Читать онлайн Почти невеста, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - ГЛАВА 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Почти невеста - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.83 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Почти невеста - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Почти невеста - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Почти невеста

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 15

Джек вернулся в Лондон через неделю. К его изумлению и досаде, он с трудом выдержал эту поездку. Никогда ему не приходило в голову, что он будет тосковать по ней, но через два дня мысли о язвительной, вечно его провоцирующей жене уже не покидали его. Он пытался сосредоточить свое внимание на делах, приведших его в Херефордшир, но мысли его блуждали далеко. Ему недоставало ее смеха, ее улыбки, даже того удовольствия, которое она испытывала, копаясь в земле. Ему отчаянно хотелось видеть, как она держит голову, как воспринимает окружающее. Он мучительно вспоминал даже ее привычку делать вид, что она не слушает, ее походку, манеру носить драгоценности, которыми он с восторгом осыпал ее.
И потому он вернулся раньше, чем ожидал. Когда он прибыл поздним утром, Арабеллы не было дома.
– Ее светлость уехала с одним из своих французов, – сообщил ему Тидмаус неодобрительно. – Довольно неотесанный, грубый джентльмен, если мне будет позволено так выразиться, ваша светлость. Кажется, там речь идет о больном ребенке. – Он презрительно фыркнул, отряхивая пыль с тульи бобровой шапки Джека. – Остается надеяться, что это не тиф. Или оспа.
У Джека были свои основания опасаться рейдов Арабеллы на самое дно лондонского общества, но он предпочел не вступать в дискуссию с Тидмаусом по этому поводу. Тем не менее часом позже он оставил дом, как всегда, безупречно облаченный в бархат голубиного цвета, но не в лучшем настроении.
Он отправился в «Уайтс», где, как полагал, найдет в полдень среды большую часть своих друзей, улаживающих вопрос с карточными долгами, сделанными на прошлой неделе за непомерными порциями кларета. Его появление в салоне было встречено приветственным хором, пока он вручал лакею шляпу и перчатки.
– Слава Богу, Джек, ты вернулся. Я нуждаюсь в ссуде, дорогой друг! – воскликнул Фокс.
– И сколько тебе надо? – спросил Джек, с видом самоотречения подходя к группе мужчин за столом у окна, выходившего на Сент-Джеймсский дворец.
Он привык выкупать его долги, впрочем, как и все друзья Фокса.
– Да сущий пустяк. Всего шесть тысяч гиней, но, что бы ты ни предложил, дорогой друг, будет принято с благодарностью.
Джордж Кавена наблюдал, качая головой, как Джек выписывал чек на тысячу гиней. Ему никогда не будет суждено получить их назад, но частенько такова была цена дружбы.
Фокс принял чеке изъявлениями безмерной благодарности и спокойно передал его маркизу Херндону, которому задолжал именно такую сумму. Джек только улыбнулся и направился к Джорджу, поманившему его из дальнего угла комнаты.
– Я бы на твоем месте не стал так разбрасываться деньгами, Джек, потому что они понадобятся тебе самому, – мрачно заявил Джордж.
Джек шумно выдохнул воздух через рот:
– Моя жена?!
– Джек, мне претит это говорить, но ты должен что-то предпринять. Похоже, она задалась целью разорить тебя.
Вид у Джорджа был потрясенный.
– И сколько алмазов Сент-Джулзов она заложила ради этого? – спросил Джек с видом отрешенной покорности.
– Да нет, не алмазов, а пару серег с сапфирами и подвеску с жемчугом. Я… гм… сам их выкупил. Ты ведь не хотел бы их потерять?
Его рука скользнула в карман жилета, и он извлек небольшой пакетик, который и передал Джеку. Джек спрятал его во внутренний карман.
– Прими мою искреннюю благодарность, Джордж. Сколько я тебе должен?
Джордж подергал себя за подбородок:
– Пять тысяч… Но прости меня, Джек, мне просто больно видеть, когда проигрывают так, как она. Ясно, что Арабелла – неопытный игрок, но выглядит это так, будто она проигрывает намеренно.
– Да. И боюсь, что ты прав. – На губах Джека появилась вымученная улыбка.
Он похлопал себя по карману, прежде чем выписать второй чек и передать другу. Потом, снова поблагодарив его, отправился в соседнюю комнату попытать счастья в игре в кости.
