Читать онлайн Почти невеста, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - ГЛАВА 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Почти невеста - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.83 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Почти невеста - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Почти невеста - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Почти невеста

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 20

Арабелла тотчас же направилась в комнаты Мэг и в нескольких словах пересказала ей все. Мэг выслушала ее молча.
– Я полагаю, он сядет на паром, курсирующий между Дувром и Кале. Это скорейший путь от Лондона до Парижа, – заключила свой рассказ Арабелла. – Я же могу проехать от Дувра в почтовой карете, а потом на том же пароме до Кале и присоединиться к нему там, где сочту удобным.
Мэг нахмурилась:
– Белла, не хочу окатить тебя ушатом холодной воды, но в самом ли деле ты знаешь этого человека?
Арабелла некоторое время раздумывала.
– Не похоже, что знаю, да? – сказала она печально. – Но собираюсь попытаться узнать.
Она сжала руку подруги:
– Ты меня понимаешь?
– О да, – ответила Мэг.
С минуту Арабелла молчала, потом встала, полная решимости.
– Мне надо нанять почтовую карету, – сказала она, потом задумалась. – А как это делается?
Мэг, стоявшая теперь у окна, посоветовала:
– Спроси Тидмауса. Джек уже уезжает и ничего не узнает об этом.
Арабелла подошла к ней и встала рядом. Она смотрела из окна, как Джек садится на лошадь. Его саквояж был приторочен сзади.
– Вероятно, у него будет преимущество в скорости. Я не смогу передвигаться так быстро в почтовой карете, – пробормотала она.
– Он не сможет проехать семьдесят миль без остановки или смены лошадей, – сказала Мэг. – На ночь ему придется где-то остановиться.
– Но ведь почтовая карета, пусть и с остановками, все же может ехать и ночью, – заметила Арабелла. – Почему бы тебе не пойти и не попросить Тидмауса нанять почтовую карету? Он, вероятно, подумает, что это для тебя, и не станет задавать неудобных вопросов.
– Уверена, что не станет, – со смехом согласилась Мэг. – Он будет счастлив увидеть мою спину. Это самый надутый тип, какого только мне доводилось видеть.
– Знаю, и не подлежит исцелению от снобизма, – согласилась Арабелла. – Но душой и телом предан Джеку. Скажи, что карета тебе понадобится ровно через час. Я как раз успею кое-что уложить.
– Шарлотта… сестра Джека, – сказала Мэг нерешительно.
– Я уже подумала об этом. Возьму одежду, белье, лекарства, которые успею достать… просто на всякий случай, – добавила она, инстинктивно держа пальцы скрещенными.
Больше всего на свете она хотела, чтобы незнакомка оказалась Шарлоттой.
Арабелла остановилась в двери:
– Я даже не знаю, подойдут ли ей мои вещи, Мэг. Похожа ли она на Джека? Если не считать этой серебряной пряди волос. И есть ли между ними внутреннее сходство?
Она подумала о Клоде Фламане, о том, что у него чахотка, что месяцами он и другие узники страдали от недоедания и плохого обращения, и ее охватило отчаяние. Как могла женщина выжить в таких условиях? Особенно та, которая никогда не испытывала тягот жизни? Что ей сделать, чтобы искупить вину Фредерика за страдания Шарлотты? На минуту ощущение тщетности всех усилий затуманило ее сознание. Мэг заметила это и тотчас же спросила:
– Поехать мне с тобой, Белла?
Арабелла покачала головой. Предложение подруги вдохнуло в нее новые силы.
– Нет, Мэг, благодарю, но я должна справиться с этим одна. Кроме того, тебе надо оставаться здесь, чтобы отвечать на вопросы. Если и Джек, и я исчезнем из города без объяснений, пойдут слухи. А так как ты останешься здесь, все будет выглядеть вполне естественно. Мы просто уехали на несколько дней. Потребовалось навестить какого-нибудь родственника, а ты ждешь нашего возвращения.
Мэг кивнула:
– Понимаю. Не беспокойся.
