Читать онлайн Порочные привычки мужа, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Порочные привычки мужа - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.22 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Порочные привычки мужа - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Порочные привычки мужа - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Порочные привычки мужа

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

Следующим утром леди Фолконер приняла дона Антонио в гостиной. Он вошел в комнату, одетый, как обычно, в черный сюртук. Впрочем, по такому случаю, он добавил светлое пятно — жилет в серую и черную полоску и серые панталоны. Белые складки накрахмаленного шейного платка высоко вздымались над подбородком, напоминая плоеные воротники испанских грандов, начищенные ботфорты блестели как зеркало, а в руках он держал шляпу и трость.
Вне всякого сомнения, он представляет собой весьма элегантную и впечатляющую фигуру, думала Аурелия, откладывая в сторону пяльцы и вставая с кресла, чтобы поздороваться с гостем. Но элегантность костюма даже за все блага мира не могла бы скрыть жесткую линию рта и пустоту черных глаз.
— Миледи. — Дон Антонио помпезно раскланялся. — Могу я сказать, что сегодня утром вы просто обворожительны?
— Можете, дон Антонио. — Аурелия улыбнулась, протягивая руку. — А я обвиню вас в бесстыдной лести, но комплимент все равно приму с удовольствием.
Он поцеловал ее руку, удержав ее чуть дольше, чем это было необходимо.
— Вам польстить невозможно, леди Фолконер.
Она только улыбнулась в ответ на это и показала на кресло.
— Не желаете освежиться? Может быть, кофе, или вы предпочитаете херес?
— Я с радостью выпью того же, что и вы, моя дорогая мадам. — Он положил шляпу и трость на столик у стены и уселся грациозно, как кот, скрестив щиколотки.
Аурелия кивнула и позвонила. Джемми появился мгновенно.
— Пожалуйста, кофе, Джемми.
— Да, мэм. — Юноша закивал и попятился.
— Так что, мадам, вы уже подумали о поездке в Ричмонд-парк? — осведомился дон Антонио, старательно счищая несуществующее пятно с безупречного рукава.
Аурелия приняла расстроенный вид.
— К сожалению, дон Антонио, возникли сложности. Вы… — Тут появился Джемми с кофе, и она замолчала, дожидаясь, пока юноша поставит все на низкий столик перед ней. — Спасибо, Джемми, это все.
— Хорошо, мэм, — весело ответил Джемми и торопливо вышел.
Аурелия налила кофе в чашки севрского фарфора.
— Мой муж запретил мне эту поездку.
На суровом лице гостя мелькнуло странное выражение, но исчезло так быстро, что Аурелия подумала — не показалось ли ей.
— Какая жалость, — произнес он бесстрастным тоном, глядя на нее глазами, блестевшими, как черные полированные камни.
Аурелия уныло посмотрела на него.
— Боюсь, он несколько старомоден и, как я говорила еще вчера, чересчур заботлив. Он считает, что я недостаточно искусная наездница, чтобы ехать в Ричмонд без него. — Она укоризненно улыбалась. — Насколько я понимаю, прогулочные аллеи в Ричмонде не так ухожены, как дорожки в Гайд-парке.
— Это верно, — отозвался дон Антонио, сделав глоток кофе. — Признаюсь, что я разочарован, мадам, но вполне понимаю позицию вашего супруга. Он не настолько хорошо меня знает, чтобы быть уверенным, что я сумею уберечь его супругу от несчастного случая.
Снова угроза, словно быстро мелькнувший клинок. Аурелию опять зазнобило. Она взяла кофейник, надеясь, что руки не задрожат, и она сумеет налить кофе в чашки. Этой минутной передышки хватило, чтобы Аурелия вновь обрела самообладание.
— В Ричмонд мы не попадем, сэр, но мой муж не возражает против прогулок поближе к дому. — Она, улыбнувшись, протянула ему полную чашку. — Обещаю показать вам кое-какие лондонские достопримечательности. Мы можем взять карету и съездить посмотреть львов у Биржи, если хотите. Или погулять в Грин-парке.
— Скажите, это правда, что в Грин-парке пасутся коровы? — полюбопытствовал дон Антонио, внимательно глядя на нее. — Мне кажется, для городского парка это чересчур эксцентрично.
— В английских законах хватает эксцентричности, — хихикнув, ответила Аурелия. — Общественное право на выпас скота очень ревностно охраняется. Лондонцы в течение нескольких столетий имели право пасти свой скот в Грин-парке. А желающим доярки продадут чашку парного молока.
