Читать онлайн Поцелуй вдовы, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Поцелуй вдовы - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.08 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Поцелуй вдовы - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Поцелуй вдовы - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Поцелуй вдовы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Лондон. Джиневра не раз мысленно представляла себе этот город, но даже не предполагала, насколько он огромен и шумен. Грязные мрачные переулки, узкие улочки, хаос лепившихся друг к другу домов – все это произвело на нее неизгладимое впечатление. Но сильнее всего ее поразила вонь от угля и гниющего мусора, стоявшая в тяжелом и влажном воздухе. Отовсюду слышались вопли торговцев, сердитые или страдальческие крики смешивались с радостными возгласами, доносившимися с арен для петушиных или медвежьих боев. От этой какофонии сразу же начинала раскалываться голова.
Вдруг весь этот шум перекрыли звуки фанфар, и Джиневра увидела, что по узкому переулку в их сторону движется верховая процессия, возглавляемая герольдом в алой форме. Сопровождавшие его всадники разгоняли прохожих. Хью взмахом руки приказал своему отряду свернуть на боковую улочку, чтобы пропустить процессию.
«Наверное, едет какой-то напыщенный придворный», – с пренебрежением подумала Джиневра, направляя кобылу к изгороди у одного из белых оштукатуренных домиков. Видимо, Хью знает, кому он должен уступать дорогу. Она с презрением, но не без любопытства наблюдала за тем, как процессия проезжает мимо.
В центре группы ехал круглолицый мужчина с упрямо поджатыми губами. Он был одет в бархатный гаун, подбитый темным мехом и отделанный драгоценностями. На его бархатном берете сверкал огромный бриллиант. Он не смотрел ни вправо, ни влево, демонстрируя расступавшимся перед ним горожанам высшую степень высокомерия. Такое отношение к людям до крайности взбесило Джиневру. Она посмотрела на Хью, но его лицо оставалось бесстрастным.
Когда процессия удалилась, Хью снова выехал на середину улицы. Через минуту к нему присоединилась Джиневра со своим небольшим отрядом.
– И что, мадам, вы думаете о нашем лорде – хранителе печати? – поинтересовался он.
– Так это был Томас Кромвель?
– Да. – На лице лорда Хью появилась недобрая усмешка. – Истинный правитель страны – во всяком случае, он хочет, чтобы все так считали.
– Кажется, он жестокий человек, – проговорила Джиневра, чувствуя, как в душу закрадывается холодный страх.
– Это еще мягко сказано! – заметил Хью и, поклонившись ей, послал свою лошадь вперед.
Ну, вот она и увидела хранителя печати – человека, который решит ее судьбу.
Страх Джиневры усилился. Она с трудом боролась с отчаянием. Она посмотрела на дочерей, ехавших рядом с ней. Они с нескрываемым любопытством глядели по сторонам. У Пиппы от восторга округлились глаза, и она даже лишилась дара речи.
– Здесь столько народу, мама, – изумленно пробормотала Пен. – Больше, чем на ярмарке в Дерби в Михайлов день.
Робин, который, как обычно, ехал рядом с Пен, с превосходством бывалого путешественника заметил:
– О Пен, как можно сравнивать толпу на деревенской ярмарке и Лондон!
Пен покраснела:
– Да, я понимаю. Я сказала просто так.
– Дерби огромен, – заявила Пиппа, бросаясь на защиту сестры. – Он такой же большой, как Лондон, правда, мама?
– Сомневаюсь, дорогая, – принужденно улыбнувшись, ответила Джиневра.
– И ведь сегодня будний день, – напомнил Робин. Покосившись на Пен, он добавил: – Если хочешь, я покажу тебе здешние достопримечательности. Если отец разрешит мне.
– И мне, ладно? – тут же вмешалась Пиппа. – Я тоже хочу взглянуть.
– Если миледи позволит, я покажу город вам обеим, – сказал магистр. – Нужно устроить для вас образовательную экскурсию. Мастер Робин может присоединиться к нам.
При мысли, что по городу его будет водить пропахший нафталином учитель девочек, Робин пришел в такой ужас, что Пен весело рассмеялась, сразу забыв о своих тревогах.
– Магистр Говард очень много знает, – проговорила она. – Он расскажет нам то, что ты, уверена, не знаешь.