Было еще далеко до конца дня, когда он вернулся и ему сообщили, что ее светлость уже дома и находится в своем будуаре. Он поднялся наверх и тихо отворил дверь. В комнате не было признаков присутствия собак, и он догадался, что они на кухне улещивают повара, чтобы он поделился с ними несколькими лакомыми кусочками. Альфонс был очарован ими и, готовя еду для хозяина, не забывал оставить для них кости и цыплячьи скелеты с кусочками мяса.
Послеполуденное солнце освещало шезлонг, в котором дремала Арабелла, укрывшись шерстяным пледом. Она лежала на боку, подложив ладонь под щеку, а он долго стоял, глядя на темные полукружия ее ресниц, выделявшиеся на кремовой коже, но от него не укрылось, что под ее глазами залегли голубоватые тени. Похоже было, что она неважно спала это время. Должно быть, слишком много колесила по улицам Лондона в своих благотворительных целях.
А может, уж очень слишком усердно старалась растратить его состояние за игорными столами.
Внезапно она открыла глаза, будто его молчаливое разглядывание разбудило ее, и на мгновение, он был готов в этом поклясться, искра радости блеснула в золотистой глубине. Она порывисто села, отбросив плед.
– Так вы вернулись, сэр. Я думала, что вы приедете только через несколько дней.
Голос Арабеллы звучал так равнодушно, будто его возвращение не имело для нее особого значения, хотя сердце ее забилось быстрее, а по коже забегали мурашки, как бывало всякий раз, когда он оказывался поблизости, и ей потребовалось усилие, чтобы не броситься ему на шею и не осыпать его отчаянными поцелуями.
– Да, мэм, я вернулся. – Джек пододвинул к себе стул и уселся на него верхом, как в седло, положив руки на его спинку и глядя на нее. – И если верить слухам, меня, кажется, не было чересчур долго.
Он запустил руку во внутренний карман, вытащил пакет, переданный ему Джорджем, и бросил его на шезлонг рядом с ней. Она взяла его и тотчас же поняла, что это.
– Думаю, мне следует быть благодарным, что это не алмазы Сент-Джулзов, – заметил Джек.
Арабелла смотрела на него с нескрываемым смущением и замешательством:
– Я никогда бы этого не сделала. Я рискую только тем, что принадлежит мне.
– Моя дорогая, если уж вам так необходимо рисковать своими драгоценностями, то это означает, что ваши долги намного превосходят оговоренное нами содержание, которое я считаю более чем щедрым. Но должно быть, я ошибаюсь, – добавил он холодно.
– Все играют, – ответила Арабелла.
– Да, но не все так плохо, как вы, – заметил Джек. – Вы играете намеренно плохо, насколько я мог заключить, наблюдая за вами. Если кто-то столь невежествен и не знает даже основ игры, как вы, все-таки иногда и ему улыбается счастье, и он выигрывает.
Она почувствовала, как под его взглядом ее щеки загораются румянцем.
– Я была свидетельницей того, как герцогиня Девонширская за одну ночь проиграла десять тысяч гиней.
– Герцогиня – и я готов повторить это снова – едва ли подходящий образец для подражания, – заявил Джек. – Она помешана на игре и в конце концов разорится. Но видишь ли, моя дорогая, мне не верится, что ты так уж любишь игру.
Прищурив глаза, он вглядывался в ее лицо и заметил быструю смену чувств в ее взгляде.
– Я проигрываю только то, что вы выиграли у моего брата, – сказала она, без всякой надобности разглаживая складки своего шелкового неглиже цвета слоновой кости.
– М-м… Это как раз то, что я подозревал, – сказал он задумчиво. – Но должен тебе сообщить, дорогая, что это бессмысленно. Я не намерен сидеть и ждать, пока ты меня разоришь, Арабелла.
Она помрачнела, и в ее карих глазах засверкали золотистые искры.
– И как ты собираешься остановить меня?
Казалось, мысли его витают где-то далеко. Потом он задумчиво ответил:
– Мне кажется, у меня есть только два способа.
– И каковы же они, милорд герцог? Она с интересом наблюдала за ним. Джек сложил пальцы щепотью.
– Разумеется, я мог бы увеличить свои выигрыши, чтобы покрыть твои проигрыши, но для этого придется приложить некоторые усилия, большие, чем мне хотелось бы… Или…
Он помолчал с минуту, прежде чем продолжить:
– Или я мог бы научить тебя выигрывать.
Он поднял руку, упреждая ее протест, уже готовый вырваться из ее уст.
– Предлагаю сейчас же пройти в библиотеку, где я попытаюсь научить тебя играть в фараон.
Она не сразу встала с шезлонга.
