Читать онлайн Порочные привычки мужа, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Порочные привычки мужа - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.22 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Порочные привычки мужа - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Порочные привычки мужа - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Порочные привычки мужа

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

— О-о, вот она, та женщина, которая пленила воображение Гревилла, — сказала леди Бротон своей компаньонке, поднимая к глазам лорнет и глядя на двойные двери гостиной, где собралась небольшая группа гостей. Ее дворецкий только что объявил о прибытии леди Аурелии Фарнем в обществе виконта и виконтессы Бонем. — В общем, и целом привлекательная женщина, — пробормотала леди Бротон, глядя, как ее племянник быстро идет к новоприбывшим.
— Да, в самом деле, Агата. — Компаньонка энергично закивала. Эта обнищавшая кузина леди Бротон твердо следовала главному принципу своей жизни — никогда не противоречить Агате, которая бывала исключительно щедрой к тем, кто ее ублажал. — Довольно привлекательная.
— Удивительно, что она до сих пор не подцепила мужа, — произнесла леди Бротон, продолжая изучать сквозь лорнет леди Фарнем и Гревилла… — Насколько я понимаю, она довольно долго прожила в столице. Сколько времени она вдовеет, Марта?
— По-моему, четыре года. Дорогой Гревилл упоминал, что ее муж погиб при Трафальгаре.
— Хм-м. — Леди Бротон опустила лорнет. — Значит, у нее нет денег. Все остальное в ней превосходно. Приличное воспитание, ничего отталкивающего во внешности. Модная, но не чрезмерно. Но если у нее нет перспектив…
— Может быть, это все-таки любовь, Агата? — рискнула предположить Марта. — Еще и месяца не прошло с тех пор, как он вернулся из армии. Может быть, он был покорен? — И сентиментально вздохнула.
Леди Бротон перевела лорнет на кузину, изумленно глядя на нее.
— Гревилл? Ты полагаешь, что Гревилл может потерять голову из-за женщины? Боже милостивый, Марта, ему тридцать пять лет! Он в жизни не терял голову, не то, что сердце! Он не думает ни о чем, кроме долга! Всегда только долг перед страной, но я надеюсь, что он наконец-то вспомнил и про долг перед семьей. Гревилл просто решил, что эта леди Фарнем прекрасно отвечает всем его требованиям, и не будет разрушать его приоритеты. — Она энергично закивала. Ее бриллиантовые сережки неистово закачались. — Поверь мне, Марта. Я знаю своего племянника. Уж если он решил что-то сделать, времени даром тратить не будет. В этот приезд домой он решил найти себе жену и приступил к этому со своей обычной скоростью и эффективностью.
— Я уверена, что ты права, Агата.
— Разумеется, я права. Насколько я понимаю, у этой женщины и ребенок есть? Девочка?
— Мне кажется, да.
— Хм-м. Можешь не сомневаться, он и это принял во внимание. Точно знать, что она способна выносить ребенка — да это преимущество поважнее, чем деньги. Гревилл с уверенностью может надеяться, что она родит ему наследника. Я не сомневаюсь, что он очень тщательно взвесил все «за» и «против»… Гревилл вообще очень основательный человек.
Леди Бротон направилась к группе у двери. В своем облегающем атласном платье в алую и бирюзовую полоску, выгодно подчеркивающем все изгибы ее фигуры, она представляла собой величественное зрелище. На ней были бриллианты Бротонов — шею плотно облегало искрящееся колье, длинные капли сережек болтались в таких же длинных ушных мочках, к расшитой жемчугами черной кружевной мантилье была прикреплена диадема, запястья унизаны браслетами.
— Леди Фарнем, — объявила она, протягивая руку в белой перчатке. — Я счастлива, познакомиться с вами.
Пожимая протянутую руку, Аурелия умудрилась сохранить любезную улыбку. Гревилл хорошо подготовил ее к этой встрече, и она не ждала никаких сюрпризов, но он ни слова не сказал о внешности леди Бротон, которая ошеломляла — и это еще мягко сказано. Невозможно было оторвать взор от пышной груди, вываливающейся из низкого выреза ее пестрого платья, и от могучих бедер, подчеркнутых покроем юбки. Платье плотно облегало ее бедра и колени, а потом переходило в шлейф. Такой покрой сковывал движения леди Бротон, вынуждая ее семенить на невероятно высоких каблуках атласных туфель, усыпанных бриллиантами.