– Прошу прощения, – пробормотал мальчик, – кажется, мне нужно быть поближе к отцу – вдруг у него будут для меня какие-нибудь поручения. – Пришпорив лошадь, он покинул общество Джиневры и ее дочерей.
– Я буду счастлив, когда все это закончится, – со вздохом сказал магистр Говард, втягивая щеки. – Чудовищно тяжелое путешествие!
– Почти восемь недель в дороге, – согласилась Джиневра.
Она оглянулась на Тилли, которая тряслась на муле рядом с повозками с провизией и книгами. Мастер Краудер ловко управлялся с лошадьми, однако по его виду можно было заключить, что он считает, что эконому не пристало править повозками. Грин ехал в конце отряда, держа лук наготове, с полным колчаном стрел за спиной; пику он приторочил к седлу.
Джиневра прекрасно понимала, что Хью проявил необычную мягкость по отношению к ее людям. Ведь он мог бы наказать их за помощь ей, а он даже не заговаривал об этом. Он не отобрал оружие у Грина и позволил им разбивать на ночевках свои палатки в стороне от его лагеря и самим готовить. Грин охотился, а Краудер и Тилли потрошили дичь. Получалось так, что они фактически путешествовали отдельно. Если бы не часовой, обходивший лагерь по периметру, и Робин, вертевшийся рядом с Пен, когда у него выдавалась свободная минута, можно было бы считать, что они путешествуют врозь.
С той ночи Хью и Джиневра почти не разговаривали. Причем по инициативе Джиневры. Она отдалилась от Хью и на все его попытки завязать разговор давала односложные ответы, а его улыбки встречала холодным безразличием. Однако Хью упорствовал недолго и вскоре уступил ее желаниям. Что ж, если она не хочет признавать того, что было между ними, так тому и быть.
А Джиневра решила, что он никогда не узнает, каких усилий ей стоило заставить себя забыть о подаренном им наслаждении. Сколько раз она убеждала себя в том, что ничего не изменится, если она позволит себе испытать радости его любви. Сколько раз спрашивала себя, к чему приведет ее упрямый отказ признать случившееся… Будет она тайком отдаваться Хью де Боукеру или нет, ее положение не изменится. Теперь ей ясно, что никто, и она в том числе, не может повлиять на его решения, если он делает что-то из чувства долга или ради собственных интересов. Он не бросится спасать ее только потому, что она вызывает у него желание.
Так почему бы не насладиться тем, что дарует судьба? Джиневра признавала, что это, вероятно, последняя в ее жизни возможность испытать физическое удовольствие.
На все вопросы у нее был один-единственный ответ – она не может, не имеет права. Поэтому их общение ограничилось формальностями, и все разговоры сводились к обсуждению путешествия. Каждый вечер Хью сообщал ей о завтрашнем маршруте и любезно осведомлялся, имеются ли у нее какие-либо трудности или просьбы. Через день он устраивал для девочек отдых, хотя Джиневра отлично знала, что задержки выводят его из себя. Он не меньше ее стремился поскорее закончить это ужасное путешествие.
И вот они в Лондоне. Путешествие подошло к концу. А с ним и ее жизнь.
Нет, она не позволит себе думать о поражении. Пока она дышит, она будет бороться.
Они приближались к угрожающего вида стенам Ныогейтской тюрьмы. Дорогу им преграждала толпа, собравшаяся у ворот.
– Что теперь? – громко спросила Джиневра.
Вдруг она услышала звук рога, и вскоре к ним подъехал Джек Стедмен.
– Мадам, я поведу лошадей девочек. А вы пускайте свою кобылу в галоп – нам надо прорваться через толпу. – Он взял пони за поводья. – Барышни, держитесь покрепче.
Он сорвался с места в карьер, пони поскакали рядом. У девочек от возбуждения раскраснелись щеки.
Джиневра последовала его указаниям, и Изольда рванулась вперед. Лошадь магистра поскакала за белой кобылой, а сам магистр, громко стеная и качаясь, как пьяница, пытался удержаться в седле.
Изольда врезалась в толпу, и Джиневра оглянулась. Грин ехал впереди повозок, кнутом расчищая дорогу.
