Читать онлайн Невеста-заложница, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Невеста-заложница - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.59 (Голосов: 107)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Невеста-заложница - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Невеста-заложница - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Невеста-заложница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Порция действовала, не думая ни секунды. Ее хлыст взвился в воздух и обрушился на руку Декатура. Он удивленно охнул и выпустил уздечку. Порция пришпорила коня. Она неслась во весь опор, не разбирая дороги и не имея ни малейшего представления о том, куда направляется, прежде чем Руфус успел опомниться и сообразить, что случилось.
Порция услышала, как он кричит ей вдогонку и как грохочут копыта каракового коня, с хрустом проламывая тонкую наледь, что образовалась по краям размокшей дороги. Она все понукала и понукала своего жеребца, и так перепуганного шумом выстрелов: бедное животное запрокинуло голову и вытянулось в струну. Обезумевший от ужаса конь был готов понести, однако Порции удавалось сдерживать его. Она приникла к конской спине, чувствуя, что вот-вот вывалится из седла, и ожидая мушкетного выстрела в спину.
Впрочем, с самого начала было ясно, что эту скачку ей не выиграть. Хотя сама она ничего не весила, под седло ей достался молодой сухопарый рысак, не имевший ни резвости, ни широкой грудной клетки, необходимых для победы на бегах. И если только Руфус Декатур из каких-то своих соображений не прекратит преследование, он догонит ее в считанные минуты. Мало-помалу ей стало ясно, что негодяй нарочно не спешит ее догонять и держится на расстоянии. Почему-то это открытие вызвало особенно сильную вспышку ярости. Получалось, что ее заставляют участвовать в какой-то гнусной игре в кошки-мышки, когда жертве позволяют поверить, будто она спаслась, тогда как злодей волен схватить несчастную, как только пожелает.
Порция сунула руку за голенище и сжала рукоятку острого, как бритва, кинжала. С тех пор как Джек счел ее взрослой настолько, чтобы стать объектом нежелательного интереса для какого-нибудь похотливого мерзавца, он приучил ее всегда иметь при себе этот кинжал. Девочка быстро поняла, что отец прав. Она на собственном опыте успела убедиться, что если у какого-то негодяя засвербит в паху — ему будет все равно, что его жертва грязная, больная или уродливая, как пивная бочка, — главное, чтобы она принадлежала к женскому полу.
Порция приостановила коня. Теперь копыта за спиной грохотали совсем близко. Она выжидала, чтобы враг оказался как можно ближе в тот момент, когда ее конь совсем остановится. Ее расчет был совершенно хладнокровен, сердце билось абсолютно ровно, а дыхание оставалось спокойным и глубоким. И тем не менее Порция намеревалась совершить убийство.
Стремительным рывком она остановила коня, повернулась в седле и замахнулась, сжимая в руке кинжал.
Вот он, Руфус Декатур, тут как тут. Как она и предполагала, его жеребец несся достаточно быстро, чтобы по инерции подбежать почти вплотную, пока всадник успеет что-то предпринять. Перед глазами маячила ошарашенная физиономия Декатура, столь внезапно столкнувшегося со смертельно опасным противником. В следующий миг клинок, нацеленный прямо в сердце, полетел вперед.
Он вонзился по самую рукоятку в грудь преследователя, пробив насквозь теплый плащ.
— Господи Иисусе, Пресвятая Дева со всеми угодниками! — взревел Руфус Декатур с яростью, мало подходившей убитому наповат человеку. Он вырвал кинжал из груди и уставился на него в полном недоумении. — Матерь Божья! — Теперь его удивленный взгляд обратился на сидевшую на лошади девицу. — Да ты же хотела меня заколоть!
Порция была ошарашена не меньше своего противника, однако по совершенно иным причинам. На лезвии кинжала не осталось ни капли крови! Но это чудо вскоре получило простое объяснение. Ее предполагаемая жертва широко распахнула плащ, под которым оказался кожаный доспех, какие обычно носили бывалые солдаты. Он не мог спасти от мушкетной пули, зато надежно защищал от кинжалов и стрел.
— Нечего было за мной гоняться! — буркнула Порция, и не подумав извиняться за свои кровожадные намерения. Напротив, ее тон выдавал бушевавший в ней гнев. — Вы захватили моих провожатых и погнались за мной. Ничего удивительного, что я захотела от вас отделаться.
Руфус подумал, что подавляющее большинство юных девиц на месте этой особы предпочли бы менее впечатляющий образ действий, — если бы вообще не упали в обморок или не закатили истерику. Однако было очевидно, что это взъерошенное, разъяренное донельзя существо женского пола не так-то легко сбить с толку, и это обстоятельство невольно вызвало в Руфусе вполне заслуженную симпатию.
— Ну что ж, пожалуй, вас можно понять, — промолвил он, вертя кинжал в руках и разглядывая оружие и так и этак. Да, такими вещами не шутят. Более внимательно посмотрев на Порцию, Декатур заметил: — Да и мне следовало помнить, что девица с такой огненной шевелюрой может обладать соответствующим темпераментом.
