, могли бы более приятно провести время.
Корнелия, выпрямившись, посмотрела ему в лицо. Она не поняла, имел ли он целью уязвить ее. Вначале в его словах она услышала сарказм, но огонек в зеленых глазах виконта опровергал ее предположение.
– Ваша учтивость не имеет границ, сэр, – проговорила Корнелия, с интересом ожидая, что он скажет дальше.
Гарри поднял руку жестом фехтовальщика, признавшего туше.
– Что ж, придется довольствоваться этим, миледи. – Он еще раз поклонился и повернулся, чтобы уйти. Но в это время через калитку в сквер влетел третий ребенок, девочка, да так стремительно, что с разбегу уткнулась прямо Гарри в колени. Оторопев от неожиданности, она мгновение ошарашенно смотрела на него, а затем широко открыла рот и заревела. Гарри машинально наклонился и поднял ее на руки. Девочка тотчас затихла и с любопытством уставилась на него.
– Фрэнни, золотце! – Вбежавшую в сквер даму Гарри видел впервые. То была прелестная женщина, похоже, ровесница виконтессы, и Гарри, сейчас предубежденному против Корнелии, незнакомка показалась гораздо более привлекательной. Из-под капора выглядывали очень светлые, льняные, волосы, теплые карие глаза неуверенно смотрели на него. – В чем дело?
– Ваша дочь?.. – Вопрос повис в воздухе. Женщина, с готовностью кивнув, протянула к девочке руки.
Гарри передал ей ребенка.
– Она летела, не разбирая дороги, и прямо головой ударилась о мои ноги.
– Ох, Фрэнни, Фрэнни, – вздохнула женщина. – Ничего никогда не делает наполовину. Так уж она спешила поиграть со Стиви и Сюзанной. Простите, мистер?..
– Бонем, – поспешно представился Гарри. – Виконт Бонем. – Он заметил, как ее глаза вспыхнули. – Мы с вами не знакомы, мэм.
– Леди Фарнем, – несколько скованно под взглядом Корнелии, которая неподвижно стояла поодаль, наблюдая за сценой, ответила Аурелия. – Невестка леди Дагенем, – уточнила Аурелия, хотя сама не понимала, отчего так старается предоставить ему о себе исчерпывающие сведения. Ведь этот человек на Кавендиш-сквер персона нон грата.
– А, понимаю. – Гарри поклонился. – Ваш покорный слуга, леди Фарнем. – Он повернулся к Корнелии и, насмешливо отвесив поклон и ей, проговорил: – Ваш покорный слуга, леди Дагенем. – И с этим покинул сквер.
Аурелия проводила его долгим взглядом, прижимая к себе одной рукой Фрэнни.
– А он очень хорош собой, Нелл.
– Вздор! – отозвалась золовка. – Лив тоже заметила, что у него холодный взгляд.
– Но только не когда он улыбается, – возразила Аурелия, вопросительно глядя на Корнелию своими проницательными глазами. Ей внезапно пришла в голову мысль: не здесь ли кроется причина явно преувеличенного возмущения виконтессы? Гнев, а может быть, что-то другое буквально преобразили лицо Нелл. Ее глаза воинственно искрились, отчего блестели ярче обычного. Аурелия, зная о своей красоте, тем не менее считала себя довольно блеклой рядом с золовкой.
– И потом, – прервала цепь ее размышлений Корнелия, – он опять позволил себе вопиющую грубость. – Она с досадой покачала головой. – По крайней мере мне так показалось. Но было ли так в действительности, сложно сказать. То, что он говорил, звучало неучтиво, но в том, как он это говорил, грубости не было.
– Воля твоя, а мне он показался очень милым, и Фрэнни он, как видно, тоже понравился, – сказала Аурелия.
– Мама… мама… брось мне, пожалуйста, мячик, как тот дяденька. – Стиви потянул Корнелию за руку.
– И Стиви тоже, – не сдавалась Аурелия.
– Стало быть, ты хочешь сказать, что он неучтив только по отношению ко мне? – сказала Корнелия.
Аурелия с многозначительной улыбкой подняла на Корнелию глаза.
– Ну ведь и ты сама держалась с ним не слишком вежливо. Любой уважающий себя человек всегда ответит на вызов вызовом.
– Настоящий джентльмен подставил бы другую щеку, – возразила Корнелия.
– Ох, Нелл, ты же сама не веришь в то, что говоришь, – насмешливо отозвалась Аурелия, выпрямляясь. – Если он был с тобой груб, то, по-моему, ты получила по заслугам. Можно ли его винить за то, что он не раболепствовал перед тобой?
