Читать онлайн Невеста-заложница, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Невеста-заложница - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.59 (Голосов: 107)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Невеста-заложница - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Невеста-заложница - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Невеста-заложница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Нам ни за что не поспеть в Ньюкасл до ночи, — заметил Уилл, с тревогой всматриваясь в мрачное небо, по которому неслись грязно-серые снеговые тучи.
— Да, вам придется сделать привал. — И Руфус через плечо оглянулся на растянувшуюся по дороге колонну конных. Лошади казались намного свежее своих седоков, которые то и дело зевали, протирали красные, воспаленные глаза или дремали прямо в седле.
Порция ехала с ним рядом. Она также выглядела сонной и вялой. И молчала почти всю дорогу — в полную противоположность Уиллу. Бедный юноша не смел поднять взор с той самой минуты, как с первыми лучами рассвета в общий зал спустился Руфус рука об руку с той, что разделила с ним ложе. Мальчишеское смущение Уилла выглядело тем нелепее, что и сам он не преминул воспользоваться гостеприимством одной из подопечных мадам Фанни. Впрочем, Руфус давно привык к тому, что все, имевшее отношение к Порции Уорт, выходило за рамки обыденности.
Вот и теперь Руфус отлично понимал, что молчаливое настроение Порции никак не связано с присутствием Уилла. Ибо с наступлением утра окончательно выкристаллизовался тот мрачный вопрос, от которого они пытались отвлечься на протяжении всей разгульной, бесшабашной ночи. Что теперь с ними будет? Станет ли Порция отныне просто счастливой пленницей, которая с готовностью откажется от свободы, поменяв ее на постель своего похитителя? Но девушка слишком мало напоминала тех, кто легко откажется от свободы и с готовностью будет подчиняться чужой воле. Она то и дело исподтишка посматривала на Руфуса, но ничего не могла прочесть по его лицу. С той минуты, как они встали, ни разу не выпало возможности потолковать наедине: Руфус был слишком занят, стараясь придать своему непроспавшемуся похмельному отряду вид регулярного войска. При этом он отнюдь не был добр. Однако никто из его солдат не пенял на громогласные проклятия, щедро рассыпаемые направо и налево взбешенным командиром.
Откуда-то сзади подъехал полковник Нис и пожаловался:
— Ох, голова раскалывается, как будто сам Тор заехал по ней молотом. — Он подобно Уиллу посмотрел на небо: — Похоже, сейчас пойдет снег.
— Да, — кратко ответил Руфус. — И пора искать место для бивуака. У вас есть палатки?
— Есть, — откликнулся Нис. — У нас есть все необходимое. А разве вы не останетесь на ночлег с нами?
— Нет, — покачал головой Руфус, — дальше до Ньюкасла вас будет конвоировать Уилл и половина нашего отряда. Остальные вернутся в Ротбери.
Порция так и вскинулась при этих словах. Она впервые услышала об этом плане. Впрочем, ей-то какая разница, куда ее отвезут теперь?
Пенни давно привыкла передвигаться в составе колонны и практически не нуждалась в поводьях, так что Порция почти заснула в седле. Вдруг лошадь остановилась. Порция подняла голову.
— Здесь мы расстанемся, полковник. — Руфус наклонился в седле, чтобы пожать шотландцу руку. — Жаль, что не довелось встретиться в иных обстоятельствах.
— Мне тоже, — заверил Нис, горячо отвечая на пожатие. — Да пребудет с вами Бог, хотя не могу сказать того же про удачу.
— Пусть он не оставит и вас, Нис, — рассмеялся Руфус и отдал военный салют. — И сохранит вам жизнь для новой драки… Уилл, я буду ждать тебя не позднее чем через неделю. Если тебе приспичит поразвлечься в Ньюкасле — непременно пришли гонца.
— Что значит поразвлечься? — наивно уточнил Уилл.
— В окружении главной ставки всегда найдется немало соблазнов, — откровенно заявила Порция.
Уилл покраснел и смутился так, что даже конь загарцевал под ним на обледенелой дороге, чутко уловив состояние хозяина.
— Я вовсе не хотела вгонять вас в краску, — торопливо добавила Порция. Однако от этого стало только хуже и физиономия Уилла приняла свекольный оттенок.
