Читать онлайн Непокорный ангел, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Непокорный ангел - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.19 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Непокорный ангел - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Непокорный ангел - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Непокорный ангел

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

В это время Элизабет уже должна быть в постели, господин, Осберт. — Госпожа Кирстон, чопорная и решительная, появилась в дверях гостиной. — Нэн уже двадцать минут как лежит в кровати, Лиззи открыла было рот, чтобы высказать протест, и снова закрыла его. У воспитательницы был вид, не допускающий возражений. Девочка с мольбой посмотрела на Уилла, чье заступничество могло бы иметь больший успех, однако тот, казалось, ничего не замечал. Он очень рассеянный в этот вечер, с досадой подумала Лиззи, и ничуть не развеселился, несмотря на все ее старания развлечь его. Лиззи не привыкла к таким неудачам и потому с недовольной гримасой встала с кресла.
— Спокойной ночи, господин Осберт. — Последовал церемонный реверанс.
Уилл удивленно заморгал, видя столь необычную официальность в поведении ребенка, которому были больше свойственны прощальные поцелуи, нежели реверансы.
— Что-то не так, Лиззи?
— Я должна идти спать.
— Но это обычное дело. Почему ты думаешь, что я могу нарушать порядок?
Госпожа Кирстон недовольно фыркнула, нетерпеливыми движениями поправляя передник.
За окном, открытым в этот мягкий сентябрьский вечер, послышался стук колес подъезжающей кареты. Лиззи со свойственным ей любопытством обернулась на этот звук и подбежала к окну.
— О, это папа и Гэрри, они вернулись, — завизжала она, вскочив на кресло у окна. — Папа… папа!
Вышедший из кареты Дэниел обернулся, сияя от радости.
— Лиззи… Лиззи! — Он быстро подошел к открытому окну, схватил дочь на руки, крепко обнял, поцеловал и поставил на землю. Она тотчас подбежала к Гэрри, которая была необычайно рада столь нежной встрече.
— А где Нэн?
— Она уже в постели…
— Нет, не в постели! — Все подняли головы вверх, Нэн с выбившимися из-под ночного чепчика волосами рискованно высунулась из окна, неистово размахивая руками.
— Осторожно! Я иду в дом. — Дэниел вбежал в открытую дверь. У входа в гостиную стоял Уилл, ожидая своей очереди поприветствовать друзей. Генриетта последовала за мужем, держа Лиззи за руку. Нэн уже летела вниз по лестнице, путаясь в ночной рубашке, и с размаху прыгнула в раскрытые объятия отца.
— Я почти заснула, — лепетала она. — Если бы вы приехали на пять минут позже, я бы уже спала и вам пришлось бы будить меня!
— О, я не стал бы делать этого, — насмешливо сказал Дэниел, приглаживая густые темные волосы дочери и прижимаясь губами к гладкой, теплой, круглой щечке. — Я бы подождал до утра.
— Нет, нет! — Нэн увидела Генриетту и нетерпеливо заерзала. — А вот и Гэрри!
Дэниел опустил малышку на пол, с довольной улыбкой наблюдая за восторженной встречей, затем повернулся и протянул руку Уиллу:
— Как поживаешь, Уилл?
— Хорошо, сэр Дэниел. Рад вашему благополучному возвращению. Дети очень соскучились по вам обоим.
— Да, мы тоже соскучились, — ответил Дэниел. — Пять месяцев — достаточно большой срок.
— О, Уилл, вот и ты. — Генриетта освободилась от повисших на ней девочек и быстро подошла к нему. — Рада снова видеть тебя. — Они крепко обнялись, и Дэниел с удивлением почувствовал укол ревности, что было явно нелепо. Он вспомнил, как во время путешествия из Престона они постоянно ссорились по пустякам и поддразнивали друг друга. Тогда они мало чем отличались от детей, да и сейчас смутились, как подростки, хотя стали уже совсем другими. Уилл держался с мужской уверенностью, а Генриетта… Удивительно, какой она стала красивой и женственной.