Наконец они выбрались на свободное пространство. Хью остановил лошадь, остальные окружили его.
– В чем дело? – спросила Джиневра, подъезжая к нему.
– Взгляните.
Джиневра посмотрела туда, куда он указывал. Толпа разделилась на две части. Люди размахивали руками и что-то злобно орали. Из ворот выехала влекомая жалкой клячей повозка с решеткой. К решетке был привязан человек.
– Этот несчастный отправляется в путь к Тайбернскому дереву
type="note" l:href="#FbAutId_12">[12]
, – пояснил Хью. – Если бы мы задержались, то добрались бы до Холборна только к вечеру.
– Мама, мама, что происходит? – в один голос спросили Пен и Пиппа, подъезжая к Джиневре.
– Это казнь, – тут же объяснил им Робин. – Они повесят этого человека в Тайберне, а потом протащат по улицам, чтобы все увидели его. Обычно собираются огромные толпы. Они еще не скоро доберутся до Тайберна, а Холборн находится на пути к Тайберну, поэтому мы бы задержались здесь надолго.
– А мы увидим казнь? – спросила Пиппа. Ее глаза расширились от любопытства. – Я никогда не видела, как вешают людей. Как в колодки заковывают, видела, как порют на задке телеги – тоже, а вот как вешают – нет.
– И сегодня не увидишь, – сказал ей Хью. – До чего же ты кровожадная. Давайте трогаться, пока они нас не догнали. Кажется, Грину удалось протащить повозки через толпу. Думаю, дальше вам лучше двигаться с нами.
Джиневра едва заметно пожала плечами и подъехала к Хью. Магистр, сердито ворча и поджав губы, пытался заставить свою лошадь идти за остальными, но та, напуганная шумом и сбитая с толку противоречивыми приказами своего всадника – магистр сжимал ее бока коленями и одновременно натягивал повод, – повернула голову и пыталась укусить его за ногу.
– Сэр, покажите ей, кто здесь хозяин, – покачал головой Джек, пряча улыбку. Он вырвал повод из рук магистра и хорошенько дернул, обуздывая норовистую лошадь.
– Спасибо, спасибо, – забормотал магистр, хватая повод. – Ох, когда же все это закончится!
– Вы не одиноки в своем желании, магистр, – проговорил Хью и покосился на Джиневру, но та отвернулась.
Несмотря на все тяготы путешествия, она выглядела свежей, платье нигде не порвалось. И все благодаря тому, что каждый вечер Тилли приносила ей горячей воды для мытья и штопала ее одежду.
Джиневра продолжала оставаться грациозной и элегантной хозяйкой Мэллори-Холла, и ее глаза, хоть и затуманенные грустью, сохраняли свой удивительный серовато-фиалковый цвет. Ее губы были такими же чувственными, однако они чаще, чем обычно, сжимались в тонкую линию, например, как сейчас. Да и лицо ее все реже освещала улыбка. И все же длительное пребывание на свежем воздухе пошло Джиневре на пользу: ее щеки покрывал нежный румянец, а волосы ярко блестели в лучах солнца. Глядя на них, Хью вспоминал, как они, мягкие, шелковистые, струились у него между пальцев…
Великий Боже! Как же он хочет ее! Его страсть превратилась в самую настоящую пытку. Интересно, а она испытывает нечто подобное? Если да, то она мастерски скрывает это, угрюмо подумал он. В ту ночь она была не менее пылкой, чем он, и сейчас, при виде ее холодности и отчуждения, ему остается предполагать, что ее ненависть к человеку, который намерен передать ее в руки жестокого правосудия, сильнее огня страсти. И если быть честным, он не мог винить ее. Ведь именно он, Хью де Боукер, ответствен за то, что она оказалась в таком сложном положении.
Если, конечно, она не убивала своего мужа. А если убила, то ответственность за все несет она, и только она. Однако напоминания об этом почему-то не приносили Хью успокоения. Мысленно чертыхнувшись, он пришпорил жеребца и проехал вперед.