Часом позже Тидмаус, к своему замешательству, увидел, как герцогиня со своей горничной садятся в наемный экипаж и отбывают, а мисс Баррет остается с двумя безутешными рыжими сеттерами.
Присутствие Бекки было необходимо Арабелле, чтобы придать ее отъезду правдоподобие и респектабельность, но та понятия не имела, куда и зачем отправляется ее госпожа. Она покорно выполнила целый ряд распоряжений, отданных необычно резким и отрывистым тоном, и теперь сидела в углу наемной кареты, держа на коленях небольшой ридикюль и не сводя глаз с герцогини, погруженной в раздумье и не пожелавшей ее просветить.
В конце концов Арабелла заметила испуг и подавленное молчание Бекки и сказала с улыбкой, которая, как она надеялась, окажет умиротворяющее действие:
– Когда мы доберемся до Дувра, Бекки, ты отправишься в почтовой карете обратно в Лондон.
– Да, леди Арабелла, – ответила отнюдь не успокоенная Бекки. – Но как насчет вас, мэм?
– Я уезжаю во Францию, но герцог и я очень скоро вернемся.
– Во Францию, миледи? – Бекки уставилась на герцогиню. – Но ведь там неспокойно. Она полна иностранцев, убивающих друг друга. Даже мистер Тидмаус говорил об этом, и этот мистер Альфонс на кухне. О, мэм, там все продолжается, и конца этому не видно.
– Ну, сейчас это не так опасно, как было, – попыталась ее успокоить Арабелла, раздумывая, так ли это на самом деле.
В действительности Париж все еще раздирали на части хлебные бунты. Как свидетельствовали очевидцы, по улицам слонялись банды, не признававшие закона, но гильотина на площадях подчас оставалась без работы.
Бекки смотрела на хозяйку с сомнением. Но герцогиня говорила убежденно, и, уж конечно, она знала лучше, что происходит, чем ее горничная. Поэтому Бекки устроилась поудобнее в своем углу, чтобы наслаждаться необычностью путешествия. Правда, прелесть новизны несколько потускнела, когда оказалось, что они не остановятся на ночлег, а только сменят лошадей в четвертый раз и карета продолжит путь, несмотря на недовольство и ворчанье кучера. Обещание хороших чаевых, однако, привело к тому, что ворчал он тихонько, себе под нос.
В первой же гостинице, где меняли лошадей, Арабелла навела справки и несколько успокоилась, когда ей сообщили, что всадник из Лондона останавливался здесь всего несколько часов назад, чтобы поесть и сменить лошадь. Его гнедому требовалось передохнуть, а потом не спеша вернуться в Лондон с наемным грумом. По крайней мере ее догадка о том, что Джек проследует в Дувр, а оттуда переправится в Кале, была правильной. Она гналась за ним по пятам и почти не отставала. По здравом размышлении Арабелла решила, что едва ли он проведет больше двух часов за отдыхом, но если так, то ненамного опередит ее. Когда ее карета въехала во двор таверны «Ласточка» в Дувре на рассвете следующего дня, она вышла из экипажа, чувствуя, что ноги ее затекли от долгого сидения, а спина онемела, и небрежно осведомилась у одного из конюхов, были ли приезжие в столь ранний час.
Конюх сдвинул на затылок свою шапчонку и поскреб в голове.
– Забавно, что вы спросили об этом, мэм. Сюда прискакал джентльмен два часа назад, еще затемно.
Бедняга, должно быть, совсем не спал, потому что едва держался на ногах. Его просто качало.
– Если человек скачет всю ночь, должно быть, у него очень спешное дело, – заметила Арабелла беззаботно, будто эта тема ее вовсе не интересовала.
Она вошла в гостиницу и заказала для себя комнату, завтрак и спальню с раскладной кроватью для горничной. Бекки в отличие от Арабеллы спала в почтовой карете и была в отличном настроении. Конечно, при ее юности и гибкости это неудивительно, печально размышляла Арабелла, у которой разболелась спина.
