Читать онлайн Пороки джентльмена, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пороки джентльмена - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.67 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пороки джентльмена - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пороки джентльмена - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Пороки джентльмена

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

– Ну, что скажешь, Нелл? Хорошо? – Осторожно, чтобы не выпали булавки, скреплявшие платье, Ливия повернулась перед высоким зеркалом пустующей спальни, превращенной в швейную мастерскую. – По-моему, замечательно. – Она любовно погладила рукой юбку бального платья из кремовой тафты в серебряную полоску. – Правда?
– Прелестно, – сказала Корнелия, поправляя на Ливии вырез платья. – Но вот здесь хорошо бы пониже… вы не согласны со мной, Клер?
– Вы правы, миледи, – согласилась швея, подходя, чтобы внести коррективы. – А если леди Ливии покажется, будто здесь слишком открыто, тогда фишю?..
type="note" l:href="#n_10">[10]
 – Вопрос застыл у нее на губах.
– Ну разумеется, нет, – решительно проговорила Корнелия, заговорщицки улыбнувшись модистке. – У тебя красивая грудь, Лив, и ее все должны видеть.
– Совершенно верно, – подтвердила модистка, во время многочисленных примерок имевшая возможность убедиться в этом.
– Но мой отец?.. – неуверенно запротестовала Лив.
– Викарий не сможет высказать свое недовольство – он тебя не увидит, – резонно заметила Аурелия, вступая в спор. Она стояла в стороне, время от времени вставляя свои замечания. – Великолепное платье, Лив. Наденешь его на свой первый бал в «Олмаке», и все светские щеголи будут у твоих ног.
– Сомневаюсь, – рассмеялась Ливия, – но на добром слове благодарю, Элли. Теперь твоя очередь. – Она указала на сизо-серый шелк на козетке.
– Одну минуту, леди Ливия, – сказала Клер.
Она вынула булавки и сняла с Ливии недошитое платье. Та отступила назад, колыхнув подолом сорочки и передернув плечами.
– Теперь вы, леди Фарнем. – Клер почтительно, даже с благоговением, взяла серый шелк. – Не изволите ли встать перед зеркалом?
Аурелия приготовилась к примерке, глядя на свое отражение. Туалет, как ею и было оговорено, выглядел на ней весьма скромно и был бы к лицу скорее почтенной матроне, подумала про себя Аурелия с некоторым неудовольствием. Но она сама приняла такое решение – ведь она компаньонка Ливии. К тому же мать и вдова. Булавки были сняты, и Аурелия, присев на низенькую скамеечку, стала наблюдать за примеркой Корнелии.
Бальный наряд Корнелии представлял собой платье из лазурно-голубого шелка, очень простое, схожее по стилю с туалетом Аурелии. Благопристойное декольте, изящная пена кружев на плечах. Цвет платья, однако, прекрасно оттенял голубые глаза Нелл, а силуэт выгодно подчеркивал ее длинную талию. Платье заканчивалось вышитым подолом, чуть приоткрывавшим точеные щиколотки, которым Аурелия всегда завидовала.
– Очень мило, Нелл, – сказала Аурелия. Подруга ее удивила.
– Да. – Корнелия, разглядывая себя в зеркало, нахмурилась. – Слишком уж мило. Не хочу, чтобы было мило. – Она дернула за край декольте. – Клер, нельзя ли тут сделать пониже?
– Нет ничего проще, леди Дагенем. – Клер со своей игольницей была уже рядом.
– Да сделайте с кружевом что-нибудь поинтереснее. – Корнелия дернула скромное кружево на предплечьях.
– Рукав с небольшими буфами, миледи, – предложила Клер, орудуя булавками. – Сейчас это очень модно.
– Хорошо, – согласилась Корнелия. – Сделайте с буфами.
– Но два дня назад платье тебя совершенно устраивало, – удивилась Аурелия.