Джиневра старалась не замечать Хью, отвлекая себя размышлениями о предстоящем судебном разбирательстве. Она обдумывала различные линии защиты. Однако перед глазами все время возникало надменное лицо хранителя печати, и она то и дело возвращалась к мысли о том, что вряд ли ей удастся повлиять на этого человека, а потом гнала эту мысль прочь и запрещала себе впадать в уныние. Во время путешествия они с магистром долгими вечерами обсуждали возможную стратегию. Им очень недоставало книг. Вот когда они сверятся с текстом, тогда все станет ясно.
Сейчас они переезжали по мосту реку Холборн, впадавшую в полноводную Темзу. Мост был забит телегами на железных колесах, тачками, с которых женщины торговали яблоками. Юркие мальчишки с подносами на голове разносили яблочные пироги. Между телегами и лошадьми сновали шелудивые собаки, и возчики гоняли их и хлестали кнутами. Пони Пиппы подпрыгнул, когда одна из дворняжек вцепилась ему в ногу. Девочка тут же натянула повод и успокоила животное. Она уже поворачивалась к матери, ожидая услышать от нее похвалу, как вдруг ее котенок выбрался из седельной сумки и исчез в этой мешанине ног, колес и копыт.
– Светлячок! – завопила Пиппа, резко осаживая пони. Она собралась, было спрыгнуть с седла, но Джиневра вовремя подхватила ее.
– Нет-нет, Пиппа, ты не найдешь ее. – Пиппа зарыдала:
– Найду, мама, найду!
– Нет, дорогая, не найдешь. – Джиневра сильнее прижала к себе дочь. – Это просто невозможно.
– Где она?.. Что с ней будет?.. – сквозь рыдания восклицала Пиппа.
– Что случилось? – обеспокоенно спросил Хью, подъезжая к ним. – Кто-то ранен?
– Нет, – ответила Джиневра. – Светлячок испугалась и выпрыгнула из сумки.
Хью оглядел мост. Серебристого котенка, естественно, нигде не было видно. На них волнами накатывала толпа. Раздались сердитые возгласы – их отряд почти полностью перегородил и без того узкий мост.
– Даже не знаю, что можно сделать, Пиппа, – сказал Хью, глядя в несчастное лицо девочки.
– Но что с ней будет?
– Кошки очень живучи, – проговорил он. – Она будет охотиться на крыс и мышей. – Внезапно его осенило: – Кажется, ее мать жила в хлеву? – Пиппа уныло кивнула. – Значит, она научила Светлячка охотиться. Она отлично знает, как ей быть.
– Лорд Хью прав, Пиппа, – согласилась Джиневра, целуя дочь в щеку. – Светлячок станет лондонской кошкой. Не волнуйся, она сможет позаботиться о себе.
– Возьми себе Муската, Пиппа, – предложила Пен, переживая за сестру. – Мне не жалко. – Она вытащила из-под плаща рыжего котенка.
– Убери его! – закричала Пиппа. – Он тоже может убежать. Пен, – добавила она, – мне не нужен твой котенок. Он очарователен, но мне нужен мой. – Она продолжала вглядываться в толчею на мосту. – Мама, с ней ничего не будет?
Джиневра посмотрела на Хью. Он развел руками, давая понять, что как родитель понимает ее, но ничем не может помочь.
– Здесь ей будет вольготно, – наконец ответила она. – Дома были волки и лисы, а здесь их нет. Светлячка ждет замечательная жизнь.
– Сомневаюсь, – возразила Пиппа, поднимая голову и всхлипывая. – Может, поищем ее, а?
– Я мог бы поискать ее, – предложил Робин. – Позвольте, сэр?
Хью колебался. Внутренний голос подсказывал ему, что это рискованное предприятие и не нужно зря обнадеживать Пиппу, однако он не мог устоять против ее молящего взгляда.
– Возьми с собой Люка. Ты должен быть дома до вечернего звона
type="note" l:href="#FbAutId_13">[13]
.
– Слушаюсь, сэр. – Робин ободряюще улыбнулся Пип-пе. – Уверен, мы найдем ее. – Подозвав Люка, он спешился, передал тому повод и исчез в толпе.
– Пиппа, дорогая, только не жди, что Робин найдет ее. – Джиневра гладила девочку по щеке. – Крохотный котенок в такой огромной толпе то же, что иголка в стоге сена.
– Робин обязательно найдет ее, – заявила Пен. – Я знаю.
Хью покачал головой.
