Читать онлайн Охота за невестой, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - ГЛАВА 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Охота за невестой - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.31 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Охота за невестой - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Охота за невестой - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Охота за невестой

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 11

– Вот, – сказала Пруденс, прижимая печать отца к расплавленному воску на конверте, в который она положила доверенность. Она выглянула из окна библиотеки. Рассвет едва забрезжил, и в доме бодрствовали только Честити и она. Лорд Дункан похрапывал после затянувшейся допоздна игры в бридж и изрядного количества кобурна урожая 1820 года.
– Пойдем поспим еще, – предложила Честити, поплотнее запахнув пеньюар.
– Иди, мне расхотелось спать, – ответила Пруденс, открывая ящик письменного стола и возвращая печать на место. – Я приготовлю чай и почитаю. К восьми тридцати буду готова.
– Но ведь еще нет и шести, – заметила, зевая, Честити. – Увидимся за завтраком.
– В восемь, – сказала Пруденс, тихонько задвинув ящик. Она огляделась, чтобы убедиться, что все на месте, прикрутила фитиль газового рожка и вышла из комнаты вслед за Честити.
В доме на Пэлл-Мэлл-плейс Гидеон поднялся с рассветом. Он редко спал больше нескольких часов, а сегодня был бодрее обычного. Пруденс Дункан не шла у него из головы. Словно сама была делом, которое он должен выиграть. Накануне он ее не видел, но не переставал о ней думать, точнее – о деле и ее роли в нем. В обязанности адвоката входило натаскивание свидетелей. А поскольку Пруденс Дункан была единственной свидетельницей, он не мог допустить ни единой ошибки.
Он налил в миску горячей воды и принялся за бритье. Намыливая лицо медленными круговыми движениями, Гидеон прикидывал, как спланировать день. Он решил в следующий раз встретиться с Пруденс в другой обстановке, подальше от конторы, кабинета и книг по праву. Даже библиотека в его доме походила на контору. Ему хотелось посмотреть, как поведет себя Пруденс в неформальной обстановке, позволяющей расслабиться.
Он провел бритвой по намыленному лицу, хмуро разглядывая в зеркале свое отражение. Ему хотелось застать Пруденс врасплох. Быть может, ей не следует вести себя воинственно и вызывающе? Гидеон не мог не признать, что сам невольно спровоцировал ее на это. Он никак не мог понять, почему они так остро, почти враждебно, реагируют друг на друга – как огонь и вода. И все же ему необходимо увидеть, как она поведет себя под давлением. Он убедился на собственном опыте, что у судьи и присяжных она не вызовет симпатии, если будет вести себя подобным образом.
Он смыл пену и зарылся лицом в горячую влажную салфетку, испустив вздох наслаждения. Он придирчиво вглядывался в свое отражение в зеркале, желая удостовериться, что выбрит безупречно, Потом залез в ванну, продолжая думать о предстоящем деле.
Ему хотелось, точнее – было необходимо, как-то смягчить Пруденс, убедить в том, что она должна расположить к себе мужчин, заседающих в суде, вызвать у них сочувствие. Он знал, что это для него нелегкая задача, и не питал на сей счет иллюзий. Сначала она сочтет это проявлением слабости, свидетельством неправоты своего дела. Но если ему все же удастся переубедить ее, объяснить, что так будет лучше для дела, она, возможно, согласится и у них появится шанс.
Он спустился к завтраку в хорошем настроении. Сара, одетая в амазонку и готовая к верховой прогулке, ела яичницу, горкой высившуюся на тарелке. Она приветствовала отца солнечной улыбкой.
– Милтон сказал, что приготовит авто. Ты куда-нибудь едешь, папочка?
– На загородную прогулку, – ответил он, целуя дочь в волосы.
– Вот для тебя почки с пряностями. – Девочка кивнула на блюда под крышками на низком буфете. – Ты один едешь на прогулку?
Гидеон положил себе почек.
– Нет, – ответил он. – С клиентом.