Увидев наряд тетушки, Аурелия лишилась дара речи. Немного придя в себя, она произнесла:
— Добрый вечер, леди Бротон. — Она вежливо наклонила голову. — Для меня большая честь быть приглашенной сюда… Вы знакомы с лордом и леди Бонем? — Аурелия изо всех сил избегала смотреть на Корнелию, зная, что стоит им переглянуться, и они пропали.
— Мне знакомы только имена, — произнесла леди Бротон, поворачиваясь, чтобы поздороваться с супругами. — Разумеется, вы, молодежь, вращаетесь в других кругах, в отличие от нас, уже впавших в дряхлость.
Она рассмеялась, и после некоторого замешательства остальные гости присоединились к ее смеху, вставляя подобающие замечания. Никто не мог бы назвать леди Бротон в ее потрясающем наряде «впавшей в дряхлость».
— Но с герцогиней Грейсчерч я знакома, — объявила леди Бротон, похлопывая Гарри веером поруке. — Кажется, это ваша родственница, лорд Бонем?
— Моя двоюродная тетушка, мэм, — отозвался тот, вежливо улыбнувшись.
— Да, я знавала ее, когда была еще совсем девочкой, — сказала леди Бротон. — Разумеется, герцогиня даст мне фору как минимум в десять лет, но в мой первый сезон мы с ней вращались в одних кругах. — Она снова обернулась к Аурелии: — Насколько я понимаю, вы живете на Кавендиш-сквер, леди Фарнем?
— Да, в доме моих друзей, князя и княгини Проковых.
— О, вы, скорее, присматриваете за их домом, — произнесла леди Бротон, и лицо ее несколько омрачилось. — А свое жилье в Лондоне у вас есть?
Улыбка Аурелии не дрогнула.
— Нет, мэм. Но мне очень повезло с друзьями. Леди Бротон кивнула.
— Вероятно, вы очень хотите иметь собственный дом.
— Должна признаться, это было бы неплохо, леди Бротон. — Улыбка Аурелии оставалась холодной и сдержанной.
Леди Бротон остро посмотрела на нее. Аурелия с прежним самообладанием ответила на ее взгляд. Тетушка Гревилла прямо обвиняла ее в том, что она ищет для себя выгоды, но было не так-то просто выбить леди Фарнем из равновесия. Аурелия продолжала спокойно смотреть на Агату, и внезапно та фыркнула и кивнула:
— Да-да, конечно, неплохо, моя дорогая. Что ж, если вы сумеете удержать этого бродягу, моего племянника, дома, мы все будем вам благодарны. — И она засеменила прочь, управляясь с каблуками и шлейфом с заученной сноровкой.
— Вы должны простить мою тетю… Она не привыкла считаться с чувствами других, — сказал Гревилл, кинув на Аурелию проницательный взгляд, видевший не только то, что лежит на поверхности. — Она всю жизнь потакала лишь своим желаниям.
Аурелия рассмеялась. Она легко прочитала испытующий взгляд Гревилла. Он пытался понять, не обиделась ли она на скрытые, но возмутительные обвинения его тети. Его забота согрела ее сердце, и она произнесла, улыбаясь одними глазами:
— Она ничуть меня не огорчила. И совсем ни к чему бросать такие гневные взгляды, Нелл. Я не обиделась. — Аурелия как будто обращалась к Нелл, однако на самом деле подбадривала Гревилла.
Судя по всему, ее слова не убедили Корнелию, однако та позволила мужу увести себя.
— Давай отойдем от дверей. — Гревилл взял Аурелию за руку и положил ее ладонь себе на локоть. — Не желаешь чего-нибудь освежающего… например шампанского? Кажется, оно тут розовое, хотя важность этого момента от меня ускользает. — Он улыбнулся. — Ты выглядишь просто восхитительно в этом платье, дорогая.
Аурелия просияла от удовольствия, услышав его комплимент. Изумрудно-зеленое платье из струящегося шелка было новым, купленным специально для этого вечера, — она редко позволяла себе такое расточительство, но знала, что платье очень ей идет. Под грудью оно было схвачено лентой из золотистого кружева. Таким же кружевом были оторочены оборки на подоле. На голову Аурелия надела изящный золотой ободок, сверкавший на ее светло-золотистых кудряшках, а на шею — простую золотую цепочку.
