Читать онлайн Охота за невестой, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - ГЛАВА 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Охота за невестой - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.31 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Охота за невестой - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Охота за невестой - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Охота за невестой

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 17

Пруденс стояла спиной к нему, разглядывая корешки и читая заглавия книг на полках, стараясь не выдать своего волнения.
– Итак, – сказал наконец Гидеон, – отлично.
Пруденс с невозмутимым видом повернулась к нему.
– Что ты хочешь этим сказать? – Она подошла к столу и поставила пустую чашку.
– Завтра же велю Тадиусу выяснить юридический статус и полномочия компании «Беркли и К°», – сказал Гидеон, постукивая ногтем по листкам, все еще лежавшим у него на коленях. – Вы хорошо поработали.
– Заслуженная похвала, – отозвалась Пруденс с иронической улыбкой, присев в реверансе. – Просто невероятно! Мне удалось угодить столь взыскательному, самому знаменитому адвокату в Лондоне.
– Змея! – упрекнул он ее. – Как бы иначе я мог вести дело?
Пруденс сложила руки.
– Вам вряд ли приходило в голову, какие муки совести мне пришлось вынести, чтобы раздобыть эту информацию. Я подделала доверенность отца, обманула управляющего банком и рылась в личных бумагах отца.
– Но это было необходимо. Иначе мы проиграли бы дело. – Он снова постучал пальцем по бумагам: – А с ними, гарантирую вам, граф Беркли будет извиваться в суде как уж на сковородке. И тогда, полагаю, вас перестанет мучить совесть.
– Значит, не зря я старалась? – спросила Пруденс, не отрывая от него глаз.
– Думаю, это сработает. – Он положил бумаги. – И как раз вовремя. Назначена дата слушаний. Они начнутся через две недели.
– Две недели! – воскликнула Пруденс. – А мы успеем подготовиться?
– У нас нет выбора, – ответил Гидеон. – Надеюсь, за это время вы сумеете отработать выговор и манеру речи французской горничной.
– По крайней мере у них не останется времени шпионить за нами, – едва слышно произнесла Пруденс. Ей стало не по себе. К горлу подступила тошнота. Лицо покрылось бледностью.
Гидеон с минуту наблюдал за ней, затем поднялся.
– Иди сюда. Мне весь вечер так хотелось тебя поцеловать.
– Ты был слишком занят едой, чтобы думать о поцелуях, – ответила она, но позволила ему взять ее за подбородок и приблизить свое лицо к его лицу.
– Я говорил тебе, всему свое место и время. Сейчас время для поцелуев.
Его губы легонько коснулись ее губ, и Пруденс обдало жаром.
Однако она нашла в себе силы отстраниться.
– Нет, Гидеон. Прежде я хочу знать, отвечать ли на письмо в «Леди Мейфэра», где нам предлагают важную информацию?
Он, хмурясь, смотрел на нее, все еще держа за подбородок. Потом покачал головой:
– Я бы счел это ловушкой.
– А я почему-то сомневаюсь.
– Поступай так, как сочтешь нужным.
– Это не очень дельный совет, – возразила Пруденс, отступая на шаг. – Мне нужно что-то более конкретное.
Гидеон застонал:
– Угораздило же меня влюбиться в настоящую Лисистрату!
Влюбиться? Пруденс поднесла руки ко рту. Нет причины впадать в транс от того, что он так сказал, убеждала она себя. Не тот он мужчина, чтобы пылать безумной любовью к женщине. Их просто влекло друг к другу, если только за этим не стояло нечто большее. И все же глупо было придавать его словам слишком большое значение.
– Ответь мне, – настаивала она. – Отвечать на письмо или нет?
– Я бы не стал рисковать. Даже если это не ловушка и автор располагает полезной информацией. Она нам не нужна, – сказал он резко. – А теперь не вернуться ли нам к тому, на чем мы остановились?
– Да, сэр. Я к вашим услугам, сэр.
Пруденс обвила руками его шею, и Гидеон запечатлел страстный поцелуй на ее губах. Пруденс понимала, что в доме Гидеона между ними ничего не может быть. Ведь наверху спит его дочь. Но сейчас она слишком изголодалась по нему, чтобы не упиваться его ласками.