Он сел за стол и развернул свежую «Тайме».
– С мисс Дункан?
Черт возьми! Как она догадалась? Он бросил па дочь досадливый взгляд.
– Так уж получилось.
– Но обычно ты не встречаешься с клиентами по воскресеньям. Тем более не катаешься с ними в автомобиле.
Она отпила глоток кофе с молоком из чашки и взяла тост с подставки.
– Все когда-нибудь бывает в первый раз.
Сара намазала тост маслом и мармеладом.
– Тебе нравится мисс Дункан?
В ее тоне было что-то притворно-небрежное. Отец пожал плечами и снова углубился в чтение, намеренно громко шурша бумагой.
– Едва ли дело в этом. Она мой клиент.
– Ты считаешь ее хорошенькой?
– Не говори с полным ртом, я ничего не понял.
Сара проглотила тост и вытерла губы салфеткой.
– Она, по-твоему, хорошенькая? – повторила девочка вопрос.
Гидеон сложил газету.
– Нет, – ответил он решительно. – Я бы не употребил этого слова применительно к внешности мисс Дункан.
Лицо Сары выразило разочарование.
– Я другого мнения. Но ты имеешь право на собственное.
Он положил газету и посмотрел па дочь. Потом обратился к ней более ласковым тоном:
– Каковы твои планы на сегодня?
– Нынче утром мы с Изабель решили покататься верхом. Она приедет на ленч к нам. Миссис Кейт собирается приготовить на воскресный ленч жареного цыпленка и пудинг с бланманже. Вчера мы были в музее мадам Тюссо. – Ее глаза заблестели. – Там настоящая комната ужасов и подлинная французская гильотина. Она, конечно, из воска, но от настоящей не отличишь.
Гидеон скорчил легкую гримаску.
– Думаю, ты легко отличила бы ее от настоящей, если бы тебе предстояло сложить на ней голову.
Сара рассмеялась:
– Не глупи, папочка. Конечно, смогла бы. Ведь воск мягкий.
Он спросил со смехом:
– Мэри тебя водила туда?
– Нет, гувернантка Изабель. Мэри на выходные уехала навестить сестру. Ты забыл?
– Видимо, забыл. Тебе не пора?
Сара поднялась и подошла к отцу. Он обнял дочь, она прижалась к нему.
– Не свались с лошади.
Она снова рассмеялась: такая мысль показалась ей абсурдной. Потом поцеловала его в щеку.
– Когда ты вернешься?
– Не могу точно сказать. Поездка будет долгой. Поэтому скорее всего, когда ты уже будешь в постели.
Она весело кивнула и, приплясывая, выбежала из комнаты. Гидеон, все еще улыбаясь, вернулся к своим почкам и газете.
Черный «ровер» остановился возле дома ровно в половине девятого.
– Вот он, – сказала Честити, выглянув из окна гостиной, откуда созерцала площадь. – Ведет машину сам. Сегодня он выглядит более щеголеватым. Одевайся, а я сойду вниз, скажу ему, что ты сейчас спустишься.
Она выбежала из гостиной.
Пруденс направилась к себе в спальню, где с минуту изучала свое отражение в зеркале. На ней был шерстяной костюм цвета ягод шелковицы с длиннополым жакетом и длинной плиссированной юбкой, отделанной темно-красной каймой. Пруденс слегка волновалась. Сердце учащенно билось, лицо разрумянилось. Она была возбуждена, сама не зная почему. Гидеон Молверн не внушал ей опасений.
Или внушал? Нелепая мысль! Она знала, как вести себя с ним, с самой первой их встречи и, если бы сегодняшняя оказалась неприятной, поняла бы, что все это он делает только для того, чтобы вооружить ее на случай, если бы присяжные враждебно отнеслись к ней.
И все же ей не очень хотелось встречаться с ним наедине. С сестрами она чувствовала бы себя увереннее. Но почему? – сердито спросила она себя. Он всего лишь мужчина. А ей довольно часто приходилось бывать наедине с мужчинами. Однако она не испытывала в их обществе беспокойства.