– Тогда устраивало, а теперь нет, – заявила Корнелия, видя замешательство невестки, но не в силах объяснить ей свое решение. Сама она понимала, с чем это было связано: она стала другой, она почувствовала себя не только любящей матерью и исполненной сознания долга вдовой, но и страстно желавшей любви женщиной. И ей хотелось гордиться собственной женственностью, а не прятать ее под неприметными вдовьими одеждами.
Аурелия озадаченно посмотрела на Корнелию.
– Мне и в голову не приходило, Нелл, что ты намерена произвести фурор в обществе.
– Это не совсем так, Элли. Но я считаю, что мы с тобой тоже можем выглядеть наилучшим образом, – беззаботно отозвалась Корнелия. – Тебе также стоит изменить фасон своего платья. Мы сопровождаем Лив, но это не значит, что мы должны выглядеть почтенными клушами.
Швея кашлянула.
– Прошу прощения, мэм, но я не допущу, чтобы вы предстали перед обществом клушами.
Корнелия тотчас почувствовала себя виноватой.
– Ах нет, Клер, я вовсе не то имела в виду. Я только хотела сказать, что мы с Элли давно не были в свете. Но мне кажется, нам не следует одеваться так, словно мы только на одно годны – сидеть у стены и наблюдать за тем, как танцует наша протеже.
Она посмотрела на Аурелию.
– Ну же, Элли, ведь тебе всего двадцать девять. Участвовать в ярмарке невест тебе не нужно, но ты вполне можешь чувствовать себя так, словно тоже участвуешь в этой игре.
Аурелия взглянула на подруг. Бросила взгляд на себя в зеркало поверх плеча Нелл и решилась:
– Хорошо. Раз ты хочешь принять участие в игре, Нелл, то и я тоже.
Клер удовлетворенно кивнула.
– Три такие красивые леди! Для меня будет истинным удовольствием одеть вас. – Она собрала недошитые наряды и почтительно надела их на манекены.
– Мы полностью полагаемся на вас, – сказала Аурелия, направляясь к двери.
Ливия последовала за ней. Аурелия обернулась на Корнелию, которая все еще сидела на краешке старенькой козетки под окном. Вид у подруги был рассеянный, что было очень на нее не похоже. Обычно Нелл, чем бы она ни занималась, была крайне собранна, однако последние два-три дня, казалось, витает мыслями где-то далеко.
– Что с тобой происходит, Нелл? – со смехом спросила Аурелия.
Корнелия покачала в ответ головой.
– Сплю неважно, – отговорилась она и направилась вперед к лестнице в детскую.
– Что с ней такое? – обратилась Аурелия к Ливии. – Ты заметила, как странно она себя ведет?
– Она действительно кажется немного рассеянной, сказала Ливия. – Но может быть, она устала…
– Глупости, – усмехнулась Аурелия. – Нелл будет с ног валиться, но останется деловой и собранной. А сейчас она почти все время о чем-то мечтает.
– Да, пожалуй, ты права. И я, когда ты завела этот разговор, тоже это вижу. – Ливия нахмурилась. – И потом, этот ее внезапный каприз выглядеть модно? Нелл всегда было плевать на наряды.
– Ну, не совсем так, – возразила Аурелия. – Хотя ее стиль никогда не был… как сказать?.. смелым, что ли, вот. Конечно, в ее словах о том, чтобы одеться помоднее, есть смысл, но такое глубокое декольте? – Она озадаченно пожала плечами.
– Что ж, как бы то ни было, а по-моему, она права, – постановила Ливия. – Нам не пристало выглядеть деревенщинами.
Корнелия села у огня и, взяв шкатулку, приготовилась закончить оторочку бархатной безрукавки шнурком. Безрукавка предназначалась в качестве дополнения к новому платью для прогулок, которое сшила ей Клер. Это дополнение должно было совершенно преобразить наряд, так чтобы он выглядел совсем по-новому.
Корнелия рассеянно надела наперсток на палец и в очередной раз попробовала проникнуть в тайну гравировки. Выгравированные на нем знаки, на взгляд Корнелии, очень напоминали египетские иероглифы. Но что бы это ни было на самом деле, сам наперсток был очаровательной вещицей.