— У тебя будет слишком много хлопот, Уилл, — сжалился над кузеном Руфус, — и слишком мало времени на глупости. — С этими словами он направил Аякса по левой дороге. — Помоги тебе Бог, Уилл.
— Помогай тебе Бог, Уилл, — эхом отозвалась Порция. Пенни без дальнейших понуканий последовала за Аяксом по узкой колее во главе отряда из пятнадцати всадников.
Они немного отъехали от перекрестка, когда Руфус остановил коня на небольшом холме и стал следить за теми, кто направлялся в Ньюкасл. Наконец пленные и конвой скрылись в небольшой роще. Тогда он снова тронул Аякса вперед. Порция успела окончательно проснуться и вспомнила о недавно сказанных словах.
— Значит, это место называют Ротбери? И мы едем по твоим, родовым землям?
Руфус ответил не сразу и едва слышно:
— Называли.
Полный горечи голос отбил охоту продолжать расспросы. Порции казалось, что по мере их движения темнота окутывает всадников, как плотная мантия. Ей стало совсем не до разговоров. Где-то позади маячила знакомая коренастая фигура Джорджа, возглавлявшего кавалькаду, растянувшуюся на извилистой тропинке в снегу. Все ехали молча, и тишину нарушал лишь стук копыт да тонкое позвякивание сбруи.
Руфус понимал, что сильно рискует, открыто путешествуя по этим местам, зато избранная им дорога до деревни Декатур была самой короткой. И к тому же гордость от недавней победы над отрядом Ниса придавала уверенность в собственных силах. Он не позволит овладеть собой давнему безумию. Однако по мере приближения к заветному месту в памяти упрямо разрастались мрачные тени прошлого.
И когда наконец руки как бы сами по себе натянули удила, Руфус донял, что он должен, он не может не подчиниться властному зову. Во имя отца… во имя его поруганной честив. Он не имеет права забывать. И он никогда ничего не забудет.
— Дальше поедете без меня, — обратился он к Джорджу. — Отправляйся в наш лагерь — я подъеду позже.
Джордж бросил на хозяина полный сочувствия и тревоги взгляд. Он тоже знал это место.
— Вы уверены, сэр?
Руфус в ответ только кивнул.
— А куда поедем мы? — поинтересовалась Порция.
— Ты останешься с Джорджем, — отрезал Руфус. Не говоря больше ни слова, он развернул Аякса и направил вверх по едва заметной каменистой тропке.
— Не стоит задерживаться здесь надолго, малышка. — Джордж подъехал поближе к Порции. — Хозяин скоро нас догонит.
Порция помрачнела, но не стала возражать и пустила Пенни рысью. Вскоре она сказала:
— Мне нужно на минутку отлучиться.
Джордж понимающе кивнул. Сельского жителя не смутишь естественными потребностями.
А Порция отвела Пенни в сторону, пропуская кавалькаду мимо себя, и тут же галопом понеслась назад по тропинке.
Вот и тот самый каменистый холм: Руфус все еще находился на его вершине. Не спускаясь с коня, он смотрел на открывавшуюся внизу долину. В неподвижной огромной фигуре чувствовалось нечто настолько мрачное, что Порция запоздало подумала, не лучше ли поскорее догнать Джорджа.
Она уже почти решилась ретироваться, как вдруг Руфус обернулся. Его глаза показались какими-то дырами. Она буквально воочию увидела кокон гнева и ярости, обволакивавший тело Декатура.
Порция ничего о нем не знает. Именно об этом он толковал с ней не далее как вчера… Неужели это было вчера?! Но до сих пор девушка не понимала, какая страшная правда заключалась в его словах. И без того хрупкая близость, возникшая было прошлой ночью, в эти минуты окончательно рассыпалась в прах.
— Ну что ж, подъезжай сюда и полюбуйся на то, что ты так хотела увидеть, — предложил Руфус голосом, полным горечи и боли.
Порция повиновалась, хотя вовсе не хотела ничего увидеть. Но ее влекло на вершину холма с какой-то дьявольской силой. Она направила Пенни вперед, пока не оказалась рядом с Аяксом. Караковый жеребец крупно дрожал всем телом, мощную шею и бока покрывали клочья пены.