– Как твое путешествие? – спросила она с улыбкой, едва тронувшей губы. – Оно было удачным? Тебе удалось справиться с возникшими трудностями?
Она не могла заставить себя отказаться от иронии, и это прозвучало в ее голосе. Образ Лили Уорт с безупречной фарфоровой кожей и небесно-синими глазами преследовал ее во все время отсутствия Джека. Она презирала себя за это, но ничего не могла поделать.
– Да, – ответил он, несколько озадаченный ее язвительным тоном. – Но мне было бы гораздо приятнее, если бы ты поехала со мной.
Каким же искусным лжецом был этот человек!
– Значит, твоя компания была не настолько приятной?
– Моей компаний был только мой управляющий, а он довольно суровый и мрачный человек.
Джек рывком поднялся со стула и протянул ей руку:
– Пойдем, Арабелла, начнем наш урок игры в карты.
В тот же вечер Арабелла применила этот урок на практике за карточным столом на вечере у маркизы Бьют. Джордж Кавена сидел рядом с ней и с удивлением наблюдал за игрой.
– Мэм, – заметил он, когда она выиграла, выложив вовремя десятку пик, – похоже, счастье теперь на вашей стороне.
Она рассмеялась:
– Муж учил меня играть весь день. И вероятно, этот урок пошел мне на пользу.
Она собрала монеты, лежавшие у локтя, и на мгновение бросила взгляд через стол, пытаясь найти нужные слова. До сих пор ей не представилось случая спросить о том, что ей было необходимо знать. Она чувствовала, что есть нечто недостойное в обсуждении мужа с его лучшим другом. Но Джордж был теперь и ее другом, а не только Джека.
С решительным видом она повернулась к нему и заговорила спокойно и тихо:
– Джордж, вы ведь присутствовали при последней карточной игре Джека с моим братом?
Лицо Джорджа помрачнело, и он едва слышно ответил ей:
– Да, присутствовал. Почему вы спрашиваете?
– Потому что хотела бы знать, что именно произошло, – ответила она просто. – Вы лучший друг Джека, и, думаю, никто лучше вас не мог бы мне всего объяснить.
Он прокашлялся:
– Моя дорогая мадам, Джек, конечно…
Она покачала головой:
– Джек ничего мне не скажет. Я даже не знаю, почему…
Джордж поднял руку, перебивая ее, и предложил:
– Пойдемте куда-нибудь, где сможем поговорить спокойно.
Она живо поднялась с места. Джордж повел ее к глубокой оконной нише в дальнем конце салона.
– Здесь мы будем чувствовать себя в большем уединении, – сказал он.
Она кивнула. Лицо ее было очень бледным, под глазами залегли тени.
– Я должна знать, почему Джек уничтожил Фредерика. А вам это известно?
– Моя дорогая, едва ли это было сделано намеренно. Ваш брат рисковал и проиграл.
– Вы знаете, что это еще не все, Джордж. Джек довел Фредерика до самоубийства. Зачем ему это понадобилось? Почему нормальный человек мог пойти на это?
Джордж покачал головой, но все-таки снизошел до ответа:
– Они всегда враждовали.
– Почему? – Она положила руку на его рукав. – Вы должны помочь мне понять, Джордж. Я не могу продолжать жить в уверенности, что мой муж такой холодный и расчетливый человек, что намеренно обрек другого на смерть без всякой причины.
Джордж беспомощно смотрел на нее:
– Джек не холодный и не расчетливый, Арабелла. Вы должны это знать.
– Я в этом не уверена, – ответила она твердо. – О, я знаю, что он может быть и другим. Но какой Джек настоящий? Скажите же мне.
Джордж вздохнул. Ему нравилась эта женщина, которую Джек неизвестно почему выбрал в жены… Она была очень ему приятна. И его привязанность к другу была глубокой. Что-то не ладилось между Арабеллой и Джеком, и, возможно, ему следовало помочь им.
Он начал неторопливо:
– Не знаю, имею ли я право говорить об этом, но много лет назад Джек и ваш брат повздорили… из-за женщины. – Он выглядел неуверенным, но Арабелла не отрывала глаз от его лица. – Думаю, Фредерик поступил с ней более чем бесчестно, – продолжил он смущенно. – Все подробности были известны только им двоим. Джек вызвал Лэйси на дуэль и чуть не убил его. Лэйси не простил его, а Джек после этого обращался с ним не иначе как с презрением.
– О, понимаю.