– Уверен, что это подойдет вашей милости, – сказал хозяин, открывая дверь в уютную гостиную, расположенную в некотором отдалении от коридора. – Я тотчас же пришлю для вас хороший завтрак…
– Благодарю. – Она удержала его, когда он уже собрался уходить. – Не знаете ли вы, уходит сегодня паром в Кале?
– О да, – бодро откликнулся тот. – Недавно прибыл джентльмен. Обычно люди не приезжают так рано. Он поднял меня с постели и спрашивал о том же. Я сказал ему, что «Морская лошадь» Тома Перри снимается с якоря сегодня с дневным отливом. Вчера поздно вечером карета доставила на пристань почту. Том должен захватить ее и переправить через Ла-Манш.
– Благодарю вас. – Арабелла с улыбкой отпустила его, потом повернулась к Бекки: – Бекки, милая, отправляйся в док и купи мне билет на «Морскую лошадь», – распорядилась она, вручая ей пачку денег. – Я хочу отдельную каюту, но ты должна удостовериться, что этот корабль отплывает именно в Кале, не в Гавр или Булонь, а непременно в Кале.
Она заставила Бекки сжать ладонь вместе с деньгами, надавив на ее пальцы. Бекки кивнула, но лицо ее оставалось сосредоточенным и задумчивым.
– Да, миледи, в Кале. Каюта. А где я найду корабль?
– В гавани, где море и корабли, – пояснила Арабелла, стараясь проявить терпение и не выйти из себя. – Спроси капитана Перри, Тома Перри.
– Море, – сказала Бекки с недоумением. – Я никогда не видела моря, миледи.
– Ну вот теперь тебе предоставилась такая возможность, – сказала Арабелла. – А когда придешь в гостиницу, уже подадут завтрак. Подкрепившись, с почтовой каретой отправишься обратно в Лондон.
– Я бы лучше вернулась в Кент, миледи.
– Если ты в самом деле этого хочешь, то поедешь туда, когда возвратишься, – пообещала Арабелла. – Но это ты должна для меня сделать, Бекки.
Бекки несколько приободрилась:
– Если вы вернетесь, миледи, я буду рада остаться с вами.
– Конечно, вернусь, – ответила Арабелла с уверенностью, которой вовсе не чувствовала.
Разумеется, она возвратится в Англию, но в качестве ли жены герцога Сент-Джулза, в этом она уверена не была.
Бекки удалилась, и в комнату вошел слуга накрыть на стол к завтраку. Арабелла наблюдала за его действиями без всякого энтузиазма. Она не спала всю ночь, как и предыдущую, а та, как ей казалось, была в иной вселенной и она стала другим человеком. Она чувствовала себя усталой до мозга костей, но ее перевозбужденный мозг отказывался успокоиться и отдохнуть. Она с благодарностью выпила кофе и принялась ждать Бекки.
– Я получила билет, миледи. – Сияющая и гордая своим триумфом Бекки вбежала в комнату, размахивая бумажкой. – И я видела море… Оно такое большое, доходит до самого неба. – Она в изумлении покачала головой.
Арабелла улыбнулась с отсутствующим видом и взяла билет.
– Садись, Бекки, и позавтракай.
Девушка села за стол и энергично принялась за говяжью вырезку.
– Моряк сказал, что каюта с иллюминатором. Он говорит, добраться до Кале можно за двенадцать часов при благоприятном ветре и течении. Они отплывают в четыре часа.
– Прекрасно, – сказала благодарная Арабелла. – Не знаю, что бы я делала без тебя, Бекки. Я сняла спальню наверху. Можешь спать, сколько захочешь, а завтрашняя почтовая карета отвезет тебя в Лондон. И можешь заказывать в гостинице все, что пожелаешь.
– Все, что угодно? – спросила Бекки, и глаза ее стали круглыми.
Арабелла улыбнулась:
– Все – еду, напитки, потребовать, чтобы горничная погладила для тебя одежду… Все, что угодно. А теперь я хочу поспать пару часов, прежде чем отправлюсь в порт.
– Мне проводить вас на корабль, миледи?