— Так уж случилось, что вы ошиблись. — Юная особа нимало не смутилась под его пристальным взглядом — наоборот, она уставилась на противника с таким же подозрительным прищуром и даже скрытым вызовом. — Вообще-то все считают меня чрезвычайно сдержанной и покладистой особой. По крайней мере те, кто не пытался гоняться за мной с откровенно угрожающими намерениями.
— Ну, тогда мне придется признаться, что мой темперамент больше подходит под этот цвет. — И Руфус с неожиданным хохотом обнажил голову, чтобы стали видны его собственные ярко-рыжие кудри. — Однако в данный момент я держу свои чувства в узде. Все, чего я хочу, — получить ответ на пару пустяковых вопросов, после чего вы сможете продолжить свой путь. Мне же нужно просто узнать, кто вы такая и по какой причине пользуетесь покровительством Грэнвилла.
— Да разве вас это касается? — не уступала Порция.
— Ну… как вам сказать… видите ли, меня касается все, что так или иначе имеет отношение к Грэнвиллу, — чуть ли не виновато ответил он. — Итак, мне действительно очень важно получить ответ на свой вопрос.
— А что вы сделаете с сержантом Кромптоном и его людьми?
— О, поверьте, ничего плохого, — заверил Руфус, беспечно размахивая шляпой. — Им не причинят вреда. Правда, им придется немного померзнуть — вот и все.
Порция недоверчиво заглянула ему за спину. Ничего, никаких следов сержанта с его солдатами или подручных Руфуса видно не было. Порция снова уставилась на Декатура, подозрительно прищурившись:
— А почему вы не стали меня догонять? Ведь вы могли сделать это в любой момент.
— Коль скоро вы двигались в нужном мне направлении, я не счел необходимым вам мешать, — рассудительно пояснил Руфус. — Не угодно ли продолжать в том же духе?
«В нужном направлении…» А куда именно оно вело? Порции стало очень не по себе.
— Вы меня похищаете?
— Нет. Я только предлагаю вам укрыться от лютой стужи, — все тем же рассудительным тоном поправил он. — Поскольку вы не сможете продолжать путь еще некоторое время… пока мои люди не закончат кое-какие дела… я, как учтивый кавалер, не могу не предложить даме убежище.
— Кавалер?! — Порция опешила настолько, что невольно повторила те издевательские интонации, с которыми, бывало, ее отец рассуждал о бесчестном поведении разбойника Декатура. — Это Декатур-то — кавалер? Да вы шутите!
— О, поверьте, ничего подобного у меня и в мыслях не было, — вкрадчиво возразил Руфус, и Порция вместо растерянности ощутила липкий подсознательный страх. В пронзительных синих глазах заплясали злые черти.
Ей стало тошно при мысли о том, что Декатур явно ждет от нее извинений, — ведь Джек перевернется в гробу, если она посмеет унизиться перед его заклятым врагом. И тут, к ее вящему замешательству, в нависшей над дорогой напряженной тишине громко и гулко дал о себе знать пустой желудок.
Демоны, замутившие взор Декатура, исчезли так же внезапно, как и появились, и, когда он заговорил, его голос прозвучал сдержанно и рассудительно.
— Похоже, нам обоим давно пора обедать, — заметил Руфус. — Давайте забудем об этом недоразумении, списав его на муки голода и на то, что вы плохо меня знаете. Когда вы познакомитесь со мной поближе, то сами станете следить за своими словами. — Он направил своего коня по узкой тропинке в снегу. — Давайте-ка лучше поедем и отыщем что-нибудь на обед.
Порция проглотила язвительную фразу по поводу того, что вовсе не намерена вступать в близкое знакомство с таким типом, и молча пожала плечами.
— По крайней мере соблаговолите вернуть мне кинжал.
— О, конечно. — Руфус галантно подал девушке оружие рукояткой вперед и с откровенным любопытством проследил, как она прячет клинок обратно за голенище. — Вы бросаете кинжал, как заправский убийца.
— Слава Богу, до сих пор мне никого не понадобилось убивать, однако при необходимости я знаю, как это сделать. — Она медленно поехала рядом. — Куда мы направляемся?
— Дальше по дороге есть деревня.
— И вы заставите мирных крестьян оказать гостеприимство своей банде, — язвительно добавила она и тут же пожалела о том, что сказала лишнее. Однако, к ее великому облегчению, Руфус добродушно рассмеялся.
— Нет, нет, совсем напротив. Болтоны будут мне безумно рады. Кстати, я надеюсь, что вы успели иагулять хороший аппетит, потому что Анни ужасно обижается, если гости не оставляют тарелки чистыми.
Порция снова оглянулась через плечо. Впрочем, даже если бы она и увидала позади сержанта Кромптона с его людьми, чем бы она смогла помочь?
— Может, прибавим ходу? — предложил Руфус. — Кажется, вы совсем озябли.
— У меня всегда озябший вид. Это оттого, что я такая тощая, — сердито фыркнула она. — Чучело, да и только. — И Порция послала коня вперед, заставляя держаться вровень с небрежно трусившим караковым жеребцом.