Стук молотка в парадную дверь, громкий и властный, прервал их страстное объятие. Гидеон, хмурясь, поднял голову и провел рукой по волосам.
– Кто, черт возьми, это может быть? Я никого не жду. А слуги уже легли спать.
Стук повторился. Он вышел из гостиной. Пруденс последовала за ним и остановилась в дверях. В темном холле она ничего не могла разглядеть, потому что там горела всего одна лампа. Наступило долгое молчание. У Пруденс по спине побежали мурашки, и она медленно шагнула в холл.
– Харриет, – сказал Гидеон безжизненным голосом, – это сюрприз.
– Предупреди я тебя, – нервно сказала женщина, – ты отказался бы встретиться со мной.
– Едва ли, – бесстрастно ответил он, – но раз уж ты здесь, входи.
Бывшая жена Гидеона вошла в холл. На ней был нарядный плащ из черного бархата. Она с любопытством огляделась, поправила белое перо на шляпе из черной тафты. Ее взгляд обратился к Пруденс, стоящей в полосе света, падавшего из гостиной.
– О, – сказала она, – у тебя гости, Гидеон. Как неразумно с моей стороны было не предупредить тебя о моем прибытии. – Она направилась к Пруденс. – Добрый вечер. Я Харриет Молверн.
Пруденс пожала протянутую ей руку. Женщина была необычайно хороша. Такой красавицы с классическими чертами лица Пруденс еще не встречала.
– Пруденс Дункан, – сказала она.
– О, Гидеон, не мог бы ты послать кого-нибудь за моими чемоданами? – бросила Харриет через плечо. – Я не сомневалась в том, что ты не станешь возражать, если я проведу несколько дней под твоим кровом. Я хочу видеть Сару. Где она? Еще не спит?
– Уже около полуночи, – ответил Гидеон все тем же бесстрастным тоном. – Как ты полагаешь, где она может быть?
– О, не будь таким нелюбезным, Гидеон, – сказала Харриет. – Не знаю, когда дети ложатся спать, но ведь она уже, наверное, выросла.
– Ступай в гостиную, Харриет, – распорядился Гидеон. – Я не знаю, как там обстоят дела, но без моего ведома ты Сару не увидишь.
Харриет надулась.
– Иногда он бывает очень суров. Вы не находите? – обратилась она вполголоса к Пруденс заговорщическим тоном.
Пруденс вовсе не собиралась продолжать с ней беседу. Она прошла мимо изящной Харриет и сказала:
– Мне пора, сэр Гидеон.
– О, не уходите, – зачирикала гостья. – Я очень устала и сейчас же поднимусь в свою комнату. Может быть, миссис Кейт... Ведь миссис Кейт все еще служит у тебя? Может быть, она принесет мне немного супа?
– Миссис Кейт в постели, – сказал Гидеон. – А теперь делай, как я сказал. – Губы его были крепко сжаты, взгляд суров. Он повернулся к Пруденс: – Не соблаговолите ли подождать меня несколько минут в библиотеке? Это не займет много времени.
Пруденс изумленно посмотрела на него. Не займет много времени? Неужели он способен выгнать эту женщину, мать своего ребенка, появившуюся у его дверей с вещами? Он был готов уделить ей несколько минут своего времени, а потом, вероятно, собирался отослать ее и предоставить ей веселиться сколько угодно.
– Нет, – возразила Пруденс, покачав головой. – Я уезжаю. Вашего внимания требуют другие дела.
– Папочка! – раздался звонкий голосок Сары с лестничной площадки. – Кто там барабанил в дверь?
– Все в порядке, Сара. Возвращайся в постель. Я приду через минуту! – крикнул он, властно положив руку на плечо бывшей жены, когда она проходила мимо него, собираясь подняться по лестнице. – Не ходи к ней, – процедил он сквозь зубы. – Пока не ходи! Ступай в гостиную!
На этот раз она подчинилась. Гидеон снова повернулся к Пруденс:
– Позвольте мне покончить с этим. Я вернусь через минуту.
– Что вы хотите этим сказать? – спросила она, понимая, что Сара все еще стоит на площадке лестницы и с любопытством прислушивается. – Это ведь ваша бывшая жена? Или я ошибаюсь?
– Нет, не ошибаетесь, – ответил он устало. – Я просто хочу понять, зачем она явилась.
