Читать онлайн Почти невинна, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Почти невинна - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.52 (Голосов: 46)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Почти невинна - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Почти невинна - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Почти невинна

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Магдалена умирала от скуки. Лениво прикусив миндальное пирожное, она попыталась каким-то образом привлечь внимание своего соседа по высокому столу. Гай де Жерве принимал в замке большой отряд странствующих рыцарей, искавших приюта под его крышей, и пиршество продолжалось уже целую вечность. Голова Магдалены немного болела от вина, духоты и шума: собравшиеся нестерпимо громко галдели. Чуть пониже возвышения, на котором она сидела в центре стола, рядом с человеком, заменявшим владельца замка в его отсутствие, собрались рыцари меньшего ранга, как странствующие, так и служившие в замке. Им прислуживали оруженосцы и пажи.
Раскладные столы тянулись через весь зал, и веселье с каждым часом все нарастало.
Среди гостей не было женщин, так что Магдалена оказалась единственной сидевшей на возвышении дамой. Это избавляло ее от обязанности кого-то развлекать, и, как следствие, она была предоставлена себе самой. Магдалена почти не прислушивалась к песням менестрелей, восседавших на галерее, а разговор за столом шел о походе, предпринятом их гостями. Они направлялись в Италию, чтобы поддержать герцога Анжуйского в его притязаниях на трон Неаполя.
По мере того как убавлялось вино в кувшинах, празднество принимало все более необузданный характер. Война была единственным занятием рыцарей, и поскольку Англия и Франция на время забыли о своих разногласиях, приходилось выступать на защиту дела, которое рыцари считали в тот момент наиболее правым. Гая настойчиво приглашали присоединиться к ним. Даже Магдалене было понятно, что, на их взгляд, его нынешняя обязанность защитника и советника молодой хозяйки замка была неубедительной отговоркой и чем-то вроде пародии на рыцарский долг.
Их стулья стояли так близко, что при малейшем движении бедро Магдалены прижималось к его бедру. При мысли об этом в ее глазах блеснул дьявольский огонек. Она опустила руку под складки тяжелой скатерти из дамасского шелка. Пальцы скользнули по его ноге вверх, и Магдалена ощутила, как твердые мускулы непроизвольно сжались. Но она упорно продолжала свою опасную игру, невинно улыбаясь сидящим за столом, словно понятия не имела, как откликается на ласки его плоть.
Гай оказался в затруднительном положении, не зная, то ли смеяться, то ли отдаться на волю чувственных искусных ласк, но в этих обстоятельствах и то и другое казалось ему малоприличным. Поэтому он, в свою очередь, сунул руку под стол, сжал тонкое запястье и положил ее ладонь себе на колено.
Магдалена пригубила вино, обдумывая следующий шаг. Что ж, это развлечение немного оживит до ужаса тоскливый обед. Она придвинула к его ноге свою, обутую в бархатный башмачок с золотой вышивкой, и погладила твердую как железо икру. Не получив желанного ответа, она удвоила усилия: шаловливые пальчики пробрались в ямку под коленом. И улыбнулась еще шире, когда у него перехватило дыхание. Правда, Гай тут же отодвинул ногу, но ее ножка продолжала свои блуждания по его бедру. Магдалена, увлекшись восхитительной забавой, совершенно забыла о соседях по столу, о суетившихся слугах, о внимательных оруженосцах и пажах, стоявших за спиной господ.
Гай не мог отодвигаться дальше, если не хотел задеть соседа. Страшно подумать, как поступит сьер Ролан де Кортрен, обнаружив столь странные заигрывания хозяина!
Поэтому он изо всех сил старался не выказать владевших им эмоций и вежливо осведомился, как отнесется сьер де Кортрен к охоте на дикого вепря завтра утром. К счастью, вопрос вызвал потоки пьяных откровений на тему былых охот, и Гай сумел незаметно обратить внимание на Магдалену, которая давно этого добивалась. Учтиво улыбаясь, он подвинулся ближе.
В последнее время он стал замечать в ней перемены, вроде бы совершенно непонятные: некая мягкость, мечтательность, словно исходившее из глубин души тепло окутали ее полупрозрачным, сияющим жемчужным светом покрывалом. Она осталась такой же озорницей, готовой на любую проделку, чувственной и страстной в постели, и в то же время как переродилась. Однако эти новые качества были заметнее всего, когда они оказывались наедине. У Магдалены был такой вид, будто она носит в себе чудесную тайну, источник радости и довольства.
Он положил руку ей на бедро и ущипнул достаточно сильно, чтобы Магдалена подскочила, растерянно и укоризненно глянула на него и потерла больное место. Но он как ни в чем не бывало улыбнулся и снова обратился к сьеру де Кортрену.
