Читать онлайн Порочные привычки мужа, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Порочные привычки мужа - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.22 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Порочные привычки мужа - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Порочные привычки мужа - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Порочные привычки мужа

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Рыболовное парусное судно пришвартовалось в Дувре ближе к вечеру. Причал был мокрым от сильного ливня, и два джентльмена, сошедших с палубы парусника, прятались под зонтиками. На причале воняло рыбой и смолой, дождь только усиливал эту вонь. Из распахнутой двери таверны раздавался сиплый хохот, и пахло разлитым пивом, опилками и табаком.
Более высокий джентльмен с брезгливым неодобрением рассматривал окрестности в лорнет. Он был богато одет, сильно накрахмаленный, тщательно уложенный шейный платок подпирал его подбородок, темный сюртук и жилет были сшиты из мягчайшей шерсти, панталоны плотно облегали его ноги, на которых блестели высокие сапоги с отворотами. Его высокая, худощавая, атлетическая фигура выдавала в нем человека действия. Он щеголял аккуратной бородкой клинышком, на голове красовалась касторовая шляпа с высокой тульей, а в руках он держал трость с серебряным набалдашником.
Его более низкий компаньон был коренаст, гладко выбрит, круглолиц, одет в скучный черный сюртук и брюки, какие носят слуги. Они оглядывались по сторонам, очевидно, ожидая тех, кто должен был их встретить.
По трапу спустился матрос с двумя чемоданами, каковые бесцеремонно бросил к их ногам.
— Держите, господа. — И протянул мозолистую грязную руку.
Высокий джентльмен, раздув ноздри, властно указал на своего компаньона. Тот поспешно пошарил в кармане, вытащил медную монету и опустил ее в протянутую ладонь. Матрос глянул на монету, презрительно сплюнул на булыжники почти вплотную к сверкающим сапогам и вернулся на судно.
— Похоже, нас не ждут, Мигель. — Голос звучал резко, нетерпеливо, а на лице мужчины было надменное выражение человека, не привыкшего дожидаться.
— Он сейчас приедет, дон Антонио, — примирительно произнес второй, опять оглядываясь. — Карлос никогда не подводит.
— И что, мы должны стоять тут, под дождем? — Дон Антонио повернул свое породистое лицо к собеседнику, вскинув четко очерченную бровь.
— Может быть, вы предпочтете зайти в таверну? — робко предложил его спутник.
Дон Антонио скептически глянул на него и начал расхаживать по вымощенной булыжниками причальной стенке, выбирая, куда ставить ногу, чтобы не попасть в лужу.
— По крайней мере, мы сделали все, чтобы наше прибытие не осталось незамеченным. Кто бы ни наблюдал за прибытием чужаков, может убедиться, что два промокших насквозь джентльмена, которым абсолютно нечего скрывать, с несчастным видом околачиваются под дождем на причале. — Он пренебрежительно рассмеялся.
— А вот и он! — воскликнул Мигель, увидев подъехавшую к концу причала карету. Дверца распахнулась, из кареты выскочил человек и поспешил по булыжникам к ним навстречу.
— Простите меня за то, что я не смог вовремя поприветствовать вас, дон Антонио, сеньор Альвада. Одна из лошадей потеряла подкову по пути из Лондона. — Мужчина низко поклонился; дождь барабанил по его обнаженной голове. — Если вы укроетесь от непогоды в карете, я принесу ваш багаж.
Будучи человеком маленьким, он с трудом тащил большие чемоданы, но, ни один из прибывших джентльменов не предложил ему помощи — они поторопились скорее сесть в сухую карету.
— Жалкая страна и жалкая погода, — заметил дон Антонио, устраиваясь в углу, и протер окно рукой в перчатке. — Эта сырость проникает прямо в кости.
— Да, правда, — отозвался Мигель, усаживаясь в противоположном углу. — Но Карлос наверняка заказал нам уютную гостиницу. Мы хорошенько пообедаем, разопьем славную бутылочку и как следует, выспимся перед тем, как отправиться дальше, в Лондон.
— Хорошенько пообедаем? — с издевкой переспросил дон Антонио. — В этой невежественной стране? Англичане вообще не разбираются в еде. Они готовят как крестьяне.