– Твоя вера в него похвальна, Пен, но я согласен с твоей мамой. Трудно разыскать маленького котенка в такой толпе. – Он пустил свою лошадь шагом. – Поехали, до дома всего пятнадцать минут. Джек, держись поближе к девочкам.
Джиневра ехала рядом с Хью, чуть впереди остальных. С тех пор, как Хью заявил, что ей придется жить под его крышей, она больше не поднимала этот вопрос. Когда он сказал об этом, она не стала спорить, так как считала, что ей удастся сбежать и вопрос отпадет сам собой. Сейчас же ситуация изменилась. Она не имеет права пользоваться его гостеприимством, она не будет жить под его крышей ни как пленница, ни как гостья.
– Милорд, я бы предпочла не злоупотреблять вашим хлебосольством, – твердо проговорила Джиневра. – Вы оказали бы мне большую любезность, если бы назвали моему эконому подходящую гостиницу. Мы бы отлично там устроились. Я бы с пониманием отнеслась к тому, если бы вы выставили охрану вокруг гостиницы. Однако вам нет надобности опасаться, что мы сбежим из-под вашего надзора.
– Уверяю вас, мадам, я этого не опасаюсь. До тех пор пока хранитель печати не распорядится насчет вас, вы будете жить у меня, – ровным голосом произнес он.
Оставив речку позади, они въехали в Холборн, представлявший собой лабиринт узких улочек. Хью принялся что-то тихо насвистывать.
Джиневра в ярости стиснула зубы. Этот свист только сильнее разозлил ее.
– Как бы то ни было, сэр, я бы предпочла поселиться отдельно.
– Вы вправе обсудить этот вопрос с хранителем печати и даже с самим королем, – бросил ей Хью. – В настоящий момент вы находитесь под моим покровительством, и так будет до тех пор, пока мне не отдадут другой приказ.
Джиневра устремила на него насмешливый взгляд:
– Понятно. Кажется, мой арест был предопределен с самого начала.
Хью пожал плечами:
– Считайте как вам угодно.
– Я, милорд, всегда называю вещи своими именами. – Хью пристально посмотрел на нее.
– Почему-то, леди Джиневра, в это трудно поверить. Я как раз заметил обратное: когда вам удобно, вы склонны отрицать действительность.
Джиневра поежилась.
– Ничего не значащие события не требуют признания, – процедила она.
Хью не спускал с нее глаз.
– Вы лжете, миледи, – тихо проговорил он и, отвернувшись, опять свистнул.
В душе Джиневры бушевал самый настоящий ураган эмоций. Чтобы не выдать себя, она с деланным безразличием смотрела по сторонам. Холборн производил приятное впечатление. Небольшие каменные коттеджи с деревянными мансардами и ухоженными живыми изгородями перемежались с большими каменными домами за кирпичными стенами. Здесь было значительно тише, чем в том районе Лондона, за мостом. На мощеных улицах было меньше пыли, да и воняло не так сильно, потому что помои сливались в канализационные желоба, а не текли по открытым канавам.
Они повернули на широкую улицу, в конце которой высилась каменная стена с деревянными воротами. Над стеной Джиневра увидела верхушки деревьев.
От отряда отделился дружинник и, подъехав к воротам, поднес ко рту рог. Он подал сигнал, и ворота тут же распахнулись. Два привратника низко поклонились, пропуская лорда Хью и его отряд.
Дом Хью нельзя было назвать ни скромным, ни роскошным. Нижний этаж был кирпичным, верхний – деревянным, а крыша – соломенной. Некоторые окна второго этажа были застеклены. Из двух каменных труб поднимался дым. Территория вокруг дома содержалась в образцовом порядке, однако благоустройством, как видно, никто не занимался. Очевидно, к саду относились как к чему-то функ-шональному и не считали нужным украшать его.
«Как же этот дом похож на своего хозяина», – с улыбкой подумала Джиневра.
– Вас что-то рассмешило? – Улыбка Джиневры тут же исчезла.
– Нет, милорд.
– Итак, добро пожаловать. – Хью осадил лошадь перед дубовой входной дверью и спешился. Он хотел помочь Джиневре, но она поспешила самостоятельно спрыгнуть на землю.
Магистр со вздохом облегчения сполз со своей лошади.