Пруденс тряхнула головой, чтобы привести мысли в порядок. Она набросила плащ из альпака песочного цвета и опустила на лицо густую шелковую вуаль. Интересно, куда они отправятся? И почему он приехал за ней на автомобиле? Может быть, он снова повезет ее к себе домой и решил проявить особую учтивость, рискнув появиться с ней при свете дня? Нет, решила она. Это не в духе Гидеона.
Она натянула перчатки, взяла сумочку, носовой платок, записную книжку и карандаш, сунула все это в карманы плаща и спустилась вниз.
Гидеон и Честити болтали в холле. Парадная дверь была распахнута настежь. На Гидеоне была куртка из волчьего меха и плоский шерстяной шлем с козырьком, какие носят автомобилисты. Одежда не для короткой прогулки по лондонским улицам.
Он обернулся и с улыбкой смотрел на нее, пока она спускалась по лестнице. Потом улыбка исчезла.
– Нет, – сказал он решительно. – Так дело не пойдет.
– О чем вы? – спросила она с недоумением.
– Ваша одежда. Вы замерзнете. На улице солнечно, но холодно.
– Но нам ведь недолго ехать на машине? – запротестовала Пруденс.
Он не ответил и снова повторил:
– Вы замерзнете. Наденьте что-нибудь потеплее.
– Что-нибудь меховое, Пру? – предложила Честити, едва заметно пожав плечами.
– По-моему, это совершенно лишнее. Ведь еще только октябрь и солнце светит вовсю.
– Если у вас есть меховая одежда, настоятельно предлагаю вам надеть ее, – сказал сэр Гидеон, изо всех сил стараясь говорить как можно мягче, избегая повелительного тона. – Поверьте мне, вам это необходимо.
Пруденс колебалась. Она едва сдержала смех: Гидеону стоило огромного труда не приказывать, что было ему присуще, а давать совет, даже уговаривать. Пруденс уже хотела сказать ему об этом, но передумала, решив уважить эту его попытку быть вежливым. Она повернулась и направилась к лестнице.
Сестры унаследовали от матери манто из серебристой лисицы с капюшоном и три нитки жемчуга и разделили наследство между собой. Пруденс извлекла эти сокровища из сундука кедрового дерева, стоявшего в кладовой для белья, где они хранились летом, и подняла и осмотрела манто. От него исходил едва уловимый запах кедра, а не шариков от моли, как от платья, которое на ней было накануне.
Пруденс отряхнула с манто пыль и скользнула в него. И тотчас же почувствовала себя окруженной атмосферой роскоши и элегантности. Это было чрезвычайно экстравагантное манто с высоким воротом, ласкавшим шею. Капюшон плотно прилегал к голове, закрывая уши; из-за него виднелись только тщательно уложенные рыжие локоны на лбу. Она сунула в муфту руки в перчатках и, усмехнувшись, решила, что, если даже ей будет нестерпимо жарко, она потерпит. Смотреться в зеркало не стоило, Пруденс и так была уверена, что выглядит потрясающе. Ей потребовалась секунда, чтобы переложить содержимое карманов плаща в карманы муфты, и она спустилась с лестницы.
Честити все еще была в холле, но Гидеона видно не было.
– Ты выглядишь просто великолепно, Пру.
– Знаю, – ответила Пруденс. – В этом манто любая женщина так выглядит. Где он?
– Пошел разогревать мотор. К тому же не хочет оставлять автомобиль без присмотра.
– Он сказал, куда мы едем?
Честити покачала головой:
– Я спросила, но он лишь ответил, что, возможно, ты вернешься поздно, но нам не надо беспокоиться, потому что ты в надежных руках.
– О Господи! Он невыносим! – воскликнула Пруденс. – Вообразил, будто женщинами можно манипулировать как угодно!
– Ничего не поделаешь, так уж он устроен, – хмыкнула Честити.
Звук клаксона, донесшийся снаружи, заставил обеих вздрогнуть. Дженкинс поспешил открыть для Пруденс дверь.