— Боюсь, от этого удовольствия я вынужден отказаться, — заявил дон Антонио и поставил чашку на столик. — Но удовольствие от вашего общества, мадам, — это совсем другое дело. — Тут раздался энергичный стук дверного молотка, и вновь досада мелькнула на лице испанца.
Аурелия вскочила на ноги, едва услышав голоса в холле.
— О, умоляю, извините меня, дон Антонио! Она кинулась к двери гостиной.
— Лив… Лив! О, как я рада тебя видеть! Когда ты приехала в Лондон? И малыша принесла! — Аурелия обняла подругу, а затем повернулась к няне, державшей в руках сверток. — О, дайте его мне. — Она взяла завернутого в одеяльце ребенка и всмотрелась в крошечное сморщенное личико.
— Разве он не красавчик? — спросила Ливия, сияя материнской гордостью. Она отогнула край одеяльца, чтобы Аурелия как следует, рассмотрела ее сына. — Князь Александр, познакомься со своей крестной мамой, — велела она малышу.
Аурелия внезапно вспомнила про дона Антонио, покинутого в гостиной, и сказала:
— У меня визитер, Лив. Пойдем в гостиную. — Держа на руках младенца, она первой вошла в комнату. — Простите меня, дон Антонио, за то, что я вот так убежала. Моя давняя подруга только что вернулась в Лондон со своим новорожденным сыном. Ливия, позволь представить тебе дона Антонио Васкеса. Дон Антонио — княгиня Прокова.
Дон Антонио склонился над рукой княгини. Он уже хотел уйти, как в гостиную ворвалась Корнелия.
— Вот ты где, Лив! Я так и думала. О, дайте мне на него посмотреть! — Она взяла младенца у Аурелии. — Он очарователен… но должна сказать тебе, Лив, что ни капельки не похож на твою миниатюру.
— Нет, — согласилась, смеясь, Ливия. — Боюсь, что не такой уж я хороший художник.
Дон Антонио кашлянул.
— Леди Фолконер, мне пора. Боюсь, я тут лишний.
— О, простите меня, от волнения я забыла о приличиях, — извинилась Аурелия. — Нелл, не думаю, что ты знакома с доном Антонио Васкесом. Дон Антонио — леди Бонем.
Корнелия с откровенным любопытством посмотрела на испанца.
— Вы новичок в городе, сэр?
— Я здесь всего лишь несколько недель, мадам.
— Странно, что мы до сих пор не встречались. Обычно, когда моя подруга с кем-то знакомится, я с этими людьми тоже знакомлюсь.
Корнелия кинула быстрый взгляд на Аурелию, но та промолчала.
— В таком случае я просто обязана послать вам приглашение на мой бал, дон Антонио. Он состоится в следующую субботу… Боюсь, я предупреждаю вас слишком поздно, но все же надеюсь, что вы окажете мне любезность и примете приглашение.
— Это честь для меня, леди Бонем. — Он поклонился, щелкнув каблуками, вытащил из кармана визитку, протянул ее Корнелии и обернулся к хозяйке дома: — А теперь, леди Фолконер, я действительно должен оставить вас с вашими друзьями. Поговорим о прогулке в другой раз. — Он еще раз поклонился всем трем дамам и вышел.
— Учтивый джентльмен, — заметила Корнелия, усаживаясь и покачивая младенца. — Странно, как это я не заметила его в обществе.
Еще один быстрый взгляд в сторону Аурелии, но та просто пожала плечами и вполне искренне сказала:
— Гревилл его откуда-то знает.
— А-а, понятно. — Корнелия метнула многозначительный взгляд на Ливию. — Похоже, ты с ним в весьма приятельских отношениях.
Аурелия заметила этот взгляд, но никак не отреагировала ни на него, ни на слова Корнелии. Так было проще, чем пытаться распутать этот клубок и все им объяснять. Обе они знали, что Гревилл, как и их мужья, как-то связан с секретной деятельностью.
— Я позвоню, чтобы принесли еще кофе, — произнесла Аурелия, дергая звонок.
— Только не для меня, — беспечно сказала Корнелия. — Я что-то разлюбила кофе… точнее, он разлюбил меня.
Мгновение, помолчав, Аурелия так же беспечно сказала:
— А меня мутит от чая. Ливия расхохоталась:
— О, как чудесно! Сразу обе! Корнелия посмотрела на Аурелию:
— В самом деле?
