Читать онлайн Пороки джентльмена, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пороки джентльмена - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.67 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пороки джентльмена - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пороки джентльмена - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Пороки джентльмена

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Холл преобразился.
Хрустальные капли люстры сверкали в солнечных лучах, теперь беспрепятственно проникавших сквозь чисто вымытые высокие окна по обеим сторонам от двери.
– Я, кажется, не знаю вашего имени, – сказала Корнелия невысокому проворному мужчине, похожему на жокея. – Вы бывали здесь раньше?
– Я только вчера приступил к работе, миледи, – ответил мужчина, сотворивший это чудо преображения. – Мое имя Лестер, мэм.
– Как у вас все ловко получается, Лестер.
В воздухе стоял запах свежей краски и воска: маленькая армия рабочих усердно водила кистями по декоративной лепнине в холле, а две служанки, стоя на коленях, натирали паркет.
Корнелия остановилась у растворенной двери в зал: та же суета, на сей раз под надзором сурового Моркома, который поначалу отнесся к грядущим переменам с неодобрением, а в итоге все-таки взял дело в свои руки. Мимо с тяжелыми бархатными портьерами в руках пронеслась одна из сестер-близнецов (Ада, предположила Корнелия), в то время как Мейвис обучала искусству выбивания ковров некое хрупкое бледное создание, на вид которому Корнелия не дала бы больше двенадцати. Где только Морком, настоящий затворник, нашел всех этих людей, оставалось загадкой, которая, впрочем, не стоила того, чтобы пытаться ее разгадывать. Чем больше рабочих рук, тем скорее будет сделано дело и они смогут наконец открыть свои двери для гостей. Еще неделя – и все, прикинула Корнелия.
Из гостиной появилась Ливия. Опережая ее, по натертому паркету резво неслась пара розовых собачонок.
– С ними надо что-то делать, Нелл! – в отчаянии всплеснула руками Ливия. – Они лезут куда попало, путаются у всех под ногами. Я не могу сосредоточиться на счетах.
Корнелия с сердитым изумлением посмотрела на крошек, которых высокопарно нарекли Тристаном и Изольдой. Как это ни странно, но она к ним даже привязалась, хотя они, бесспорно, всем досаждали, главным образом из-за своего размера, позволявшего им пролезать в любой угол и в любую приглянувшуюся щель. А еще они обладали способностью вдруг бесследно исчезать среди темных просторов дома. Все приличные собаки знают свое место в общем порядке вещей, эти же нелепые существа и понятия не имели, что у них оно есть, – весь мир принадлежал им.
– Пожалуй, пойду их прогуляю, – сказала Корнелия. – Мне и самой не помешает проветриться: голова разболелась от краски.
– Признаюсь, я рада избавиться от них хоть на некоторое время, – вздохнула Ливия.
Корнелия рассмеялась:
– Схожу за ротондой. – Лавируя между швабрами и ведрами, она устремилась к лестнице. Уже неделя, как собаки жили в доме, но им ни разу не довелось доказывать свою состоятельность в качестве сторожей: ночные визитеры по какой-то причине более не докучали. Как и виконт Бонем.
Корнелия остановилась перед зеркалом на туалетном столике, чтобы завязать ленты капора. Заявления виконта о продолжении знакомства были, как видно, пустыми словами. Что ж, тем лучше. Довольно ей забот о доме и детях, не хватало еще терзаться, пытаясь предугадать следующий шаг дерзкого виконта Бонема.
Она вернулась в холл, где ее ждала Ливия с собаками, которые в нетерпении рвались с поводков и тявкали на дверь.
– Ну пошли, пошли, неугомонные вы мои, – сказала Корнелия, забирая у Ливии поводки. – Тебе что-нибудь нужно, Лив?
– Ничего. Разве что ты окажешься около книжного магазина Хэтчарда. Купи мне тогда «Песнь последнего менестреля». Я оставила недочитанную книгу дома.
– Пожалуй, дойду и до Пиккадилли, – весело отозвалась Корнелия. – Не знаю, правда, пускают ли в магазин с собаками. – Она махнула на прощание рукой и вышла из дома на Кавендиш-сквер. Вдохнув полной грудью живительный холодный воздух, Корнелия почувствовала, как боль в висках отступает.