Вскоре рядом с дорогой показался приземистый домик из нетесаного камня за неказистой изгородью. Ставни на окнах были плотно затворены из-за холода, а над трубой курился дымок.
Руфус наклонился в седле, чтобы открыть ворота, и первым въехал во двор. Мигом распахнулась дверь, навстречу гостям выскочил маленький мальчик.
— Это сам лорд Руфус! — восторженно взвизгнул он. — Бабуля, лорд Руфус приехал!
— Упаси Господь, малыш, — восклицала тучная женщина у него за спиной, — ни к чему кричать об этом на всю округу. — Поспешно накинув на голову шаль, она вышла во двор. — Давненько вы не навещали нас, милорд!
— Да-да, я знаю, Анни. — Руфус соскочил наземь и крепко обнял хозяйку, которая на миг совершенно исчезла под складками его плаща. — И если ты не простишь меня сию же минуту, не видать мне в жизни покоя!
— Ох, вы все такой же шутник, милорд! — лукаво отвечала женщина, похлопав гостя по руке. — А кто это с вами?
— Да я и сам пока не знаю. — Руфус обернулся к Порции, все еще сидевшей на коне. — Однако надеюсь выяснить это в ближайшее время. — И прежде чем девушка успела сообразить, что происходит, он подхватил ее за талию и снял с седла. — Вы ведь не будете скрывать свое имя, милая?
Он все еще держал ее на весу, и в громком голосе явно слышались насмешливые нотки. От негодования у Порции волосы встали дыбом, и она смерила негодяя убийственным взглядом. Руфус лишь хмыкнул в ответ и поднял ее еще выше. Оттого, что его огромные лапы запросто сомкнулись у нее на поясе, девушка ощутила себя особенно беззащитной и хрупкой, словно фарфоровая кукла.
— Опустите же меня! — выпалила она.
К ее превеликому облегчению, Декатур моментально подчинился и промолвил поверх ее плеча:
— Анни, мы оба умираем с голоду. Фредди, малыш, будь добр, выводи лошадей и как следует их накорми!
— Будет сделано, милорд. — Темные глаза мальчишки вспыхнули от радости, когда Руфус небрежно потрепал его вихры.
— А где же остальные ваши парни, милорд? — поинтересовалась Анни, проворно семеня обратно в дом.
— Да заплутали где-то, — снова добродушно рассмеялся Руфус, скинул плащ и повесил его на торчавший за дверью гвоздь.
Затем он взял плащ у Порции, однако не спешил вешать его на крюк, меряя взглядом пленницу с ног до головы и не скрывая своего разочарования. Почему-то на этот раз Порция почувствовала себя крайне неловко, как будто осталась совершенно голой.
— Хм-м-м. Теперь понятно, при чем здесь чучело, — пробормотал Руфус. — Действительно, одни кожа да кости. С каких это пор Грэнвилл морит голодом своих подопечных? — Наконец он повесил ее плащ и махнул рукой в сторону очага: — Садитесь поближе к огню, вы же совсем закоченели.
— Господи, да она ж совсем белая, как призрак! — разохалась Анни и от избытка чувств едва не запихала гостью прямо в огонь вместе со стулом. — Оно конечно, коли волосы красные, как морковка, где уж остаться краске для всего остального! — Тем временем Анни достала с полки над очагом кожаную баклагу. — Вот, утеночек, капелька ревеневой водки мигом тебя согреет!
Порция машинально приняла протянутую ей глиняную кружку. Она не очень-то обижалась на разглагольствования простодушной Анни — подобные замечания по поводу внешности сопровождали ее всю жизнь, и она слишком трезво смотрела на вещи, чтобы тешить себя иллюзиями. Однако по непонятной причине откровенное разочарование Руфуса Декатура выглядело совершенно иначе и ранило самолюбие, хотя он всего лишь повторил ее собственные слова.
— У меня есть картофельная похлебка и заливное из свиной щеки, — суетилась Анни. — Сейчас только разогрею похлебку и подам на стол. Вы бы порезали покуда хлеб, милорд.
Руфус как ни в чем не бывало взял со стола нож и ячменный хлеб, прижал его к груди и принялся кромсать ломтями со сноровкой человека, вполне привычного к простым домашним хлопотам.
Это зрелище невольно заколдовало Порцию. Слишком по-домашнему выглядел сейчас этот рыжий верзила с загрубевшими от меча руками. Между прочим, эти большие руки оказались на редкость красивыми. Прямые длинные пальцы с ровными суставами, ногти правильной формы и с глубокими лунками. Из-под подвернутых манжет простой сорочки выглядывали сухие изящные запястья — несмотря на покрывавшую их буйную рыжую поросль.
— Итак, — напомнил Руфус, управившись с хлебом, — я хочу получить ответ на свой вопрос, прежде чем мы приступим к еде. Кто вы такая?
Слава Богу, он помог ей отвлечься!
— Порция Уорт, — отвечала пленница, не считая нужным держать свое имя в тайне.