— Итак, тебе представилась возможность полюбоваться на работу Грэнвилла, — промолвил Руфус. — Смотри! — И он взмахнул кнутом.
Порция взглянула на долину и увидела обугленные руины. Красная кирпичная кладка растрескалась от пламени и непогоды, остатки деревянных перекрытий давно прогнили — и все же при желании можно было представить, каким красивым и величественным был некогда особняк. Высокие трубы каминов давно обрушились на заросший сорняками двор. Кое-где виднелись осколки черепицы и оконного стекла. Просторный парк, некогда ухоженный и прекрасный, теперь сплошь зарос диким кустарником, и под ним едва различалась посыпанная гравием подъездная аллея, шедшая от ворот до самого крыльца роскошного особняка елизаветинских времен.
Порция глазела на это запустение, не в силах вымолвить ни слова.
— Я появился на свет в этом вот доме, — заговорил Руфус, безжалостно прожигая взглядом ее белое от испуга лицо. — Мне было восемь лет, когда пришли Грэнвиллы и убили моего отца на крыльце его собственного дома, дома, чей фундамент был заложен еще до прихода Вильгельма Завоевателя. Мне было восемь лет, когда Грэнвиллы изгнали Декатуров в горы, словно диких зверей.
— Но Джек говорил, что твой отец сам покончил с собой, — непослушными губами пробормотала Порция. — Джордж Грэнвилл не убивал твоего отца. Это было самоубийство.
— Да, он пошел на самоубийство, дабы избежать позорной казни по обвинению в измене, — подтвердил Руфус. — Он сам покончил счеты с жизнью, чтобы его не обезглавили на глазах у сына на холме Тайберн за преступление, которого он не совершал. А человек, которого в течение двух десятков лет он почитал как друга, убил его так же, как если бы сам спустил курок пистолета.
Порция боязливо заглянула ему в лицо и снова перевела взор на руины внизу. Она не могла долго смотреть в эти искаженные гневом черты, не поддаваясь панике. Похоже, он говорил сам с собой и позабыл о ее присутствии.
— Джордж Грэнвилл в награду за предательство получил права опекуна и сборщика дани со всех поместий, принадлежавших Ротбери. — Руфус, как заведенный, бросал яростные слова куда-то в пространство. — Я надеялся заставить Грэнвилла вернуть мне доход с этих земель в обмен на его дочь. А вместо этого…
Он замолк на полуслове и уставился на Порцию застывшим взглядом, а когда продолжил, в его голосе послышалась странная мягкость, никак не вязавшаяся с жестокими, неумолимыми словами:
— И я поклялся отомстить за отца — и сделаю это во что бы то ни стало. Эта злокозненная крыса поплатится за предательство, совершенное его отцом.
Порция с ужасом понимала, что все это правда. И не могла не сочувствовать. Подумать только — он потерял отца восьмилетним ребенком и был вышвырнут на улицу без гроша за душой, вынужденный сам бороться за свое существование в жестоком мире.
— А твоя мать? — дрожащим голосом спросила она.
— Скончалась во время родов, пытаясь дать жизнь моей младшей сестре, через пять месяцев после нашего изгнания. — Его голос звучал мертво, отрешенно. — Она погибла, потому что никто не посмел прийти на помощь отверженной, вдове человека, осужденного за измену. Ребенок скончался через несколько часов.
— О Господи… — вырвалось у Порции. Перед глазами упрямо возникало лицо мальчика, которому пришлось следить за агонией матери, слушать ее мучительные крики во время родов — и не иметь возможности облегчить эти муки и помешать очередной смерти превратить его в бездомного сироту.
И все равно это было неправильно. Потому что боль и агония прошлых лет не оставят Руфуса и будут терзать его снова и снова, пока в его сердце полыхает дикая жажда мести. Такая месть способна уничтожить под корень не одну семью.
— Като не убивал твоего отца, — сказала она. — В то время он был мальчиком, как и ты. И ты не имеешь права возлагать на него ответственность за поступки его отца.
— Вранье, достойное Грэнвиллов, — горько промолвил Руфус. — Даже любопытно, как временами мне удавалось позабыть, что ты тоже одна из них.
— С этим ничего не поделаешь, Руфус. Я не могу изменить свою кровь.