Магдалена обдумывала следующий ход, когда ощутила, как что-то скользнуло под нее. В первую секунду она оцепенела, но, будучи менее вышколенной, чем Гай, поперхнулась смехом, поняв, что это его ладонь. Длинные, широкие рукава ее платья, спадавшие на шелковые юбки котта, надежно скрывали пальцы Гая, проникшие в теплую впадинку. Она заерзала, сначала в шутливом протесте, а потом, поняв, что происходит, стала настойчивее добиваться удовлетворения. Обведя язычком внезапно пересохшие губы, она потянулась к вину. Лица вокруг расплывались, голоса становились глуше, по мере того как возрастало ее возбуждение.
Гай, продолжая обсуждать охоту на вепря, привел молчаливую Магдалену к пику экстаза, хотя сам сгорал от желания. Но отнял руку, только когда почувствовал, как она напряглась, затаила дыхание и с еле слышным всхлипом расслабилась.
— Надеюсь, урок хорошо усвоен, — прошептал он ей на ухо. Лицо Магдалены рдело ярким румянцем, глаза лихорадочно блестели, губы были влажными и красными, и его собственная похоть ударила в голову с силой рыцарской булавы.
Магдалена отодвинула стул и поднялась.
— Прошу извинить меня, господа. Оставляю вас допивать вино.
Она почти бегом удалилась из зала, чтобы немного остудить бурлившую кровь вечерним воздухом.
Пройдя через внутренний двор, она оказалась во внешнем. Кругом было пусто: гарнизон отдыхал, если не считать часовых, обходивших укрепления, и стражников на четырех башнях. Теперь никто не запрещал ей подниматься на широкую крепостную стену, и Магдалена взобралась по каменным ступеням наверх, откуда были видны город у подножия холма и расстилавшиеся за ним леса и равнины: может, именно эти места имела в виду Безумная Дженнет много лет назад?
Замок де Брессе был возведен на вершине холма. В центре располагались массивный донжон и жилые помещения, а хозяйственные постройки и казармы для гарнизона тянулись до самой внешней стены. Под ней зеленел глубокий ров. Попасть в замок можно было только через подъемный мост, да и то если поднять решетку. Трудно поверить, что замок можно взять штурмом!
По другую сторону рва рассыпались крестьянские хижины с маленькими земельными участками, а у подножия, как уже было сказано, находился городок де Брессе, укрепленный с одной стороны самим замком и стенами, окружавшими его с трех других.


Даже сюда доносились вопли пирующих; Факелы часовых иногда гасли от сильного ветра, прилетавшего с равнин. Городок и деревня были погружены во тьму, жители мирно спали, сознавая, что находятся в полной безопасности под бдительным оком своего господина.
Безлунное небо было покрыто тучами, и только на горизонте слабо мерцала северная звезда. Магдалене вдруг стало холодно в шелковом платье. Она не захватила плащ, а ведь уже было начало ноября, и октябрьская жара осталась только в воспоминаниях.
Она пожелала доброй ночи часовому, проходившему мимо, вернулась во внешний двор и уже миновала было амбар, когда услышала какую-то возню. Магдалена остановилась, заметив, что дверь приоткрыта. Из-за двери послышались женский визг, смешок, правда, тут же оборвавшийся. Тишина… и снова весьма красноречивые звуки.
Очевидно, парочка не на шутку разошлась.
Магдалена продолжила путь. Правда, как хозяйка замка, она была обязана следить за поведением здешних женщин, и, вероятно, следовало бы обрушить на головы грешников праведный гнев, но ей претила такая роль, особенно в нынешнем положении. По всему замку бегали незаконнорожденные дети, на которых обитатели взирали довольно снисходительно, хотя громогласно осуждали распутство в стенах церкви.
Двери зала тоже были открыты, и пиршество, похоже, было в самом разгаре. Заглянув внутрь, она увидела, что сцена изменилась к худшему. Лорд де Жерве обычно не поощрял беспорядков и неприличия, но сегодня, очевидно, решил угодить гостям. Он по-прежнему сидел за высоким столом, сжимая чашу с вином и блуждая глазами по залу, где продолжали петь, танцевать и даже гоняться за женщинами, многие из которых явно были не прочь найти себе кавалера на ночь и провести несколько приятных часов в постели.
Магдалена остановилась как вкопанная, против собственной воли завороженно глядя на происходящее. Она в отличие от Гая не знала, что временами было просто необходимо давать людям волю, возможность истощить энергию, обычно растрачиваемую в битвах. Вот и сегодняшнее веселье даст выход напряжению, скопившемуся за два месяца относительного безделья, в точности как кровопускание позволяет избавиться от застоя в крови. К утру все успокоится, и худшими последствиями будет всего лишь похмелье.
Гай резко вскинул голову, ощутив присутствие Магдалены, стоявшей на другом конце зала с широко раскрытыми глазами, и повелительным взмахом руки велел ей удалиться. Она чуть поколебалась, но с очевидной неохотой ушла. Она по-прежнему не выносила его неудовольствия и делала все, чтобы избежать подобных сцен, зачастую смиряя неукротимую природу. Если Гай и сознавал свою власть над Магдаленой, то, к его чести, никогда ею не пользовался.