– Мне нужно не раболепие, – запротестовала Корнелия, готовая рассмеяться, – а любезность. Если б он нынче утром был со мной любезен, я бы ответила ему тем же.
Аурелия решила оставить препирательства.
– А кстати, что он здесь делал? – поинтересовалась она. – Я думала, он еще вчера понял, что дом не продается.
– Я тоже так думала, – кивнула Корнелия. – Однако он обещал снова прийти к Лив. Она, конечно, откажется его принять, но он явно намерен продолжить свои попытки уговорить ее заключить сделку.
Гарри постучал в дверь дома, некогда принадлежавшего леди Софии.
Ему отворил старый слуга в суконном переднике. Он безмолвно, с выражением полного безразличия, поднял на посетителя глаза.
– Что, леди Ливия нынче принимает? – осведомился Гарри, протягивая слуге свою визитку.
– Вы были вчера, – заявил старик, не обращая внимания на карточку.
– Да. Виконт Бонем. Извольте передать мою визитную карточку леди Ливии. – Гарри постарался скрыть раздражение: чутье ему подсказывало, что грубостью расположения замшелого старика не добиться.
– Насчет этого не знаю. – Морком взял визитку и поднес ее к глазам для тщательного изучения. – Я не получал никаких распоряжений.
– Чтобы передать визитную карточку посетителя госпоже, распоряжений не требуется, – терпеливо объяснил Гарри. Единственным способом договориться с этим несговорчивым стариком, по-видимому, было принять его условия и постепенно, шаг за шагом, продвигаться вперед к своей цели. И Гарри снова все так же терпеливо попросил: – Будьте так любезны, отнесите карточку леди Ливии.
– Обождите здесь. – Старик, шмыгнув носом, отступил назад и закрыл дверь, оставив Гарри на пороге.
Бонем думал о том, что все его предположения относительно этой ситуации были ложными: так, на его пути оказалась не одна престарелая дама, а три молодые женщины, никто из которых ни своими манерами, ни своим поведением не был похож на дам светского общества. Сверх того, имелись еще дети и полуразрушенный дом, управляемый престарелым слугой, которого нужно было постоянно упрашивать исполнять свои прямые обязанности, и он делал это лишь в тех случаях, когда бывал к этому расположен.
«Но ничего не поделаешь, придется работать с тем, что есть», – размышлял Гарри с горестным смирением. Он привык подстраиваться под обстоятельства, находить выход из сложных ситуаций.
Дверь со скрипом приотворилась на несколько дюймов, и ему всучили его карточку обратно.
– Ее светлость сказали, что они сейчас не принимают.
Едва он взял карточку, как дверь захлопнулась, чуть не прищемив ему пальцы. Мгновение Гарри продолжал стоять, погруженный в раздумья, постукивая карточкой по ладони. Что делать теперь?
Он повернулся к двери спиной и уставился на сквер. Что ж, если Ливия его не принимает, воздействовать на нее своими чарами он не может, но леди Фарнем находится на улице. И если ему удастся поговорить с ней наедине, вероятно, он как-нибудь сможет использовать ее в достижении своей цели.
И тут, словно по волшебству, из сквера появилась леди Фарнем, без сопровождения, только с дочерью, которую крепко держала за руку. Они направились через улицу к дому. Посреди дороги девочка внезапно опустилась на колени: ее внимание привлек радужный блеск голубиного перышка.
– Мам, смотри! – Она попыталась поднять его, но порыв ветра подхватил и понес перо вдоль улицы. Девочка вырвала ладонь из руки матери и побежала вдогонку за своим сокровищем. Как раз в это время из-за угла Уигмор-стрит на полной скорости вылетела подвода.
– Фрэнни! – закричала Аурелия, бросаясь за дочерью, которая продолжала сломя голову бежать за ускользающим от нее пером.
Реакция Гарри была молниеносной. Он подскочил к бежавшей по мостовой девочке, схватил ее и держал в руках, визжащую и брыкающуюся, до тех пор, пока лошади, тащившие подводу, цокая копытами, не проскакали мимо. Подбежала бледная и задыхающаяся Аурелия.
– Благодарю вас… Фрэнни, сколько раз я тебе говорила, чтобы ты не выпускала мою руку на улице! – Она взяла у Гарри дочь, и Фрэнни тотчас разревелась.
– Перышко… мое перышко… – Она указала на перо, которое теперь снова лежало посреди улицы. Ее голос сорвался на крик: – Хочу перышко!
Гарри вышел на мостовую, поднял и принес перо. Получив его, Фрэнни мигом успокоилась.