— Ага! — Руфус довольно кивнул и снова взял со стола свою кружку. — Значит, ваш отец — Джек Уорт. — Во взгляде Декатура промелькнула искра сочувствия. — Можете не отвечать на следующий вопрос, если не захотите. Вы рождены вне брака?
— Джек был не из тех мужчин, кто женится, — пожала плечами Порция.
— Верно, не из тех.
— Так вы его знали? — Порция сама не понимала, почему это ее интересует.
— Скорее я знал про него. Я знал, что он нарочно взял имя своей матери, — Руфус хохотнул, — из какого-то извращенного чувства ответственности перед именем Грэнвиллов, которое мог бы запятнать своей недостойной репутацией! Как будто это имя и без того не запятнано позором… Давайте-ка присядем к столу, — добавил он с приглашающим жестом, когда заметил, что Анни расставила деревянные плошки с горячей похлебкой.
Порции никогда еще не приходилось отстаивать перед кем-то фамильную честь — прежде всего потому, что для этого не было причин. Джек, даже когда был пьяным в стельку, продолжал отзываться о Като, своем сводном брате, с некоторым уважением, если не сказать почтительностью. И хотя Порция была незаконнорожденной, она могла считаться наполовину Грэнвилл, и к тому же привыкла смотреть на разбойничьи похождения Декатура сквозь призму кровной вражды между их кланами. Кровь Грэнвиллов моментально вскипела в жилах, заставляя позабыть об осторожности.
— Раз уж зашла речь о недостойной репутации, я бы советовала вам прежде взглянуть на себя, — язвительно промолвила она. — Убийства, грабежи, насилие…
— Эй, эй, барышня, у меня за столом не принято так ругаться! — Анни, до сих пор колдовавшая над своими кастрюлями, так и подскочила на месте, пылая праведным гневом. — Лорд Руфус оказал честь моему дому, и коли вам угодно…
Вмешательство Руфуса показалось Порции особенно удивительным после всего, что они успели наговорить друг другу. Он прервал хозяйку повелительным взмахом руки:
— Тихо, Анни, девушка всего лишь пытается защищать своих. Я и не думал, что она поведет себя иначе.
— Это что же, прикажете считать за комплимент? — фыркнула Порция. — Да провалиться мне к черту, если меня волнует, что вы обо мне думаете, лорд Ротбери!
— Ну, так глубоко проваливаться вам вовсе ни к чему, — парировал Руфус. — Кровь Грэнвиллов определенно не доведет вас до добра, однако я не стану обращать против вас преданность своему роду — какой бы неуместной она ни была в данной ситуации. — Декатур взял со стола ложку и продолжил: — Все, что от вас требуется, — не швыряться налево и направо тяжкими обвинениями. А теперь извольте присесть. Вы потратите дыхание с большей пользой, если подуете на горячий суп. — И он сосредоточился на своей тарелке, давая тем самым понять, что вопрос исчерпан.
Вряд ли пленница чего-то добьется, объявив голодовку. Она пинком пододвинула к столу стул и уселась. Никто не произнес ни слова, пока ее тарелка не опустела наполовину, а Руфус не покончил со своей. Наконец он спросил:
— Так зачем же вы направлялись в замок к Като?
— Джек умер.
— Сочувствую, — промолвил Декатур, от которого не укрылась мгновенная тень, опечалившая ее взгляд.
— Больше у меня никого нет. — Нарочито равнодушный тон вряд ли мог скрыть глубину ее горя. В глухие ночные часы девушка по-прежнему оплакивала смерть отца.
— И вы, стало быть, положились на милость Грэнвилла?
От мимолетного сочувствия не осталось и следа, Руфус снова говорил в язвительной и надменной манере, и это мигом вернуло Порцию к реальности. Ее все равно похитили, и один дьявол ведает, что учинили в эту самую минуту головорезы Декатура над солдатами Грэнвилла. Пленница решительно отложила ложку.
— Доешьте до конца, — настаивал Руфус, — Анни ужасно обидится, если тарелка не будет пустой.
В ответ она отодвинула тарелку еще дальше. Руфус лишь недоуменно выгнул бровь и равнодушно спросил:
— Откуда вы едете?
— Из Эдинбурга, — сердито буркнула она.
— Като специально послал за вами людей?
— Да какое вам до меня дело? — взорвалась Порция. — Что вас может интересовать?
— Меня интересует абсолютно все, что имеет отношение к Като, — отчеканил он. — А теперь сядьте и доешьте суп. Какой вам прок морить себя голодом?
— Ох, вот уж голодом меня можете не пугать, я к нему давно привыкла! — с горечью заявила Порция, направляясь к двери. — И я не собираюсь рассиживаться здесь и продавать своего дядю за тарелку супа! — В хижину ворвалось облако ледяного воздуха, когда Порция отворила дверь и захлопнула ее за собой.
Руфус с интересом ждал, как скоро она сообразит, что в пылу негодования позабыла надеть плащ.
— Чего это с вашей гостьей? — поинтересовалась Анни, подавая на стол заливное и вареный турнепс. — Есть-то она будет или нет?
Руфус, к собственному удивлению, почему-то не захотел предоставить неукротимой мисс Уорт возможность сполна расплатиться за последствия собственной вспыльчивости и неосмотрительности.