– Нет, – решительно возразила Арабелла. – Я поеду туда одна.
В два часа пополудни Арабелла явилась в доки со своим клочком бумаги, то есть билетом. Малый из гостиницы нес ее небольшой саквояж, в который она упаковала все, что, как предполагала, могло понадобиться Шарлотте. Для себя она захватила очень немногое – пару белья, два простых батистовых платья, туалетные принадлежности.
Она рассудила, что Джек сядет на паром в самую последнюю минуту перед отплытием, потому что он не склонен терпеть неудобства на борту больше, чем требуют обстоятельства. Когда он прибудет на паром, она уже надежно укроется за дверью своей каюты.
Моряк осмотрел ее билет, поднял небольшой кожаный саквояж на плечо и проводил ее в крошечную каюту над ватерлинией, большую часть которой занимали узкая скамья, прибитая к перегородке, и стул, болтами прикрепленный к полу. Над головой жужжала муха. Постельное белье выглядело не слишком свежим. Ночной горшок, хоть по виду и чистый, несомненно, уже использовался. Но зато в каюте был крошечный иллюминатор, хотя и наглухо задраенный.
– Сколько пассажиров вы берете на борт на этот рейс? – спросила Арабелла, когда моряк поставил на пол ее саквояж.
Маленькие кораблики, курсировавшие взад и вперед по Ла-Маншу как паромы и перевозившие почту, обычно располагали местом всего для нескольких пассажиров.
– На этот, кроме вас только одного, мэм. Джентльмена, – ответил он.
– Не могли бы вы открыть иллюминатор?
– Да, мэм, но, как только мы выйдем в море, вы сами захотите его закрыть.
Он распахнул крошечное оконце, стекло которого было зеленого цвета.
– Тогда и закрою, – сказала Арабелла, вручая ему монету.
Он дотронулся до хохолка на лбу, она одарила его прощальной улыбкой и, как только дверь за ним закрылась, упала на скамью, служившую постелью. В гостинице она только подремала, с завистью прислушиваясь к глубокому и ровному дыханию Бекки, но теперь, когда больше ей было нечем заняться и не было смысла волноваться из-за будущего, она погрузилась в глубокий сон, похожий на кому.
Проснувшись, Арабелла услышала, как потрескивают доски и бревна и скрежещет якорная цепь. На мгновение ее охватила паника: вдруг Джек опоздал к отплытию? Но конечно же, такого с ним случиться не могло. Она встала и пошатнулась, чувствуя себя так, будто выпила слишком много вина, и ухватилась за перегородку, когда пол под ней закачался. В каюте было жарко и не хватало воздуха, несмотря на открытый иллюминатор, потому что яркое послеполуденное солнце затопило ее крошечное пространство. Она наклонилась к иллюминатору, чтобы увидеть хоть что-нибудь. Пока что они маневрировали в тесной гавани, пробираясь к открытому морю в компании целой флотилии мелких суденышек, пытавшихся выйти из гавани в момент прилива. Она подскочила, услышав стук в дверь.
– Войдите! – крикнула Арабелла. Появился матрос, провожавший ее в каюту.
– Если вы пожелаете подняться на палубу, пока мы выходим из гавани, капитан будет рад приветствовать вас, – сказал он.
– Благодарю вас. С удовольствием подышу свежим воздухом.
От слишком крепкого сна глаза ее слиплись, а волосы, должно быть, выглядели как птичье гнездо.
– Нельзя ли мне получить кувшин воды для умывания? – спросила Арабелла.
– Не могу заполучить ни капли, мэм, – сообщил он ей. – Мы не можем разжечь огня в камбузе, пока не минуем порт.
– Для меня сойдет и холодная. Любая, – поспешила она его заверить. – Мне надо немного привести себя в порядок.
– Пожалуйста, мадам.