Он не стал отвечать — просто молча сидел на Аяксе и смотрел на руины отцовского дома. Порция расправила поводья и высказала то, что лежало у нее на сердце:
— Руфус, я не могу изменить свою кровь, а ты не можешь об этом забыть. Мне нечего делать в твоей деревне. Как заложница я бесполезна — да и в остальном от меня мало проку. Ведь для тебя я всегда буду кровным врагом.
Он поднял на нее суровый взор:
— Замок Грэнвилл в часе езды отсюда к югу. Возвращайся домой, назад, в родовое гнездо, — там твое место.
Порция направила Пенни назад, вниз по склону, и повернула на юг. Она не посмела обернуться, хотя ясно представляла себе неподвижного всадника на вершине холма, в одиночестве упивавшегося мечтами о мести.
Ну а она снова осталась просто в одиночестве. Порция возвращалась в дом, где ее не ждали, где она будет мучиться воспоминаниями о тех кратких мгновениях, когда ей удалось почувствовать себя кому-то нужной.
Порция имела весьма смутное представление о том, куда именно ей надо ехать. Пришлось постоянно расспрашивать дорогу, пока наконец она не удостоверилась, что достигла владений Грэнвилла. Прошло намного больше часа, прежде чем на склоне горы выросла знакомая серая громада древнего замка. Беглянка пребывала в полном смятении, она сама не успела разобраться в собственных чувствах. С каждой новой милей, отдалявшей ее от Руфуса Декатура, это смятение возрастало. Наверное, то же должна была чувствовать собака, вышвырнутая на мороз, или неоперившийся птенец, нечаянно выпавший из гнезда. Она постоянно твердила себе, что сама настояла на подобном исходе… что покинула его по доброй воле, — но и это не помогало. Совершенно не помогало. Ни одно из многочисленных жестоких испытаний, через которые она прошла за свою недолгую жизнь, не смогло подготовить ее к этому ужасному чувству утраты.
Она подъехала к смотровому оконцу в воротах, откуда на нее уставилось подозрительное лицо часового. Но стоило ей назваться — и поднялась страшная суета. Ворота мигом распахнулись, и часовой схватил поводья Пенни, крикнув кому-то позади:
— Позови сержанта Кромптона! Девчонка вернулась! Порция устало сползла с седла и молча стояла в привратницкой, дожидаясь Гила. Оказанный ей прием мало походил на радостную встречу.
В каморку ворвался Гил. Новость застала его за обедом — сержант даже не успел вытащить из-за воротника салфетку. Он уставился на Порцию, ошалело открыв рот, и только через минуту обрел дар речи:
— Ты откуда взялась?
— Я сбежала, — отвечала она. — Почему меня держат здесь, сержант?
Жалкая попытка изобразить возмущение все же подействовала на Гила.
— Лорд Грэнвилл сейчас обедает, — сердито заявил он. — Но лучше известить его милость сразу. Пойдем со мной.
Порция проглотила язвительное замечание по поводу того, что и сама нашла бы дорогу в столовую, и позволила отконвоировать себя как пленника, сбежавшего из темницы.
Тем временем Като сидел за столом, делая вялые попытки занимать беседой Брайана Морса. Диана, напротив, расцвела с первых же минут появления гостя. Ведь с Брайаном в их замок залетел едва уловимый аромат придворной жизни. Его изящные, модные наряды, его подчеркнуто светские манеры, его более чем прозрачные намеки на возможный флирт… Диана млела от счастья. В отличие от Като.
— Если ты не против соколиной охоты, Брайан, я бы мог… — Като умолк на полуслове, услышав гул голосов за дубовой дверью.
На пороге появился Кромптон.
— Покорнейше прошу простить меня, милорд, что помешал вам обедать, но…
— Ничего страшного, Гил: — Като решительно сорвал с себя салфетку. За широкими плечами Гила в полумраке коридора Порцию не было видно. — Давай-ка пройдем ко мне в кабинет и поговорим там. С вашего позволения, дорогая. — Маркиз отвесил небрежный поклон жене и поспешил вон. Но застыл от удивления на полдороге.
— Порция! Боже милостивый! Как ты попала сюда, девочка?!
— Она только что вернулась, милорд, — выпалил Гил, не давая Порции открыть рот. — Только что подъехала к воротам — прямо как снег на голову, никого не предупредила.