– Да, разумеется, – ответила Пруденс, направляясь в комнату для гостей, где оставила пальто и шляпу. – Полагаю, мне сейчас лучше уйти.
Она взяла с кровати свою одежду и остановилась перед зеркалом, чтобы надеть шляпу. Руки ее дрожали. Только бы Гидеон не заметил этого.
– Извините.
Она прошла мимо него к входной двери, обошла гору чемоданов, свидетельствовавшую о том, что этот визит может затянуться надолго.
– Пруденс! – Он подошел к ней, взял за руку, как раз когда она собиралась выйти через полуоткрытую дверь. – Это вас не касается, совсем не касается! Уезжайте сейчас, если считаете необходимым, но между нами все остается по-прежнему.
– По-прежнему? – тихо спросила Пруденс. – Мы провели вместе одну ночь. А эта женщина – часть вашей жизни. Мать вашего ребенка. Как можно быть таким черствым, отвергая ее?
Она укоризненно покачала головой, стряхнула его руку со своего плеча и прошла к наемному экипажу, где на козлах клевал носом кучер.
– Доброй ночи, Гидеон!
Кеб подкатил и остановился у самых ступенек узкого крыльца. Гидеон больше не делал попыток удержать ее. Он подождал, пока Пруденс села в кеб, и вернулся в дом. Лицо его было мрачным.
Пруденс откинулась на потрескавшиеся кожаные подушки и попыталась понять, что же произошло. Вины Гидеона не было в том, что Харриет так неожиданно появилась, но как он мог вообразить, что ей нет до этого дела или что он способен все уладить за несколько минут? Что же он за человек? И как отреагирует Сара на внезапное возвращение матери? Конечно, он должен был сознавать, что на улаживание дел потребуется больше, чем несколько минут. В успех было трудно поверить.
Пруденс долго не могла уснуть.
Проснулась она с головной болью, совершенно не отдохнувшая, когда не было еще и семи, и попыталась уснуть снова, но безуспешно.
– Мисс Пру? – тихонько постучав, окликнул ее Дженкинс из-за двери.
– В чем дело, Дженкинс?
Она села на постели.
Дверь открылась, но вместо Дженкинса вошел Гидеон в безупречном утреннем костюме и жилете с атташе-кейсом в руке. Явно по пути на работу, подумала Пруденс, во все глаза глядя на него.
– Что вы здесь делаете?
– Мне надо поговорить с вами, – сказал он, ставя на стул свой атташе-кейс.
– Сэр Гидеон настоял на том, чтобы я его впустил, мисс Пру, – сказал Дженкинс виноватым топом. – Сэр Гидеон сказал, что будет открывать все двери подряд, пока не найдет вас, если я не покажу ему, где вы.
– Все в порядке, Дженкинс, – успокоила его Пруденс. – Я знаю, каким убедительным может быть сэр Гидеон. Не принесешь ли чаю?
– Сейчас, мисс Пру? Не могу ли я сначала отнести чай мисс Чес?
– Мне не требуется дуэнья, Дженкинс, – заверила его Пруденс.
«Поздновато печься о моей нравственности», – подумала она, но не высказала этой мысли вслух.
Дженкинс удалился, оставив дверь полуоткрытой. Гидеон закрыл ее, потом повернулся к Пруденс, все еще сидевшей на постели:
– Доброе утро.
– Доброе утро.
Он поставил стул спинкой к кровати и сел на него верхом, положив руки на спинку.
– Ты вовсе не выглядишь отдохнувшей, – заметил он.
– Так и есть. Где твоя бывшая жена?
– Думаю, спит в своей постели. У Харриет нет обыкновения подниматься рано поутру.
– Она спит у тебя в доме?
– Где же еще? – спросил он, и в голосе его прозвучало удивление. Он смотрел на нее прищуренными глазами. – Но не в моей постели, если ты имела в виду это.
– Я не имела этого в виду.
– В таком случае, Пруденс, почему ты сбежала? Я ведь сказал тебе, что все под контролем. Все, что мне требовалось...
Он не успел закончить фразу, потому что Дженкинс вошел с чайным подносом и поставил его возле кровати. Он бросил на Гидеона суровый взгляд и вышел, снова оставив дверь открытой.
Гидеон поднялся и закрыл ее.