— Ммм… гм. — Аурелия кивнула. — И ты тоже?
— Я почти уверена. Хотя срок еще совсем небольшой.
— И у меня тоже. Совсем небольшой. Собственно… — Аурелия смущенно засмеялась. — Я только сегодня утром и сообразила.
У нее голова была так забита мыслями, что она не замечала, как идут недели, а постоянную усталость и тошноту списывала на свое волнение из-за встреч с доном Антонио.
— Гревиллу уже сказала?
Аурелия помотала головой:
— Еще нет.
Честно говоря, она не знала, как ему об этом сказать — да и говорить ли вообще. Их партнерство скоро заканчивалось — как только дело с доном Антонио завершится, к полному удовлетворению Гревилла. И как он отреагирует на то, что ему придется бросить, своего ребенка и тот будет расти без отца? Может быть, стоит скрыть это от него? Гревиллу так будет проще жить, а она прекрасно справится сама.
— А Гарри уже знает? — спросила Ливия у Корнелии.
— Еще нет. Я скажу через пару недель. Все-таки у нас получилось не сразу, а он ни разу даже не заикнулся на эту тему, хотя я знаю, что он очень хотел стать отцом. Прежде чем я его обрадую, нужно быть абсолютно уверенной.
— Я думаю, это просто чудесно, — повторила Ливия, забирая сына у Корнелии и с обожанием глядя на его спящее личико. — Они все будут почти ровесники. Как члены одной семьи — в точности как Стиви, Сюзанна и Фрэнни.
Корнелия встревоженными глазами пристально вглядывалась в лицо Аурелии.
— Когда ты скажешь Гревиллу, Элли?
— Через неделю или две.
Аурелия никак не могла понять, как это могло случиться, и не сомневалась, что и Гревилл не поймет. Он только однажды забыл о привычных предосторожностях, но это было всего лишь несколько дней назад — слишком рано, чтобы уже заметить беременность. Но такое случается даже в самых упорядоченных отношениях.
— Значит, пока это только наш секрет, — объявила Ливия. — На моих устах печать. — И сменила тему: — Слушай, Нелл, у меня такое потрясающее платье к твоему балу! Его выбрал Алекс. Серебристый газ на чехле из черного шелка, а шлейф оторочен алой тесьмой. А для прически у меня уже есть алое страусовое перо.
Аурелия фыркнула.
— Мы отлично будем дополнять друг друга, радость моя! У меня платье из черного газа на белом шелке, а Нелл будет во всем алом, отороченном черными и серебристыми кружевами.
— Какое эффектное трио! — воскликнула Ливия.
— А что, когда-нибудь было по-другому? — отозвалась Корнелия, снова метнув на Аурелию испытующий взгляд. — Никто не может сказать, что дамы с Кавендиш-сквер, начиная с Софии Лейси, когда-либо придерживались скучных светских условностей. Ты согласна, Элли?
Аурелия улыбнулась:
— О да, Нелл. Совершенно согласна.
Дон Антонио свернул с Саут-Одли-стрит, направляясь к своему дому. Он уже обуздал свой гнев, охвативший его, когда такой замечательный план провалился, и теперь быстро обдумывал альтернативу. На какой-то миг он понадеялся, что сумеет завершить работу в течение недели. Дон Антонио был славен не только своей тщательной работой, но и скоростью, с какой выполнял любое задание. Он надеялся, что на этот раз превзойдет любые ожидания, но теперь придется позабыть о тщеславии. Действовать слишком поспешно нельзя.
Приглашение на бал к лорду и леди Бонем принесли этим же вечером, и дон Антонио тотчас же ответил согласием. На следующее утро он зашел к леди Фолконер и попросил записать за ним кадриль.
Аурелия была несколько рассеянна, когда ей сообщили о визите. Фрэнни простудилась и лежала на диване в гостиной матери, чихая и гнусаво жалуясь, что ей скучно, и она хочет пойти на уроки на Маунт-стрит.
— Здесь этот иностранный джентльмен, миледи. Я провел его в большую гостиную, — сказал Джемми.
Аурелия с трудом удержалась, чтобы не сказать, что сегодня она не принимает. Но она обещала Гревиллу, что материнские заботы не помешают ей выполнять задание.
— Передай ему, я спущусь через минуту, Джемми. И отнеси туда графин с хересом, — сказала она, положив руку на лоб дочери. — К ее большому облегчению, температуры у Фрэнни вроде бы не было. — Я скоро вернусь, милая.