– Благодарю вас, – снова проговорила Аурелия.
– Не думаю, что с ней случилась бы беда, – успокоил ее Гарри. – Разве что она сама бросилась бы под копыта.
– Что не было бы для меня неожиданностью, – вздохнула Аурелия. – Это абсолютно неуемный ребенок. Позвольте еще раз поблагодарить вас за своевременную помощь. – Она собралась возвращаться к дому.
– Леди Фарнем!
– Да? – Женщина оглянулась.
– Я бы очень хотел обсудить кое-какие дела с леди Ливией, но она, кажется, не желает меня принимать. – Он вопросительно улыбнулся. – Не знаю, чем я мог ее обидеть.
– О! – Аурелия колебалась. – Леди Ливия не хочет продавать дом, лорд Бонем. Это все, что я знаю.
– Мне это уже говорили. Но я хотел бы услышать отказ от нее лично.
Аурелия бросила взгляд через его плечо на сквер.
– Нас трое, милорд, и мы близкие подруги, – сказала она. – Прощайте. – Женщина подошла к двери, которая на ее стук отворилась. Гарри успел заметить мелькнувшее за дверью лицо Ливии Лейси, которая впускала подругу с ребенком внутрь.
«Нас трое, и мы близкие подруги». Поначалу вроде бы непонятно, к чему это сказано, думал Гарри, но на самом деле в этих словах заключался особый смысл. В них содержался скрытый намек: если он хочет получить доступ в дом, ему необходимо примириться с виконтессой Дагенем.
Что ж, сложные задачи его всегда привлекали.
Гарри решительно направился через улицу к скверу.
Сидя на каменной скамье сбоку от дорожки, ведущей сквозь живую изгородь в самый центр сквера, Корнелия внимательно разглядывала лежавшую у нее на коленях груду желудей вперемешку с гладкими коричневыми плодами конского каштана, которые набрали Стиви с Сюзанной. Когда она услышала скрип гравия, ей не было нужды поднимать глаза. Она и без того знала, кто остановился в нескольких футах от нее.
Зачем он вернулся? Не для того же, чтобы сказать очередную грубость? Откровенно говоря, она и сама начала порядком уставать от всего этого.
– Леди Дагенем! – услышала она тихое обращение.
– Лорд Бонем! – Она носовым платком до блеска протерла каштан. – Ну вот, Сюзанна, – проговорила она, вручая его ребенку, и лишь потом посмотрела на виконта.
С минуту они молча смотрели друг на друга, будто увиделись впервые. Корнелии по крайней мере казалось именно так. Прежде она смотрела на этого человека сквозь пелену вражды. Виконт виделся ей холодным и лишенным чувства юмора сухарем. И теперь с некоторым потрясением она осознала, что Аурелия права: когда Бонем улыбался, его губы складывались в обаятельную улыбку. А зеленые глаза, хоть в настоящий момент и оставались серьезными, уже не казались ей такими застывшими и равнодушными, как вначале.
Гарри сейчас тоже увидел перед собой вовсе не бесчувственную и надменную особу, напрочь лишенную женственности, какой обладали ее подруги. В глазах женщины, из которых исчез ставший для него уже привычным гневный блеск, светились проницательность и ум.
– Мы с вами, кажется, не нашли общего языка, – сказал он.
– Я не желаю это обсуждать, сэр, – молвила она и, собрав каштаны с желудями в носовой платок, медленно поднялась со скамьи.
– Ну можем же мы с вами как-то поладить. – Его глаза немного оттаяли, а на губы вернулась улыбка. – Но я, признаюсь, в некотором недоумении, не могу понять, что случилось.
Корнелия посмотрела на него в изумлении.
– Что? Дорогой мой сэр, мне просто не верится, что вы столь лицемерны.
Гарри, протестуя, поднял руки:
– Подождите, подождите! Не будем все начинать сначала. Давайте…
– Леди Нелл, леди Сюзанне пора спать, – прервал его прозвучавший у него за спиной голос. – Дети уже замерзли. – К ним по дорожке приближалась Линтон с семенившей за ней Дейзи.
– Хорошо, Линтон, – ответила Корнелия. – Стиви, Сюзанна, идемте… пора домой… И вот, возьми, пожалуйста, их сокровище. – Она отдала узелок с каштанами и желудями няньке.
Дети были не склонны подвергать сомнению приказы Линтон, а посему без возражений последовали за ней.
– О Господи! – воскликнула Корнелия, на миг позабыв; с кем беседует. – Ну вот, опять я у нее в немилости. Придется думать, как ее смягчить.