Но вот ее руки упали на колени, а взгляд устремился на огонь. Два дня прошло с той ночи, что они провели вместе с Гарри, и он с тех пор не появлялся. Пусть так, говорила себе Корнелия. Если она его больше не увидит, то это только к лучшему.
Однако в глубине души Корнелия была уверена, что еще увидит Гарри Бонема. Он вернется. И что ей делать тогда, она не имела понятия. Хорошо зная себя, она понимала, что это скорее всего будет не то, что она хотела бы сделать. Стук в дверь вывел ее из задумчивости.
– Нелл? – Дверь отворилась, и в проеме показалась голова Аурелии. – Вот ты где.
Она вошла в комнату.
– Только что принес посыльный. – Она протянула ей письмо, довольно толстое. – Думаю, это от виконта. По-моему, это его герб.
Поблагодарив, Корнелия взяла письмо. Ее пальцы сжали пакет, и сердце забилось в груди. Точно у влюбленной девчонки, подумала Корнелия со смешанным чувством радости и досады.
– И что это он вздумал писать нам? – как ни в чем не бывало произнесла она. Затем перевернула письмо и сломала сургучную печать. Она развернула сложенные листки и с удивлением посмотрела на список имен, которыми были заполнены две страницы. – Что это, ради всего святого?.. Так, это список тех, кому, по его мнению, мы должны раздать свои визитки.
– Можно взглянуть на этот список? – Аурелия взяла у золовки бумаги и прочла список. – Тут, должно быть, имен тридцать. Нам потребуется на визиты несколько дней.
– Нам нужен экипаж, – заметила Корнелия. – Придется нанять его в платной конюшне.
Аурелия нахмурилась.
– Ты не находишь, что мы будем выглядеть довольно жалко в наемном экипаже?
Золовка пожала плечами.
– Делать нечего, Элли. Мы не можем себе позволить завести собственную конюшню. Быть может, Найджел как-нибудь нам поможет.
Гарри бросил нетерпеливый взгляд на часы на широкой каминной полке в обшитом панелями кабинете военного министерства. Обсуждение длилось бесконечно долго, но, по мнению Гарри, так ни к чему и не привело.
– Позвольте внести предложение, сэр, – вежливо вклинился он в монолог министра.
Военный министр потянул себя за белые кустистые усы.
– Какое же, Бонем?
– Прежде чем мы продолжим дискуссию относительно важности сведений, содержащихся в депешах… – Гарри указал на лежавшие перед ним на столе документы. – Мне кажется, нам следует подумать, достойны ли доверия сами эти сведения.
Остальные шесть человек, сидевшие за столом, опустили глаза на свои стопки бумаг, как будто документы могли вдруг заговорить.
– Достойны ли они доверия? Что вы хотите этим сказать? – Министр нахмурился, его нависающие брови соединились над переносицей. – Это самый подробный из всех, когда-либо попадавших в наши руки, план предстоящих переговоров Александра и Бонапарта. Почему он может вызвать недоверие?
Гарри тихо вздохнул.
– Самый подробный, как вы сами только что изволили выразиться, сэр, план, когда-либо попадавший в наши руки Можно сказать, дареный конь. – Он приподнял бровь. – Полагаю, нам следует рассмотреть вероятность троянского коня.
На некоторое время в зале воцарилось молчание.
– Вы хотите сказать, что сведения могут оказаться ложными. Бонем?
– Я в этом почти уверен, сэр, – спокойно ответил он, ничем не выдавая своего раздражения.
– Но как такое возможно? – по-прежнему недоверчиво вопрошал его светлость. – Сведения получены нами от одного из самых надежных агентов.