Она двинулась вперед, влекомая резвыми собачонками, которые, как видно, имели свои соображения по поводу маршрута прогулки, однако в конце площади потянула их по направлению к Ганновер-сквер и Пиккадилли. После десятиминутной прогулки быстрым шагом она оказалась на Пиккадилли, где остановилась на минуту, чтобы насладиться бурным кипением окружающей жизни. От ощущения собственной причастности к этой картине городской суеты расположение духа Корнелии заметно улучшилось. Такого оживления, какое она наблюдала только в этой части улицы, она не видела во всем сонном Рингвуде и за десять лет. Кареты и уличные торговцы теснили друг друга, отвоевывая себе пространство, ливрейные лакеи со шляпными картонками в руках следовали за дамами, одетыми с таким изяществом, что Корнелия почувствовала себя самой настоящей замухрышкой.
Шум и обилие народа благотворно подействовали на Тристана и Изольду – те, напуганные казавшимся нескончаемым парадом обутых ног, мельтешивших перед их глазами, робко жались к юбкам Корнелии. Она ободряюще потянула их за поводки и устремилась к эркерным витринам «Хэтчарда», где красовались роскошные издания, от которых невозможно было отвести глаз.
С мыслью о том, что в Рингвуде книжных лавок до чрезвычайности мало, Корнелия толкнула дверь. Покупателя здесь ждало истинное богатство. Однако долго оставаться в магазине из-за собак было невозможно, и Корнелия, быстро сделав покупку, снова вышла на людную улицу с твердым намерением как можно скорее вернуться сюда без собак и тогда уж пробыть здесь подольше.
Слишком скоро возвращаться в пропитанную краской атмосферу на Кавендиш-сквер Корнелии не хотелось. Она без всякой цели, не сдерживая собак, побрела вперед и вскоре очутилась на Гросвенор-сквер, после чего пошла по Саут-Одли-стрит и на углу Маунт-стрит остановилась.
Как же она здесь очутилась? Случайно? Или пришла сюда, на угол этой улицы, повинуясь безотчетному стремлению? На Маунт-стрит жил виконт Бонем. Ей вовсе не хотелось, чтобы виконт увидел ее прогуливающейся по его улице, но любопытство, поддерживаемое собаками, которые тянули ее за собой, победило. Она неспешно двинулась вперед, пробегая взглядом по высоким, элегантным, свидетельствовавшим о богатстве и знатности их владельцев особнякам с двустворчатыми дверями, к которым вели белые полированные лестницы с железными прихотливо украшенными перилами.
Из-за угла в дальнем конце улицы выехал тильбюри.
type="note" l:href="#n_9">[9]
Завидев запряженную в него лошадь, которая бежала, высоко вскидывая ноги, собаки зашлись в бешеном лае и ринулись вперед. Корнелия, не удержавшись, споткнулась о бордюрный камень и, чтобы не упасть на колени, насилу удерживая в руках поводки, схватилась за перила. Она резко осадила собак и, сделав шаг вперед, поняла, что каблук ее полуботинка на пуговицах сломался.
Стремясь сохранить равновесие, она снова уцепилась за перила. Как же ей со сломанным каблуком ковылять обратно на Кавендиш-сквер?
– Леди Дагенем! Не могу поверить в свою удачу. Не меня ли вы пришли навестить?
Корнелия тотчас узнала этот легкий, шутливый тон и почувствовала, как в ответ на сквозившую в этих словах уже знакомую ей иронию лицо ее заливает краска. Надо же такому случиться! Неужели она стоит, прислонившись к ограде дома виконта?
– Виконт Бонем, – произнесла она чопорно и опустила ногу на землю, думая при этом, до чего нелепо она, должно быть, выглядит, стоя припав на одну ногу. – Я сломала каблук.
– Вижу, – сказал он. Ничего, кроме симпатии, его улыбка не выражала, но Корнелия обнаружила, что с подозрением вглядывается в его зеленые глаза: не мелькнут ли в них ехидные искорки? – Вот беда! – Виконт нарочито огляделся вокруг. – А тот, кто вас сопровождает, надо думать, отправился за наемным экипажем?