Сегодня они могли сколько угодно флиртовать и демонстрировать влюбленность. Сообщение об их помолвке уже было отправлено в «Морнинг пост» и в «Газетт». Утром оно появится в печати и не должно стать сюрпризом для тех членов общества, кто видел эту пару на рауте у леди Бротон. Аурелия испытывала настоящее облегчение, что хоть раз может вести себя с Гревиллом естественно. Сейчас ей не требовалось играть, и гости увидят именно то, что есть на самом деле.
Гревилл отпустил ее локоть и, взяв с подноса проходившего мимо лакея два бокала розового шампанского, протянул один Аурелии.
— Тост, — негромко произнес он, глядя ей прямо в глаза и чокаясь. — За наше партнерство. — Он поднес бокал к губам, продолжая смотреть в глаза Аурелии. Они выпили, и на какой-то миг им показалось, что они одни в этом переполненном зале, словно люди, отошли подальше, оставив их наедине.
Аурелия пила шампанское, остро ощущая, сколько глаз устремлено в их сторону. Более публичного объяснения в любви просто не могло быть.
— Партнерство, — так же негромко согласилась она. Ей вдруг отчаянно захотелось, чтобы все это было по-настоящему. Чтобы не было никакого представления.
— Не хочешь потанцевать? — спросил Гревилл.
— Да, спасибо. — Она немного натянуто улыбнулась, но тут же снова взяла себя в руки и осмотрелась, кивая знакомым и бормоча приветствия, пока они шли в соседний зал, где собирались танцевать контрданс.
Ноги Аурелии сами выполняли движения танца. Она лишь слегка удивилась тому, что Гревилл оказался хорошим танцором. Для такого крупного мужчины он был на удивление легок, на ногу — точнее, это было бы удивительно, не знай она, кто он такой. Во время игр в преследование там, в деревне, Аурелия видела, что он умеет пробираться сквозь кусты так же ловко и незаметно, как кот, перепрыгивать с крыши коровника на крышу сарая, приземляясь совершенно бесшумно, и ползать по-пластунски по канавам.
Когда музыка закончилась, Аурелия присела в реверансе в ответ на поклон партнера, и они вышли из зала.
— Пойдемте, поужинаем, — позвала их Нелл, замахав рукой. — Гарри почему-то умирает с голоду!
— Я сегодня не обедал, — жалобно пробормотал ее муж.
— И кто в этом виноват? — парировала Нелл. — Ты не пришел домой вовремя.
Гарри ухмыльнулся.
— Это правда. Я катался с друзьями верхом в Ричмонде, по дороге мы остановились, чтобы пропустить по стаканчику эля и… в общем, время пролетело незаметно… вы знаете, как это бывает, Фолконер.
— Знаю, — с легкостью согласился Гревилл — Причем слишком хорошо, Бонем.
В этом Аурелия очень сомневалась. Она не видела, чтобы Гревилл попусту тратил время с друзьями в пивной — если, конечно, не шел туда с определенной целью. Но с другой стороны, насчет Гарри у нее тоже имелись сомнения. С такими мужчинами гораздо проще общаться, если принять их объяснения и двигаться дальше.
— Так пойдемте в столовую? — предложила Корнелия.
— Мы присоединимся к вам через минуту, — произнес Гревилл. — Я хочу кое-что показать Аурелии.
Корнелия с удивлением взглянула на подругу, но сказала только:
— Конечно. Увидимся через минуту. — Она взяла Гарри за руку, и оба устремились в сторону столовой.
— Показать мне что? — спросила Аурелия, озадаченно глядя на Гревилла. — В этом доме есть что-то, что я непременно должна увидеть?
— Нет, — лукаво улыбнувшись, ответил он. — Нет, не в доме. Это на мне.
Аурелия широко распахнула глаза.
— Это звучит почти непристойно, сэр, — пробормотала она.
Вместо ответа он подтолкнул ее в коридор. Аурелия послушно вошла туда, куда он ее вел — в небольшую пустую прихожую.
— Вон тот портрет — это один из моих пользующихся наиболее дурной славой предков, — небрежно ткнул пальцем Гревилл. — Насколько я знаю, он был пиратом. Впрочем, возможно это просто вежливое название. Однако красивый, дьявол, тебе не кажется?
Аурелия окончательно растерялась, тем не менее, послушно посмотрела на портрет безупречно одетого елизаветинского джентльмена.