Мигель ничего не ответил, только ссутулил плечи. Дон Антонио Васкес страстно ненавидел Англию и все английское, и Мигель не имел ни малейшего желания усиливать эту ненависть оправданиями или объяснениями. Только дурак рискнет вызвать раздражение дона Антонио, человека без сострадания, без совести и настоящего мастера своего дела. С точки зрения Мигеля, равных ему просто не было. Дон Антонио выбирал себе помощников очень тщательно. На каждое свое дело он выбирал того, кто обладал особыми навыками или склонностями к определенным поступкам. Мигель, проходивший обучение в инквизиции, не питал никаких иллюзий по поводу того, почему для этой миссии выбрали именно его. Он почитал это за высочайшую честь.
— Я взял на себя смелость оплатить вам спальни и отдельную гостиную в «Грин мэн», на лондонской дороге, дон Антонио. — В карету забрался промокший насквозь Карлос.
Глядя на лужу, образовавшуюся под его ногами, дон Антонио скорчил брезгливую гримасу и отодвинулся еще дальше в угол.
— У их кухни добрая слава, — с надеждой произнес Карлос. — И мне говорили, что там вполне приличный винный погреб.
— Увидим, — ответил джентльмен. — Давайте сначала доберемся туда, пока мы тут все не утонули.
Карлос постучал по крыше кареты, подавая сигнал кучеру, и карета тронулась с места.
— Аспид снял дом на Саут-Одли-стрит, дон Антонио. Я нашел для вас очень славное жилье на Адамс-роу, совсем рядом с ним. — Карлос говорил очень быстро, словно боялся, что его в любой момент оборвут. — Конечно, я буду изображать вашего мажордома, и еще я взял на себя смелость нанять для вас шеф-повара с наилучшими рекомендациями. Сеньор Альвада, — Карлос вежливо кивнул Мигелю, — выступит в роли вашего секретаря.
— У нас есть доступ ко двору? — спросил дон Антонио.
— Донна Бернардина-и-Алькада стала теперь графиней Лессингем. Но она по-прежнему верна своей испанской крови и обеспечит вам любой необходимый доступ, дон Антонио.
— Хорошо. — Он кивнул, и губы его скривились в сардонической усмешке. — Ее преданность бедному изгнаннику, королю Карлосу, принесет нам большую пользу, хотя и не совсем ту, на которую она рассчитывает. — Он улыбнулся. — Я получаю огромное удовольствие от таких двойных миссий, — сказал дон Антонио словно бы самому себе. — Столь экономичное использование усилий и ресурсов! Мы раскинем здесь свою сеть и одновременно избавимся от Аспида. — Он еще раз протер перчаткой окно. — Я долго этого дожидался, джентльмены. Ну, скоро ли мы доберемся до твоей образцовой гостиницы?
— Через полчаса, дон Антонио. — Карлос переглянулся с Мигелем. Тот пожал плечами, демонстрируя терпеливую покорность судьбе.
* * *
— Насколько хорошо ты знаком с этим полковником, сэром Гревиллом Фолконером, Гарри?
Гарри слишком хорошо знал свою жену, чтобы предположить, будто это просто праздный разговор. Он отложил перо и посмотрел через стол на вошедшую в библиотеку Корнелию.
— Мы едва знакомы, а в чем дело?
— Аурелия встретилась с ним в Бристоле. — Корнелия присела на ручку кресла и разгладила синюю шелковую юбку. — Они провели вместе довольно много времени.
— А-а, понятно. — Гарри, слегка нахмурившись, поигрывал пером. — И ты думаешь, что Аурелия могла заинтересоваться Фолконером?
— Могла. — Корнелия изящно повела плечами. — Есть ли какие-нибудь причины, кроме очевидных, конечно, почему ей не следует с ним встречаться?
— А каковы очевидные?
— Ты и сам прекрасно знаешь. Я полагаю, что он занят тем же делом, что и ты.
— Правду говоря, любовь моя, я представления не имею, чем именно занят Фолконер.
— Но это как-то связано с министерством?
— Насколько мне известно, да. — Гарри откинулся на спинку кресла и сцепил руки за головой. — Ты прекрасно знаешь, Нелл, что, если бы у меня и имелась какая-нибудь специфическая информация, я бы не стал обсуждать это с тобой.
Его жена вздохнула.
— Думаю, я это понимаю.
— А сама Аурелия подозревает, что он может быть как-то связан с министерством?
Корнелия кивнула.
— Она думает, что это вполне возможно. Я просто надеялась, что ты сможешь хотя бы намекнуть мне на род его деятельности.
— Ну а я не могу, дорогая. Однако скажу, что он не частый гость в коридорах министерства. Насколько мне известно, у него там даже кабинета нет.