– Я без сопровождения, – с невольными нотками оправдания в голосе ответила Корнелия. – Я просто гуляла с собаками.
– Ах вот оно что! – Губы виконта изогнулись в недоуменно-насмешливой улыбке. Он был одет для верховой езды – в редингот и сапоги с отворотами, в одной руке касторовая шляпа, в другой – хлыст. Только сейчас Корнелия заметила, как блестят на солнце его каштановые волосы. Увидев Тристана и Изольду, Бонем скептически повел бровями. – Это, надо думать, собаки?
– Хороший вопрос! – огрызнулась Корнелия. – Если б не они, я бы не оказалась в таком затруднительном положении.
– Что ж, – заметил виконт, по-прежнему улыбаясь, – нужно как-то выпутываться из положения. Вам лучше войти в дом, а я тем временем велю подать экипаж и отвезу вас домой.
– Благодарю, не стоит, – отказалась Корнелия, не желая чувствовать себя обязанной лорду Бонему.
– Дорогая моя, ну не можете же вы, в самом деле, ковылять в одном ботинке до самой Кавендиш-сквер, – сказал он.
– Отчего этот снисходительный тон? – вспылила Корнелия. – Я понимаю свое невыгодное положение, но с вашей стороны в высшей степени неблагородно злоупотреблять им.
– Простите меня, – с поклоном проговорил лорд Бонем. Теперь его глаза смеялись. – Я всего-навсего хотел помочь. Не окажете ли честь войти в мой дом, мэм, а я, если угодно, прикажу лакею закладывать лошадь. – Он предложил Корнелии руку.
Она бросила взгляд вдоль улицы в надежде увидеть какой-нибудь экипаж. Но улица как на беду была пуста. Бонем прав: она не могла стоять здесь на одной ноге и ждать чудесного избавления.
– Благодарю вас, лорд Бонем. – Не замечая предложенной ей руки, Корнелия потянула собак за поводки и, припадая на одну ногу, стала подниматься по лестнице.
Едва она достигла верхней ступени, дверь отворилась. Гарри приветствовал дворецкого и, поддерживая Корнелию под локоть, ввел ее в холл.
– Гектор, леди Дагенем имела несчастье сломать каблук. Справься у Эрика, не может ли он починить его, хотя бы временно, да отведи куда-нибудь этих животных. – Он сделал неопределенный жест, указывая на собак.
Мгновение Гектор стоял, ошеломленно взирая на них.
– Сию минуту, милорд, – наконец опомнился он и щелкнул пальцами ожидавшему поодаль приказаний лакею. – Отведи этих животных в буфетную, Фред.
Корнелия с облегчением выпустила из рук поводки и передала ботинок с отломившимся каблуком дворецкому, который с невозмутимым поклоном принял и то и другое.
– И еще: подай нам кофе, – обернувшись через плечо, распорядился виконт и, снова взяв свою гостью под локоть, повел ее, хромающую, в гостиную.
Корнелия со скрытым интересом озиралась по сторонам. Она поняла, что ищет признаки женского присутствия. В глубине ее души жила уверенность, что лорд Бонем холостяк. Все в его поведении указывало на это, но подходящей возможности подтвердить свою догадку ей прежде не представлялось. В окружающей обстановке не чувствовалось женской руки. То была со вкусом и дорого обставленная комната: на стенах французские обои, на полу яркими красками переливался обюссонский ковер, элегантная, отменного качества мебель. Но ни шкатулки с шитьем, ни пялец, ни даже вазы с цветами.
– Позвольте вашу ротонду. – Его светлость с недозволенной фамильярностью протянул к ней руки и расстегнул верхнюю пуговицу на ротонде. «Да, жены определенно нет», – решила Корнелия.
– Благодарю.
Его светлость подвел ее к дивану с валиками и заботливо предложил:
– Что желаете: кофе или, быть может, бокал хереса после такого сурового испытания?
– Сломанный каблук не такое уж суровое испытание, лорд Бонем. Благодарю, я с удовольствием выпью кофе. – Сложив руки на коленях, Корнелия в холодном молчании воззрилась на Гарри.