— Полагаю, послать предупреждение она не могла, — процедил Като, лихорадочно пытаясь сообразить, что бы могло означать столь удивительное возвращение. — Как ты себя чувствуешь, дитя? Тебя не обижали?
— Нет, — честно отвечала Порция, покачав головой, — но я ужасно устала, сэр. Это слишком долгая история.
— Да-да, конечно. Пойдем, поговорим наедине.
— Что случилось, милорд? — прозвучал голос Дианы снедаемой любопытством.
— Порция вернулась, — отвечал Като. — Просто невероятно… Но пока она сама обо всем не расскажет, я вряд ли смогу что-то тебе объяснить, дорогая. — И он решительно притворил за собой дверь. А потом с нетерпением повлек Порцию по коридору в сторону своего кабинета. Верный Гил не отставал ни на шаг.
Като сам закрыл и запер дверь кабинета, прежде чем позволил себе все так же удивленно окинуть взглядом Порцию.
— Что случилось?
— Я оказалась бесполезной заложницей, — отвечала она. — Но наверное, вы и сами об этом знаете.
— Да, я догадался, что мерзавец Декатур охотился за Оливией. — Като подозрительно прищурился. — А ты, похоже, не пострадала.
Порция покачала головой.
— Во время похищения со мной обошлись довольно грубо, однако я не могу пожаловаться на плохое обращение в деревне Декатур. — И девушка твердо взглянула маркизу в глаза.
— Она твердит, что сбежала, милорд, — напомнил Гил, не спускавший с Порции глаз.
Девушка замешкалась с ответом, отчего подозрительность Като вспыхнула с новой силой.
— Это правда, — наконец промолвила она. Ну как прикажете объяснять, что произошло на самом деле?
— Она приехала на дорогой кобыле чистых кровей, милорд, — не унимался Гил. Уж он-то не скрывал своей неприязни и недоверия.
— На лошади Декатура?
— Да. — На сей раз Порция успела ответить сама.
— Ты ее украла?
— Наверное, в ваших глазах это выглядит именно так. — Она слегка покачнулась от слабости и едва успела схватиться за кресло, 4 чтобы не упасть. Порция не ожидала такого допроса. — Я предпочитаю думать, что просто взяла ее на время.
— Из деревни Декатура так запросто не сбежишь. Может, они задумали что-то? — заметил Гил.
Порция уставилась на него в замешательстве. На что это он намекает?
— Лошадь следует немедленно вернуть, — отрезал Като. — Не хватало еще, чтобы Декатур обвинил меня в воровстве!
— Мы можем отвести ее как можно ближе к деревне, а там уж она сама найдет дорогу домой, сэр.
— Вот-вот, и отвезет на себе письмецо для дорогого друга Декатура! — мрачно ухмыльнулся Като. Он снова воззрился на Порцию: — Где твоя одежда?
— Моя одежда пришла в негодность во время похищения, — пояснила та, смущенно опустив глаза на свой необычный наряд. — И это все, что смогли подобрать в деревне Декатура. Там у них совсем нет женщин.
— Я слышал об этом, — кивнул Като. — Ты не успела разведать что-нибудь полезное, пока находилась там?
— Мне не известно, что вы могли бы считать полезным, милорд.
— Тебе не показалось, что ты попала в настоящий военный лагерь?
— Очень показалось, сэр. И они выступили под королевским штандартом.
Като молча взирал на Порцию в ее убогом наряде, со спутанными, нечесаными волосами. Говорит ли она правду о своем избавлении? Тогда почему отвечает на вопросы с заминкой? Не является ли это удивительное бегство частью какого-то коварного замысла проклятого Декатура? Как могла такая пигалица без посторонней помощи удрать из бандитской берлоги? И прихватить при этом чистокровную кобылу? Девица представляла собой настоящую загадку. К тому же она была родной дочерью его брата и успела многое перенять от него. Можно ли ей доверять? Этого Като не знал.
Наконец он обратил внимание, как побелели от напряжения пальцы, цеплявшиеся за спинку кресла, и какие темные круги залегли у девушки под глазами. Порция падала с ног от усталости — какие бы обстоятельства ни сопутствовали ее побегу.