— Да, она будет есть. — С этими словами Декатур встал и вышел во двор.
Порция задержалась у ворот. Без разрешения Руфуса Фредди не позволил ей забрать коня, и девушку явно смутил такой оборот дел. Невольно промелькнула мысль, что, несмотря на свою молодость, дочь Джека Уорта успела усвоить немало суровых уроков.
В ее облике чудилось что-то неуловимое, смутно тревожившее Руфуса. Почему-то он не мог равнодушно смотреть, как легкая фигурка осторожно движется по ковру из свеже-выпавшего снега. Пламя непокорной шевелюры слегка притушила легкая снежная вуаль, и когда она обернулась на звук его шагов, угловатое лицо показалось по-взрослому мрачным.
— Порция. — Он подошел поближе, хлопая себя руками, чтобы не замерзнуть. — Я больше не буду вас ни о чем спрашивать. Идемте скорее в дом.
— Значит, вы успели выяснить все, что считали нужным?
— Нет, — просто ответил он. — Мне никогда не удастся выяснить все, что я считаю нужным, о действиях Като Грэнвилла. Но я хочу, чтобы вы вернулись в дом и доели обед.
— Я не вернусь, пока не узнаю, что с людьми моего дяди не случилось ничего дурного.
Это уж было слишком. Он и так сделал все что мог, стараясь ублажить эту девицу Грэнвилл и спасти ее от холода и голода.
— Ну что ж, как вам будет угодно. — Он развернулся и пошел в дом. Сорвал с гвоздя ее плащ и швырнул во двор ей под ноги. А потом вошел в жарко натопленную кухню и плотно затворил дверь.
Порция поспешила поднять плащ. Снег шел все гуще, с нёба сыпались тяжелые влажные хлопья. Поплотнее закутавшись в плащ, девушка направилась в обход дома, следуя за отпечатками конских копыт. Так она доберется до конюшни, где сможет укрыться от этого дьявольского холода.
К задней стене дома прилепилось хлипкое дощатое строение. Здесь оказалось четыре лошади — и две из них были простой тягловой скотиной. В тесном сарае стоял туман от их жаркого дыхания и густо пахло конским потом. На вбитых в стены крюках была аккуратно развешана сбруя — и в том числе седло, на котором ехала Порция.
Мальчцшки нигде не было видно. Никто не сможет помешать ей оседлать жеребца и уехать. Она напряженно застыла. Неужели так вот запросто можно взять и сбежать? Впрочем, даже если ее схватят — что она теряет?
— Ну что ж, пойдем, Лоскуток. — Порция осторожно вывела из стойла своего пегого жеребчика. Конь косил глазом в сторону распахнутой двери и недовольно всхрапывал, чуя свежий снег. — Да, да, мне тебя очень жаль, но лучше нам отсюда убраться. — Она взяла седло и водрузила его на место. — Если даже нам не удастся разыскать сержанта с его людьми, рано или поздно в этой Богом забытой земле должна попасться хотя бы одна деревня, где жители держат сторону Грэнвиллов.
Несмотря на теплые перчатки, ее пальцы совершенно онемели, и оттого Порция провозилась с подпругой намного дольше обычного. Но вот, наконец все было готово. Девушка вскочила на своего пегого жеребца и выехала из конюшни.
На тесном заднем дворике располагались также колодец, курятник и несколько клеток с кроликами. Порция отважно направилась прямо к воротам в надежде пробраться полем вдоль дороги. Ее сердце гулко билось от напряжения. Все вышло подозрительно просто. С какой стати Руфусу Декатуру столько с ней возиться, чтобы потом преспокойно остаться в стороне, когда она вздумает бежать?
Ну вот, так она и знала. Не успела пленница наклониться, чтобы открыть ворота, как дверь дома распахнулась. На пороге появился граф Ротбери — в одной руке кружка с элем, в другой ломоть хлеба с сыром. От его фигуры веяло беспечным спокойствием, и на маневры Порции он смотрел небрежно — как будто его не очень-то интересовало, чем она занимается.
— Покидаете нас так скоро? — осведомился Декатур, поднося к губам кружку.
Неловкие от холода пальцы снова соскользнули с задвижки на воротах, и Порция чертыхнулась.
— Тысяча извинений, сударыня, если проявленное мной гостеприимство не соответствует запросам Грэнвиллов, — промолвил он. — Боюсь, что ответственность за это лежит на брате вашего отца.
Руфус и не шелохнулся, чтобы остановить Порцию. Может, он вообще не собирается это делать? Порции было не до словесных перепалок. Она наконец-то совладала с заледеневшей задвижкой и коленом толкнула створки ворот.
— Когда доберетесь до замка Грэнвилл, передайте Като, что Руфус Декатур велел ему кланяться, — безмятежно заявил граф Ротбери. — А еще можете передать, что я буду рад повстречаться с ним в аду. — Тут дверь за Руфусом закрылась, и Порция осталась во дворе совершенно одна.