Он ответил ей таким же молчаливым взглядом. Последние несколько дней, пока Лестер обживался на Кавендиш-сквер, попутно занимаясь там скрытой разведкой, Гарри в их доме не появлялся. О такой удаче, какая выпала Лестеру, когда его в числе прочих работников наняли для благоустройства дома, можно было только мечтать. Теперь он в любой момент имел возможность между делом, не привлекая к себе особого внимания, попробовать отыскать наперсток.
Но если это не удастся Лестеру, тогда партию в этой игре придется продолжить Гарри. Для этого ему нужна Корнелия Дагенем.
Гарри поймал себя на том, что бесконечно рад ее появлению, не важно, по какой причине она здесь оказалась, и вовсе не оттого, что ее появление вселяло надежду на скорое возвращение наперстка. Все в этой женщине его завораживало. Несмотря на то нелепое положение, в котором она сейчас находилась, эта гордая, полная достоинства женщина сохраняла невозмутимость и бросала ему вызов, все в ней дышало чувственностью. Чувственностью, которая волновала Гарри, тем более что сама Корнелия ее не осознавала.
Что за брак был у нее? Распахнул ли он настежь двери, которые сдерживали дремавшую в ней до поры чувственность, или повернул ключ лишь наполовину?
Тело Гарри внезапно отозвалось на эти мысли, неожиданно для него принявшие эротическую окраску, а посему появление лакея пришлось как нельзя более кстати. Молчание длилось до тех пор, пока слуга, разливавший в изящные чашки из тонкого севрского фарфора кофе и расставлявший их перед ними, не покинул зал.
Слегка нахмурившись, Гарри заговорил, выбрав тему, которая избавляла его от досаждавших ему волнующих фантазий.
– Нелл, в городе не принято, чтобы дамы бродили по улицам без сопровождения, – неожиданно произнес Гарри.
Его фамильярность Корнелия решила пропустить мимо ушей.
– Чепуха! Я вдова и давно уж не ребенок. Моей репутации ничто не грозит, уверяю вас.
– А вот тут вы не правы, – отозвался Гарри, ставя чашку на стол. – В этом городе репутация – все, и если она скомпрометирована, вы оказываетесь в очень затруднительном положении.
Какая-то необычная интонация, проскользнувшая в его голосе, заставила Корнелию насторожиться, и она внимательно посмотрела на него. Ее негодование стихло.
– Вы так говорите, будто испытали все это на себе.
Гарри отвернулся, но Корнелия успела заметить пробежавшую по его лицу тень. Гарри встал и, заложив руки за спину, устремил взгляд в высокое окно в ряду других, выходивших на улицу. Он сделал какое-то движение, напоминавшее пожатие плечами.
– Возможно, это несправедливо, но для женщин это куда более серьезно, чем для мужчин, – небрежным тоном проговорил он.
Корнелия нахмурилась. Тон Гарри подсказывал ей, что предмет этот следует оставить, но ее словно бы что-то подзуживало изнутри продолжить расспросы. Она отставила в сторону чашку и наклонилась, чтобы снять второй ботинок. Ей надоело балансировать на одной ноге, к тому же в такой позе она могла говорить с ним, не поднимая глаз.
– Скорее всего вы правы. Но у меня такое чувство, будто нечто подобное произошло с вами. Или, быть может, с кем-то из ваших близких?
«Тело Анны, распростертое у подножия лестницы. Она лежит, раскинув руки, с неестественно вывернутой головой».
– Вовсе нет, – неожиданно резко ответил Гарри. – Я просто даю вам дружеский совет. – Он круто развернулся, подошел к буфету и налил себе бокал хереса. – Если вы с подругами намерены появляться в обществе, то от прогулок по улицам с некоторыми существами, чем-то похожими на собак в качестве сопровождения, вам лучше воздерживаться.
Корнелия задумчиво вытянула ноги в чулках, разминая пальцы.
– Благодарю за совет, – проговорила она со сладкой улыбкой, которая, впрочем, не могла ввести Гарри в заблуждение. – Очень любезно с вашей стороны проявить такую заботу о моей репутации, хотя в настоящих обстоятельствах подобная забота выглядит весьма двусмысленно – ведь я нахожусь наедине с холостым мужчиной в его доме по его настоянию. – Корнелия умолкла, ожидая, что ответит на ее слова Гарри, но он промолчал.