– Думаю, сэр Гидеон ждет вас, мисс Пру.
– Хотелось бы знать, как ты догадался, – сказала Пруденс, чмокнув Честити. – Увидимся вечером.
– Удачи!
Пруденс заколебалась:
– К чему мне удача, Чес?
Честити пожала плечами:
– Не знаю. Удача нужна всем.
Прозвучал еще один сигнал клаксона. Пруденс закатила глаза и поспешила к выходу.
Гидеон стоял возле машины, поставив одну ногу на ступеньку, а руку держа на панели управления. При виде Пруденс, сбегавшей по ступенькам, он широко распахнул глаза.
– Мне бы надо было позаботиться о санях и тройке лошадей, а также о русском морозе!
– Лошади понесли бы, услышав ваш чертов клаксон, – сказала Пруденс запальчиво. – В нем не было никакой надобности.
– Знаю и прошу прощения, – ответил Гидеон. – Мне следовало проявить больше терпения.
Он галантно открыл перед ней дверцу машины и тут же испортил все впечатление, сказав:
– Но вы ко мне привыкнете.
– Не думаю, что это моя главная цель, – пробормотала Пруденс, устраиваясь на сиденье.
– Вы что-то сказали?
Он все еще стоял, придерживая дверцу.
– Ничего, – ответила Пруденс, одарив его любезной улыбкой. – Я иногда разговариваю вслух. Вы к этому привыкнете.
Она поудобнее разместила ноги под панелью управления. Гидеон недоумевающе поднял брови, обошел машину и сел на водительское место.
– Вам лучше надеть вот это. – Он потянулся к задней части салона и пошарил там. – Вот, – сказал он, передавая ей автомобильные очки в оправе из металла и кожи. – Вы можете надеть их поверх собственных.
Сам он надел такие же.
– Зачем они мне? – спросила Пруденс, разглядывая очки.
– Разумеется, чтобы защитить глаза от ветра во время езды. Вы сами почувствуете, что это необходимо.
Он завел мотор, и машина плавно тронулась с места.
– Должно быть, вы мало спите, если обычно встаете так рано, – заметила Пруденс, продолжая вертеть в руках диковинные очки. – Ведь сегодня воскресенье.
– Простите, если я нарушил сон, необходимый вам для сохранения красоты, – ответил он весело. – Но даже при езде со скоростью двадцать миль в час потребуется примерно три часа, чтобы добраться до места.
– Три часа! – Пруденс удивленно уставилась на него. – Куда же мы, черт возьми, отправляемся?
– Это сюрприз, – сказал он. – Я вам уже говорил, что сюрпризы нередко бывают условием удачной кампании.
– Только в суде, – возразила она.
– Уж там-то само собой разумеется, – со смехом согласился он. – Но как вы справедливо заметили, сегодня воскресенье. Поэтому лучше не говорить о судах.
– Но я думала, мы займемся подготовкой к процессу.
– В некотором роде да, но не так, как вы это себе представляли. Не будем тратить этот прекрасный день только на дела. Нервничать, напрягаться. Вообще-то я предпочитаю не перегружать себя работой по воскресеньям. Это позволяет мне сохранять свежесть мыслей.
Пруденс не нашлась что ответить. Она ехала на машине неизвестно куда, неизвестно зачем, с человеком, который с каждой минутой нравился ей все меньше.
– Значит, вы мне солгали, – сказала она, наконец. – Для того лишь, чтобы втянуть меня в эту авантюру, заставить провести с вами день.
– Но это грубое преувеличение, – запротестовал он с легкой улыбкой. – Я вам как-то говорил уже, что для подготовки к процессу мне важно узнать вас получше.
В его словах была логика, и Пруденс не стала возражать.
– А я думала, что хотя бы воскресенье вы проводите с дочерью, – сказала Пруденс.
– Сара проводит воскресенье интересно и с пользой для дела, – ответил сэр Гидеон. – Ее день расписан по минутам, и для отца просто не остается времени.