— Что означает — он работает за границей. — Корнелия нахмурилась, потому что ее муж ничего не сказал ни в подтверждение, ни в опровержение ее слов. — Полагаю, если это так, он не задержится здесь надолго.
Гарри вздохнул. Он старался не иметь слишком много секретов от жены, но не имел права раскрывать тайны других. Однако он знал, что у Фолконера в Лондоне есть какая-то миссия, требующая его длительного здесь пребывания.
— Будь я на твоем месте, я бы попытался поговорить об этом с Аурелией. Если она действительно заинтересовалась Фолконером, то непременно станет задавать ему вопросы.
— Верно. Но мне бы не хотелось, чтобы ее это ранило.
— Я поговорю с Фолконером. — Гарри прильнул к ее губам долгим поцелуем, а потом довольно уныло произнес: — Разумеется, он посоветует мне не совать нос в чужие дела, и я не могу его за это винить.
В пять часов Аурелия вошла в Гайд-парк через ворота Стенхоп-гейта и небрежно огляделась по сторонам. Гревилла нигде не было видно. Было не принято, чтобы женщина одна, даже без грума или лакея, прогуливалась или ездила верхом в парке в это оживленное время, поэтому Аурелия снова вышла на улицу и, стиснув в муфте руки, направилась в сторону Пиккадилли.
Шаги она услышала на мгновение раньше, чем он с ней поравнялся.
— Леди Фарнем… какая приятная встреча. — Он снял шляпу и поклонился. — Не желаете прогуляться по парку? — И протянул ей руку.
— Я уже начала удивляться, что тебя так задержало, — пробормотала Аурелия, взяв его под руку.
— Извини. У меня было важное дело, и оно отняло времени больше, чем я рассчитывал. — Гревилл наклонился к ее уху и говорил едва различимым шепотом. Его губы почти не двигались, но Аурелия слышала каждое слово.
Они вошли в парк. Гревилл огляделся, на губах его играла приветственная улыбка.
— Ну, посмотрим, сколько внимания нам удастся привлечь.
Аурелия шагала рядом, изучая пешеходов, кареты и всадников, заполнивших дорожку для верховой езды, круг для карет и заросшую травой прогулочную тропу. Гревилл прислушивался к оживленным разговорам, приподнимая шляпу всякий раз, как кто-то на него смотрел.
Аурелию несколько раз окликнули. Она тут же останавливалась и вступала в беседу, при необходимости представляя Гревилла, а потом заметила ту, с чьей помощью слух о ее прогулке с практически незнакомым светскому обществу мужчиной наверняка распространится, как лесной пожар.
— Петиция Оглторп, — пробормотала она так тихо, что ее услышал только Гревилл. — Как раз та леди, что нам нужна. — Она энергично замахала в сторону приближавшемуся к ним ландо.
— О, Аурелия, как это чудесно, что мы встретились… день просто восхитительный. — Петиция перегнулась через дверцу ландо, остановившегося рядом с ними. Ее глаза, быстро оценивающие спутника Аурелии, сверкали хищным блеском. — Какая очаровательная шляпка, дорогая моя. — Взгляд ее по-прежнему не отрывался от Гревилла.
— Благодарю, — произнесла Аурелия. — Позвольте вернуть вам комплимент. — Хотя она очень сомневалась, что ей хочется это делать. Шляпка Петиции представляла собой чудовищное сооружение из черной тафты, тюлевых цветов и шести белых перьев. Аурелии казалось, что при первом же легком порыве ветра она слетит с головы.
Петиция самодовольно погладила перья.
— Да, я очень довольна этой шляпкой… но полно, дорогая моя, неужели вы не представите меня своему спутнику? Новое лицо, я полагаю. Это так занятно… в городе в последнее время очень скучно — одни и те же лица!
— Позвольте представить вам полковника, сэра Гревилла Фолконера, — произнесла Аурелия с заученной улыбкой. — Сэр Гревилл — леди Оглторп.
— Мэм… это большая честь. — Гревилл снова изящно сорвал с себя шляпу и склонился над рукой, вяло протянутой ему над дверцей ландо.
— И давно вы в городе, сэр Гревилл?
— Около двух недель, леди Оглторп. Она кивнула, сияя глазами.
— Полковник… Боже мой, какая отвага! Вы только что вернулись после сражений с этим тираном? — Леди Оглторп прижала руку к груди. — От одной только мысли об этом дикаре у меня начинается сердцебиение.