Арабелла хмурилась, силясь решить, действительно ли уяснила себе это. Она не знала Фредерика в его юности. Возможно, ее считали слишком маленькой, чтобы посвящать во все детали происшедшего. Как бы то ни было, но отец не счел возможным рассказывать ей об этом событии, что было неудивительно. Она не могла припомнить, как Фредерик оправлялся от этой чуть не ставшей роковой дуэли. Он редко наезжал в Лэйси-Корт, поэтому, возможно, залечивал рану в Лондоне. И возможно, все ее воспоминания о юных годах Фредерика были позже стерты из ее памяти более впечатляющим и свежим представлением о взрослом беспутном и развращенном мужчине с жесткой складкой у губ и маленькими, глубоко посаженными глазами, всегда красными от излишеств. Иногда она размышляла, можно ли было отучить Фредерика от его беспутной жизни и сделать приличным человеком. Если история, рассказанная Джорджем, и была правдой, то, разумеется, не в ней было дело. Даже старая ссора, пусть и очень бурная, одна не могла стать причиной того, что Джек разорил и уничтожил ее брата много лет спустя.
Она оглядела переполненный, ярко освещенный зал и увидела мужа в дальнем его конце. Он смотрел прямо на них и, казалось, читал их слова по губам. Она почувствовала, как кожа на ее затылке похолодела. Его лицо было сумрачным, глаза казались непроницаемыми.
– Почему он иногда выглядит вот так? Таким угрюмым, – пробормотала она почти про себя.
– Не уверен, что понял вас, мадам.
– Поняли, – упрямо возразила она. – Вы знаете его лучше, чем кто бы то ни было, и прекрасно улавливаете, что я имею в виду. Иногда мрачное настроение находит на него, и тогда лицо его принимает такое выражение, будто он где-то далеко, в неизвестном мне месте.
– Возможно, это имеет отношение к его сестре, – осторожно высказал предположение Джордж.
Она с изумлением взглянула на него:
– У него есть сестра? Он никогда ничего не говорил о ней. Как и о каком-нибудь другом члене своей семьи. Я думала, что у него никого нет.
– У него была сестра Шарлотта, – пояснил Джордж. – Она живет… жила во Франции, несколько лет назад вышла замуж за виконта де Вильфранша. Они были из королевского окружения в Версале. – Он покачал головой. – Не думаю, что она и ее муж пережили Террор. Джек поехал искать ее… Это было в прошлом году. Но вернулся он один.
Он задумчиво провел рукой по губам, прежде чем возобновить рассказ.
– Он говорил мне, что считает ее погибшей, но больше не добавил ничего. – Джордж вздохнул. – В его голосе было нечто такое, что пресекало дальнейшие расспросы. И знаете, Арабелла, я бы не стал поднимать эту тему, пока Джек сам не заговорит об этом.
– Разумеется, – ответила она.
Между ее густыми темными бровями пролегла морщинка.
– Благодарю вас, Джордж. Мне жаль, если мои вопросы смутили вас.
– Все в порядке… все хорошо, дорогая леди. Забудьте об этом, – сказал он, и в голосе его прозвучало облегчение, потому что допрос был окончен. – Я готов сделать все, чтобы вам помочь… всегда к вашим услугам. – Он отвесил ей галантный поклон.
Она наградила его улыбкой, оставила в амбразуре окна и направилась к мужу через весь зал. Джек холодно улыбнулся ей:
– Кажется, у вас с Джорджем был увлекательный интимный разговор.
– Едва ли, – фыркнула она. – В салоне не меньше сотни людей.
– Ну, может быть, напряженный, – согласился Джек, продолжая смотреть на нее подозрительно. – Могу ли я узнать, о чем вы говорили?
– О бесстыдном поведении леди Джерси, – с готовностью ответила она. – Принц еще не привез в Англию свою невесту, а эта женщина уже назначила себя фрейлиной принцессы Каролины. Ты слышал об этом?
– Слышал, – ответил он, ничуть не убежденный в том, что увлеченная беседа его жены и друга была посвящена именно этому.
Арабелле было нетрудно выразить вполне искреннее возмущение по этому поводу. По причинам, которые она предпочла бы не обсуждать в подробностях, бесстыдное бахвальство и болтовня леди Джерси о своем любовнике приводили ее в ярость. Это вызывало негодование большинства замужних женщин их круга, и, возможно, подоплека была та же.
– Она собирается превратить в ад жизнь бедной девушки, – продолжала Арабелла с презрением. – Ты же знаешь, как она обожает изводить жен своих любовников.
– Конечно, знаю, но ты то тут при чем? – спросил Джек с изумлением.