Она поднялась в женское крыло замка, где была ее спальня. Супружеские покои по праву занимал лорд — представитель хозяина. Но ее комната была роскошно обставлена, на широкой кровати лежала пуховая перина, полы устилали тканые ковры, а на стенах висели дорогие шпалеры. В смежной комнатке находились стульчак для ночного горшка и большой чан, служивший ванной, а главное, потайная дверь, скрытая шпалерой, вела в один из внутренних коридоров, вьющихся по толстым каменным стенам. Таких дверей и проходов в замке было немало, что весьма устраивало обитателей, не хотевших, чтобы их передвижения стали известны всему замку.
Эрин и Марджери в ожидании хозяйки дремали у огня.
— Что-то гости разошлись не на шутку, — заметила Эрин, зевая. — А ведь господин не любит пьяного разгула.
— Не любит, — согласилась Магдалена. — Но может, не хочет, чтобы его посчитали негостеприимным.
Подождав, пока служанки ее разденут, она закуталась в отделанную мехом бархатную накидку и уселась на низкий табурет у очага.
— Расчеши мне волосы, Эрин.
— Сейчас, госпожа, — улыбнулась та, расстегивая изящную серебряную сеточку, под которую были забраны темные пряди, и вынула серебряные шпильки. Она хорошо понимала, почему Магдалена требует расчесать ей волосы до блеска. Густая масса упала едва не до пола, и служанка принялась тщательно расчесывать ее щеткой из кабаньей щетины.
— Утренняя болезнь вас больше не беспокоит, госпожа? — спросила Марджери, отворачиваясь от кедрового шкафа, куда вешала шелковое платье.
— Нет, кажется, прошла.
Служанкам, разумеется, было известно о ее беременности и о том, чье дитя она носит. Но они были с госпожой, когда она одиннадцатилетним ребенком впервые уезжала из замка Беллер, и Магдалена не сомневалась в их преданности.
— Принеси мне чашу ипокраса, Марджери, и можете идти спать. Сегодня вы мне больше не понадобитесь.
Марджери присела и поспешила на кухню, соединенную с жилыми помещениями и залом крытой галереей. Там никого не было: веселье захватило и поваров с судомойками и слугами. Никто не поддерживал огонь в очагах, и он почти догорел: поварята, пользуясь случаем, удрали развлекаться. Марджери приготовила горячего вина с пряностями, нетерпеливо отталкивая ногой пятнистого щенка, забредшего на кухню в поисках объедков. Ей не терпелось тоже присоединиться к пирующим, и, едва дождавшись, пока вино нагреется, она понесла в покои госпожи оловянную кружку.
Эрин, так же как Марджери, не могла дождаться, пока госпожа ее отпустит, и обе женщины, не медля ни секунды, помчались вниз, оставив госпожу, окутанную сверкающими в сиянии свечи волосами, сидеть у огня с кружкой в руках.
Магдалена словно в полусне, протянув ноги к теплу, понемногу прихлебывала ипокрас и гадала, как долго придется ждать, прежде чем Гай решит, что удовлетворил всем требованиям придворного этикета и теперь может предоставить гостей самим себе.
Когда шум, доносившийся из зала, немного утих, она зажгла свечу, выскользнула из комнаты через потайную дверь и начала долгое путешествие извилистыми темными проходами, по всей длине которых были врезаны двери, скрытые за шпалерами и панелями. Отсюда можно было попасть в любую комнату. Только дверь, ведущая в покои господина, не была скрыта, потому что всю сеть потайных ходов велел выстроить Жан де Брессе, отец сводного брата Гая, когда возводился замок.
Магдалена прислушалась. Из комнаты не доносилось ни звука. Она осторожно отодвинула смазанный засов и чуть приоткрыла дверь. Комната, как она и ожидала, была пуста. Пажи и оруженосец прислуживали своему господину в зале, и он прикажет только одному из них проводить его в постель. Магдалена скользнула в комнату, закрыла за собой дверь, швырнула свечу в очаг и, задернув богатый бархатный полог кровати, нырнула в темную пещерку, где уже безбоязненно сняла накидку и улеглась под тяжелые одеяла. Должно быть, она успела задремать, потому что внезапно услышала шум, хотя никто не входил в комнату. Магдалена лежала неподвижно, прислушиваясь. Гай что-то говорил Стивену, молодому пажу, помогавшему ему раздеться. Беседа касалась происходящего в зале и содержала благочестивые советы пажу о пользе воздержания. Магдалена села и обхватила колени. Когда Стивен протянул руку, чтобы отдернуть полог, Гай покачал головой:
— Не стоит, парень. Иди лучше спать.
Он уже понял, кто скрывается в кровати, но не торопился и, едва сонный паж ушел, сел у огня, ожидая, что будет дальше.
Из-за занавесок показалась голова Магдалены.
— Доброй ночи господин.