— В таком случае предлагаю вам вообще о нем не думать, Петиция, — мило улыбнувшись, произнесла Аурелия. — Оставьте это полковнику и его друзьям.
— Да, но как может чувствительная душа не страдать от мыслей об этом чудовище? — воскликнула Петиция. — Вы согласны, полковник?
— Его имя, безусловно, вселяет ужас в сердца прекрасного пола, леди Оглторп, — сказал Гревилл. Его голос сочился медом. — Но молю вас, не тревожьтесь. Бонапарту не удастся ступить на землю Англии.
— О, такой отважный… такой сильный! — Петиция начала обмахиваться рукой, потом повернулась к Аурелии и впилась в нее острым взглядом. — Как вам не стыдно, Аурелия, удерживать сэра Гревилла только возле себя!
— Мы с сэром Гревиллом знакомы совсем недавно, Петиция. Я случайно встретилась с ним на прошлой неделе в Бристоле, когда навещала родственницу. Поверьте, в мои намерения не входит… удерживать его возле себя. Это было бы чересчур самонадеянно, вы не находите? — Улыбка Аурелии не изменилась, но в голосе ее явственно послышались ядовитые нотки.
Петиция слегка покраснела. Каким-то образом, стоило ей оказаться в обществе Аурелии, Корнелии или Ливии, они умудрялись намекнуть на недостаток ее воспитания. Она резко повернула голову и улыбнулась сэру Гревиллу.
— Я очень надеюсь, что вы нанесете мне визит, сэр Гревилл. Все знают, как меня найти. — И погрозила ему пальчиком. — Я буду ждать вас еще до конца этой недели. Трогай, Леонард.
— Почту за честь, мэм. — Гревилл снова поклонился и отступил назад, потому что ландо тронулось с места. — Полагаю, ни о какой приязни здесь и речи не идет? — заметил он, предлагая Аурелии руку.
— Она очень противная. Мы ее терпеть не можем. Но она главная сплетница города, поэтому рассказ об этой встрече, да еще и приукрашенный, облетит все салоны и будуары Мейфэра еще до завтрашнего полудня.
— Значит, мы выполнили свою задачу. Пойдем, я провожу тебя обратно на Кавендиш-сквер.
Странно, думала Аурелия, с какой легкостью он сумел забыть тот день, полный восхитительной необузданной страсти. Конечно, на этой ранней стадии их спектакля нельзя рисковать и вызывать изумленные взгляды.
Но он мог бы пробормотать ей на ушко что-нибудь интимное или хотя бы сжать руку — ведь он большой специалист в тайном общении. А вместо этого он на ступенях дома чопорно поцеловал ей руку, пожелал доброго вечера и подождал, пока она не зайдет внутрь.
Аурелия поднялась в спальню, размышляя о том, что ничего другого не приходится и ожидать. Когда Гревилл работал, он только работал, это она поняла еще в ту неделю, которую они провели вместе.
У Гревилла оставалось еще одно дело. Он отправился на поиски Гарри Бонема — сначала в министерство, надеясь, что там поиски и закончатся, но ему не повезло. Никто не видел виконта уже два дня. Гревиллу очень не хотелось идти на Маунт-стрит именно с этим вопросом. Необходимо поговорить с Гарри вдали от внимательных глаз и ушей сестры Фредерика. Во всяком случае, на этот раз.
Гревилл стал заглядывать в клубы в районе Сент-Джеймс-стрит, и во второй визит в «Уайте» ему повезло. Виконт, прикрыв глаза, сидел у камина в глубоком кресле с подголовником. Рядом стоял бокал с кларетом.
Гревилл со своим бокалом сел в кресло напротив и стал ждать, когда виконт очнется. Он привык к такой дремоте, освежавшей почти так же хорошо, как полноценный ночной сон, и совершенно не хотел будить человека, пытавшегося восстановить силы.
Однако через минуту зеленые глаза Гарри открылись и внимательно уставились на Гревилла.
— Должно быть, вы читаете мои мысли, Фолконер. Я надеялся перемолвиться с вами словом.
Гревилл кивнул и сделал глоток вина.
— Я так и подумал.
Гарри выпрямился и потянулся за своим бокалом.
— Дело в том, что… это несколько неловко…
— Надо думать, ваша жена дала вам задание.