Лежи спокойно, а Дейзи принесет тебе чашку куриного бульона, приготовленного мисс Эйдой.
— Я не люблю бульон, — сердито шмыгнула носом Фрэнни. — Я хочу имбирный пряник и молока с медом.
В любом другом случае Аурелия отказала бы ей в этом сразу, зная, что дочь просто пытается выжать все возможное из болезни, которая лечится отнюдь не сладостями. Но Аурелия чувствовала себя утомленной, ее мутило, а мысль о доне Антонио, ожидавшем ее внизу в своем элегантном черном наряде, не улучшала ее настроения.
— Я скажу Дейзи, чтобы она принесла тебе немного. — Она поцеловала девочку в лоб. — Но это в последний раз, Фрэнни. Когда я вернусь, ты поешь бульона и отправишься в постель, чтобы поспать.
Умница Фрэнни решила больше не спорить, ей хватило и этой победы.
— Хорошо, — согласилась она и старательно закашлялась.
Покидая комнату, Аурелия не могла сдержать улыбку. Это дитя при всей своей наивности обладает неплохими навыками для устройства дел к своему удовольствию. В точности как ее отец, подумала Аурелия. Фредерик устроил собственную жизнь так, как захотел. Она легко погладила еще плоский живот. А как насчет этого? Это будет ребенок мужчины, который еще лучше способен манипулировать миром, чтобы тот соответствовал его нуждам.
О, все это так сложно и очень раздражает! А сейчас необходимо сосредоточиться на доне Антонио Васкесе.
Аурелия вошла в гостиную, сияя улыбкой, и протянула руку.
— Мне так жаль, что мы вчера не смогли побеседовать подольше, дон Антонио, но визит княгини Проковой был полной неожиданностью, а она моя лучшая подруга.
— О, я все прекрасно понимаю, мадам. — Он поцеловал ей руку. — Кроме того, я даже извлек из этого выгоду — получил приглашение на бал леди Бонем — и пришел к вам в надежде, что вы не откажетесь протанцевать со мной кадриль.
Ник Питершем уже пригласил ее на этот танец, но он со своей обычной снисходительностью легко согласится на замену.
— Я буду в восторге, дон Антонио. Это один из моих любимых танцев.
— И моих тоже. — Черные глаза посмотрели прямо в карие, но, как всегда, в этом взгляде ничего нельзя было прочесть. Он был пустым, как девственно-чистая грифельная доска Фрэнни. — Кроме того, я надеялся, что сумею уговорить вас поехать со мной на прогулку в Ботанические сады в Кью. Мне говорили, что в это время года они прелестны.
— Боюсь, сегодня утром я не смогу, дон Антонио. Моей дочери нездоровится, и если я уйду из дома, она так расстроится, что у нее поднимется температура. Но как только ей станет лучше, я с удовольствием съезжу туда с вами.
Если он и рассердился на отказ, виду не показал. Испанец поклонился и, едва заметно улыбнувшись, произнес:
— Разумеется, здоровье вашей дочери важнее моих эгоистичных желаний. Очень надеюсь, что у нее нет ничего серьезного. Вы доктора приглашали?
Он умудрился вполне искренне изобразить беспокойство, думала Аурелия, отвечая беспечным тоном:
— Нет, я не думаю, что это необходимо. Просто обычная легкая простуда. Но спасибо за заботу, сэр.
— Забота о детях не может быть чрезмерной. — Снова сверкнул тот острый клинок.
Аурелия с трудом подавила тревогу. Нет, ей только кажется, что в его голосе звучит угроза, — это неудивительно при ее теперешней повышенной нервозности.
— Я покидаю вас, мадам. — Испанец склонился над ее рукой, продолжая удерживать ее, словно в теплых сухих тисках. Голос его сочился сочувствием. — Я не хочу слишком долго удерживать вас вдали от дочери. Но может быть, завтра вы согласитесь погулять со мной — недалеко, всего лишь в тот сквер на площади, если пожелаете.
— Вы очень внимательны, дон Антонио, — ответила Аурелия, вымучив улыбку (и понадеявшись, что она получилась искренней). — Короткая прогулка завтра днем — это восхитительно.
— Тогда я зайду в два часа. — Он еще раз поднес ее руку к губам и только потом ушел.
* * *
Гревилл как раз вошел в холл, когда дон Антонио вышел из гостиной.