– Понимаю..
Машина набирала скорость, и теперь Пруденс чувствовала, насколько силен ветер. У нее слезились глаза. И она надела смешные очки с выпуклыми стеклами и повернулась взглянуть на своего спутника. Он почему-то улыбался, и хотя она не видела выражения его глаз под стеклами очков, догадывалась, что вокруг них собрались веселые морщинки, а в их серых глубинах пляшут золотые искры. Его рот не стал менее чувственным с момента их первой встречи, только ложбинка на подбородке, казалось, уменьшилась. Она отвела глаза и уставилась на дорогу, глубже засунув руки в муфту.
– Итак, куда же мы все-таки едем, Гидеон?
– В Оксфорд, – ответил он. – Мы попадем туда как раз к ленчу в Рэндолфе. А потом, если не будет слишком холодно, покатаемся на лодке. Но в вашей шубе вы не озябнете, если даже пойдет снег.
– И мы сделаем пятьдесят миль в одну и столько же в другую сторону за один день?
– Я люблю ездить на машине, – ответил он с благодушной улыбкой. – Особенно на этой. Она с легкостью делает двадцать миль в час. День прекрасный, хоть ветер и резковат. У вас есть возражения?
– А вам не приходило в голову, что у меня могли быть другие планы на этот день? – спросила Пруденс.
– Приходило, но я решил, что в этом случае вы откажетесь от моего приглашения. – Он бросил на нее взгляд, и его улыбка стала шире. – Я старался написать записку так, чтобы было ясно, что это приглашение, а не повестка в суд. Надеюсь, мне это удалось.
– Да, эта записка была написана любезнее, чем обычно, – согласилась Пруденс.
– О, это неблагородно! – воскликнул он. – Я пытаюсь изменить манеру общения, а вы меня ничуть не поощряете.
– Меня не волнуют ваши манеры, – заявила Пруденс. – Волнует лишь, как вы поведете наше дело в суде. Кстати, у меня есть кое-какая информация, которая могла бы вас заинтересовать.
Мисс Дункан оказалась тверда как кремень. Впрочем, ничего другого он и не ожидал. Обычно женщины откликались, когда он включал на полную мощность свое обаяние. Он оторвал руку от руля и подмял ее в знак капитуляции.
– Разрешите мне сначала насладиться своим выходным днем, Пруденс, чтобы паутина выветрилась из моей головы. У нас еще будет достаточно времени для работы.
Пруденс нечего было возразить. Этот человек имел право на небольшой отдых хотя бы время от времени. Ее пальцы сжали записную книжку, которую она держала в муфте. Теперь следовало придумать тему для разговора.
– В таком случае, может быть, мы займемся чем-нибудь другим? – сказала Пруденс, вынимая блокнот. – Раз уж нам предстоит провести вместе целых три часа, мы могли бы потратить их с пользой.
Она раскрыла блокнот и принялась задумчиво покусывать кончик карандаша.
Гидеон немного встревожился:
– О чем вы толкуете?
– Вы забыли, что мы обещали найти вам жену? – насмешливо спросила Пруденс.
Он вздохнул:
– Не начинайте снова. У меня нет настроения говорить об этом, Пруденс.
– Прошу прощения, – извинилась она. – Но вы же согласились рассмотреть наши предложения. Если нам удастся найти для вас жену, это составит разницу между ста и двадцатью процентами компенсации за нанесенный моральный ущерб. А для нас это вопрос жизни и смерти.
Он покачал головой.
– Право же, вы вцепились в меня, как терьер. Ладно. Я согласен поиграть в ваши игры.
– Это вовсе не игры, – возразила Пруденс. – Вы должны отнестись к этому серьезно. Мы составим список качеств, которые предположительно важны для вас, основываясь на пятибалльной системе.
– Валяйте, – согласился он, придав лицу приличествующее случаю серьезное выражение.
Пруденс метнула в него подозрительный взгляд. Она не видела его глаз за толстыми стеклами очков, но подергивание уголков его губ говорило само за себя.