— Совершенно верно, приятель. Именно так. А уж если Корнелия вобьет себе что-то в голову, чертовски трудно выбить это оттуда. — Гарри глотнул вина. — В общем, к делу. Вы испытываете интерес к леди Фарнем?
— Никаких вокруг да около, верно, Бонем? — Глаза Гревилла сверкнули.
Гарри пожал плечами.
— А какой смысл?
— Точно. Что ж, я мог бы сказать, что это не ваше дело…
— Могли бы… честно говоря, приятель, именно это я бы и предпочел.
Гревилл негромко рассмеялся.
— Но я этого не сделаю. Друзья Аурелии имеют право интересоваться ее благополучием, и я был бы плохим женихом, если бы игнорировал это.
Гарри полностью проснулся.
— Женихом?!
Гревилл снова рассмеялся.
— Дорогой мой Бонем, уж не подозреваете ли вы меня в бесчестных намерениях?
— Правду говоря, я представления не имею, чего от вас можно ожидать, — откровенно ответил Гарри. — Я вас совсем не знаю… знаю, что вы выполняете жизненно важную работу, но чем меньше мне или кому-нибудь другому об этом известно, тем лучше. Но если вы говорите о помолвке с Аурелией Фарнем, то переходите в совершенно другую категорию. Это касается всех ее друзей… я уверен, что вы и сами это понимаете.
— Именно поэтому мы с вами сейчас и разговариваем. — Гревилл махнул бокалом лакею, проходившему мимо с графином кларета, подождал, пока их бокалы наполнят, а лакей пойдет дальше, и продолжил: — Я намерен осесть и… — Он с ироничной усмешкой покачал головой. — Я считал себя закоренелым холостяком, пока не встретил Аурелию. Она… она тронула мое сердце, я ничего подобного в жизни не испытывал. — Он беспомощно пожал плечами. — Это звучит нелепо, правда? Мужчина в моем возрасте и с моим опытом вдруг захвачен чувствами, как подросток.
Гарри улыбнулся.
— Вовсе нет. Аурелия отвечает на ваше чувство?
— Она сказала, что да, — просто ответил Гревилл.
— Извините меня… но вам не кажется, что это слишком поспешная помолвка? — несколько неловко спросил Гарри.
Гревилл вскинул брови.
— Мне кажется, что нам обоим уже достаточно лет, чтобы понимать, чего мы хотим, Бонем, и доверять своим инстинктам.
— Да… да, разумеется, — торопливо произнес Гарри. — Я не собирался ни на что намекать. — И, нахмурившись, замолчал, покручивая в пальцах бокал.
— Есть и другие соображения, — произнес Гревилл, нарушив неловкое молчание. — Я могу обеспечить Аурелии комфортабельную жизнь, дав все необходимое и ей, и ребенку. Я жил без дома и семьи пятнадцать лет, Бонем, и устал от этого. Найти женщину, подобную Аурелии, женщину, которая так глубоко меня волнует, чьим обществом я наслаждаюсь так, как никогда в жизни, найти женщину, с которой могу создать домашний очаг, — это Богом данная судьба, и я ее только приветствую.
Гарри кивнул. Он превосходно понимал Гревилла. Он мало, что знал о работе полковника, однако ему было известно, что тот почти пятнадцать лет находился вдали от родной страны, в постоянных разъездах. Человек действительно может устать от такого существования. И чистая правда то, что замужество даст Аурелии немало преимуществ. Гарри хорошо знал, что она никогда не пошла бы на такой шаг только ради финансовой стабильности, однако если это обещание идет рука об руку с искренней приязнью, даже с любовью к мужчине, который ей это предложил, то друзьям остается только порадоваться вместе с ней.
— Простите за вопрос, но означает ли это, что вы намерены уйти из министерства?
Гревилл покачал головой:
— Вы же знаете, что сейчас я занят в важной операции, которая дает мне возможность осесть в Лондоне.
— Я знаю только, что Саймон попросил меня представить вас нужным людям, чтобы вы снова смогли войти в лондонское высшее общество. Но почему — мне неизвестно.
— Разумеется, нет. Достаточно сказать, что если моя миссия завершится успехом, то я, вероятно, смогу остаться в Англии и министерство будет использовать меня так, как считает нужным, в пределах нашего прекрасного острова.
Гарри пристально посмотрел на Гревилла, не зная, можно ли ему верить. Впрочем, не исключено, что это правда. В любом случае он не имеет права оспаривать это заявление.