– Здесь, кажется, только одна чашка, – заметила Пруденс, беря в руки чайник. – Дженкинс не одобряет вторжение незваных гостей.
– Не важно. Все равно я предпочитаю кофе. Как я уже сказал, мне нужно было узнать, что привело ко мне Харриет, чтобы понять, что я должен делать, а потом мы с тобой могли бы открыто обсудить это и уж по крайней мере попрощаться цивилизованно. Почему ты сорвалась с места и убежала?
Пруденс отпила глоток чаю. Невозможно разговаривать с человеком, который считается только с собственным мнением.
– Я не убежала, Гидеон. Просто дала тебе возможность заниматься своими делами. Надеюсь, твоя бывшая жена не каждый день сваливается тебе на голову? – Она вопросительно подняла брови. – Помнится, ты говорил, что она не появлялась шесть лет. Сара обрадовалась матери после столь долгой разлуки?
Гидеон нахмурился, уязвленный ее тоном. – Я же сказал: тебя это не касается. Я сумею справиться со своими делами.
Он провел рукой по подбородку, заметив ее сердитый взгляд и плотно сжатые губы. Все шло не так, как он хотел. Но ей следовало вести себя разумно. Он сделал над собой усилие и уже мягче сказал:
– Сара удивлена, это единственное, что я могу сказать. Я предпочел бы подготовить ее к этой встрече. Однако не в правилах Харриет думать о других людях. Она всегда действует импульсивно.
– Как долго она останется у тебя?
Пруденс говорила отрывисто, выражение ее лица было непреклонно.
Он пожал плечами:
– Думаю, до тех пор, пока не подыщет что-нибудь. Она бросила своего жокея, и сейчас ей некуда податься.
Пруденс наблюдала за ним из-за края чашки.
– Но ведь ты не обязан давать приют своей бывшей жене?
– Юридически не обязан, но с точки зрения этики, думаю, должен, – ответил он. – Харриет не умеет позаботиться о себе. Она очень непрактична. Но это ни в коей мере не должно отразиться на нас, Пруденс.
– Конечно, должно! – воскликнула она. – Ты, Гидеон, или разведен, или нет. Я не собираюсь продолжать любовные отношения с мужчиной, живущим с другой женщиной, каковы бы ни были обстоятельства. И каково будет Саре? Ее мать снова поселилась в доме, а отец встречается с другой особой. – Она покачала головой и поставила на поднос пустую чашку.
– Сара – разумная девочка. Она согласится с любыми моими доводами.
– Это ее мать! – воскликнула Пруденс. – Похоже, ты в этом ничего не смыслишь. Она будет на стороне Харриет просто потому, что та ее мать. Я не хочу иметь к этому отношения, Гидеон. Это не мое дело. Мне кажется, у тебя и без меня хлопот полон рот. Зачем осложнять себе жизнь любовной интрижкой? Давай сейчас же покончим с этим.
– Я не позволю Харриет вмешиваться в мою жизнь, – ответил он напряженным тоном и процедил сквозь зубы: – Я не позволю ей сделать больше, чем она уже сделала. Ты есть в моей жизни, Пруденс, и останешься в ней.
– Нет, даже если ты так решил.
Она отбросила одеяло и вскочила на ноги. Ночная рубашка вихрем взвилась вокруг ее щиколоток.
– Хватит с меня твоих ультиматумов, Гидеон. Я не хочу быть замешанной в твою жизнь сейчас. И вообще никогда, – добавила она. – Мы такие разные. Ты даже не пытаешься встать на мою точку зрения.
Она покачала головой, и медное облако ее волос взметнулось, оттеняя белизну ночной рубашки.
– Ты даже не допускаешь мысли о том, что я могу быть права... что я могу знать больше об отношениях матерей и дочерей, чем ты.
Он встал, схватил ее за плечо, крепко сжал его сквозь тонкую хлопчатобумажную ткань и ощутил острую косточку под плотью.
– Если ты настаиваешь, я отошлю Харриет прочь.
– Ты меня не слушаешь! – воскликнула она, рванувшись от него. – Я ни на чем не настаиваю. Неужели я стала бы подстрекать тебя к тому, чтобы ты выбросил на улицу женщину, оказавшуюся в зависимости от тебя? Кем ты меня считаешь?