Леди Джерси в течение многих лет косила направо и налево мужскую часть общества, но Арабелле, жившей в деревне, не могло быть это известно.
Ее глаза сузились.
– У меня есть уши, и я способна слышать, – ответила она с некоторым лукавством, напомнившим ему прежнюю Арабеллу.
– Да черт с ними всеми. Поедем домой, – предложил он, положив руку на ее затылок. – Ты сегодня достаточно выиграла?
– Только шестьсот гиней, – ответила Арабелла со смехом, отстраняясь от его теплой руки.
– Этого вполне достаточно, – ответил он тихо. – После недели отсутствия я очень нуждаюсь в обществе своей жены.
«А я отчаянно нуждаюсь в компании мужа», – подумала Арабелла, испытав прилив энергии от его прикосновения.
Как только они оказались в экипаже, Джек потянулся к ней. Он привлек ее к себе на колени и принялся гладить ее обтянутую шелком ногу. Его ладонь, постепенно поднимаясь по ней выше и выше, оказалась под тонкой шелковой юбкой, скользнула под подвязку, которая обвивала ее бедра. Его пальцы добрались до теплого влажного углубления в ее теле, и она зашевелилась у него на коленях, дыхание ее стало прерывистым и шумным, а голова опустилась на его плечо, в то время как ноги невольно раздвинулись, как бы приглашая его. Он играл с ней с безошибочным пониманием того, что делает, доводя ее до пика наслаждения, и когда она перешагнула черту, то уселась верхом на его колени и принялась с лихорадочной скоростью расстегивать его бриджи, и тотчас же его горячий пульсирующий посох оказался у нее в руке, как только она выпустила его на волю. Она гладила его по всей длине. Ее пальцы, легкие, как крылья бабочки, постепенно сжимали его все крепче, и этот нажим усиливался до тех пор, пока она не услышала его стон.
Она слегка приподнялась и опустилась на него. Коляска тряслась и раскачивалась на булыжной мостовой, иногда попадая в выбоины, а Арабелла прикусывала нижнюю губу, в то время как ее плоть сжимала его орган, а она поднималась и опускалась в такт движению коляски.
Он обеими руками обхватил ее за талию, стараясь удержать равновесие, не спуская с нее глаз. Она провела языком по губам, потом склонилась к нему и поцеловала его в губы, и ее язык проник в его рот, а сама она сильнее прижалась к нему, вбирая его глубоко внутрь своего тела, так что он оказался в самой его сердцевине. Она оставалась совершенно неподвижной, чувствуя, что и он достиг предела, и поцеловала его еще более страстно. Прошло несколько секунд, прежде чем она поспела за ним, и наконец эти сплетенные тела расслабились. Она бессознательно прикусила его нижнюю губу, пытаясь удержаться от крика, когда экипаж накренился и резко остановился. Потеряв равновесие, она откинулась на сиденье в путанице юбок, рук и ног, с бедрами, влажными от соков любви.
– Господи! – пробормотал Джек, ощутив вкус крови на губах. – Ты, моя радость, прямо мегера, когда возбуждена.
Он помог ей приподняться и сесть, пытаясь привести в порядок ее юбки. Она беспомощно рассмеялась, когда форейтор открыл дверцу экипажа и заглянул внутрь.
– Кэвендиш-сквер, – доложил он, стараясь скрыть изумление при виде этой странной сцены.
– Благодарю тебя, Фрэнк.
Джек высвободился из складок ее юбки и выпрыгнул на улицу. Он протянул руку Арабелле и чуть не выволок ее из коляски.
Она ступила на тротуар и осознала, что корсаж ее съехал набок, юбки влажны, на них весьма сомнительные пятна, и они безнадежно измяты. Собрав все свое достоинство, насколько это было возможно, она раскрыла веер и поднялась по ступенькам крыльца, придерживая юбки рукой в перчатке. Она проплыла мимо Тидмауса, несколько высокомерно пожелав ему спокойной ночи, и проследовала через холл к лестнице. Джек шествовал за ней.
Собаки бросились приветствовать их, как только они вошли в будуар Арабеллы. Она, смеясь, опустилась в кресло и принялась их успокаивать.
– Что, ради всего святого, подумал Фрэнк? – спросила она, переводя дух. – Ты только посмотри на меня. Я вся всклокоченная, похожа на живую изгородь.
И в самом деле, шпильки высыпались из ее волос.
– А вы, сэр, не сочли нужным застегнуть штаны.