– Я буду безмерно счастлив, если больше никогда не увижу эту скотину, – заявил он, потирая поясницу. – Если бы Господь создал человека для езды верхом, он бы никогда не дал ему ног.
– Магистр, но мы же не могли проделать весь этот путь пешком! – воскликнула Пиппа. – Мы же проехали много миль. У вас бы износились ноги. – Она все еще была печальна, однако любопытство постепенно пересиливало горечь потери Светлячка.
– Проходите в дом. – У открытой двери стоял мужчина в черном гауне – видимо, это был эконом. – Мастер Милтон проводит вас в ваши апартаменты. Ваши слуги будут здесь с минуты на минуту. Госпожу Тилли проведут к вам. Мастер Милтон позаботится о вас, магистр, о Краудере и Грине. – Лорд Хью повернулся к эконому, и тот, поклонившись, провел всех в дом.
Центром дома являлся просторный квадратный зал с двумя каминами напротив друг друга. Стены были отделаны панелями, под окнами с низкими подоконниками стояли удобные скамьи, пол был выложен дубовыми досками. В середине зала стоял длинный дубовый стол, а у обоих каминов – удобные деревянные скамьи с резными спинками. Все красиво и функционально, как и сам хозяин, снова подумала Джиневра.
– За последние два года я редко бывал здесь, – извиняющимся тоном сказал Хью. – Но мастер Милтон сделает все, чтобы вам было удобно.
Шумно отдуваясь, магистр рухнул на приоконную скамью. Ему было так жарко, что он поспешно развязал тесемки своей шапки и замахал на себя рукой.
– Раз уж мы вынуждены пользоваться вашим гостеприимством, лорд Хью, о наших удобствах позаботится мастер Краудер, – твердо заявила Джиневра. – Я пока еще не нищенствую, поэтому не допущу, чтобы наше пребывание в этом доме ударило по вашему кошельку.
Лицо Хью пошло красными пятнами.
– В этом нет надобности, – отрезал он. – Пусть я не в состоянии предложить вам то же, что вы имели у себя дома, ведь я не Крез, однако сделаю все возможное.
Он мастерски отбил удар Джиневры ее же оружием, и теперь ее отказ пользоваться его гостеприимством выглядел невежливым и надменным. Однако Джиневра не желала играть в эти игры. Пропустив его слова, мимо ушей, она с искренним восхищением огляделась по сторонам.
Хью направился к лестнице в углу зала.
– Мадам, позвольте мне показать вам мои скромные комнаты для гостей. Пен, Пиппа, идите с нами.
Пен, прижимая к груди Муската, подошла сразу, а Пиппа продолжала увлеченно рассказывать смущенному мастеру Милтону о том, как исчезла Светлячок.
– Понимаете, Робин обязательно найдет ее, – с энтузиазмом уверяла она эконома. – Я очень надеюсь. А если он найдет ее, надо будет дать ей молока. Она же очень испугается. Как вы думаете, она испугается? Пожалуйста, мастер Милтон, принесите мне молока. Маленькое блюдечко молока. Я буду кормить ее с пальца. Она будет слизывать его – у нее такой шершавый язычок. Вы знаете, что у котят шершавые языки? Думаю…
– Пиппа! – позвала ее Джиневра, чувствуя, что стоящий позади нее Хью едва не трясется от смеха. – У мастера Милтона много дел.
– Я только предупредила его насчет Светлячка, на тот случай, если Робин принесет ее, – снова помрачнев, сказала Пиппа.
– Не надо тешить себя надеждой, – тихо посоветовал ей Хью.
– Да я и не тешу, – проговорила девочка, беря мать за руку.
Хью поднялся по лестнице. От верхней площадки шли два коридора, один – налево, другой – прямо. Хью повел их по второму коридору и открыл дверь в конце.
Войдя в комнату, он обвел ее скептическим взглядом. Джиневре показалось, что он чем-то встревожен. Комната была обставлена очень просто, на полу сушилась трава.
– Вы с девочками ляжете на одну кровать, – сказал Хью. – Здесь должна быть кровать для Тилли. – Он заглянул под огромную кровать с балдахином и вытащил из-под нее складную койку на колесиках. – Думаю, вам будет удобно.
– Вполне, благодарю.