— И тебе, госпожа, — вежливо ответствовал он. Магдалена насмешливо прищурилась.
— Вы пьяны, господин?
— Ни в малейшей степени.
— В отличие от всех остальных.
— Да, все они уже изрядно нагрузились. Но я думал, ты давно в постели.
— И вы правы. — Она отодвинула занавески и легко спрыгнула на пол. — Если намереваетесь сидеть всю ночь, я к вам присоединюсь.
Он раскинул руки, и она устроилась у него на коленях, теплая, голая, мягкая, положив голову ему на плечо.
Он лениво-ласкающим движением провел рукой по ее телу и припал к губам в таком же ленивом поцелуе.
— Ты сегодня ужасно себя вела, Магдалена.
— Правда? — обрадовалась она. — Но далеко не так ужасно, как вы, лорд де Жерве. Он засмеялся, почти не отнимая губ.
— Ты в полной мере заслужила этот урок.
— Ив полной мере им насладилась.
— Думаю, так оно и есть, — серьезно согласился он, слегка сдвигая ее таким образом, чтобы удобнее было ласкать роскошные изгибы ее тела, ощущать упругость белоснежной кожи. Ее волосы пахли яблоневым цветом, который служанки сушили, а потом его отваром мыли голову. Аромат смешивался с медовым запахом нараставшего возбуждения. Магдалена выгнула спину и замурлыкала. Чувственные звуки предвещали грядущее наслаждение.
— Мне нужно что-то сказать тебе, — пробормотала она, вылизывая язычком раковину его уха. Гай тихо застонал, сгорая от вожделения под теплой соблазнительной тяжестью.
— Тогда говори побыстрее, любимая, пока я еще способен что-то слышать.
— Я жду ребенка, — прошептала она, почти уткнувшись ему в шею.
Его руки застыли. Так вот в чем причина перемен! Этого почти неуловимого сияния, исходившего от нее!
— Ты не рад? — встревожилась она.
С одной стороны, эта весть обещала сладчайшее наслаждение, куда более острое, чем то, что он знал раньше. С другой…
Он постарался выбросить из головы все иные соображения.
— Рад, любимая. Очень рад, — ободряюще улыбнулся он, откидывая с ее лба темную прядку. — Мне следовало бы ожидать этого, но почему-то я обо всем забыл.
— Должно быть, это случилось с самого начала. Эрин считает, что дитя родится в мае или июне.
Он ничего не ответил, занятый собственными вычислениями. Ребенок, которого она потеряла, должен был появиться на свет в марте или апреле. С небольшой натяжкой ребенка можно выдать за наследника Эдмунда де Брессе. Но эта мысль не доставила ему ни удовольствия, ни облегчения.
— Ты здорова? — спросил он.
— Совершенно. — Она обняла его и прижалась всем телом. — И невероятно счастлива носить твоего ребенка.
Он позволил нежным любовным клятвам окутать его, проникнуть в душу, принести радость, достаточно глубокую, чтобы преодолеть скорбь о том, чему не суждено было случиться. Гай стал гладить ее по спине, думая о том, сколько опасностей подстерегает будущую мать, о той роковой ночи на корабле.
— Ты должна беречь себя, крошка. Никаких скачек верхом, никакой охоты, никаких долгих поездок.
— Но я прекрасно себя чувствую! Меня даже не тошнит больше! Не могу же я шесть месяцев провести в постели!
— Но ты не должна рисковать после того, что случилось! — возразил он, откидываясь назад и придерживая ее за бедра. — Богу известно, как тяжело приходится беременным женщинам, и, кроме того, после выкидыша прошло совсем немного времени.
— Теперь я жалею, что сказала тебе: ты замучишь меня своими опасениями!
— Милая, я не собираюсь трястись над тобой. Но тем не менее запрещаю зря переутомляться!
— Но откуда ты знаешь, зря это или не зря? И что понимаешь в таких делах?
— Понимаю, и довольно много! — объявил он. — А что мы не знаем, о том можем догадаться. И я не желаю слушать никаких возражений!
Магдалена прикусила ноготь, хмуро глядя на него, раздраженная и в то же время тронутая его заботой, которая, как она предвидела, будет становиться все более назойливой с течением времени. Потом она успокоилась и пожала плечами. Сейчас не время для ссор, кроме того, есть много более приятных способов провести время. Она уже хотела испробовать на деле один из них, когда тишину разорвал отчаянный трезвон.
— Набатный колокол! — вырвалось у нее, когда Гай с тихим проклятием снял ее с коленей и поднялся. — Звонят в набат!
— Возвращайся к себе, — приказал он, устремившись к двери. — Немедленно!
— Это нападение?
— Иди!
В коридоре раздался топот бегущих ног. Магдалена едва успела схватить накидку и выскочить в потайную дверь, как в спальню влетели оруженосец и пажи.
— Господин… господин! Бьют в набат! Шайка разбойников пытается захватить город! — выдохнул Стивен.