Она подошла к окну, бессознательно потирая плечо там, где еще ощущала тепло его пальцев. Теперь она стояла спиной к нему, уставившись на бледное рассветное небо.
– Я не вписываюсь в твою жизнь. Не могу. Как ты справедливо заметил, она меня не касается. Но только не в твоем, а в моем понимании. Я не хочу в этом участвовать... Мне не нужен мужчина, вообразивший, что, несмотря ни на какие обстоятельства, его маленькая любовная интрижка может продолжаться. – Она резко повернулась к нему. – Я не хочу быть героиней этой интрижки, существующей где-то на обочине твоей жизни.
– О, ради всего святого, – произнес Гидеон, с трудом сдерживая ярость. – Все, что ты говоришь, абсурдно.
– Другого ответа я от тебя и не ждала, – сказала она с горечью.
– Мне пора на работу. – Он взял свой атташе-кейс. – Поговорим об этом позже.
– Нам не о чем больше говорить, – сказала Пруденс. – Но ты все еще остаешься нашим адвокатом?
Его рука легла на ручку двери. Он повернулся к Пруденс и пронзительно посмотрел на нее. Вокруг его рта обозначилась белая линия, на щеке задергался мускул.
– Ты намекаешь на то, что я позволю своим личным чувствам взять верх над моими профессиональными интересами?
Пруденс поняла, что совершила большую ошибку – усомнилась в его профессионализме.
– Нет, – возразила она. – Я просто подумала, что тяжело работать, если питаешь к своему клиенту недобрые чувства.
– Не говори ерунды. Я не питаю к тебе недобрых чувств.
Он вышел, хлопнув дверью.
В такую ситуацию Пруденс еще не попадала. Она снова шлепнулась на кровать. От этой встречи у нее остался кислый привкус во рту. Она не слишком ясно выразила свои мысли, а Гидеон, по своему обыкновению, воспринял ее возражения со свойственной ему самоуверенностью и чувством превосходства. Нет, они не созданы друг для друга и не могут оставаться любовниками.
Она снова опустилась на подушки и закрыла глаза. Пруденс не осуждала его за то, что он не выгнал Харриет. Она даже одобряла его. Но в то же время он не мог понять Пруденс, ее проблем. Этого она не могла ему простить. Впрочем, это было неотъемлемой частью их взаимоотношений. Они были совершенно разными по характеру, по-разному воспринимали жизнь и с самого начала были обречены на разлуку. Эти отношения следовало разорвать. Но она все еще ощущала пустоту и разочарование и чувствовала себя потерянной.
– Я в полном смятении, – сказала Пруденс сестрам несколько позже в то же самое утро. – Он говорит о том, что влюблен в меня, что я хорошо влияю на его дочь. Одобряет мои занятия с ней. Собственноручно приготовил для меня обед, а потом появляется его бывшая жена и он говорит мне, чтобы я не забивала свою «хорошенькую головку» его делами, потому что они меня не касаются. Уверяет, что сам с ними справится и наши с ним отношения не изменятся. – Пруденс налила себе еще кофе. – Как он не замечает вопиющего противоречия во всем этом?
Сестры не нашлись что ответить.
– Пока наше дело не будет завершено, тебе придется видеться с ним, – сказала Констанс. – Я сделаю все, чтобы наши отношения с ним оставались сугубо официальными. Пусть уладит свои семейные дела, а когда процесс закончится и ситуация станет ясна, ты разберешься в своих чувствах.
– Но чем бы процесс ни закончился, – подала голос Честити, – нам следует забыть о поисках невесты до тех пор, пока его бывшая супруга живет в его доме. Придется заплатить ему его восемьдесят процентов, если он выиграет дело.
– Все-таки двадцать процентов лучше, чем банкротство, – заметила Пруденс. – Как бы то ни было, хуже не будет. Нам удалось заполучить лучшего адвоката без особых усилий, и это уже победа.
– Пруденс права, – согласилась Констанс. – Если процесс будет выигран, адвокату заплатит противная сторона. А Пруденс должна забыть о своих чувствах, пока процесс не будет закончен.
Пруденс вздохнула и бросилась на диван.