– Сначала поговорим о возрасте, – предложила она. – Есть у вас предпочтения на этот счет?
Он сжал губы.
– Я бы не сказал.
– Но какие-нибудь пожелания имеются? – воскликнула Пруденс. – Для вас предпочтительнее совсем молоденькая женщина, впервые появившаяся в свете, или дама более зрелого возраста?
Гидеон в это время как раз обгонял телегу. Возница чертыхнулся и махнул на них кнутом, потому что испуганная автомобилем лошадь шарахнулась, а машина рванулась вперед и исчезла в облаке пыли.
– Скоро люди привыкнут к автомобилю, – заметил Гидеон. – Он станет единственным средством передвижения.
– В таком случае придется что-то делать с дорогами, – отозвалась Пруденс, потому что в этот момент машина подпрыгнула, угодив в выбоину. – Наши дороги не годятся для езды с такой скоростью.
– Королевский клуб автомобилистов лоббирует в парламенте внесение билля об усовершенствовании дорог. Вас сильно тряхнуло?
– Скажу откровенно, мне не очень удобно, – призналась она. – Но прошу вас, пусть вопрос о моем комфорте в следующие три часа не оказывает влияния на ваши планы.
– Все не так уж скверно, – сказал Гидеон. – В Хенли мы сделаем остановку и выпьем кофе. Мне необходимо заправиться и размять ноги.
– Приятно это слышать.
Пруденс вернулась к своей записной книжке.
– Вы так и не ответили на мой вопрос. Вы хотели иметь жену моложе или постарше? Предлагаются варианты с разницей примерно в пять лет.
– Слишком юная жена для человека моего возраста не годится. С ней будет скучно. К тому же она неопытная. А у меня нет ни малейшего желания наставлять девственницу в науке любви.
Пожалуй, размышляла Пруденс, он сообщил ей даже больше, чем она рассчитывала. И она только кивнула в ответ.
– Значит, вам подойдет зрелая женщина.
– Зрелая... не знаю, не уверен. Это слово слишком емкое. Сразу приходят на ум высохшие старые девы или перезрелые томные вдовы. Такие мне тоже не нужны. В общем, – заключил он, – разведенному сорокалетнему мужчине с десятилетней дочерью нелегко найти пару.
– Мы решили, что эти трудности сложнее преодолеть женщине, чем мужчине, – заметила Пруденс. – У нас много вариантов, вы сможете выбирать.
– Как любезно с вашей стороны. Я польщен.
– Не стоит обольщаться. Я лишь хотела сказать, что ваша профессия и финансовое положение компенсируют неудобства, связанные со строгим соблюдением правил хорошего тона.
– Оказывается, у меня завидное положение, а я и не знал.
Пруденс с трудом сдержала смех, что было бы вовсе некстати.
– Значит, мы будем искать женщину лет тридцати? Так? Не старше тридцати пяти. Кандидатуру Агнес Харгейт вы отвергли, потому что у нее есть сын. А вообще вдовы вас устраивают?
– В общем-то да. Если, конечно, не очень долго вдовствуют. Не возражаю против девицы, но не старой девы. – Он искоса посмотрел на Пруденс. – Однако тридцать пять для меня многовато. Лучше моложе тридцати. – Он кивнул. – Думаю, это самый для меня подходящий возраст.
– Хорошо, – сказала Пруденс, делая пометку в записной книжке. – Постараемся удовлетворить ваше желание.
Она поняла его намерения и решила во что бы то ни стало противостоять ему. Гидеону не удастся ее обезоружить. Она вздохнула и спросила непринужденным тоном:
– Должна ли она быть красивой?
– Красота – дело вкуса. А вкусы у всех разные.
– Не уходите от ответа. Внешность женщины имеет для вас значение?
– Трудно сказать.
Впервые Пруденс почувствовала, что он говорит серьезно. Она пожала плечами.