Джек в ужасе опустил глаза на свои бриджи, в то время как она согнулась пополам от смеха. Джек принялся, смеясь, торопливо приводить себя в порядок.
– К счастью, мне все равно, что думает обо мне прислуга.
Он подошел к двери спальни и открыл ее.
– Бекки, вы можете идти спать. Ее светлость ляжет сегодня без вашей помощи.
Сонная горничная вскочила со стула перед камином и присела в реверансе.
– Да, ваша светлость, если ее светлость уверена в этом.
– Ее светлость совершенно уверена, – сказал он твердо. – А теперь ступайте.
Девушка снова сделала книксен и поспешила из комнаты. Джек вернулся в будуар.
– Идемте, мадам жена. Наша поездка только подстегнула мой аппетит.
– Вы собираетесь снова злоупотребить вашей властью надо мной, сэр? – спросила она, широко раскрывая глаза и прижимая руку к сердцу.
– Ну, если вам угодно это называть так, – согласился он покладисто. – А теперь идемте. Давайте-ка займемся этим вашим злополучным платьем, с которым мы так немилосердно обошлись.
Он повлек ее в спальню и плотно закрыл дверь перед скулящими собаками.
Много позже Арабелла пошевелилась на ковре перед камином, почувствовав, что его ворс раздражает кожу ее спины. В разгар страсти она этого не заметила.
Джек навис над ней, опираясь на локти. Он отвел прядь волос с ее лба.
– А теперь расскажи мне, моя сладостная жена, о чем это вы так увлеченно беседовали с Джорджем в оконной нише.
– Я же говорила тебе.
Она смотрела на него с сомнением.
Их тела все еще были переплетены, и она ощущала его в себе, удовлетворенного и умиротворенного, и его глаза, мерцающие мягким светом, все еще хранили отблеск вожделения и страсти, но под этим крылось и нечто другое, какая-то цель.
– Нет, ты не сказала мне правды, – возразил он. – Ответь же теперь.
Он смягчил это требование поцелуем в уголок ее рта.
Арабелла размышляла. В мягком приглушенном свете спальни с бликами, играющими на их сплетенных телах, с сиянием удовлетворенной любви, которое, как ей было известно, отражалось и в ее глазах, она решила, что это самый подходящий момент для того, чтобы узнать что-то из его тайн.
– Он сообщил мне кое-что из того, что вызвало вражду между тобой и Фредериком. О дуэли из-за женщины, происшедшей давным-давно.
Джек рывком приподнялся, отделившись от нее. Зачем ей понадобилось приплетать в их отношения Фредерика? И именно теперь? Он почувствовал, как к горлу его поднимается кислота. Его ненависть к Лэйси разгорелась с новой силой. Внутри у него будто начался пожар, который он пытался заглушить. Ей не должно быть дела до того, что произошло между ним и Фредериком Лэйси. Она стала инструментом мести Джека Фредерику, хотя и была не повинна ни в чем. Но какого черта ей понадобилось копаться в прошлом, ворошить его?
Теперь он лежал на спине рядом с ней, глядя в изящно расписанный потолок.
– Зачем тебе разузнавать о моем прошлом? Шпионить за мной?
Голос его был ледяным.
Она чуть не задохнулась от этого явного оскорбления.
– Я не шпионила, – ответила она с яростью. – Я часто спрашивала тебя открыто, почему ты уничтожил Фредерика, и ты всегда отказывался отвечать. Неужели ты не считаешь естественным, что я хотела узнать правду?
Некоторое время он молчал, уставившись в потолок, и Арабелла уже начала жалеть о том, что затронула тему, говорить на которую он отказывался и которая вызывала его гнев. Она сделала попытку встать, но он положил руку на ее бедро.
Она ждала, наблюдая за выражением его лица. Оно стало похожим на маску. Глаза будто заволокло пеленой, и она ничего не могла прочитать в них.
Наконец он заговорил медленно и неохотно:
– Это старая история, Арабелла. Подробности ее были известны только мне, твоему брату и той женщине. А теперь только мне.
– Что с ней случилось? – спросила Арабелла, испытав недоброе предчувствие.
– Она умерла, – ответил он безжизненным голосом.
– Но ведь не Фредерик же…
Она так и не смогла высказать вопрос.
– Не совсем так. Но ее семья в порыве справедливого негодования изгнала ее, отправила к каким-то дальним родственникам на один из Гебридских островов, где она подхватила тиф и умерла через несколько месяцев.