– Знаю, какие у меня будут чувства, – заявила она. – Было ошибкой вступать с ним в близкие отношения, я знала это с самого начала. Просто не прислушалась к своему здравому смыслу. Мы совершенно несовместимы, у нас полярные взгляды на мир. Итак, я попытаюсь не думать об этом, буду практиковаться, чтобы мое французское произношение не вызвало сомнений. Буду готовиться отвечать на вопросы достойно, какими бы каверзными они ни были.
Они работали до ленча, и Пруденс заставила себя сосредоточиться, но образ Харриет Молверн не покидал ее. Какая изумительная красавица! Разве может кто-нибудь соперничать с ней? Но ведь она не пыталась с ней соперничать, конечно же, не пыталась! И не собиралась продолжать свои отношения с Гидеоном.
Как бы то ни было, эта короткая связь пошла Пруденс на пользу, открыла ей радости секса.
– Пру? Пру?
– О, прошу прощения. На чем мы остановились?
– У тебя были закрыты глаза, – сообщила ей Честити.
– Должно быть, я задремала.
– Скорее размечталась, – заметила Констанс.


– Ну как? Повезло нам? – спросил Гидеон клерка, как только тот вошел в кабинет.
– О да, – ответил Тадиус. – Я нигде не нашел никаких документов о регистрации фирмы и юридическом статусе компании под названием «Граф Беркли и KV Связался с поверенными, составлявшими залоговое письмо на дом на Манчестер-сквер, 10. Конечно, это не та фирма, которую граф использует в деле о клевете... Это те самые стряпчие, что ввели в курс дела сэра Сэмюела. Разумеется, их репутация безупречна. – Он скромно кашлянул в ладонь. – Другая фирма, так сказать, с теневой стороны улицы. Я так бы это назвал, сэр Гидеон.
Гидеон кивнул и закурил сигарету.
– Хорошо, – сказал он. – Продолжай.
– Они неохотно шли на сотрудничество, но я ухитрился убедить их в том, что мой принципал в этом деле сочтет отсутствие готовности сотрудничать признаком того, что дело нечисто, что в их практике есть моменты, не выдерживающие критики... Намекнул, что им могут прислать официальную повестку в суд.
– А это отличный аргумент, Тадиус. – Гидеон откинулся на стуле и выпустил аккуратное кольцо дыма. – Есть в этом документе какие-нибудь зацепки?
Тадиус печально покачал головой:
– Не вполне так, сэр, но если компания, составившая залоговое письмо, нелегальна, то...
Гидеон кивнул:
– Тогда этот документ – результат подлога. Что-нибудь еще?
– Я выяснил, что эта так называемая фирма замешана в нескольких других сделках и все они были заключены в пользу компании «Граф Беркли и К°». У них есть документы, свидетельствующие о становлении компании, но, как я сказал, нет доказательств того, что эта компания зарегистрирована легально. – Он положил папку на стол перед патроном. – По правде говоря, они признались, что не зарегистрировали компанию положенным образом.
Гидеон смотрел на бумаги на столе.
– Значит, эти бумаги были только прикрытием с целью одурачить сомневающихся или несведущих.
– Таково мое заключение, сэр Гидеон.
Гидеон порывисто подался вперед.
– Это хорошо, Тадиус. Как раз то, что нам нужно.
– Благодарю.
Он раскрыл папку, а клерк, пятясь, вышел из комнаты.
Гидеон принялся перелистывать бумаги. Потом нетерпеливым жестом оттолкнул папку. И все это из-за несговорчивых, упрямых женщин. Возможно, Пруденс лучше его знает о взаимоотношениях между матерями и дочерьми, но о собственном отце не знала ничего, пока не порылась в его бумагах. Ни у нее, ни у ее сестер никогда не было доверительных отношений с отцом.
Конечно, появление Харриет было досадным сюрпризом, но факт заключался в том, что его отношение к этому не давало Пруденс оснований выступать в защиту угнетенных женщин. Она была самой несносной, самой предубежденной из женщин, которых ему когда-либо доводилось встречать. По сравнению с ней Харриет казалась самим покоем и отдохновением. Невозможно было представить себе жизнь с женщиной, постоянно раздражавшей его. Если не считать того, что иногда она его не раздражала... Но откуда, черт возьми, явилась мысль о возможности жить с ней?