– Даже самых надежных агентов можно провести, сэр. – Гарри взял со стола документы и обвел взглядом сидевших за столом. – Джентльмены, мне потребовалось не более тридцати минут, чтобы взломать этот шифр. Скажу без ложной скромности, что я неплохо справляюсь со своей работой, но у меня вызывает серьезные сомнения тот факт, что для шифровки документа такой важности был использован код, который я смог взломать за полчаса. Смею предположить, что составлявшие это донесение хотели, чтобы оно было быстро нами расшифровано. А зачем им это?
Гарри с вежливой улыбкой снова обвел взглядом присутствующих, давая им возможность самим ответить на этот вопрос.
– Чтобы ввести нас в заблуждение? – выдвинул предположение премьер-министр.
– Вот именно, сэр. – Гарри кивнул с видом школьного наставника, поощряющего сообразительного ученика. И снова бросил взгляд на часы. Четыре пополудни. Он уже два дня как не был дома. Его срочно вызвали в военное министерство для расшифровки доставленных курьером закодированных документов, и он все это время был вынужден, не вставая, просидеть за столом. Не все шифровки поддавались ему так легко, как та, что служила в настоящий момент предметом обсуждения.
Теперь ему предстояло более приятное времяпрепровождение.
– Каково же ваше предложение, Бонем, если это действительно так? – задал вопрос один из присутствовавших джентльменов.
– Снабдить и их тоже какими-нибудь ложными сведениями, – ответил Гарри, словно это было чем-то само собой разумеющимся, а для него это было именно так. – Они ведут игру, давайте поиграем и мы. Я состряпаю шифровку, в которой будет сообщаться, какие действия последуют с нашей стороны в ответ на полученные сведения. – Он постучал пальцами по стопке бумаг, лежавшей перед ним. – Я постараюсь, чтобы они сравнительно быстро разобрались с моим шифром, хотя не так скоро, как это сделал с их шифром я. – Его губы сложились в ироническую усмешку. – Я отношусь к их шифровальщикам с большим уважением, чем они к нашим. – Он с пренебрежением скользнул взглядом по бумагам.
– И они примут эти сведения за чистую монету? – Его светлость все еще мучили сомнения.
– Кое-кто из них, сэр, – сказал Гарри. – Однако найдется и тот, кто разглядит шутку. Так бывает всегда. В лучшем случае это займет их на какое-то время, в худшем – они придут в бешенство оттого, что мы их раскусили.
– А вдруг эти сведения верны, что тогда? – Премьер-министр, подняв лорнет, воззрился на Гарри. – Мы все же рискуем, позволив себе предположить, что они неверны.
– А это, сэр, уже в компетенции военного министерства, – ответил Гарри, начиная собирать свои бумаги. – Коли вы считаете необходимым просчитать свои действия на случай непредвиденных обстоятельств, я не вправе вам в этом препятствовать. Но я тем не менее действительно полагаю, что было бы разумно вдобавок ко всему позволить мне составить наше ложное донесение.
– Должен заметить, господин премьер-министр, что предложения виконта Бонема часто оказывались дельными, – высказался военный министр.
Упершись взглядом в стол, премьер-министр поморщился, после чего решительно произнес:
– Хорошо, Бонем. Составьте документ, мы переправим его по нашим обычным каналам.
Гарри поднялся и поклонился.
– С превеликим удовольствием, сэр. Вы получите его утром. Честь имею, джентльмены, желаю вам приятно провести день.
Он зашагал к двери и, оказавшись в сравнительно тихом коридоре, вздохнул с облегчением. Проходивший мимо прапорщик отдал ему честь. Ответив ему равнодушным жестом, Гарри поспешил к себе в кабинет. Выполнение задания займет у него часа два. Он воспользуется шифром, которым уже пользовался прежде, внесет лишь некоторые незначительные коррективы. Они на некоторое время должны озадачить французских шифровальщиков. Но ничего трудного… а потом – он свободен.
Свободен планировать свое следующее свидание с Нелл.