– Что, держит всех в ежовых рукавицах? – спросил Гарри, которого насмешило смущение виконтессы. У нее был очень виноватый вид, как у ребенка.
Корнелия зарделась: случайно вырвавшееся у нее откровение смутило ее.
– Она и меня тоже нянчила, – лаконично пояснила она. – Прошу извинить меня, лорд Бонем. – Она собралась было последовать за детской процессией, покидавшей сквер.
Но Гарри торопливо заговорил:
– Прошу вас, останьтесь. Мне хотелось бы заключить с вами мир.
Корнелия остановилась и, плотнее запахнув шаль, скрестила на груди руки.
– Я, право, не вижу в этом смысла, виконт.
Он задумчиво смотрел на нее. Она была потрясающе красива, несмотря на немодное простое платье из синей шерсти и шаль, накинутую поверх, очевидно, не ради красоты, а для тепла и комфорта. Корнелия вновь обрела уверенность и теперь спокойно стояла и смотрела на него, слегка откинув назад голову и выгнув поистине лебединую шею.
– Неужели, мэм? – тихо молвил Гарри. – А я вижу.
– Ах! – Никакого другого слова, способного со всей полнотой выразить оттенки ее эмоций в ответ на это заявление, Корнелия подобрать не могла. Она задумалась: а может, и она тоже видит в этом смысл? Этот человек чем-то – непонятно чем – интриговал ее.
Виконт предложил ей опереться на его руку.
– Не желаете ли прогуляться по скверу?
Слегка наклонив голову, она взяла его под руку и стала с интересом ждать, с чего он начнет. Он начал издалека.
– Нелл, – сказал он задумчиво.
– Корнелия, – довольно резко поправила она его. – Что-то не припомню, лорд Бонем, чтобы мы с вами сблизились настолько, что могли называть друг друга по имени.
– Да… верно, – согласился он. – Но я хотел попробовать.
Корнелия решила оставить его слова без ответа.
– Если вы надеетесь уговорить Ливию продать вам дом, лорд Бонем, то я могу избавить вас от пустых хлопот и бессмысленной траты времени: она не собирается его продавать.
– Вы уже говорили мне об этом. – Виконт согласно кивнул, словно ее заявление ничуть его не обескуражило.
– Так в чем тогда цель этой прогулки? – поинтересовалась Корнелия, когда ей стало казаться, будто виконт уж больше не заговорит.
– Я не люблю ситуаций, которые ставят меня в тупик, леди Дагенем. А сейчас я совершенно не понимаю, чем заслужил ваше нерасположение, – заявил он ей прямо.
– Обращение «милейшая», – тихо молвила Корнелия, – неуместно при любых обстоятельствах. Уверена, вы с этим согласитесь, лорд Бонем.
Он остановился на дорожке и повернулся к ней лицом.
– Если все дело только в этом, мэм, прошу покорнейше принять мои извинения и обещаю, что подобное неуместное обращение впредь никогда не сорвется с моих уст. – Он улыбнулся. – Этого вам довольно, мэм?
– Было бы довольно, если б я верила в вашу искренность, – ответила Корнелия.
– Полноте, Нелл! – Он внезапно взял ее за плечи, и его глаза заискрились от смеха. – Не будьте такой мелочной. Вы же понимаете: произошло недоразумение. Подозреваю, мы оба в некоторых обстоятельствах можем вспылить. А теперь мир!
– Пустите меня. – Корнелия передернула плечами, пытаясь сбросить с себя его руки, но не тут-то было – хватка виконта стала лишь крепче.
– Не пущу, пока вы не согласитесь мириться.
По глазам Корнелии Гарри видел, как против воли смех готов был одержать верх над ее досадой. И вот наконец ее губы медленно изогнулись в улыбке, хотя Корнелия снова передернула плечами, на которых лежали его руки. Ее улыбка была неотразимой, и, убирая ладони с ее плеч, Гарри как бы невзначай коснулся кончиком пальца губ Корнелии. Прикосновение было таким легким, что вполне могло сойти за случайное. Но внезапно вспыхнувший огонь в ее глазах говорил о том, что она поняла: он сделал это намеренно. Корнелия резко отвернулась.
– А теперь, с вашего позволения, меня дома ждут дела. – Она направилась к калитке.
– Разрешите проводить вас. – Он пошел рядом.
– Не стоит, сэр.
– Да, но мне это доставит удовольствие, – сказал он, мило улыбаясь. – Прекрасный нынче денек, вы не находите, мэм? Для этого времени года, конечно. Через несколько недель, полагаю, в Гайд-парке зацветут нарциссы – неизменно великолепное зрелище. К тому времени вы еще будете в городе? Успеете ими полюбоваться?