— Перестань молоть языком и подай кожаную куртку господина, — деловито оборвал оруженосец. — А ты, Тео, найди кольчугу.
Гай в который раз подумал, что Джеффри способен угодить самому придирчивому рыцарю. Хорошо, что не ему самому приходится журить пажей. Да сейчас и не до того: голова идет кругом. Нужно же случиться такому невезению, и как раз в тот момент, когда половина замка мертвецки пьяна и оружия в руках не удержит! Но хорошо еще, что воины его гарнизона трезвы! Им не давали разрешения присоединиться к общему разгулу, и все прекрасно знали, чем карается ослушание в таких делах.
Магдалена, вбежав в свою спальню, принялась рыться в шкафу в поисках одежды. Эрин и Марджери, раскрасневшиеся не только от волнения, вскоре присоединились к ней.
— Говорят, это нападение на город, госпожа, — наперебой затрещали они. — Среди ночи!
— Совершенно не по-христиански, — сухо заметила Магдалена. — Помогите мне одеться. Нам придется немало поработать, прежде чем кончится ночь… Нет, не это платье, оно слишком дорогое. Что-нибудь попроще. Коричневое шерстяное.
Платье из коричневой шерсти было украшено только серебряным поясом, застегивавшимся на бедрах. Вместе с украшенным драгоценными камнями кинжальчиком на нем висел бархатный мешочек с такими полезными предметами, как ножницы, иглы и ключ от железного ящика, где Магдалена хранила украшения.
Накинув поданный Эрин плащ, Магдалена поспешила вниз по внешней лестнице, спускавшейся во внутренний двор. Здесь царили хаос и суматоха. Люди, пробужденные от пьяного забытья пронзительным зовом набата, беспорядочно метались из стороны в сторону. Среди воинов было куда больше порядка. При ярком свете факелов воины садились на коней. Сзади стройными рядами шли лучники. Магдалена отметила, что все гости тоже были здесь, уже в седлах, с оружием наготове: очевидно призыва к сражению оказалось достаточно, чтобы развеять все последствия веселого вечера. Штандарты трепетали на крепчавшем ветру. Магдалена мгновенно увидела Гая в голубом с серебром юпоне поверх доспехов. Подняв забрало, он озирал развернувшуюся перед ним сцену. Над головами его рыцарей развевались штандарты де Жерве.
Ей хотелось подбежать к нему, высказать слова ободрения и молитвы за его благополучие, но она знала, что ему придется не по душе столь типично женская слабость. Даже на расстоянии чувствовалось возбуждение воина, предвкушавшего битву, возбуждение, затмившее нежность любовника. Вся его жизнь была посвящена этому, и ничему другому. И так будет до самой смерти.
Он опустил забрало, герольды протрубили боевой клич, и Гай де Жерве в сопровождении рыцарей проехал под решеткой. Железные подковы его гигантского боевого коня зазвенели по планкам подвесного моста.
Магдалена взбежала на высокую стену, провожая взглядом грозную силу. Рога пропели свой мрачно великолепный клич, извещая о неминуемой каре тех, кто осмелился напасть на людей, находящихся под покровительством де Брессе.
Как только последний лучник оказался по ту сторону рва, мост подняли, а решетку опустили на случай попытки завладеть замком в отсутствие его защитников.
Дым, поднимавшийся от города, заволок пеленой все вокруг. Даже сюда доносились вопли, крики и глухой стук бомбарды, метавшей камни в городскую стену.
Магдалена резко отвернулась и спустилась во внешний двор. У нее полно своих дел, и, кроме всего прочего, нет никакого смысла торчать на стене, гадая, что происходит у городских стен.
В большом зале повсюду бросались в глаза свидетельства буйной пирушки: раскиданные столы, пролитое на пол вино, собаки, рывшиеся в соломе в поисках костей. Но управитель уже собирал сонных пьяных слуг и отдавал приказы.
— Нам понадобится вода, — обратилась к нему Магдалена. — Много горячей воды.
— Да, госпожа, я немедленно пошлю служанку на кухню.
Магдалена отметила, что вид у него был довольно бледный. Но все же он честно выполнял свои обязанности, готовя зал к возвращению воинов, которым понадобятся вода, место, чтобы снять доспехи и смазать бальзамом небольшие царапины и ссадины.
Серьезными ранениями займется лекарь.
Магдалена поспешила в лекарню и с облегчением увидела, что мастер Элиас, похоже, не принимал участия в пирушке, поскольку был совершенно трезв. Он деловито приветствовал госпожу, показал на ряды тюфяков, горы чистых тряпок, мази и масла, а также чугунки с кипящими снадобьями, стоявшие на углях очагов, расположенных на противоположных сторонах комнаты.
Ее приказаниям подчинялись безоговорочно: в обязанности хозяйки замка входила подготовка к встрече возвращающихся из битвы воинов. Магдалена хорошо знала, что делать: перед глазами был пример леди Элинор Беллер, прожившей всю жизнь в приграничной крепости.