Кажется, впервые за всю жизнь он не мог всецело сосредоточиться на работе – ему мешали воспоминания. Ее запах, ощущение ее волос в руках, нежность кожи, сладкое, влажное тепло ее лона. Он помнил, как глаза Корнелии под его взглядом обретали глубину и блеск сапфиров, впитывая в себя его душу, как втягивало в себя его плоть ее тело.
У него было много женщин, но никогда прежде ему не доводилось пережить таких часов, какие он провел с Нелл.
Анна… Нет, здесь был лишь долг. Она не получала удовольствия от их близости, и он, следовательно, тоже. О Джеффри Вибарте он, разумеется, не знал. Иначе, наверное, не возлагал бы на себя всю ответственность за отсутствие у жены энтузиазма к акту любви.
Гарри вошел в кабинет и захлопнул за собой дверь. Это была тесная комнатушка, но ее размеры вполне соответствовали требованиям человека, работа которого в основном оставалась тайной для других. Это был воинский долг. Его исполнение не сулило ни почета, ни славы, не требовало особых жертв и рассматривалось лишь как утомительная, неблагодарная и необходимая работа, о которой нельзя было говорить открыто.
Гарри уселся за свой исцарапанный стол, очинил перо и принялся за работу.
Когда он ее закончил, уже стемнело. Он сложил листок пергаментной бумаги и открыл дверь в коридор.
– Стюарт?
– Слушаю вас, лорд Бонем. – Из-за двери напротив тотчас появился подслеповато моргавший за стеклами очков молодой человек со взъерошенными волосами. Его черный сюртук, казалось, покрывал тонкий слой пыли. – Готово, сэр?
– Готово, – кивнул Гарри, передавая ему документ. – Проверьте хорошенько, не допустил ли я ошибки.
– Вы никогда не ошибаетесь, сэр, – почтительно, даже с некоторым благоговением, сказал молодой человек.
Гарри устало улыбнулся:
– Все когда-нибудь бывает в первый раз, Стюарт. Шифр вам знаком, уверьтесь, что нет описок, и отправьте его по обычным каналам.
– Сию минуту, милорд. Вы будете дома, если мне понадобится что-то уточнить?
– Я буду спать, Стюарт, а посему, прежде чем меня будить, убедитесь, что это вам действительно необходимо, – предупредил Гарри. Он улыбался, но сомнений насчет серьезности этого предупреждения у его помощника не было.
– Слушаюсь, сэр, – ответил он и исчез в своей каморке.
Гарри потянулся, хрустнув суставами. Ему требовались свежий воздух и зарядка, чтобы уснуть. И прежде чем встретиться с Нелл, ему требовалось выспаться.
Найджел уставился в карты, пытаясь припомнить, какую из них банкомет сдал последней. Голова была забита всякой всячиной, и никак не удавалось собраться с мыслями. До него доходили тихие голоса распорядителей, называвших ставки, свист рассекающих воздух при сдаче карт, яркий свет канделябров, льющийся на покрытые сукном столы, слегка возвышавшиеся над другими голоса игроков, демонстрирующих пустой бокал порхающему с графином в руках лакею.
Никогда прежде Найджел не бывал в игорных домах. Мак сказал, что «Пикеринг-Плейс» из них самый лучший. Каждый, кто хоть чего-то стоил, играл здесь. Однако ни виконта Бонема, ни кого-то из его близких приятелей Найджел за столами не видел.
Голова болела. Найджел пошел с дамы червей, которую тотчас побил король банкомета. Выписывая очередную долговую расписку, Найджел уже потерял счет проигранным деньгам. Ему на плечо легла чья-то рука. Он поднял голову и увидел перед собой незнакомое лицо.
– Мистер Дагенем, можно вас на пару слов? – любезно проговорил человек, рука которого, однако, крепко сжимала плечо Найджела. Человек был не один. Найджел заметил еще двоих, стоявших по обеим сторонам от первого, одетых в темное джентльменов.
Стараясь выглядеть равнодушным, Найджел отозвался.
– Извольте. Чем обязан? – Он встал из-за стола и, вытаскивая из кармана табакерку, движением плеча сбросил с него руку незнакомца.