Он обнаружил, что стоит, уставившись на ноги Корнелии. Очень длинные, с высоким подъемом, они волновали его. Глаза Гарри заскользили вверх. Неподвижная поза, прямая спина, худые плечи, длинная шея. В голубых глазах – откровенный вызов. Она играла с огнем, наслаждаясь каждым мгновением этой игры.
– Вы опасная женщина, леди Дагенем, – тихо проговорил он.
Воздух, словно полено в камине, с шипением взорвался искрами. Гарри приблизился к Корнелии и, взяв ее за руки, заставил подняться. Даже босая, она была ненамного ниже его, упиралась глазами в его глаза.
– Вы не знаете пощады, не так ли? – прошептал он и легким движением провел ладонью по ее щеке.
Корнелия хотела, но не могла пошевелиться. Сердце так бешено стучало в горле, что мешало глотать. Она почувствовала, как ее щеке под гладкой ладонью Гарри стало горячо. Никогда прежде она не считала себя опасной и беспощадной, но теперь, после его слов, поняла, что это правда. Что-то просыпалось в ней под взглядом этих блестящих зеленых глаз, под легким касанием его рук, под действием его низкого чувственного голоса. В ней оживала еще одна, другая женщина, непохожая на ту, какой она была прежде. Вдова, уважаемая мать двоих детей, оказывается, способна была обольщать.
Осмыслив себя в этой новой ипостаси, она то же подумала о нем. Очень опасный мужчина, самый опасный из всех, что когда-либо встречались ей, но она способна ему противостоять.
Корнелию захлестнуло невероятное возбуждение, от которого закружилась голова, захватило дух и напрягся живот. Но когда Гарри стал ее целовать, единственное, что она ощутила, было всеобъемлющее и непостижимое победное ликование. Под настойчивым натиском его языка, Корнелия приоткрыла рот. Она таяла от наслаждения, чувствуя напор его бедра, его твердой плоти и свою собственную слабость.
Но вот в недоступный, тайный мир чистых ощущений ворвалась реальность. Корнелия высвободилась из его объятий, а он оторвался от ее губ. Они разошлись. Корнелия отвернула от него лицо и машинально провела пальцами по своим губам.
– Вот вам и репутация, – пролепетала она.
– Вот вам и деревенская мышка, – проговорил он ей в тон с улыбкой. – Нелл? – Он коснулся ее плеча.
Она повернула голову и ошеломленно посмотрела ему прямо в глаза.
– Я не понимаю, что происходит? Я… Я не испытывала ничего подобного с тех самых пор, как Стивен… – Она снова отвела взгляд, пытаясь привести мысли в порядок и подыскать соответствующие им слова.
– Это ваш муж?
– Да. – Ее плечи слегка приподнялись от вырвавшегося из ее груди вздоха. – А вы, как я понимаю, не были женаты?
– Я был женат, – ровным голосом ответил Гарри. – Она умерла.
– Ах! – Корнелия вновь повернула к нему лицо. – Простите.
Гарри развел руками, выражая смирение.
– Это произошло четыре года назад. Несчастный случай.
– Вы ее любили? – Ей отчего-то был очень важен его ответ.
Гарри ответил не сразу.
– Мне казалось, что любил, – помолчав, без выражения произнес он. Снова приблизился к Корнелии и завладел ее руками. – Что было, то прошло, нужно жить настоящим. Меня влечет к вам с того самого момента, как я впервые увидел вас. Разве вы не чувствовали то же самое по отношению ко мне? – Он поднес ее руку к губам и легко коснулся ими костяшек ее пальцев.
– Нет, – со всей правдивостью призналась Корнелия, хотя руки не отдернула. – Я сразу же невзлюбила вас. Мне казалось, и вы так же относились ко мне.
Расхохотавшись, Гарри выпустил ее руки.
– Ваша светлость, вы чудо!.. А теперь признайтесь откровенно, вы по-прежнему чувствуете ко мне неприязнь? – Он подошел к буфету, налил ей бокал хереса и вновь наполнил свой.
– Если быть откровенной… – Корнелия приняла бокал, – то нет. – Она сделала большой глоток и с досадой произнесла: – Ох, как же все это некстати!