Удостоверившись, что все в порядке, Магдалена вернулась на крепостную стену. Крики смолкли, хотя столбы дыма все еще поднимались к серому предрассветному небу. До сих пор слышался слабый звон стали о сталь, но, похоже, бой шел уже на равнине за городом. Очевидно, нападение отражено. Но почему разбойники так обнаглели? Неужели не ожидали достойного ответа? Может, как все шатавшиеся по стране шайки оставшихся без дела наемников, они похватали что могли и поспешили удрать?
Наконец взошло солнце, и Магдалена смогла рассмотреть город. Снарядам бомбарды удалось пробить северную стену. Если разбойники вошли в город, причин для воплей было предостаточно! Позднее она поедет туда посмотреть, какая помощь необходима пострадавшим и какими запасами замка можно поделиться, но пока способна только ждать возвращения Гая.
Однако утро было в самом разгаре, когда она смогла различить движущуюся массу всадников внизу на равнине. По мере их приближения к городу стало возможным различать отдельных людей. Они двигались в боевом порядке. Отставшие солдаты, легко раненные, и те, кого несли на носилках, были окружены небольшим отрядом воинов. Рог громко выпевал победный клич. Штандарты гордо реяли на ветру. Войско спустилось с холма. Стражники подняли решетку и опустили подъемный мост.
Впереди ехал Гай де Жерве. Мужественная осанка подчеркивалась шириной плеч и надменной посадкой головы. Магдалена прерывисто вздохнула и слетела вниз по лестнице. Но на нижней ступеньке она взяла себя в руки и приблизилась к нему размеренной величавой походкой хозяйки замка.
— Благодарю вас за спасение города, господин. И за вашу защиту.
Привычные слова рыцарского этикета легко слетели с языка, но она вложила в них куда более глубокий смысл, и он понял это по ее взгляду. Гай уже успел поднять забрало и с тревогой озирал ее лицо, пытаясь понять, как отразились на ней ночные бдения. Магдалена взяла поднесенную пажом чашу и протянула Гаю.
— Спасибо, госпожа, — тихо обронил он, осушив чашу. Обремененный железными рыцарскими доспехами, Гай тяжело соскочил с боевого коня.
Магдалена направилась в зал, собираясь встретить рыцарей и оруженосцев, как подобало хозяйке. Все женщины уже собрались там, поднося рыцарям горячую воду, бальзамы и масла для растирки усталых мышц и чаши с подогретым вином с пряностями, чтобы разогнать кровь после ратных трудов.
Магдалена хлопотала вместе с ними, пока Гай не вошел в зал. Она решительно двинулась к нему, на ходу бросив пажу:
— Я сама услужу господину, если ты прежде снимешь с него доспехи.
Обязанностью госпожи замка было ухаживать за человеком, защитившим ее, ее владения и вассалов.
— Но сначала принеси мне масла.
— Тебе лучше лечь, — возразил Гай, едва паж отошел. — И я не думаю, что это работа для тебя.
Он снял шлем и обвел рукой забитый людьми зал, где женщины и пажи хлопотали над полуголыми мужчинами в расшнурованных шоссах.
— Мне кажется, что ты не прав, — тихо ответила она. — Леди Элинор никогда не гнушалась такими трудами. Чем я лучше ее?
— Леди Элинор ухаживала за братом, — напомнил он с усталым вздохом. — А тебе полагается ухаживать за мужем.
— Сейчас ты заменяешь моего мужа, — напомнила Магдалена все с той же спокойной решимостью. — И если предпочитаешь уединение, давай поднимемся в твои покои, и там я приведу тебя в порядок.
Гай взглянул на нее, и, несмотря на усталость, губ его коснулась легкая улыбка. Магдалена снова стоит на своем, и, говоря по правде, у него нет сил возражать. Никто не усомнится в правильности ее поступка, но они должны остаться в зале, вместе с остальными.
Он кивнул и снял юпон.
— Как пожелаете, госпожа.
Магдалена жестом подозвала одну из служанок.
— Принеси горячей воды господину.
Она, как всегда, молча восторгалась его стройной, мускулистой фигурой, шириной груди, буграми мышц на бедрах и руках, но ничем не выказала, какое необычайное удовольствие доставляют ей эти освященные обычаем действия: обтирание смоченными в горячей воде тряпочками, умащение маслами влажной кожи, целебный массаж… Она старалась изо всех сил, изгоняя прочь усталость.
— Ну вот, господин, я закончила. — Она, слегка задыхаясь, отступила. На лбу выступили крошечные капельки пота: в зале стояла невыносимая духота.
Да и потрудилась она на славу. — Надеюсь, тебе стало легче.
— Наоборот, госпожа, — пробормотал он, — вы просто создаете напряжение там, где раньше его не было.
— Фи, сэр, как вам не стыдно, — пожурила она, просияв. — После ночной битвы вряд ли у вас найдутся силы для чего-то, кроме отдыха.