Она направила Лоскутка в узкий проем ворот и аккуратно прикрыла за собой створки — сказалась привычка никогда ни под каким видом не оставлять ворота открытыми в это смутное время.
Девушка выбралась на дорогу, однако в дикой снежной круговерти ничего не удавалось разглядеть. Лоскуток, которого отнюдь не радовала поездка сквозь это белесое месиво, шагал еле-еле и не желал даже перейти на рысь. Порцию пробрал страх: может, не стоило покидать безопасное убежище в теплом доме? Не так уж трудно проглотить свою треклятую гордыню и попросту не обращать внимания на болтовню Декатура! По крайней мере, она наверняка пострадала бы меньше, чем если заблудится сейчас в пурге.
Порцию словно заковало в огромный снежный кокон — нигде нельзя было уловить ни малейших признаков жизни. Но вдруг за спиной застучали копыта, и неясной тенью в снежной мгле появился огромный караковый жеребец. И он, и всадник были облеплены мокрым снегом. Голубые глаза показались Порции особенно яркими и живыми на фоне ледяной маски.
— Господи Боже! Вы, должно быть, совсем не соображали, что делаете, когда сунулись в такую пургу! — воскликнул Руфус и схватил Лоскутка за уздечку. — Да и я, похоже, не лучше! — И Руфус с чувством выругался, проклиная и бегство Порции, и собственную безрассудную попытку ее спасать. Мощная рука рванула жеребца девушки под уздцы. — Я поведу вашего коня. Ему легче будет пробиваться сквозь снег за Аяксом, чем торить тропу самому.
— Но что же будет с сержантом Кромптоном? — упрямилась Порция, чей страх мигом улетучился, а привычная ершистость вернулась на место. Правда, стоило открыть рот, как туда влетел изрядный ком снега. Кое-как проглотив его, она продолжала: — Вы не посмеете их оставить…
— Да никто не оставит их в пургу под открытым небом, — отрезал Руфус. — Лучше замолчите и пригните голову пониже.
Поскольку больше она ничего не смогла сделать, Порция покорилась. Девушка полагала, что Декатур вернется в деревню, однако вместо этого он повлек ее в самую круговерть. Вскоре серо-белая мгла отрезала путников от остального мира, залепив уши давящей тишиной — даже стука копыт не было слышно.
Неожиданно прямо перед ними из пурги вынырнула роща голых деревьев. Руфус свернул с дороги, и Лоскуток осторожно пошел следом. Оказавшись в середине рощи, Декатур остановился.
— Поезжайте прямо вперед, пока не наткнетесь на скалу, — велел он, указав кнутом. — Там найдете пещеру. А в пещере — всех людей Грэнвилла. — Прежде чем Порция успела что-то ответить, Руфус огрел Аякса хлыстом, и могучий конь рванулся прочь.
— Не забудьте моего послания Като! — донеслась с порывом ветра прощальная фраза — и Декатур скрылся в пурге.
Порция с трудом заставила себя поднять голову под секущим ветром. Еще секунду силуэт всадника на коне маячил сквозь снег, но вот и он исчез, и девушка снова оказалась одна — на сей раз перепугавшись не на шутку.
Ее жеребец рвался куда-то в глубину рощи, и всадница положилась на его чутье. И вот перед ней выросла темная громада скалы — однако никакой пещеры не было и в помине.
— Стоять! — Порция изо всех сил натянула поводья, заставляя дрожавшее от холода и страха животное стоять смирно, и до слез всматривалась в гладкую стену. Наконец-то она их услышала! Еле различимое конское ржание. Оно словно просачивалось сквозь толщу камня…
Девушка шагом поехала вперед, и мало-помалу ей открылся темный провал в огромной скале. Лоскуток заупрямился, и пришлось как следует ткнуть его пятками в бока, чтобы он решился шагнуть внутрь. Они по-прежнему пробивались сквозь снеговую кашу в сгустившейся тьме, пока не наступило затишье.
Порция торопливо смахнула с лица снежные хлопья. Глаза не сразу привыкли к сумраку пещеры. Она все еще ошалело мигала, когда из тьмы впереди раздался знакомый голос:
— Ого, да это же девчонка!
— Ну да, так оно и есть! — воскликнул Гил Кромптон, выступив на свет. — Слава Богу, этот грязный ублюдок вас отпустил! — Он поспешил помочь Порции спуститься с седла. — Все в порядке, сударыня? Он ничего вам не сделал? — Грубый голос загремел в тесной пещере с неподдельным гневом: — Если он посмел вас хоть пальцем…
— Нет, нет, ничего страшного! — перебила его Порция. — Декатур сам привез меня обратно. Но что же с вами случилось? — Она все еще не могла разглядеть толком своих спутников. Все пятеро были на месте, и все же что-то изменилось. Плащи как-то странно распахнуты… ну да, на них, кажется, нет застежек — будто их кто-то нарочно срезал. И только теперь до Порции дошло — солдаты лишились всех своих украшений: бороды, бакенбардов и даже усов. Теперь их лица были начисто выбриты и сверкали голой кожей, словно попка младенца.