– Не могли бы мы с вами переговорить приватно? – осведомился человек, ожидая, когда Найджел возьмет из табакерки понюшку табаку, которой тому вовсе не хотелось. – Будьте так любезны, пройдемте со мной. – Он указал на боковую дверь зала.
Оцепенев от сознания неизбежности, Найджел проследовал вслед за тремя мужчинами в маленький внутренний кабинет, и тот человек, что говорил с ним, учтиво предложил:
– Не угодно ли бокал коньяку, мистер Дагенем?
– Благодарю вас, – ответил Найджел, словно бы со стороны услышав свой голос. Он принял бокал и отказался от предложения присесть.
Собеседник улыбнулся, но улыбка его была не из приятных.
– У вас, кажется, небольшая проблема, мистер Дагенем. Это, полагаю, все ваши.
Потрясенный Найджел увидел в руке у незнакомца пачку долговых расписок.
– Не сегодня, – заикаясь проговорил он. – Не может быть, чтобы все эти долги я сделал нынче вечером.
– Ну нет, разумеется, нет, – успокоил его человек, с манерами заправского картежника пробегая ловкими пальцами по краям расписок. – Не сегодня, нет. Но… э-э… скажем, за последние несколько недель?
Найджел сглотнул, судорожно пытаясь постичь, как так вышло, что все долговые расписки, выданные им за столами игровых клубов Мейфэра, оказались в руках у этого человека.
– Как… каким образом они к вам попали? – выдавил он из себя.
Незнакомец улыбнулся и положил расписки на стол.
– Пусть это вас не тревожит, мистер Дагенем. Давайте лучше заострим внимание на том, как вы намерены расплачиваться.
Найджел огляделся вокруг. Кроме двери позади, по обеим сторонам которой стояли те двое, другого выхода из помещения, по-видимому, не было. Как не было и окон – лишь лампа на столе отбрасывала неровный свет.
– Какое вам до этого дело? – возмутился Найджел, черпая силы в отчаянии. – Я понимаю, долги, сделанные мной в этих заведениях, вас могут интересовать, но другие… – Он сделал отстраняющий жест рукой, который, как он надеялся, выглядел беззаботно. – Те до вас не касаются.
Незнакомец, по-видимому, немного опечалился.
– Что ж, должен вам сообщить, мистер Дагенем, что вы ошибаетесь. Я выкупил эти долги чести. – Он поднял в руке бумаги и взмахнул ими жестом, весьма похожим на жест Найджела. – И теперь я ваш кредитор. И я вас спрашиваю еще раз: как вы намерены платить по долгам, сэр?
Найджел облизнул губы. Во всем этом не было никакого смысла. Он играл во всех светских клубах. В «Уайтсе», в «Уатье» и в «Бруксе». Его расписки получали только знатные персоны. Как же тогда эти расписки перекочевали в игорный дом «Пикеринг-Плейс» в руки человека, который определенно джентльменом не являлся?
– Ничего не понимаю, – проговорил он. – Отдайте мне мои расписки.
Незнакомец спрятал их в ящик стола.
– Не могу, сэр. Они мои. – Он блеснул улыбкой. – Вам бы радоваться, сэр. Ведь я оплатил все ваши долги чести, как, между прочим, и ваш долг «Хэвант и Грин». Ваша репутация спасена… но только не здесь.
Найджел силился осознать тот факт, что все его долги оплачены. Так вот почему за день до этого, отважившись появиться в «Уайтсе», он не был подвергнут остракизму, чего так страшился.
– Зачем? – удивился он. – Зачем вам понадобилось выплачивать мои долги?
– А вот это вам объяснит другой человек, сэр. – Снова блеснув улыбкой, незнакомец повернул ключик в ящике, куда положил долговые расписки Найджела. – Извольте подождать здесь, он сейчас к вам выйдет.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пороки джентльмена - Фэйзер Джейн


Комментарии к роману "Пороки джентльмена - Фэйзер Джейн" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100