Он снова взял под козырек и быстро удалился, двигаясь привычно легко, несмотря на качку. Арабелла открыла саквояж и вытащила щетку для волос и маленькое зеркальце. Она подняла его и мрачно оглядела свое отражение. Все было именно так плохо, как она и предполагала. Весь день она проспала в костюме для верховой езды, в котором была вчера и спала предыдущей ночью в шезлонге, – она чувствовала себя грязной, липкой и потной. Но тут Арабелла подумала о другой женщине, той, что была в Шатле, и ей стало тошно от собственного эгоизма. Когда Шарлотта видела чистое постельное белье? А зубную щетку? Или даже щетку для волос? Была ли у нее возможность умываться чистой холодной водой?
Матрос снова постучал в дверь ее каюты и в ответ на приглашение вошел с кувшином воды и жестяным тазом, которые поставил на табуретку.
– Вам будет этого достаточно, мэм?
– Вполне, – ответила благодарная Арабелла с теплотой, удивившей ее самое, учитывая скудость этого подношения.
– Капитан будет ждать вас на палубе через полчаса, мэм.
– Благодарю вас.
Арабелла закрыла за ним и заперла дверь каюты. Если уж она собиралась раздеться догола, то должна быть уверена, что никто к ней не вломится. Она сбросила измятую юбку, жилет и жакет и, расправив, разложила все это на койке, потом скатала чулки и нижнее белье и сунула в саквояж. Упираясь в переборку качающегося судна, она с головы до ног обтерла все тело мокрой губкой, обмакнув ее в солоноватую воду. Это ее слегка освежило, и в голове у нее прояснилось. Если бы она приняла предложение капитана и поднялась на палубу, то лицом к лицу столкнулась бы с Джеком. Следовало ли ей устроить ему такой сюрприз на публике? Или сначала пойти поискать его каюту?
Яростно расчесывая волосы щеткой, она решила, что встретится с ним на людях. Ему придется проявить хотя бы формальную вежливость, а к тому времени, когда они останутся вдвоем, его гнев уже поостынет. Впрочем, она не особенно волновалась на этот счет. Она была права, а Джек – нет. Арабелла надела легкое платье из кремового батиста с бронзовым кушаком, сменила чулки, всунула ноги в простые замшевые туфли, единственную обувь, которую захватила с собой, если не считать сапог для верховой езды. Теперь она выглядела опрятно, но это было все, чего она могла добиться.
Арабелла остановилась у двери, держась за нее и не решаясь ее открыть. Она ни в коем случае не боялась мужа. Боже сохрани! Или все-таки боялась? Главное, она не должна была совершить ошибки. Ее будущее… их будущее… зависело оттого, сумеет ли она тактично взять дело в свои руки.
Наконец она открыла дверь в узкий коридор. Свет сюда поступал от верхней части трапа. Матрос назвал этот трап общественной лестницей. Придерживаясь за стену, она начала подниматься по ступенькам и скоро оказалась на ярком послеполуденном солнце. День уже клонился к вечеру.
Над морем с криками носились чайки, скрипели снасти, потрескивал парус. Арабелла, не подготовленная к такому движению, вцепилась в перила, инстинктивно пригнувшись, и над ее головой качнулась рея, как черная тень.
Она подняла голову и встретилась взглядом с мужем, стоявшим на корме в нескольких футах от нее, позади бронзового от загара молодого человека у штурвала. Корабль поднялся и опустился, зарывшись носом в воду. Арабелла не двигалась с места, зачарованная взглядом серых недоумевающих глаз Джека.
Человек у штурвала приложил руку к матросской шапочке и пригласил ее:
– Идите сюда, мэм. Присоединяйтесь к нам. Прекрасный денек… чудесный западный ветер.
Казалось, он в восторге от того и другого. Лицо его сияло улыбкой. Синие глаза искрились, как поверхность моря. Арабелла подошла к ним.
– Капитан?.. – сказала она вопросительно, приветствуя его.
– Капитан Перри, мэм. – Он протянул ей сильную руку, из другой не выпуская штурвала. – Счастлив видеть вас на борту. У вас есть попутчик. Его светлость герцог Сент-Джулз.
– Его светлость и я уже знакомы, – спокойно ответила Арабелла, не сводя глаз с Джека.