Девушка уже вздохнула поглубже, чтобы что-то воскликнуть, но тут женский инстинкт посоветовал ей держать рот на замке. Мужчины и так достаточно унижены и противны сами себе: для них лишиться бороды — все равно что выставить себя голыми напоказ.
— Наверное, разбойники Декатура обобрали вас до нитки? — произнесла она, трясясь от холода и хлопая в ладоши, чтобы согреться.
— Ненасытные трусы! — злобно отозвался сержант. — Конечно, они вытрясли из нас все, за что можно выручить хоть пенни… Не говоря уже об оружии! — Не в силах сдержать свою ярость, Гил резко отвернулся. — Слава Богу, что хоть лошадей оставили!
— Ну да, оставили, да только без седел и уздечек, — раздался сердитый голос из темноты. — А вы идите сюда, сударыня. Мы тут устроили костерок. Так себе, конечно, да все же лучше, чем ничего.
Порция охотно устроилась поближе к небольшому костру в дальнем углу пещеры. Солдатам удалось собрать немного валежника в роще, и даже это убогое пламя казалось таким же чудесным, как праздничное полено, которое принято сжигать в очаге в рождественскую ночь.
— Как по-вашему, долго еще продлится пурга? — Порция старательно протягивала к огню окоченевшие руки.
— Непогода пришла с северо-востока, — отвечал Гил, вернувшись от входа в пещеру. — Обычно такая метель утихает через час-другой.
— А до Замка Грэнвилл осталось четыре часа езды?
— Четыре часа быстрой езды. Но сейчас дорогу замело так, что дай Бог нам делать хотя бы по паре миль в час.
Хорошенькое дельце! Порция невольно вздрогнула и зябко обхватила себя за плечи.
— А что этот ублюдок Декатур делал с вами, сударыня?
— Он хотел вызнать, кто я такая, — отвечала она Гилу.
— И вы рассказали ему, а он привез вас сюда? — нахмурился тот.
— Примерно так, — уклончиво произнесла Порция, не желая распространяться о доме Анни, горячем очаге, овощной похлебке и студне из свинины перед этими людьми, которых по приказу того же Декатура только что унизили и обобрали.
Гил мрачно чертыхнулся в ответ — судя по всему, он догадался, что Порция что-то утаивает. Он отвернулся и снова пошел выглянуть из пещеры.
А Порция осталась у костра, где солдаты не спускали с нее глаз. Наверняка они сейчас гадают, что же случилось с ней на самом деле, и эти догадки заметно поубавили дружелюбия. По-видимому, все, что не соответствовало их представлениям о нраве Декатура, будило в этих людях подозрительность. Интересно, в чем именно они заподозрили сейчас Порцию? В преступной близости с врагом? Во флирте с бродягой-разбойником?
Все это было чертовски неприятно, и Порция несказанно обрадовалась, когда Гил объявил, что метель почти утихла и можно отправляться. Солдаты поехали шагом, цепляясь то за лошадиные холки, то за полы одежды, упрямо распахивавшейся под порывами ледяного ветра.
Двигались в том же порядке, что и прежде. Порция с Гилом ехали между остальными. Это в некоторой степени защищало девушку от ветра, однако от напряженного молчания спутников делалось не по себе. Словно отряд призраков, они проезжали одну убогую безлюдную деревушку за другой. На пути не встретилось ни одной таверны, приветливо светившей навстречу усталым путникам.
— Мы все еще на земле Декатура? — осторожно поинтересовалась Порция на исходе первого часа пути.
— Вроде бы да, а может быть, и нет, — мрачно откликнулся Гил. — Но все равно нам не стоит обращаться за помощью, пока не доберемся до границ Грэнвилла.
— Представляю, каково в такую погоду солдатам на марше, — заговорила Порция, стараясь отвлечь внимание Гила и его людей от собственной персоны.
— Обычно в такую пургу даже армия делает остановку и ищет укрытие.
— Надеюсь, ради их же пользы. Будь ты на стороне короля или парламента — вряд ли много навоюешь, когда так метет, — заметила Порция, понукая Лоскутка, который увяз в очередном сугробе. Гил только выругался в ответ, подхватил Лоскутка под уздцы и поволок вместе со всадницей на чистое место.
Порция оставила дальнейшие попытки разговорить сержанта и унеслась мыслями в далекую страну, где нет снега, где в очагах весело пляшет огонь, а столы ломятся от мясных блюд, кружек с элем и кубков с вином. Где на высоких кроватях навалены горой огромные перины и теплые, добротные одеяла. В последнее время ей довольно часто приходилось прибегать к помощи фантазии в самые тяжелые моменты жизни, и девушка преуспела в этом настолько, что иногда могла буквально ощутить на вкус дивные кушанья и пощупать руками воображаемые тюфяки.
Снегопад прекратился, и в пронзительно-ясном небе ярко засияли звезды, когда отряд добрался до замка Грэнвилл. Порция не отрываясь разглядывала серый силуэт неприступной твердыни с ее донжоном, оборонительными башнями, с парапетами и укреплениями. Эта суровая крепость не имела ничего общего с уютным семейным гнездышком, и на память пришел изящный особняк на берегу Темзы, где Като праздновал свадьбу со своей второй женой — невероятной красавицей, элегантнейшей леди Дианой Карлтон.