– В таком случае как насчет образования? Какое место в вашей шкале ценностей занимает образование, если считать по нашей пятибалльной системе?
– Ну, неделю назад я сказал бы примерно два с половиной балла, теперь моя планка поднялась до пяти.
Пруденс сделала пометку в книжке. Он снова посмотрел на нее.
– Вас не интересует, почему мои требования вдруг изменились?
– Нет, – ответила она твердо. – Это не имеет значения. А какой бы вам подошел характер?
– Мягкий и уступчивый, – ответил он решительно. – Женщина должна знать свое место, уметь вовремя придержать язык, понимать, что я во всем разбираюсь лучше.
Это было уже слишком. Пруденс захлопнула записную книжку и сунула ее в муфту.
– Ладно, если не желаете говорить серьезно...
– Но я ответил на ваш вопрос, – запротестовал он. – Неужели вы могли подумать, что такой высокомерный, агрессивный и самовлюбленный тип, как я, захочет взять жену, обладающую теми же достоинствами?
– Это не достоинства, – перебила его Пруденс, – а скорее недостатки!
– Я так не думаю! – возразил Гидеон.
Он свернул на узкую проселочную дорогу с указателем, на котором значилось: «Хенли. 2 мили».
Пруденс замолчала, глядя сквозь тонированные очки на осенний сельский пейзаж. Ветер свистел у нее в ушах. Поля казались коричневыми от жнивья; на фоне живых изгородей выделялись обильные темные ягоды черники и ярко-красные – остролиста.
– Итак, вы полагаете, что я состою из одних недостатков?
Вопрос Гидеона застал ее врасплох.
– Я уже сказала, что в вас меня интересует только способность или неспособность выиграть наше дело, – заявила Пруденс.
– В таком случае поговорим о вас, – предложил он. – Вас никогда не привлекала мысль о замужестве, Пруденс?
– Какое отношение имеет ваш вопрос к нашему делу?
Он не спешил ответить и, как ей показалось, заколебался, потом сказал:
– В суде я предпочел бы видеть не озлобленную старую деву и мужененавистницу.
У Пруденс перехватило дыхание, но он как ни в чем не бывало продолжал:
– Как я уже сказал, адвокат Беркли сделает все возможное, чтобы вы предстали перед присяжными в самом невыгодном свете. Я же хотел представить им нежную, добрую и отважную воительницу, готовую защищать самых уязвимых представительниц своего пола от обид и эксплуатации, женщину с мягкими манерами и проникновенной речью.
Пруденс стало не по себе.
– Неужели я и вправду выгляжу так непривлекательно?
Он задумался, прежде чем ответить, и очень мягко заговорил:
– Случается. Когда шерсть у вас на загривке встает дыбом. Этого нельзя допустить.
– Потому что они попытаются в суде меня провоцировать?
– Думаю, вам следует быть к этому готовой.
Пруденс погрузилась в молчание. Она не могла не признать его правоты. А признать ее было чертовски неприятно.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Охота за невестой - Фэйзер Джейн



Роман чудо читала про всех сестер и все на одном дыхании!!!
Охота за невестой - Фэйзер Джейнмистика
7.01.2014, 7.42





очередной роман про то, как нормальный мужик зачем -то бегает за помешанной на равноправии теткой. У ГГ-ни к тому-же странные понятия о морали. Это надо додуматься- до кучи с сестрами решить расстаться с невинностью и обязательно в течение года после смерти любимой матери. Мол, чтобы и замуж не выходить и девицей не быть. Для фейзер весьма тупо написано.
Охота за невестой - Фэйзер Джейнморин
28.01.2014, 16.07





На мой взгляд эта часть из трилогии про 3-х сестер интереснее, первой и последней которые очень однообразны. Как говорится золотая середина. Не согласна с Морин насчёт морали Гг-и, она и так самая чопорная и не зря временами раздражает Гг-я. И да не самые удачные романы Фэйзер.
Охота за невестой - Фэйзер ДжейнНюта
20.10.2014, 1.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100