– И так уж случилось, что знакомы очень хорошо, – сказал Джек. – Капитан Перри, это моя жена герцогиня Сент-Джулз.
Том Перри уставился на обоих своих пассажиров:
– Прошу прощения. Я и понятия не…
– Как вы могли знать? – перебил его Джек. – Я и сам не имел представления. – Он взял жену за локоть. – Если вы нас извините, капитан, мы отлучимся минуты на две.
Он повел Арабеллу к уже знакомому трапу, предоставив Тому таращить на них глаза.
– Внизу слишком душно, – запротестовала Арабелла, когда они приблизились к трапу. – Там никого нет. – Она жестом указала на нос корабля.
Джек неохотно согласился, слабо кивнув. Они направились на нос и нашли небольшое свободное местечко, осторожно переступив через канат. Она смотрела за борт, ожидая, когда муж к ней присоединится.
– Не желаешь ли объясниться? – спросил он.
Голос его звучал обманчиво невозмутимо, когда руки его легли на поручни. Костяшки пальцев побелели.
– Я полагала, что это очевидно.
С резким надтреснутым смешком он повернулся к ней, опираясь спиной о поручни.
– Когда речь о тебе, не бывает ничего очевидного, дорогая. Я давно это усвоил. А теперь, если ты будешь так любезна, я хотел бы…
Она заговорила спокойно и тихо, но в речи ее слышалась непоколебимая сила и твердость:
– Я не Фредерик. Во мне есть кровь Лэйси, но я и мой брат – не одно и то же. Ты женился на мне по собственному усмотрению, и у тебя были свои резоны. Я всегда это понимала и считала, что это как-то связано с Фредериком. – Она продолжала смотреть на воду и, так как он ничего не ответил, продолжала: – Я рискнула выйти за тебя замуж и теперь поняла, что это было глупо, но то, что когда-то произошло между тобой и Фредериком, не имело ко мне никакого отношения. – Слова «ко мне» она произнесла с нажимом. – Я думала, что со временем ты это поймешь, и пошла на риск только по этой причине.
Между ними повисло тягостное молчание.
– Тебе нечего сказать? – спросила она с яростью, слегка повернувшись, чтобы видеть его профиль с упрямо сжатым ртом.
Сердце ее упало. Ее речь не произвела на него никакого впечатления.
– Я не могу просить прощения за то, что натворил Фредерик, и не прошу его…
– Довольно! – свирепо перебил он. – Не хочу, чтобы с твоих губ слетало его имя снова и снова. Ты больше не Лэйси. Твоей семьи нет. И впредь никогда не произноси его имени. Понятно?
– Я то, что я есть, – возразила она. – Я твоя жена, Джек. Я люблю тебя, но я не родилась твоей женой. Я здесь для того, чтобы помочь твоей сестре. – Она властным жестом поднятой руки заставила его замолчать. – Нет, не перебивай меня. Твоя сестра – и моя сестра тоже. Она нуждается в помощи. И никто не заставит меня забыть о моей ответственности за ее судьбу, которая следует из того, что она сестра моего мужа, а вовсе не из того, что мой трусливый сводный брат выдал ее.
Она не спускала с него яростного взгляда и не сдалась даже, когда он отвернулся.
– Подумай, Джек, – продолжала она. – Если бы не я, ты, возможно, так и не узнал бы, что Шарлотта, вероятно, еще жива. Если бы не это…
– Прекрати! – закричал он. – Неужели ты не понимаешь, что сводишь меня с ума?
Она сглотнула, пытаясь найти нужный тон.
– Да, – ответила она безыскусно. – Я это понимаю. Как же не понять? Я твоя жена. Я люблю тебя. Больше всех на свете. Поэтому твои дела – и мои тоже. Это очень просто, если дать себе труд задуматься.
Джек слышал ее слова, но, казалось, они его не трогали. На него словно смотрел Фредерик Лэйси, каким он был на площади Бастилии. Умри Шарлотта во дворе тюрьмы Ля Форс, то это произошло бы относительно быстро. Если же она не умерла… Он не мог вынести мысли о том, сколько ей довелось перестрадать. Побелевшими пальцами он вцепился в перила и невидящим взглядом смотрел на воды канала, забыв о женщине, молча стоявшей рядом.