С трудом укладывалось в голове, как такая леди могла избрать вот эту глыбу камня своим домом.
Копыта лошадей звонко зацокали по подъемному мосту, перекинутому через замерзший крепостной ров, и часовые при их приближении заранее подняли решетку ворот, пропуская путников во внешний двор замка. Пусть себе вражеские полки греются у бивуачных костров — война идет своим чередом, и твердыня лорда Грэнвилла будет оставаться отрезанной от остального мира.
Навстречу выбежал человек, чтобы принять у них лошадей. Он громко жаловался на неурочный час и буквально засыпал приезжих вопросами. Мощенный булыжником двор успел» расчистить от снега — он громоздился у стен огромными кучами, отливавшими розовым в пламени факелов, висевших на крючьях. Под копытами у Лоскутка зашуршала солома — ею нарочно посыпали обледенелые булыжники, чтобы подковы не скользили. Порция растерялась — она — не знала, что делать.
Тем временем ее спутники уже соскочили с коней. Гил, не тратя времени на болтовню, направлялся к арке, ведущей во внутренний двор. Не успел он скрыться под ее сводами, как навстречу выскочила легкая фигурка в плаще и устремилась к толпе встречавших. Нет, девочка бежала к Порции!
— П-порция! Я так рада, что ты приехала! — Оливия вцепилась в обледеневшую уздечку. — У м-м-еня просто нет слов, как я рада!
— Я тоже рада, — в замешательстве пробормотала Порция. Еще со свадьбы она запомнила, какой высокой казалась Оливия, несмотря на то что была намного младше. Пожалуй, теперь они сравнялись в росте. Черные волосы на изящной головке были причесаны совсем просто, и, несмотря на откровенную радость, лицо девочки оставалось замкнутым и серьезным.
Порция соскочила на землю. Она не знала, что полагается делать дальше в подобных случаях, хотя понимала, что от нее чего-то ждут. И решила протянуть руку для пожатия:
— Ну как ты тут? За три года много воды утекло!
— Очень даже неплохо, Порция, спасибо тебе, — отвечала Оливия, с восторгом тряся ее руку.
— Добро пожаловать в замок Грэнвилл, Порция.
Девушка резко обернулась на негромкий уверенный голос. Сводный брат ее отца был высоким сухопарым человеком с прямым длинным носом, карими глазами и красиво вылепленным ртом. Его каштановые волосы были взбиты надо лбом в напомаженный кок. Сняв перчатку, Като протянул гостье руку.
Порция торопливо ответила на приветствие.
— Ты замерзла, — заметил Като, сжимая ее пальцы. — Ужасно трудно ехать в такую метель. — И он милостиво кивнул Гилу, который старался шагать не слишком широко, чтобы не обгонять хозяина.
— Мы попали в передрягу, сэр.
— Декатур? — Лицо Грэнвилла моментально утратило свое благодушие.
— Так точно, сэр, — кивнул Кромптон.
— Оливия, отведи свою кузину в дом и позаботься о ней, — велел Като, выпуская руку Порции. — Она промерзла до костей. — И маркиз обратился к Гилу: — Пойдем, сержант, я хочу услышать твой рассказ.
Мужчины направились к той башне в крепостной стене, под которой располагались казармы. Порция поспешила натянуть перчатки.
— Нам сюда. — Оливия засеменила через арку во внутренний двор, чтобы попасть в донжон.
Упрямо расправив плечи, Порция пошла следом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Невеста-заложница - Фэйзер Джейн



Понравилось! Сначала было скучновато! Но дальше читала на одном дыхании, и как-то не заметила, что прочитала!
Невеста-заложница - Фэйзер ДжейнЛора
8.02.2012, 17.15





мне нравятся книги Джейн Фэйзер особенно трилогия про трёх девочек Фиби,Оливию и Порцию,про Порцию книга называется "Невеста Заложница" про Оливию "Любовь на всю жизнь и про Фиби "случайная невеста"советую всем прочитать!!!
Невеста-заложница - Фэйзер ДжейнОлеся
11.01.2014, 17.22





Открыла для себя интересного автора! Хороший слог, захватывающий сюжет, замечательно прописаны герои! Рекомендую!!!! 10+++++
Невеста-заложница - Фэйзер ДжейнEdit
29.05.2014, 15.30





Роман неплох, я бы сказала очень даже неплох. Гг понравились. Единственный неприятный момент был когда гг-ня пошла к Фиби с Оливией во время осады. Я читала и думала о том, как может один необдуманный, неосторжный поступок в один миг разрушить доверие между людьми. Хотелось просто плакать. Но я рада, что у них все хорошо сложилось. 8/10
Невеста-заложница - Фэйзер ДжейнПросто Человек:)
16.07.2014, 12.19





Неплохо, но как-то не АХ.
Невеста-заложница - Фэйзер ДжейнЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
30.10.2015, 15.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100