Его голос все еще был ровным, а тон обычным, неэмоциональным, но одурачить Арабеллу было не так-то просто. Эта история слишком болезненно затронула его. Она лежала рядом с ним, положив ладонь на его живот.
– Ты все мне расскажешь, Джек?
– Мне не так-то легко обсуждать свои личные дела, – ответил он.
– Будто я этого не знаю!
Она села и теперь смотрела на него сверху вниз – глаза ее выражали бессилие и разочарование.
– Если ты не хочешь рассказать мне того, что так близко касается меня, вправе ли ты осуждать меня за попытку разузнать правду от других? Ты не можешь сидеть сразу на двух стульях, Джек.
С минуту он молчал, потом сдался:
– Ладно, должен признать, что ты права.
Он снова привлек ее к себе, пристроив ее голову на своем плече.
– Хорошо. Я расскажу тебе все. Это случилось двадцать лет назад. Я только начал входить в возраст.
– Фредерику было тридцать, – сказала она, быстро произведя подсчеты в уме.
– Да, и он уже развратничал вовсю, – ответил Джек холодно. – Если рассказывать эту историю быстро, то она очень проста. Я был влюблен в очень молодую леди шестнадцати лет. Твой брат решил, что тоже увлечен ею. Думаю, ей повезло, что он влюбился в нее, такая мысль недостойна меня.
Сарказм струился с его языка, как уксус.
– Но случилось так, что она ответила на мои, а не на его чувства, и твой брат похитил ее. Он решил жениться на ней так или иначе. Я нагнал их на второй день бегства. Фредерик был тяжело ранен на дуэли, которую я ему навязал, но репутация девушки была загублена.
– В таком случае почему ты на ней не женился? Это спасло бы ее.
Она приподняла голову с его плеча, чтобы видеть его лицо.
– Ее семья не сочла меня достойным женихом, – ответил он сухо, возвращая ее голову в прежнее положение на свое плечо. – Боюсь, они предпочли пожертвовать дочерью из моральных соображений. В те времена я отличался сомнительным поведением, методично проигрывая свое состояние. Теперь, постфактум, я понимаю, что едва ли стоит их осуждать.
– Ты потерял все свое состояние? – спросила Арабелла, снова поднимая голову, заинтригованная, но в большей степени шокированная.
– Да, а потом нажил новое, – ответил он.
– Игрой.
– Да, моя дорогая, за игорными столами.
– Ты, должно быть, очень способный, – сказала Арабелла, и в голосе ее прозвучало восхищение. – Ведь в игре столь многое зависит от везения.
– Верно, но не все, как я попытался показать тебе сегодня. Некоторые глупые молодые люди в Брюгге проигрывали мне за неделю целые состояния.
– А потом ты проделал это с моим братом.
Теперь она лежала на боку, опираясь на локоть, и, запустив палец в кудрявые черные волосы у него на груди, бездумно накручивала их на палец, надеясь на то, что ей удастся повернуть разговор в нужное ей русло и заставить его вернуться к той ночи, когда он разорил и довел до самоубийства Фредерика.
– Пожалуй, это можно было бы назвать привычкой, – сказал он с беззаботным и насмешливым видом.
– Неудивительно, что тебя называют воплощением дьявола, – заключила она.
Джек негромко рассмеялся и поймал ее руку.
– Теперь и я хочу получить ответ на свой вопрос. Где письмо, которое ты вытащила у меня из сейфа?
– Ах! В секретере, – медленно проговорила она.
– Почему ты ни словом не упомянула об этом?
Он сел, выпрямился и наклонился, чтобы подбросить бревно в камин.
Арабелла тотчас же отвлеклась, созерцая изгиб его спины, успев мгновенно разглядеть его мужские органы и кудрявые волосы на поджарых мускулистых бедрах. Но это отвлекло ее только на миг, будучи просто неким условным рефлексом. Страсть прошла. Она скрестила руки на груди, вдруг осознав свою наготу.
– Почему ты его не отправил?
Он провел рукой по затылку, отворачиваясь от камина.
– В то время мне не хотелось дать тебе возможность выбора, я не желал, чтобы ты отвергла мое предложение. Мне было нужно время убедить тебя. А потом, если помнишь, ты довольно быстро приняла мою точку зрения, и я не видел смысла посылать это письмо. Впоследствии, если уж быть честным, я просто забыл о нем.
– Это непорядочно.
Он не спеша кивнул:
– Возможно.
Она прикусила нижнюю губу, хмуро глядя на него.
– Почему брак со мной был настолько важен для тебя, что ты решился прибегнуть к обману?