Сказанное им было настолько неожиданно, так выбивалось из темы их предыдущего разговора, что Корнелия не смогла сдержать рвущийся наружу смех и несколько раз фыркнула.
– Не могу вообразить себе столь легкомысленного существования, чтобы перспектива созерцания цветущих нарциссов стала поводом для продолжительного пребывания где бы то ни было, лорд Бонем, – сказала она, по-прежнему борясь со смехом.
– Значит, в вашей жизни нет места легкомыслию, леди Дагенем? – сказал виконт, лукаво приподняв бровь. – Разве деревенская жизнь лишена развлечений?
Корнелия ошеломленно посмотрела на него.
– С чего вы взяли, что я постоянно живу в деревне, сэр?
Он пожал плечами.
– От Мастерза, с которым мне приходилось иметь дело, мне известно, что леди Ливия живет в Нью-Форесте. А вы ее подруга… Я сделал логическое умозаключение. Я ошибся?
– Нет, все так и есть, – призналась Корнелия. – Это моя первая поездка в город за последние десять лет. – И, грустно вздохнув, продолжила: – Я ведь вдова, лорд Бонем, и живу затворницей, воспитываю детей да рукодельничаю. Мы все трое – серые деревенские мышки. Остается надеяться, что городская жизнь с ее развлечениями не собьет нас с толку… не вскружит нам головы… мы так непривычны ко всему, помимо деревенских посиделок у очага.
Гарри посмотрел на Корнелию. Та кротко улыбнулась ему, и он рассмеялся.
– Какая выспренняя речь! – сказал он. – Но все это сущий вздор! Вы с подругами, без сомнения, вполне способны справиться решительно со всем, в этом я уже имел удовольствие убедиться на собственном опыте. И пусть вы всецело посвятили себя детям, мэм, я все же рискну предположить, что ваши интересы простираются гораздо дальше увлечения рукоделием.
– Возможно, – уклончиво ответила Корнелия, решив, что их беззлобное взаимное подшучивание уж слишком затянулось.
Гарри открыл калитку на улицу и отошел в сторону, пропуская ее вперед.
– Намерены ли вы с подругами появиться в обществе, когда устроитесь?
– Мы, право, еще не думали об этом. – Проходя мимо него, она отчего-то плотнее запахнула на себе шаль.
– Тогда я надеюсь вас там увидеть. Надеюсь, наше знакомство будет продолжено. – Он аккуратно взял ее под локоть и повел через улицу.
– Вы всегда такой оптимист, милорд? – Корнелия приподняла брови, выражая недоверие. – Боюсь вас разочаровать.
– Вот как? О, не бойтесь, мэм. Меня редко постигает разочарование, – сказал он, подводя ее к двери дома.
– Не будьте так самоуверенны, – тихо возразила Корнелия.
Виконт искоса бросил на нее взгляд, в котором плескалось веселье и было что-то еще… что-то в глубине его глаз, что окончательно лишало ее покоя.
– Поживем – увидим. – Гарри стукнул кольцом в дверь и, приподняв шляпу, проговорил: – Не смею больше злоупотреблять вашим временем, леди Дагенем.
Поклонившись, он повернулся и стал спускаться по лестнице. Внизу он остановился и бросил через плечо:
– А кстати, Нелл, друзья зовут меня Гарри.
Корнелия вошла в дом и, стягивая перчатки, почувствовала, как дрожат ее руки. Верно, от холода, решила она, энергично растирая их по пути в гостиную. Но, пройдя несколько шагов, передумала и вместо гостиной направилась наверх, к себе в спальню. Она вдруг поймала себя на мыслях о Стивене. Ей вспомнилось то утро, когда он на корабле «Виктория» отправлялся на войну, чтобы принять участие в сражениях под командованием адмирала Нельсона. Он поцеловал и обнял ее на прощание. А она все цеплялась за него. Чувствовала ли она уже тогда, что он не вернется?
Неужели это было три года назад? Порой Корнелии казалось, что с тех пор минуло гораздо больше времени, а иногда – будто это произошло не далее как вчера. Стивен так никогда и не увидел Сюзанны. Как полагала Корнелия, ребенок, вполне возможно, был зачат в их последнюю ночь накануне его отъезда.
Она вошла в свою комнату и закрыла дверь. В камине тускло горел огонь, и она склонилась к очагу, чтобы согреть озябшие руки. Есть ли жена у виконта Бонема?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пороки джентльмена - Фэйзер Джейн


Комментарии к роману "Пороки джентльмена - Фэйзер Джейн" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100