— Ой, у него золотая серьга! Это что, было принято в те времена?
— Представления не имею, — произнес Гревилл у нее за спиной. Что-то в его голосе заставило ее обернуться.
— О! — От изумления рот Аурелии округлился. Он держал на протянутой ладони небольшую коробочку. — Что это?
— Открой. Прямо не верится, до чего я умный. — Похоже, Гревилл был очень доволен собой.
Аурелия взяла коробочку, глядя на него с удивлением и тревогой.
— Она не кусается, — произнес Гревилл с лукавой усмешкой.
Она открыла коробочку. На черном бархате лежало кольцо с великолепным квадратным изумрудом.
— О-о, оно прекрасно… какой потрясающий камень! — Аурелия благоговейно вынула кольцо из коробочки и подняла к свету. Камень засиял глубоким зеленым светом на фоне окружавших его крошечных бриллиантиков в оправе белого золота.
— Как удачно, что сегодня вечером ты надела платье такого же цвета, — произнес Гревилл, забрав у нее кольцо. — Дай мне руку. — Он взял ее за левую руку и надел кольцо на безымянный палец. — Отлично, я и с размером угадал.
Аурелия покрутила рукой, чтобы изумруд заиграл под светом.
— Но я не думала…
— Ты не думала — чего?
— Ну, что мы… будем делать все, как полагается, вроде этого, — завершила она фразу, покачав головой.
— В моей работе мы ничего не делаем наполовину, Аурелия. — Гревилл все еще улыбался, однако в его словах звучала нотка серьезности.
— Да, но поддельный камень сыграл бы ту же самую роль, а этот камень не поддельный, я же вижу.
— Нет. — Гревилл взял обе ее руки в свои и крепко их сжал. — Я не стал бы принижать ни тебя, ни твой вклад в работу таким оскорблением. Ты мой партнер, и я уважаю и ценю тебя. — Вдруг его глаза опять засветились чувственным сиянием, и он негромко произнес: — Более того, ты очень красивая женщина, и дарить тебе можно все только самое совершенное.
— Не могу поверить, что вы говорите мне такие неумеренные комплименты, сэр, — сказала Аурелия, пытаясь улыбнуться сквозь затуманившие глаза слезы, пытаясь заставить свой голос звучать непринужденно, несмотря на то, что в горле стоял комок.
— О, поверь, дорогая, это не комплименты. Ну что, продемонстрируем миру доказательство нашей помолвки?
— Да… да, конечно. Это исключительно удачный случай, правда? — Она сморгнула непрошеные слезы и проглотила комок. Разумеется, он выбрал этот вечер для того, чтобы подарить ей кольцо, потому что именно сегодня все это произведет наибольшее впечатление. Но, идя рядом с Гревиллом в столовую, Аурелия понимала, что пусть событие выбрано им с точки зрения практичности, в самом подарке ничего практичного нет.
Первой кольцо увидела Корнелия, когда они сели за обеденный стол, и глаза ее расширились.
— Какой великолепный камень! — выдохнула она, взяв Аурелию за руку, и посмотрела через стол на улыбающегося Гревилла. — У вас хороший вкус, сэр.
— Благодарю, мэм. — Он признательно наклонил голову.
Гарри с непринужденностью старого друга взял Аурелию за руку и стал рассматривать кольцо, а потом негромко присвистнул.
— Поздравляю, полковник.
— А как насчет меня? — засмеялась Аурелия. Вместо ответа Гарри наклонился и поцеловал ее в щеку.
— Это, само собой разумеется, дорогая. Желаю тебе счастья.
— Что тут происходит? — К их столу подошел Дэвид Фостер с горящими от любопытства глазами. — У вас тут какие-нибудь секреты?
— Ни в коем случае, — ответила Аурелия, протягивая ему руку с кольцом. — На самом деле совсем наоборот.
Дэвид одобрительно кивнул Гревиллу и поцеловал Аурелию.
— И когда наступит счастливый день?
— Мы еще не решили, — неопределенно махнула рукой Аурелия. — Пока я слишком радуюсь, чтобы начать думать наперед.
— Так и должно быть, милая, — сказала Корнелия. — Дэвид, приведи Ника, а заодно окажи нам всем большую услугу — перехвати Петицию, пока она ничего не пронюхала и не явилась прямо сюда. Она непременно скажет что-нибудь завистливое и злобное. Ты же знаешь, что она собой представляет.