Забытая им Арабелла оторвалась от перил и, держась за канаты, направилась к трапу и собственной каюте.
Ее спасением был гнев. Как он мог проявить столь мало человечности, понимания, так мало веры в нее? Арабелла захлопнула дверь крошечной каюты. Она обнажила перед ним душу, сказала о своей любви, и это его ничуть не тронуло. Он был все еще погружен в мерзкие мысли о мести, теперь уже застывшие, как охлажденная лава Везувия.
Она села на край скамьи и загляделась в иллюминатор. Солнце садилось, и море приобрело розоватый оттенок, потом цвет бледной бирюзы и, наконец, стало тускло-серым. На небе появилась вечерняя звезда, и до Арабеллы донесся запах стряпни. По палубе над ее головой простучали шаги. Корабль умеренно покачивался под порывами ветра.
Арабелла не знала, голодна ли или испытывает приступ тошноты, и все же продолжала сидеть, как в трансе, ожидая чего-то.
Раздался стук в дверь, и в ней вспыхнула надежда.
– Да, – откликнулась она.
Матрос отворил дверь:
– Прошу прощения, мэм, но не будете ли любезны отужинать с капитаном наверху? Или предпочитаете здесь?
Она уже была готова ответить, что ужинать не будет. Этот ответ висел на кончике ее языка, но она пересилила себя – победил здравый смысл.
Она ничего не ела с завтрака.
– Здесь, если можно.
Он, пятясь, вышел из каюты и через несколько минут вернулся с тарелкой рагу, ломтем хлеба и кувшином эля.
– Пожалуйста, мэм.
– Благодарю вас.
Она приняла у него поднос и села на койку. Пахло хорошо, и она, отломив кусочек хлеба, обмакнула его в подливку. Некоторое время она ела с удовольствием, потом снова почувствовала дурноту и отставила поднос. Она не привыкла путешествовать морем. Арабелла выставила поднос за дверь, разделась до нижней сорочки и заползла на койку под тонкие простыню и одеяло, где и осталась лежать, прислушиваясь к скрипу снастей, плеску волн о корпус корабля и глядя на серебряный блик от света звезд, проникавшего сквозь иллюминатор и освещавшего деревянный пол.
Джек и капитан ужинали на палубе. Ни один из них ни словом не обмолвился об отсутствии другой путешественницы, и Джек подсказал Тому Перри, чье неловкое молчание походило на беззвучный крик, нейтральную тему, заговорив об опасностях, подстерегавших корабли, курсировавшие между Англией и Францией.
– И кое-кто из тех, кого мы берем, сэр…
Том успокаивался и становился раскованнее, по мере того как уровень напитка в его кружке опускался. Разговор вертелся только вокруг Знакомых вещей.
– Несчастные… с трудом избежали гибели. Теперь мы берем всех. Не только аристократов, но и ремесленников, профессионалов. Для них не осталось места в их стране, но, думаю, достойны уважения люди, способные заработать своим трудом на приличную жизнь.
Он посмотрел на своего аристократического пассажира со смесью любопытства и беспокойства. Не говоря уже о странности раздельного путешествия герцогини и герцога, будто они и не были женаты, никогда нельзя было угадать, что думает путешественник, переправляющийся через Ла-Манш в Европу, о тамошнем хаосе. Гораздо легче было судить о настроении тех, кто прибывал оттуда.
Джек обмакнул хлеб в подливку.
– В самом деле, – сказал он.
Том Перри капитулировал – он осушил свою кружку и сказал:
– Простите, ваша светлость, но я веду корабль. Мне надо им управлять. Желаю вам доброй ночи. Надеюсь, она будет спокойной. Ветер изменился. Теперь дует юго-западный. Думаю, прибудем к четырем часам утра. К шести станем на якорь.
– Доброй ночи, капитан.