— Мы еще поговорим попозже, — сказал он и отпустил ее взмахом руки. — Оливия будет рада тебя повидать. Она очень беспокоилась о тебе — от леди Грэнвилл я узнал, что она даже слегла. Пожалуй, тебе следует поскорее навестить ее.
— Непременно, сэр. — Порция, не имея возможности изображать в брюках реверанс, почтительно поклонилась.
Но стоило ей переступить порог спальни Оливии, как собственные невзгоды мигом вылетели из головы.
Оливия лежала неподвижная, бледная как полотно крепко зажмурив глаза и натянув одеяло до самого носа. На миг Порции стало не по себе — как будто увидала свою подругу в гробу. Като сказал, что она недомогает. Однако такой вид бывает у людей на смертном одре.
— Оливия?
— Порция!!! — Оливия так и подскочила на кровати, и от опасений Порции не осталось и следа. Похоже, ее кузина пока не собиралась умирать.
— Это ты? Это действительно ты? — Темные глаза Оливии удивленно расширились при виде штанов и куртки. — Но ты в штанах!
— Ну да, это я… и я в штанах. — Порция закрыла дверь и подошла к кровати. — А ты почему лежишь? Твой отец сказал, что ты больна.
— Это верно. — Оливия до боли сжала Порции руки. — Ох, к-как же я рада тебя видеть! Что с тобой случилось? И почему ты так одета? — В глубине ее глаз уже зажглись искорки любопытства, а бледные щечки слегка порозовели.
— Это долгая история, утенок. — Порция со вздохом опустилась на край кровати.
— Вот и расскажи мне ее! — потребовала Оливия, сжимая ее руки еще сильнее.
Порция начала не сразу. Но желание излить душу было слишком велико. И к тому же Оливия настаивала. Порция сама не заметила, как постепенно выложила ей все, до конца.
Правда, она пыталась представить все в смешном свете, однако чуткое сердце Оливии уловило боль и горе под нарочито небрежным, ироничным тоном. И с удивлением поняла, что Порция, которую она всегда считала такой сильной, такой беспечной, такой потрясающе независимой, тяжело страдает от душевных ран. Та, которая всегда была Оливии верной подругой, на которую всегда можно было опереться, теперь сама нуждалась в опоре.
Оливию затопило горячее чувство, необычное ощущение собственной значимости, необходимости.
— Т-ты его любишь? — спросила она, когда Порция замолчала.
— Люблю? — язвительно рассмеялась Порция. — Оливия, я вообще не знаю, что значит любить! Мне казалось, что я любила Джека… но скорее всего я просто цеплялась за него, потому что больше у меня никого не было. Нет, я не думаю, что нашу краткую связь с Руфусом Декатуром можно назвать любовью.
— Но что же тогда это было? — не унималась Оливия, по-прежнему не отпуская ее рук.
Порция задумчиво уставилась в пространство, наслаждаясь этим горячим дружеским пожатием, приносившим такое утешение. Что же это было? Вспышка страсти, жажда приключений, разбуженное любопытство? Пожалуй, всего понемногу. А если и было там что-то еще, если ей удалось ощутить зарождение чего-то более глубокого — или хотя бы возможность такого зарождения, — то Руфус явно ничего подобного не чувствовал. Для него она навсегда останется врагом. Кровным врагом — и только.
— Нет, утенок, это не назовешь любовью. — Она устало пожала плечами. — Я вообще не думаю, что в моей жизни найдется место для такого чувства, как любовь.
— Но ведь я тебя люблю! — пылко возразила Оливия и обняла ее хрупкие плечи. — Я тебя очень люблю!
— Ох, Оливия! — Порция попыталась остановить слезы, хлынувшие в три ручья. — Ну вот, видишь, чего ты добилась!
— Иногда полезно поплакать, — заявила Оливия, шмыгая носом.
Порция замерла на минуту, а потом решительно высвободилась из объятий.
— Я просто слишком проголодалась и устала, — сказала она со смущенной улыбкой. — Я никогда не плачу.
— Ты только что п-плакала, — так же смущенно улыбнулась Оливия.
— Ну и хороши же мы с тобой! — рассмеялась Порция, постепенно прихода в себя. Она с преувеличенным интересом разглядывала содержимое подноса на кроватном столике. — Это что, твой обед? Ты не могла бы поделиться?