– Отчего же?
– Мне сейчас не до флирта. – Корнелия снова отпила из своего бокала. – Это Лив ищет себе жениха, а не я. И раз репутация в этом городе имеет такую важность, то вряд ли любовная связь может считаться разумным поступком.
– Это можно решить, – сказал Гарри. – Что и делается ежечасно, ежедневно и еженощно на пяти квадратных милях нашего города, принадлежащих аристократии.
Корнелия вскинула брови.
– Вы предлагаете мне сделку, сэр? Я польщена, поверьте, но боюсь, что слишком дорого вам буду обходиться, да и хлопот со мной не оберетесь. – Она задумчиво, словно прикидывая в уме, постучала указательным пальцем по губам. – Мне как минимум понадобятся дом, экипаж, ложа в опере…
– Довольно, Нелл! – оборвал ее Гарри. – Мне не до шуток. – Он подошел к ней, щуря свои зеленые глаза. – Сейчас мы оставим эту тему, но прошу вас подумать. – Он прижал палец к ее губам. – Ведь мы с вами не дети, не вчера родились на свет. Нет ровно никакой причины, чтобы два человека, которых тянет друг к другу, отказывали себе в таком маленьком удовольствии, о котором необязательно оповещать весь свет. Как я уже сказал, это дело обычное.
Корнелия не знала, как ей отвечать на это. Никогда прежде ей не делали подобных непристойных предложений, и тем не менее она вопреки увещеваниям своего внутреннего голоса находила это предложение весьма привлекательным и лестным.
Но вот перед ней возник образ графа Маркби. И от ее экзальтации не осталось и следа. Когда она заговорила, на ее лицо вновь опустилась невидимая маска.
– Мое положение несколько отличается от положения большинства, сэр, – произнесла она бесцветным голосом и наклонилась за ботинком. – Мне пора возвращаться на Кавендиш-сквер. – Она красноречивым жестом подняла ботинок.
Одаренный от природы особенной чуткостью, Гарри знал, когда следует отступить. Он не понял, что стерло последние следы страсти с лица Корнелии, но безошибочно почувствовал, что сейчас ее не надо тревожить, и, почтительно наклонив голову, позвонил в колокольчик. Гектор явился почти мгновенно.
– Пошли на конюшни за двуколкой, Гектор. Я отвезу леди Дагенем домой.
– Слушаю, милорд, будет сделано, – важно ответил Гектор. – Эрик временно приладил каблук к ботинку ее светлости. – Я немедленно его принесу. Он повернулся к двери и уже положил руку на ручку, но задержался, чтобы спросить: – Собак прикажете устроить в экипаже, миледи?
– Сделайте одолжение, Гектор, – попросила Корнелия. – Предпочтительно под сиденьем.
Едва заметный изгиб губ выдал Гектора.
– Попытаюсь устроить их так, чтобы они вам не досаждали, мэм.
– Вряд ли это возможно, Гектор, – вздохнула Корнелия.
– Возможно, миледи. – Он бесшумно удалился из комнаты.
Корнелия присела, чтобы обуться. Она не ждала помощи, но и не удивилась, когда Гарри опустился перед ней на колени и, взяв у нее из рук ботинок, стал с поразительным проворством натягивать ей на щиколотку мягкую кожу, застегивать крошечные пуговички и завязывать шнурки. Такие ловкие руки у мужчин большая редкость. Ими могут похвастаться разве что ювелиры или граверы. Корнелия догадывалась, что у виконта Бонема легкая рука и острый глаз, что ему покорится любая лошадь и что любое оружие – хоть шпага, хоть охотничий пистолет – будет ему не в новинку, но теперь его длинные тонкие пальцы управлялись с петельками и пуговицами ее ботинок со сноровкой и деликатностью настоящего артиста.
– Вот и все. – Он поднялся с колен на корточки, не выпуская ее ноги и поглаживая острую косточку на щиколотке. – Теперь все, что нам нужно, – это другой ботинок… А-а, Гектор, ты как раз вовремя! – Он взял ботинок, который подал ему дворецкий.
Безразличная к тому, что подумает слуга, Корнелия предоставила чуткой заботе виконта и другую ногу, а после решительно встала и опробовала починенный каблук на прочность.