Выбранившись вполголоса, он потянулся к бумаге и взял перо. Сейчас он был только ее адвокатом и никем иным. Впрочем, он и не хотел быть кем-нибудь иным.


– Ну что там? – спросила Честити, удивившись, что Пруденс так долго читает всего одну страницу, из которой состояло письмо. – Это ведь от Гидеона?
Пруденс зашуршала конвертом и бросила его на стол в холле.
– Да, – сказала она. – Подробное описание предстоящего процесса.
– В таком случае нельзя ли и нам его прочесть? – спросила Констанс, поворачиваясь к сестрам от зеркала, перед которым надевала шляпу, собираясь выйти из дома.
– Конечно, – ответила ее сестра, пожимая плечами. – В нем нет ничего личного.
Она протянула письмо сестре.
– Это ведь хорошо? Не так ли? – спросила Честити неуверенно.
– Да, конечно, – ответила Пруденс довольно раздраженно. – Речь идет только о делах, как мы и договорились.
Констанс не смотрела на Честити, потому что Пруденс могла заметить, как они обмениваются взглядами, а ведь сейчас она стала такой чувствительной, будто лишилась кожи. Констанс считала, что Пруденс очень взволнованна. Но не предстоящим процессом. Впрочем, ее мнения никто не спрашивал.
Она просмотрела письмо от сэра Гидеона.
– Оно выглядит обнадеживающе, если разобраться в юридической стороне дела, – сказала Констанс. – Так называемая компания Беркли не имеет юридического статуса. Поэтому нет юридической базы для того, чтобы требовать от отца платежей. Насколько я понимаю, Гидеон хочет сказать, что почти уверен в успехе.
Она передала письмо Честити.
– Да, у меня создалось такое же впечатление, – согласилась Пруденс.
Честити подняла глаза от письма.
– Он не настаивает на встрече с нами до начала процесса. Тебе нужна дополнительная подготовка, Пру? – Она с беспокойством смотрела на сестру.
Пруденс покачала головой.
– Я знаю, чего он хочет, и он выразил это вполне ясно. Ему нужна нежная, внушающая сочувствие женщина, способная смягчать сердца и умы двенадцати присяжных-мужчин и воздержаться от оскорблений в их адрес при любых условиях. Мне придется хлопать ресницами и без конца бормотать «о-ля-ля, месье».
– Они не увидят, как ты хлопаешь ресницами, потому что твое лицо будет скрыто густой вуалью, – заметила Честити.
– Не увидят, – согласилась Пруденс. – Но я буду размахивать руками и надушенным носовым платком, как это делают француженки, если захочу произвести впечатление подавленной и озабоченной их вопросами жертвы.
– И все же ты должна выглядеть негодующей, – решила Констанс, – так будет правдоподобней.
– О, это я предоставлю Гидеону, – заявила ее сестра, направляясь к лестнице. – Он должен метать громы и молнии, лить на врагов смолу и серу, а я – мед и патоку. – Она повернулась и шагнула на ступеньку лестницы. – Видишь ли, я не должна производить впечатления обозленной, злонравной старой девы-мужененавистницы.
Пруденс поднялась по лестнице, прежде чем ее сестры успели раскрыть рты, и таким образом избавила себя от необходимости выслушивать их ответы.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Охота за невестой - Фэйзер Джейн



Роман чудо читала про всех сестер и все на одном дыхании!!!
Охота за невестой - Фэйзер Джейнмистика
7.01.2014, 7.42





очередной роман про то, как нормальный мужик зачем -то бегает за помешанной на равноправии теткой. У ГГ-ни к тому-же странные понятия о морали. Это надо додуматься- до кучи с сестрами решить расстаться с невинностью и обязательно в течение года после смерти любимой матери. Мол, чтобы и замуж не выходить и девицей не быть. Для фейзер весьма тупо написано.
Охота за невестой - Фэйзер Джейнморин
28.01.2014, 16.07





На мой взгляд эта часть из трилогии про 3-х сестер интереснее, первой и последней которые очень однообразны. Как говорится золотая середина. Не согласна с Морин насчёт морали Гг-и, она и так самая чопорная и не зря временами раздражает Гг-я. И да не самые удачные романы Фэйзер.
Охота за невестой - Фэйзер ДжейнНюта
20.10.2014, 1.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100