— Я совсем не хочу есть. — И Оливия решительно пододвинула поднос кузине.
— Это точно? — Порция уже запихнула в рот изрядный кусок жареного цыпленка. И лукаво покосилась на подругу: — Ну, я рассказала свою историю. Теперь давай выкладывай, с какой такой стати ты валяешься в постели и корчишь из себя больную.
— Б-брайан, — выдавила Оливия и бессильно рухнула на подушку. — Он уже здесь.
— Ну и что с того? — недоумевала Порция. Она уже обглодала ножку и принялась за крылышко, терпеливо дожидаясь, пока Оливия выйдет из ступора и сможет рассказать все по порядку.
А Оливии никак не удавалось найти достаточно конкретный ответ. Впрочем, так случалось всегда. Конкретным было лишь чувство ужаса и отвращения, которое охватывало ее при воспоминании об этом типе. Но стоило ей попытаться преодолеть смятение — и рассудок охватывало некое брезгливое оцепенение.
— Не могу тебе сказать, — растерянно покачала она головой. — Одно лишь знаю точно — я бы с радостью его прикончила. — И Оливия беспомощно взглянула на подругу, которую нисколько не задели ужасные слова.
Оливия снова подумала, какой же надежный человек эта Порция. И ничем ее не проймешь. Она машинально протянула руку и отломила кусочек белого хлеба на подносе.
Порция молча подала ей масло и пододвинула тарелку с тертой свеклой. Подруги молча жевали, и наконец Порция сказала:
— Я не стану убивать его из-за тебя, но зато я знаю немало всяких способов досадить ему, если захочешь.
— К-каких способов?
— Я тебе все расскажу, — злорадно ухмыльнулась Порция. Ее глаза все еще были припухшими от слез, но в них уже вернулся прежний лукавый блеск.
Оливия приступила к грибному салату. Неужели Порция способна тягаться даже с Брайаном Морсом?.. Лично она в его присутствии чувствовала себя абсолютно беспомощной — настоящая мышка в когтях у кота. А вдруг теперь, когда рядом Порция, ей все же удастся набраться храбрости и как-то противостоять ему?
— Хорошо, — сказала она. — Утром я встаю с постели.
— Браво! — Порция захлопала в ладоши.
Она давно усвоила на собственном опыте, что действие — лучшее лекарство от всякого рода хандры и упадка духа. Ее положение не давало ни малейших возможностей что-то исправить на личном фронте — по крайней мере в данный момент, — и потому она почла за благо целиком окунуться в проблемы Оливии. И чем чаще ей придется — выдумывать всякие каверзные штуки — что ж, тем лучше, тем больше пищи уму.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Невеста-заложница - Фэйзер Джейн



Понравилось! Сначала было скучновато! Но дальше читала на одном дыхании, и как-то не заметила, что прочитала!
Невеста-заложница - Фэйзер ДжейнЛора
8.02.2012, 17.15





мне нравятся книги Джейн Фэйзер особенно трилогия про трёх девочек Фиби,Оливию и Порцию,про Порцию книга называется "Невеста Заложница" про Оливию "Любовь на всю жизнь и про Фиби "случайная невеста"советую всем прочитать!!!
Невеста-заложница - Фэйзер ДжейнОлеся
11.01.2014, 17.22





Открыла для себя интересного автора! Хороший слог, захватывающий сюжет, замечательно прописаны герои! Рекомендую!!!! 10+++++
Невеста-заложница - Фэйзер ДжейнEdit
29.05.2014, 15.30





Роман неплох, я бы сказала очень даже неплох. Гг понравились. Единственный неприятный момент был когда гг-ня пошла к Фиби с Оливией во время осады. Я читала и думала о том, как может один необдуманный, неосторжный поступок в один миг разрушить доверие между людьми. Хотелось просто плакать. Но я рада, что у них все хорошо сложилось. 8/10
Невеста-заложница - Фэйзер ДжейнПросто Человек:)
16.07.2014, 12.19





Неплохо, но как-то не АХ.
Невеста-заложница - Фэйзер ДжейнЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
30.10.2015, 15.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100