– Я вам очень благодарна, Гектор. Так я уже смогу добраться до дома.
– Экипаж подан, милорд, – доложил Гектор, затем отворил дверь в холл и величественной поступью двинулся к выходу. – Собаки устроены.
– Вы очень добры. – Корнелия тепло улыбнулась ему на прощание и стала спускаться по лестнице, ощущая, как шатается починенный каблук. У тротуара ждала двуколка с парой великолепных лошадей серой масти. Грум крепко держал вожжи. Тристан и Изольда были привязаны к месту кучера.
Гарри помог Корнелии забраться в экипаж, и она, заслышав приветственное тявканье, прикрыла глаза.
– Надеюсь, они не будут лаять всю дорогу до Кавендиш-сквер, – заметил Гарри, занимая место. – Лошади могут испугаться.
– Я их успокою. – Корнелия подняла собак и удобно устроила их у себя на коленях, каждую придерживая рукой. Те успокоились и теперь смотрели из-под густых челок на улицу с явным ощущением собственного превосходства.
Гарри остановился у дома на Кавендиш-сквер, с любопытством оглядывая открытую дверь, выстроившиеся в ряд вдоль тротуара перед особняком груженые подводы, рабочих, снующих туда-сюда с лестницами, ведрами с краской и разными деревяшками.
– Да у вас кипит работа, – заметил он.
– Еще как! – кивнула Корнелия, нагибаясь, чтобы отвязать собак. – Через несколько дней все должно быть закончено.
– Ремонт такого дома – дело нешуточное, – сказал Гарри, передавая вожжи Эрику, который спрыгнул на землю и теперь держал лошадей под уздцы.
Корнелия не сказала, что в порядок будет приведена лишь самая крошечная часть особняка и что этот ремонт носит самый поверхностный характер. Она лишь кивнула.
– Дом красивый, жаль, что такой запущенный, – ответила она.
– Весьма, – односложно отозвался Гарри. Он спрыгнул вниз и протянул ей руку: – Передайте мне собак.
– Возьмите Изольду. Если Тристан будет первый, она бросится за ним. – Корнелия передала ему самку, а затем и ее друга. Гарри поставил собак на землю. Одной рукой удерживая их за поводки, другую он протянул Корнелии, чтобы помочь выйти из экипажа.
Корнелия уж хотела было пренебречь протянутой ей рукой помощи, но, к счастью, передумала, ибо, как только она ступила каблуком на мостовую, он тут же подломился и она повисла на руке Гарри.
– Пожалуй, я провожу вас внутрь. – Гарри крепко взял ее под локоть. – Эрик, поводи лошадей минут десять.
– Не стоит беспокоиться, лорд Бонем. – Корнелия положила руку на перила. – Последние несколько шагов до дома я в состоянии пройти сама, хоть в ботинке, хоть без него.
– Но я настаиваю, леди Дагенем, – с формальной учтивостью возразил он.
Корнелия представила себе хаос внутри – окна без штор, удушающий запах краски, бадьи с грязной водой и армию уборщиков со швабрами.
– Я не могу оказать вам сколько-нибудь гостеприимного приема, – решила она сказать все как есть.
– А я на него и не рассчитываю, – весело отозвался Гарри. – Но признаюсь, мне любопытно взглянуть на ваши успехи.
Он отпустил рвущихся с поводков собак, которые едва не задыхались в своих ошейниках, и те со звонким лаем бросились в открытые двери дома.
– Так-то оно лучше. Даром что маленькие, а о своих желаниях сообщить умеют. А теперь позвольте. – Он обхватил Корнелию рукой за талию и почти внес ее вверх по лестнице в холл.
Ноги Корнелии, которая вовсе не была субтильной, едва касались ступеней, притом что виконт Бонем при своем высоком росте выглядел скорее худощавым и гибким, чем мускулистым. Корнелия почувствовала твердь под ногами лишь на паркете в холле и обнаружила, что слегка задыхается, хотя ей, чтобы подняться, вовсе не потребовалось усилий.
– Какая изысканная любезность, милорд, – пробормотала она.
– А чего еще вы ожидали, мэм?
– От мужчины, делающего едва знакомой женщине непристойные предложения, – чего угодно! – ответила она.