— Причем слишком хорошо. Как прикажете, леди. — Дэвид поклонился и начал прокладывать себе путь сквозь толпу.
Аурелия откинулась на спинку позолоченного стула, сделала глоток шампанского и задумалась, как бы она себя чувствовала, если бы это была настоящая помолвка. Потом отбросила эту мысль — она только испортит этот момент, а он слишком хорош, чтобы его портить.
— Леди Фарнем! — Перед ними замаячила леди Бротон со своим лорнетом. — Что это я такое слышу насчет кольца? Ты что, сделал предложение, племянник?
Гревилл встал вместе со всеми остальными джентльменами за столом.
— Верно, мэм. Леди Фарнем благосклонно согласилась принять мое предложение.
— Ну… ну… я чувствовала, куда ветер дует, и сердечно рада этому, — заявила леди, усаживаясь на отодвинутый Гарри стул рядом с Аурелией. — Дайте-ка глянуть, дорогая моя. — Она внимательно изучила изумруд через лорнет и кивнула. — Я одобряю оправу, Гревилл. Славно выглядит. Твоя дорогая мать была слишком тяжеловесной для этого камня. — Она отпустила руку Аурелии. — Есть еще парочка фамильных драгоценностей, оставшихся от моей покойной сестры. После ее смерти они хранились у меня. Вы получите их в день свадьбы, леди Фарнем.
Аурелия улыбнулась, совершенно ошеломленная, чтобы подобрать подходящие для ответа слова. Гревилл подарил ей кольцо своей матери. Она весь остаток вечера улыбалась, выслушивая поздравления, но в час ночи, когда Корнелия объявила, что уже не стоит на ногах, с радостью ухватилась за возможность уехать домой.
— Я вас сейчас догоню, — сказала Аурелия, поднимаясь со стула. Она приехала сюда с Бонемами, так что казалось совершенно естественным, что и уедет она вместе с ними.
— Я сам отвезу тебя домой, — быстро произнес Гревилл, подходя к ней с меховой пелериной в руках. — Карета уже ждет. — Он накинул ей пелерину на плечи.
— Я и не знала, что у тебя есть карета, — сказала Аурелия, усаживаясь в углу и плотно кутаясь в пелерину.
— Я ее нанял, — легко ответил Гревилл, устраиваясь рядом. — Можно было одолжить у тети, но это противоречит моим планам на ночь.
— Вот как? — Аурелия всмотрелась в него в тусклом свете единственной масляной лампы, болтавшейся под потолком. — И что за планы?
— А ты не догадываешься? — Гревилл обнял ее и поцеловал. — Я собираюсь отпраздновать нашу помолвку.
Аурелия откинула голову ему на плечо, наслаждаясь теплом его губ, то мягких, то твердых, то снова мягких. Она приоткрыла рот, впуская внутрь его язык, и закрыла глаза. Карета раскачивалась, и Аурелии казалось, что она растворилась в запахе его кожи, ощущении его приблизившегося к ней лица, вкусе его губ, движениях его языка, совершавшего собственное исследовательское путешествие.
Вдруг карета остановилась. Аурелия неохотно выпрямилась.
— Так скоро? — Она не смогла скрыть разочарования.
— Не совсем так, — низким голосом рассмеялся он. — Мы пожелаем, друг другу спокойной ночи, и я провожу тебя до дверей. Ты войдешь в дом и отопрешь боковую дверь. Я скажу кучеру, что хочу подышать свежим воздухом и поэтому пойду домой пешком, обойду площадь, удостоверюсь, что за мной никто не наблюдает, и войду в дом через боковую дверь. А ты будешь ждать меня в постели. — Его потемневшие глаза сверкали чувственным весельем. — Твоя спальня — вторая по левую руку, как повернешь от лестницы направо, верно?
Аурелия кивнула, на мгновение, потеряв дар речи.
— Ну, давай, а то скоро уже рассветет, и нам почти не останется времени. И… и я должен тебе сказать, моя дорогая девочка, что просто изголодался по тебе. — Он говорил гортанным голосом, взяв ее лицо в свои ладони, и словно пожирал Аурелию взглядом. Потом отпустил ее, открыл дверцу кареты и спрыгнул на землю. — Иди сюда.