— Что ж, мои поздравления! — произнес он, немного помолчав. — Похоже, за несколько случайных встреч вы многое успели узнать об Аурелии. Осмелюсь думать, что встреча в Бристоле, вдали от общества, любящего совать нос не в свои дела, ускорила ваше знакомство.
— Думаю, да. — Гревилл поднялся с кресла, сделав вид, что не заметил колкости в словах собеседника. — Я рад, что мы с вами побеседовали, Бонем, и что между нами не осталось недомолвок. Не буду просить вас замолвить за меня доброе слово, но буду, благодарен, если вы воздержитесь от худого.
— Я не собираюсь подкладывать вам свинью, Фолконер. — Гарри, прощаясь, поднял руку и посмотрел в спину, выходящему из салона полковнику. Конечно, тут скрыто гораздо больше, чем сказано, но в их деле всегда так. Корнелия предупредит Аурелию, он сам ее к этому подтолкнет, но ведь и Корнелия, и Ливия сумели примириться со своими мужьями, работающими в тени. Нет никаких причин, чтобы Аурелия с этим не справилась. Кроме того, если верить полковнику, в будущем он собирается заняться куда менее опасной деятельностью. Ну да, а еще люди видели свинью, летевшую над Сент-Джеймс-стрит.
Аурелия собиралась в театр, когда в ее спальню запросто вошла Корнелия.
— Нелл, что-то случилось? — в тревоге подскочила она на своем пуфике перед трюмо.
— Нет-нет, все в порядке, я просто хотела с тобой поговорить. — Необычно взволнованная Корнелия начала расхаживать по спальне. — Но раз ты уходишь… Я приду завтра.
— Нет, не завтра. — Аурелия схватила подругу за руку и усадила в кресло. — У меня еще много времени, и всегда можно пропустить водевиль. — Аурелия развернула пуфик, чтобы сидеть лицом к Корнелии. — Эстер, пока можешь идти.
— Да, мэм. — Эстер вышла. Аурелия подалась вперед, упершись локтями в колени.
— Гревилл?
Корнелия смущенно засмеялась.
— Извини, Элли. Мне не следует вмешиваться.
— Ты и не вмешиваешься. Ты просто хочешь мне что-то сказать, и я точно знаю, что хочу это услышать. Давай, выкладывай.
— Он действительно работает на министерство. Аурелия кивнула.
— Гарри об этом знает?
— Да… только он не знает, чем Гревилл занимается.
— Я этого и не ожидала. — Аурелия посмотрела на Корнелию, лукаво улыбнувшись. — Даже если бы Гарри и знал, чем именно занимается Гревилл, он не смог бы тебе этого сказать. Но скорее всего он и не знает.
Корнелия почувствовала облегчение, и это было очень заметно.
— Так, значит, для тебя это, в самом деле, не имеет значения? Гарри сказал, что Гревилл собирается делать тебе предложение.
— Правда? — В голосе Аурелии не было слышно ни малейшего удивления. Судя по ее сияющей улыбке, она его и не испытывала. — Меня действительно очень тянет к нему Нелл. — «Когда говоришь правду, очень легко быть убедительной», — подумала она. — Но и это не все. Мне очень нравится бывать в его обществе, я люблю, когда он смеется… я жду встреч с ним и скучаю, когда он уходит. — Улыбаясь, она беспомощным жестом вытянула руки ладонями вверх. — Что еще я могу сказать?
— Совершенно ничего, милая. — Корнелия встала и наклонилась, чтобы поцеловать подругу. — Если ты и в самом деле все это чувствуешь, то вот тебе и мое благословение, и всех твоих друзей. Конечно, это кажется немножко поспешным, но… — Она пожала плечами. — Любовь или расцветает медленно, или ударяет человека прямо между глаз. С Алексом и Лив получилось именно так.
— Да, и только посмотри на них, — прыснув, сказала Аурелия. — А если быть совсем честной, Нелл, то, сколько времени потребовалось, чтобы в сердце своем ты поняла, что Гарри — это твой мужчина?
Корнелия засмеялась.
— Чуть дольше, но ненамного. — Она направилась к двери. — Все, одевайся дальше. Я устрою небольшой обед для вас с Гревиллом и нескольких близких друзей, и скоро распространится слух, что между вами возникло взаимопонимание. — Она послала подруге воздушный поцелуй и вышла.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Порочные привычки мужа - Фэйзер Джейн


Комментарии к роману "Порочные привычки мужа - Фэйзер Джейн" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100