Гарри не успел ответить, ибо на изогнутой лестнице появилась леди Фарнем.
– Нелл, это ты? О! Лорд Бонем! Какой сюрприз! – Аурелия, опомнившись, с улыбкой спустилась вниз, протягивая ему руку. – Боюсь, наш дом еще не готов для приема гостей. Вы столкнулись с леди Дагенем на улице?
– Не совсем так, леди Фарнем. – Он поднес ее руку к губам. – С леди Дагенем вышла неприятность, и ноги принесли ее к порогу моего дома. – Он бросил Корнелии озорную улыбку.
– О! Что случилось, Нелл? – обеспокоилась Аурелия, торопливо преодолевая разделявшие их с Корнелией несколько ступеней. – Ты не пострадала?
– Нет, вовсе нет, – заверила ее золовка. – Я сломала каблук. Собаки рванулись вслед за лошадью, и я, споткнувшись, задела каблуком за бордюрный камень. Лорд Бонем был так любезен, что доставил меня домой.
– Вы так добры, виконт, – пролепетала Аурелия. – Не угодно ли пройти в гостиную? Предложить вам по крайней мере бокал хереса или мадеры мы можем. – Она повернулась к двери упомянутой комнаты.
– Интриган! – шепотом бросила Корнелия Гарри. Тот ответил сдержанно-учтивой улыбкой.
– Мой рот на замке. – Он проследовал за Аурелией в гостиную.
Когда Корнелия снова спустилась, виконт Бонем уже прощался с Аурелией и Ливией. Он улыбнулся Корнелии. И то была не светская, а полная понимания, многообещающая улыбка.
Стараясь изо всех сил не замечать ее, Корнелия беспечно прощебетала:
– Вы уже уходите, виконт?
– Увы, да, мэм. Я не могу слишком долго держать лошадей на холоде. – Он склонился над протянутой рукой Корнелии.
– Да, конечно. Благодарю за помощь… и ваше столь любезное предложение. – Ее улыбка, холодная и учтивая, сама по себе была вызовом.
– О, оно сделано вовсе не из любезности, мэм, отнюдь нет. Мое предложение выгодно нам обоим, – не остался в долгу Гарри. Он окинул ее взглядом с головы до ног, и Корнелия ощутила, как под этим взглядом начинает пылать ее кожа.
Корнелия усилием воли постаралась потушить это пламя, будто осторожно отступила от края пропасти.
– Я провожу вас, сэр, – сказала она и устремилась к открытой двери.
Гарри, натягивая кучерские перчатки, двинулся за ней, но по пути оглянулся на суматоху в холле. Лестер складывал стремянку. На мгновение их взгляды встретились. На безмолвный вопрос, застывший в глазах виконта, Лестер почти незаметно отрицательно покачал головой: пока ничего.
Пришло, значит, время Гарри браться за дело вплотную. Он вышел за дверь и с порога повернулся к Корнелии:
– Скажите, Нелл, вы всерьез думаете появляться в обществе? – В его голосе не было насмешки или язвительности.
– Да, – просто ответила Корнелия.
– Я могу привести к вам в дом людей, имеющих вес в обществе, – мягко продолжил он. – Если вы прислушаетесь к моему совету о том, у кого одеваться для выхода в свет, я привезу к вам патронессу «Олмака».
– Отчего вы так щедро расточаете свое время, сэр?
Гарри посмотрел на нее.
– Оставляю это на волю вашего воображения, Нелл. – Он спустился к поджидавшему его экипажу и, обернувшись, приподнял шляпу. – Так вы согласны или нет?
Все подсказывало Корнелии ответить «нет». Но она сказала «благодарю».
– Только одно условие… – Он поставил ногу на ступеньку двуколки.
– Я так и знала.
– Мое имя Гарри. – Он легко вскочил в экипаж и взял у Эрика вожжи. – Зовите меня так.
Корнелия не стала ждать, когда двуколка скроется за углом, и вошла в дом. В мыслях ее царила полная неразбериха, но она и близко не могла сравниться с сумятицей ее чувств.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пороки джентльмена - Фэйзер Джейн


Комментарии к роману "Пороки джентльмена - Фэйзер Джейн" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100