— Доброе утро, дон Антонио. — Гревилл бросил свою шляпу с высокой тульей на столик в холле, поставил рядом изящную трость и начал стягивать перчатки. — Полагаю, приходили с визитом к моей жене?
Испанец слегка прищурил черные глаза и спросил:
— Надеюсь, у вас нет возражений, сэр?
— Ни единого, — беспечно ответил Гревилл. — Моя жена вольна, выбирать себе любых друзей, каких пожелает.
— Но насколько я понимаю, никаких прогулок с ними в Ричмонд-парке?
— Нет. Леди Фолконер — очень нервная наездница, и я не доверяю уздечку ее лошади никаким рукам, кроме своих.
— Весьма похвально, сэр Гревилл. — Губы дона Антонио дернулись в неком подобии улыбки. — Надеюсь, вы не возражаете против того, чтобы я потанцевал с ней на балу у леди Бонем в субботу?
— О, нисколько. Моя жена вольна, выбирать себе партнеров в танце так же, как и друзей. — Гревилл шагнул назад и распахнул дверь для уходящего гостя. — Увидимся с вами там, дон Антонио.
Испанец поклонился и вышел. Гревилл закрыл за ним дверь, немного постоял, нахмурившись, и направился в гостиную.
— Я и не знал, что дон Антонио знаком с Бонемами, — произнес он, подходя к буфету. — Вина?
Аурелия с трудом удержалась, чтобы не вздрогнуть.
— Нет-нет, спасибо. Он был здесь вчера, когда пришли Нелл и Лив. И Нелл с ходу пригласила его на бал. Похоже, она решила, что, раз уж мы с ним приятельствуем, она просто обязана его пригласить. — Аурелия все-таки передернулась. — Я не вижу в этом необходимости, но думаю, и вреда большого не будет.
— Совсем напротив, — отозвался Гревилл, наливая в бокал кларет. — Как там Фрэнни?
— Несчастная. Сморкается и старается выжать из этого все, что только можно, — засмеявшись, сказала Аурелия. — Мне пора вернуться к ней.
Она уже подошла к двери, но остановилась, потому что Гревилл взял ее за руку.
— Может быть, мне только кажется, Аурелия, но, по-моему, с тобой не все ладно. — Он внимательно смотрел ей в глаза.
— Ничего подобного, — возразила она, отводя, однако, взгляд в сторону. — Со мной все в полном порядке. — Она пожала плечами. — Не буду врать, вся эта история с доном Антонио меня совершенно выматывает. Когда я с ним, то не могу ни на секунду расслабиться, и все тело начинает ныть. — Она попыталась засмеяться, но ничего не вышло. Его темные глаза словно проникали ей прямо в мозг.
— Может быть, тебе нужно что-то взбадривающее? Ты никогда не отличалась хорошим аппетитом, но в последние дни его и вовсе нет. И мне не нравятся темные круги у тебя под глазами.
— Значит, скорее, завершай дело, Гревилл, — сказала она значительно более резко, чем хотела. — А я должна идти к Фрэнни. — Она вырвала руку и вышла за дверь.
Гревилл негромко выругался. Раньше ему и в голову не приходило, какую цену ей придется заплатить за участие в его миссии. Во многих отношениях гораздо сложнее играть роль в знакомой обстановке, чем выполнять непосредственное задание, даже если оно очень опасное. То, что делала Аурелия, само по себе опасным не было, но напряжение, которое она испытывала каждую минуту этого спектакля в обществе испанца, давалось ей нелегко.
Впрочем, осталось уже недолго. Васкес непременно скоро сделает решительный шаг, а после этого обнаружит, что его жертва уже поджидает его в полной боевой готовности. Тут-то он и попадется. Гревилл завершит все быстро одним упреждающим ударом. Простое убийство. Впрочем, он гордился своим мастерством и был почти уверен, что Эль Демонио явился в Лондон, приберегая не один козырь в рукаве, и налаживанием здесь шпионской сети занимаются другие люди. Так что пусть пока леска разматывается, посмотрим, что еще можно поймать. Но как только все завершится, он увезет куда-нибудь Аурелию на несколько недель. Куда-нибудь в деревню, где она придет в себя, щеки снова порозовеют, а в глаза вернется блеск.
До следующего задания, которое положит конец всему.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Порочные привычки мужа - Фэйзер Джейн


Комментарии к роману "Порочные привычки мужа - Фэйзер Джейн" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100