Джиневра сняла перчатки и подошла к окну. Внизу находился огород, а за ним – фруктовый сад и надворные постройки: пивоварня, пекарня и прачечная. Вдали виднелись крыши соседних домов. Воздух был безжизненным, ему не хватало деревенской сладости. Какое же здесь все чужое, думала Джиневра. Ей было страшно.
Хью дотронулся до ее плеча. Он чувствовал ее страх и ничего не мог с собой поделать. Джиневра вздрогнула от неожиданности. Он тут же попятился.
– Я покидаю вас. Мы ужинаем в семь, после вечернего звона, когда закрываются городские ворота.
Хью вышел и спустился вниз. Уже прибыли остальные слуги Джиневры, и мастер Милтон размещал их. Тилли руководила двумя крепкими слугами, несшими сундуки Джиневры и коробки с книгами.
Хью подозвал к себе Джека Стедмена.
– Выясни, где сейчас хранитель печати. Думаю, он у себя дома, в Остин-Фрайарз – всего час назад он ехал через город. Вряд ли тебя допустят к нему, поэтому поговоришь с кем-нибудь из его церемониймейстеров. Передай ему мои наилучшие пожелания. Скажи, что я вернулся в Лондон с леди Джиневрой.
– Слушаюсь, милорд. – Джек отдал честь и поспешил выполнять приказание.
Хью велел подать ему вина и расположился у камина – слуга как раз разводил в нем огонь, дабы изгнать из дома сентябрьский холод. Итак, теперь остается ждать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Поцелуй вдовы - Фэйзер Джейн



Отличный роман!Я читала его давно, но он ни с чем не сравним и незабываем))
Поцелуй вдовы - Фэйзер ДжейнАнастасия
22.01.2013, 13.23





интересный сюжет сильные герои может немного независимая гл героиня для своего времени но все может быть... вообщем 10
Поцелуй вдовы - Фэйзер Джейнтатьяна
22.01.2013, 19.55





Остановилась на 15 главе, дальше не могу читать, белебердятина на мой взгляд (если такое слово существует). Гг везет гг-ню в Лондон на суд, где ее могут казнить, подозревает в убийстве 4-го, а возможно всех мужей, претендует на ее земли, сам занимается с ней сексом и хочет чтобы она вела себя так к/б у них отношения, она якобы такая умная, перед королем глупости морозит ... Моя оценка 2/10
Поцелуй вдовы - Фэйзер ДжейнАсем
7.08.2013, 5.20





Очень хороший и позитивный роман.
Поцелуй вдовы - Фэйзер Джейннека я
18.12.2013, 20.14





Очень хороший и позитивный роман.
Поцелуй вдовы - Фэйзер Джейннека я
18.12.2013, 20.14





Очень хороший своеобразный роман, волнующий и чувственный. Интересный сюжет, есть интрига; небанальные ГГ-ои, такие сильные натуры и глубоко прописанные характеры. В общем, есть за что зацепиться, правда, малость, затянут и местами более похож на семейный роман, чем любовный:))образы детей крепко вплетены в сюжетную линию, а так очень даже достойное чтиво.
Поцелуй вдовы - Фэйзер ДжейнAlinushka
25.04.2014, 18.32





Это первый роман трилогии о Джиневре и ее дочерях. Роман интересный. Проникаешься большой симпатией к героине и ее возлюбленному. Спасибо предыдущим комментаторам. Благодаря им узнала,что есть продолжение. Сегодня прочла третий роман, о нем я оставила комментарий выше. Мне этот роман очень понравился. как и вся трилогия. Жалко в конце было расставаться с героями.
Поцелуй вдовы - Фэйзер ДжейнСофия
13.06.2014, 17.05





Роман понравился как и вся трилогия
Поцелуй вдовы - Фэйзер ДжейнЕлена
29.07.2014, 11.50





из нескольких прочитанных книг данного автора, эта, пожалуй, единственная понравилась.
Поцелуй вдовы - Фэйзер Джейнлёлища
18.01.2016, 10.07





Отличнейший роман!
Поцелуй вдовы - Фэйзер ДжейнКнигоманка.
27.09.2016, 12.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100