Джек потянулся за халатом, прежде чем ответить ей.
– Обычно я добиваюсь, чего хочу, – сказал он наконец. – Я хотел тебя, и чем больше ты упорствовала, тем сильнее было желание.
Этот прямой ответ показался ей отчасти правдоподобным. Она встала и продела руки в рукава пеньюара, приготовленного Бекки и лежавшего на кровати.
– И совесть тебя ничуть не мучила?
– Ну, разве что чуть-чуть, – признался он.
– Но почему ты хотел получить меня?
Он повернулся к графину на туалетном столике и налил коньяку в два бокала, потом продолжал говорить, все еще стоя спиной к ней:
– Возможно, в то время я считал это благородным поступком. Мне казалось всего лишь справедливым как-то компенсировать тебе потерю семейной поддержки, которой я лишил тебя. А мне была нужна жена. И ты подходила на эту роль. – Он пожал плечами. – Это же очевидно.
Только тут он повернулся лицом к ней и протянул ей бокал.
Арабелла приняла его, глядя на него в мрачном молчании. Все в его устах звучало так просто и так соответствовало репутации Джека – плута, развратника и игрока. Он выходил на охоту и добивался своего любой ценой. Но она знала, что это лишь одна из его сторон. Она понимала, что он рассказал ей только часть истории. Но для одной ночи этого было достаточно.
Он поднял бокал.
– Конечно, моя радость, чем лучше я тебя узнаю, тем сильнее убеждаюсь, что наш союз оказался чем-то гораздо большим, чем просто брак по расчету. – Она склонила голову, молчаливо признавая его правоту, в то время как он потянулся к ней, чтобы чокнуться. – Давай выпьем за будущее.
Много позже, лежа в объятиях мужа и прислушиваясь к его сонному дыханию, глядя на блики от огня на расписанном и украшенном лепниной потолке, Арабелла не могла уснуть. Сон бежал от нее.
Что за женщина была его сестра? Почему, ради всего святого, Джек никогда ни словом не обмолвился о ней, ничего не сказал о своей утрате? Террор унес столько жизней, и это была самая обычная история.
Но если он ей не доверится, то придется все разузнать самой. Может быть, кто-нибудь из эмигрантов, с которыми она подружилась, сообщит ей что-нибудь.
Она нуждалась в Мэг больше обычного. Письма не могли заменить живую Мэг с ее острым, проницательным умом. Почта шла целую вечность. Когда прибывали ответы Мэг на излияния Арабеллы, это уже почти не имело значения. И все же сэр Марк не одобрял длительного визита Мэг в Лондон. Может быть, Джек мог бы помочь сдвинуть дело с мертвой точки, думала Арабелла в полусне, но с некоторым раздражением. В конце концов, это был дом Джека. Или по крайней мере сэр Марк так это представлял. Радушное приглашение от хозяина дома могло бы сотворить чудо.
Арабелла была очень привязана к сэру Марку, но она слишком хорошо знала, как он дорожил приличиями. Арабеллу он все еще считал почти дочерью, и ее высокое положение в лондонском светском обществе ничего в этом отношении не изменило. Нет, Джек должен был отправить убедительное и настойчивое приглашение.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Почти невеста - Фэйзер Джейн



ОООО ПРЕЛЕСТНО!!!!!!!!!!!!!!
Почти невеста - Фэйзер Джейнгуля
16.10.2012, 23.07





Роман интересный,понравился,только непонятно название.
Почти невеста - Фэйзер ДжейнТаня
31.10.2013, 23.05





замечательная книга!!!
Почти невеста - Фэйзер Джейннадежда
8.03.2014, 12.28





Не понравился.Неинтересная история с любовницей.Тупая история с его сестрой.Скучно. Хочу роман, где сильная любовница и сильная жена.
Почти невеста - Фэйзер ДжейнТаточка
8.03.2014, 18.51





Скукотище не дочитала
Почти невеста - Фэйзер Джейнанна
16.03.2015, 14.09





тоска зеленая, невероятно скучно. дочитала только из принципа, да и то через силу. самый плохой роман автора. никакой любви, никакой страсти, никаких интересных приключений. согласна, что история совершенно не интересная, вымученно как-то все. рейтинг не оправдан. 1/10, не больше
Почти невеста - Фэйзер ДжейнИринаМ
10.05.2015, 3.05





Тяжелый роман.
Почти невеста - Фэйзер ДжейнКэт
12.04.2016, 22.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100