— О, как мало вы в меня верите, — поддразнил он, снова надевая рубашку и принимаясь зашнуровывать шоссы. — Но вот вам уж точно пора лечь в постель.
— Моя работа не закончена, господин. — Она вытерла масленые руки о влажную тряпку и провела ладонью по лбу. — Нужно подать мясо и вино защитникам замка.
— Это и без тебя есть кому сделать. Ты всю ночь была на ногах.
— И не только я. Клянусь, ни одна душа в этом замке глаз не сомкнула.
Гай слегка нахмурился. Не в привычках Магдалены было противоречить ему, несмотря на вспыльчивость и несдержанность.
— Я бы хотел, чтобы ты поднялась к себе, — медленно повторил он.
— И уклонилась от своих обязанностей? Я хозяйка этого замка, сэр.
— А я — его хозяин, — объявил он. — И как таковой, освобождаю тебя от дел и требую, чтобы ты полежала.
Магдалена не знала, что делать. Она остро чувствовала необходимость закончить дела в зале. Нехорошо, если она уйдет до того, как все будет сделано для удобства тех, кто в эту ночь избавил от опасности замок и ее вассалов. Но она, как всегда, побоялась навлечь на себя недовольство Гая.
— Я ничуть не устала, — выговорила она наконец, — и хотела бы закончить начатое.
Он посмотрел в измученные глаза, замечая окружившие их фиолетовые тени. Ее бледное лицо казалось полупрозрачным, неожиданно напомнив ему Гвендолен. Прежние страхи вернулись с новой силой.
— Ты очень обяжешь меня, если послушаешься, — сказал он тоном, который она слышала всего лишь однажды, много лет назад, и, оглядев зал, крикнул: — Эрин! Марджери!
Женщины оставили работу и поспешили на зов.
— Проводите госпожу в спальню и уложите в постель, — приказал он. — И не отходите от нее. В таком состоянии нельзя бодрствовать ночи напролет.
— Да, господин, — разом ответили они, приседая.
— Сейчас приготовлю белого хлеба с творогом, — вызвалась Эрин. — Пойдемте, госпожа.
В присутствии женщин Магдалена не могла продолжать спор, даже если и хотела бы. Поэтому молча последовала приказу. Гай нерешительно смотрел ей вслед, жалея о своей строгости. Не будь она беременна, он не сказал бы ей ни слова, но теперь слишком боялся за нее. В его глазах она внезапно стала олицетворением самой беззащитности и слабости, живым напоминанием его собственного бессилия перед лицом неумолимого угасания Гвендолен. Он все сделает для того, чтобы Магдалена сохранила здоровье и была в безопасности.
Магдалена молча шла между служанками, прислушиваясь к их взволнованному щебету и домыслам о ночном сражении и степени нанесенного городу ущерба. Женщины отнесли ее неразговорчивость на счет усталости, и, честно говоря, она была совсем не против утонуть в мягких глубинах перины. Утолив голод творогом с медом и белым хлебом, Магдалена легла. Солнечные лучи проникали в узкие окна и падали на подушку. Но когда Эрин хотела задернуть занавески, Магдалена воспротивилась. До чего же приятно и уютно лежать в тепле и покое, сознавая, что сейчас, в свете дня, все устроилось, опасности больше нет и можно с наслаждением прислушиваться к обычным повседневным звукам, доносившимся снизу.
Она проспала несколько часов и проснулась с восхитительным ощущением довольства и счастья. Руки и ноги еще были налиты сонной тяжестью, но спать уже не хотелось. Солнце по-прежнему ярко сияло. Откуда-то слышался зов рога, призывавшего к смене караула. Магдалена села и, потянувшись к колокольчику, позвонила.
— Ах, вы уже пробудились, госпожа! — воскликнула влетевшая в комнату Эрин. — Я принесла вам хлеб и бульон из бычьих хвостов. Нужно подкрепить силы. Господин велел нам денно и нощно заботиться о вас.
Магдалена только сейчас вспомнила все утренние неприятности и, тяжело вздохнув, покачала головой. Кажется, ее опасения сбываются.
— Господин чересчур тревожится, — буркнула она, беря поднос и пробуя наваристый бульон. — Я понимаю его волнения, но все же немного здравого смысла не помешает. Поэтому советую не относиться к его приказам со всей серьезностью.
— Госпожа, я не смею, — откровенно призналась Эрин. — Он подробно объяснил, что от нас требуется. И я не пойду против его желаний. Кстати, он просил вас прийти в его кабинет, когда проснетесь. Какое платье вам приготовить?
Магдалена задумалась.
— А странствующие рыцари еще не уехали?
— Нет, госпожа, но господин объявил, что сегодня вечером будет ужинать со своими гостями один и что ваше присутствие необязательно.
— В таком случае не важно, что я надену, — с легким раздражением бросила Магдалена. Очевидно, лорд де Жерве твердо намеревался продержать ее в постели остаток дня.