Джек снова наполнил свою кружку и неподвижно смотрел в пространство, не замечая звезд, мягкого бриза, пахнущего солью, и покачивания корабля. В голове его все еще не прояснилось. До сих пор им владела слепая холодная ярость, управлять которой было легко. Он видел ее так же ясно, как острие своей рапиры во время дуэли, как собственную шпагу во время урока фехтования у мэтра Альбера. Она разила с непререкаемой точностью и достигала цели. Но теперь в голове и сердце его была жаркая путаница, цель и ее достижение представали перед ними в виде хаоса.
Шарлотта провела больше года в парижской тюрьме… Если действительно женщина в Ле Шатле была Шарлоттой. Но как это могло случиться? Ведь «вязальщица» описала ее… рассказала, как ее волокли на штыки по темному двору. Она упомянула серебряную прядь волос, ниспадавшую на ее лоб. Хихикая, эта ужасная ведьма протянула грязную руку, пытаясь прикоснуться к белой пряди на лбу Джека, сдвинув его красный колпак. При этом она подмигивала.
Но возможно, Шарлотте удалось выжить в той сентябрьской резне, избежав гильотины.
Он сжал руками виски, стараясь отгородиться от рева и грохота, потрясавших его смятенное сознание. Встав из-за грубо сколоченного стола, он направился к трапу. Там стоял матрос, с явным нетерпением ожидая, когда с палубы уйдет поздний гость капитана.
– Покажите мне каюту леди Арабеллы.
Его требование было высказано кратко, и матрос ответил столь же лаконично. Он мотнул головой в сторону трапа. Джек последовал за ним вниз по лестнице, а потом туда, куда провожатый указал пальцем.
Джек бесшумно открыл дверь каюты и заглянул в тесное помещение, освещаемое только слабым светом звезд. Неясно видное тело пошевелилось на койке.
– Итак, Джек? – спросила она.
Он приблизился, присел рядом с ней и положил руку на ее бедро, прикрытое одеялом. Она коснулась его руки. Их пальцы переплелись. Он наклонился поцеловать ее, и его губы легко скользнули по ее щеке. Она медленно перекатилась на спину, глядя на него в тусклом свете звезд. Улыбка ее была печальной.
– Прости меня, – прошептал он.
Джек сбросил сапоги и осторожно дюйм за дюймом забрался на узкую койку рядом с ней. Его рука скользнула под ее спину и он привлек ее к себе. Он гладил ее щеку, пока она устраивалась, положив голову ему на плечо, и он почувствовал, как под его ласками она погрузилась в сон. Он держал ее в объятиях всю ночь, глядя широко раскрытыми глазами в деревянные балки потолка и ожидая рассвета.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Почти невеста - Фэйзер Джейн



ОООО ПРЕЛЕСТНО!!!!!!!!!!!!!!
Почти невеста - Фэйзер Джейнгуля
16.10.2012, 23.07





Роман интересный,понравился,только непонятно название.
Почти невеста - Фэйзер ДжейнТаня
31.10.2013, 23.05





замечательная книга!!!
Почти невеста - Фэйзер Джейннадежда
8.03.2014, 12.28





Не понравился.Неинтересная история с любовницей.Тупая история с его сестрой.Скучно. Хочу роман, где сильная любовница и сильная жена.
Почти невеста - Фэйзер ДжейнТаточка
8.03.2014, 18.51





Скукотище не дочитала
Почти невеста - Фэйзер Джейнанна
16.03.2015, 14.09





тоска зеленая, невероятно скучно. дочитала только из принципа, да и то через силу. самый плохой роман автора. никакой любви, никакой страсти, никаких интересных приключений. согласна, что история совершенно не интересная, вымученно как-то все. рейтинг не оправдан. 1/10, не больше
Почти невеста - Фэйзер ДжейнИринаМ
10.05.2015, 3.05





Тяжелый роман.
Почти невеста - Фэйзер ДжейнКэт
12.04.2016, 22.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100