Гревилл протянул ей руку. Аурелия тоже спустилась на землю. Тело ее пылало огнем предвкушения, от усталости не осталось и следа. Гревилл довел ее до двери, чопорно поцеловал руку и проследил, как она скрывается в доме. Дождавшись, чтобы дверь закрылась, и замок щелкнул, он подошел к карете и отпустил ее.
«Какое наслаждение дарят мне его прикосновения», — думала Аурелия час спустя, погружаясь в блаженную дремоту и чувствуя, что не в силах и пальцем пошевелить. Гревилл вошел в спальню и начал раздеваться на ходу, бросая одежду на пол. Он занимался с ней любовью со страстью и натиском, захватившими ее, как приливной волной, которая после выкинула ее на берег, бездыханную и ослабевшую.
Гревилл по-прежнему обнимал ее. Аурелия повернулась на бок и зарылась подбородком в ямку между шеей и плечом, слизывая с его кожи соленый пот. Он был таким крупным и мощным, таким весомым и надежным… Рядом с ним она чувствовала себя маленькой и беззащитной и при этом черпала силу из их отношений. Она ощущала под руками бугры его плеч, чувствовала, как перекатываются мышцы спины. Гревилл положил на нее ногу, перевернул Аурелию на спину и навис над ней, вдавливая в перину ее бедра.
— Ну что, мэм, — пробормотал он, глядя ей в глаза, — как желаете получить наслаждение сейчас?
— Как тебе будет угодно, — ответила она, пошевельнувшись.
Вместо ответа он скользнул руками ей под ягодицы и приподнял вверх, очень неспешно входя в теплую, влажную глубину ее тела. Он двигался так мучительно медленно, останавливаясь, выходя почти целиком, так, что у Аурелии останавливалось дыхание от этой сладкой муки, потом снова неторопливо входя в нее. Казалось, он может продолжать так вечно.
Они занимались любовью всего лишь в четвертый раз, но Аурелия уже поняла, что Гревилл Фолконер обладает экстраординарной силой, когда дело доходило до удовольствий спальни. Он мог снова и снова доводить ее до экстаза, но сам удерживал себя от финального рывка, когда чувствовал, что у Аурелии осталось сил всего на один; последний взрыв.
Он провел руками по ее бедрам и закинул ноги Аурелии себе на плечи. Потом сел, придерживая ее за лодыжки, и глубоко, до самого основания вонзился в нее — глубже, чем она могла себе представить.
Аурелия смотрела ему прямо в глаза. Теперь он двигался быстро, в глазах сверкали серые искры. Она выгнулась, приподняв бедра, пытаясь вобрать его в себя еще глубже, сжимая внутри мышцы, внезапно твердо решив, что сама будет контролировать этот финал. Гревилл достигнет пика по ее воле. И когда он, приглушенно закричав, запрокинул назад голову, она еще раз сильно сжала внутренние мышцы, чувствуя, как он дрожит и пульсирует внутри. И тут, как обычно, Гревилл вышел из нее за миг до того, как достиг пика, и тяжело упал на Аурелию, приникая к ее бедру.
Аурелия провела рукой по его вспотевшей спине, чувствуя тепло, нежность и ликование — наконец-то ей удалось сломать железное самообладание любовника.
Гревилл оторвал голову от ее груди и перекатился на перину.
— Порочная женщина, — вот и все, что он произнес, прежде чем закрыл глаза и как будто уснул.
Аурелия никогда точно не знала, когда он спит по-настоящему, а когда, то ли дремлет, то ли бодрствует. Она повернула на подушке голову и посмотрела на Гревилла. Казалось, он крепко спит, но тут рука его шевельнулась и легла ей на живот, а глаза открылись.
— Порочная женщина, — снова пробормотал он. Аурелия улыбнулась и тоже закрыла глаза, чувствуя, как ее охватывает сон. Небо за окном начинало сереть, но у них есть еще полчаса до рассвета.
Увы, полчаса закончились очень быстро. Гревилл сел, откинул одеяло, встал с постели, потянулся и полностью проснулся. Повернувшись к постели, он склонился над Аурелией и ласково провел рукой по ее бедру.
— Доброе утро, — пробормотал он, целуя ее в ушко.
— Доброе, — буркнула она в подушку.
— Боюсь, тебе придется встать и запереть за мной боковую дверь, — прошептал он. — Поспеши. Похоже, мы здорово задержались.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Порочные привычки мужа - Фэйзер Джейн


Комментарии к роману "Порочные привычки мужа - Фэйзер Джейн" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100