Надев простое полотняное платье яблочно-зеленого цвета, подхваченное на талии простым плетеным поясом, она отправилась к Гаю обычным коридором. На стук ответил Стивен.
— Доброго вам дня, госпожа, — поклонился он.
— Добрый день, Стивен. — Она улыбнулась пажу. Совсем еще мальчик, лет двенадцати на вид, не более. — Мне сказали, что ты храбро сражался в бою.
Стивен вспыхнул. Это было его первое сражение, и он все еще опасался, что тот нерассуждающий ужас, охвативший его на какое-то мгновение, навсегда оставил на нем клеймо неисправимого труса.
— Можешь оставить нас, — разрешил де Жерве. Он стоял у очага, положив руку на каминную полку и поставив ногу на железную решетку.
Стивен проворно закрыл за собой дверь.
— Ты хорошо спала? — допытывался Гай, улыбаясь и маня ее к себе.
— Да, господин, спасибо, — откликнулась Магдалена, подходя ближе. Он сжал ее лицо ладонями, пристально вгляделся, провел кончиком пальца под глазами, где уже не было заметно теней.
— Ты сердишься на меня, крошка?
Магдалена, к собственному удивлению, обнаружила, что так оно и есть, во всяком случае, если она и не злится, то определенно раздражена.
— Насколько я поняла, ты запретил мне входить в зал сегодня вечером. Гай кивнул.
— Судя по выражению твоего лица, тебе не слишком понравилось вчерашнее общество. Я решил на сегодня освободить тебя от созерцания пьяного разгула.
Щеки Магдалены окрасились легким румянцем.
— И это единственная причина?
— А разве есть и другая?
— Я думала, что ты посоветуешь мне провести вечер в постели. Судя по всему, ты считаешь, что следующие шесть месяцев лучшего места для меня быть не может.
— Ах, Магдалена, — засмеялся он, целуя капризно надутые губки. Она ответила на поцелуй, как всегда, самозабвенно, пылко, без всякого кокетства. Дурное настроение вмиг улетучилось.
Он прижал ее к себе, с наслаждением ощущая пульсирующее тепло юного тела. Такого хрупкого и драгоценного, хоть и наделенного силой, той самой парадоксальной силой женственности, которая делала Магдалену такой уязвимой.
— Ты должна быть снисходительна ко мне, милая, — попросил он, отстраняясь. — Я вел себя непростительно и постараюсь больше не быть столь категоричным, но в то же время не позволю тебе рисковать здоровьем.
Магдалена вздохнула и обреченно качнула головой. Она любила Гая и ни за что не хотела огорчать. Если для его спокойствия придется терпеть чрезмерную заботу, значит, она смирится.
— Но если меня лишат обычных развлечений, я должна буду видеть вас чаще, господин. И поскольку вместо того, чтобы гулять и ездить верхом, мне придется часами шить и вышивать, значит, вы должны найти способ развеселить меня.
Ее лицо осветилось такой откровенно призывной улыбкой, что у любого мужчины перехватило бы дыхание, и у Гая вновь возникло неприятное ощущение некоего колдовства, из-за которого он потеряет себя, свою главную цель в жизни и самую душу. На какое-то мгновение ему захотелось воспротивиться, но только на мгновение… и капитуляция была столь же сладостной, как он и ожидал.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Почти невинна - Фэйзер Джейн



Ооо. Это просто нечто. Такого суперского романа еще не читала. Такой накал. Столько любви и сколько всего пришлось вынести гл.героям. самый лучший роман что читала. Столько страданий и боли но любовь всегда победит. Читать всем. Стиль похож на стиль симоны вилар макнот линдсей всесте взятых
Почти невинна - Фэйзер Джейннекая
13.10.2013, 15.27





нелепый сюжет, какая-то санта-барбара
Почти невинна - Фэйзер Джейннадежда
16.02.2014, 18.55





Интересный роман, чувственный, страстный, немного порочный. Отличается мрачными тайнами, интригами, своеобразной изощрённостью, но ... любовь торжествует вопреки всему!
Почти невинна - Фэйзер ДжейнAlina
15.03.2014, 19.17





Прекрасный роман. один из лучших у автора. Все ГГ хорошие и порядочные люди,поэтому грусть вызывает и гибель некоторых, но любовь дожидается своего часа, когда всё разрешается именно так, как должно было случиться сразу. Огромная страстная любовь и немного грусти. Сложные перепетии судьбы описаны на фоне событий 100-летней войны с исторической достоверностью.Обязательно читайте. Не понимаю, почему рейтинг не 10.
Почти невинна - Фэйзер ДжейнИрина
9.05.2015, 21.34





Роман хороший. Читать!rnВесьма симпатичны все главные герои
Почти невинна - Фэйзер ДжейнСофия
13.07.2015, 17.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100