Госпожа Кирстон стояла в стороне, терпеливо наблюдая за встречей. Дэниел отвел глаза от жены, вспомнив о своих отцовских обязанностях. Детей наконец уложили в постель, и взрослые сели за ужин.
— Как хорошо дома. — Генриетта со вздохом удовлетворения оглядела отделанную темными панелями столовую. — Ты не можешь себе представить, Уилл, как жарко в Испании. Словно в аду. — Она положила себе на тарелку кусок жареного угря и передала блюдо через стол.
— Но жара, наверное, сильно возбуждает? — спросил Уилл, принимая блюдо.
Генриетта ответила не сразу.
— Почему ты взял такую маленькую порцию, Уилл? Ты же любишь угрей.
Он покачал головой:
— Я не очень голоден. Так жара возбуждает?
Генриетта взглянула на мужа.
— Иногда, но гораздо больше утомляет и мешает, отчего дела идут неудачно. Не так ли, Дэниел?
— Увы, ты права, — усмехнулся Дэниел и наполнил бокал Уилла вином. — Но что было, то прошло. Лучше расскажи, Уилл, что происходило здесь.
Молодой человек пожал плечами:
— Полагаю, вы слышали о поражении шотландцев при Данбаре?
— Нет, не слышали. — Вилка Дэниела звякнула о тарелку. — Когда это произошло?
— В начале месяца, — угрюмо ответил Уилл. — Их разбили наголову. Шотландцы потеряли каждого десятого, а англичане всего тридцать человек.
Это была очень важная новость, и Генриетта только сейчас заметила напряженность в глазах Уилла, строгую линию губ и хмурое выражение лица своего старого приятеля. Однако она почему-то усомнилась, что причиной этого является проигранное сражение.
— Что беспокоит тебя, Уилл?
Он взглянул на нее и покраснел.
— Ничего. Почему ты так решила?
Несколько месяцев назад Генриетта пристала бы к нему с расспросами, не давая времени на размышление. Но сейчас ей вдруг пришло в голову, что он стесняется открыться своей ближайшей подруге в присутствии Дэниела. Он не знал Дэниела так, как она, и по-прежнему обращался к нему с почтением, которое проявлял, когда они путешествовали под его покровительством. Нет, она подождет и поговорит с ним, когда они останутся наедине.
— Что слышно о короле? — спросил Дэниел. — Тебе известно, как последние новости повлияли на его планы? — Он взял из вазы грушу и начал аккуратно снимать с нее кожуру.
Уилл нахмурился:
— Говорят, он собирается в Шотландию, чтобы ободрить шотландцев, вновь собрать войско и выступить против Кромвеля. В случае успеха сформированное здесь войско короля также высадится на берегах Англии.
— А в случае неудачи… — Дэниел положил грушу на тарелку Генриетты. — Если шотландцы не поддержат короля, его сторонники в любом случае попытаются выступить своими силами.
— Но это очень глупо, — сказала Генриетта, надкусывая грушу, хотя аппетит у нее внезапно пропал. — Если шотландцы потерпели поражение, то войско роялистов, хуже оснащенное и малочисленное, имеет еще меньше шансов на успех.
Дэниел устало покачал головой:
— Возможно, это и так, но мы должны попытаться еще раз.
Генриетта вдруг взорвалась:
— Почему должны? Почему вы должны снова рисковать своими жизнями, заранее зная, что дело будет проиграно?
Мужчины минуту молча смотрели на нее, затем Дэниел твердо сказал:
— Ты сама знаешь почему, Гэрри. Это дело чести и принципа.
— Но вы проиграете и, возможно, будете тяжело ранены или убиты неизвестно ради чего, — не сдавалась Генриетта. — Из-за вашей чести и принципа страна переполнится вдовами и сиротами.
— Господи, Гэрри, ты рассуждаешь, как женщина, — удивленно сказал Уилл. — Я никогда не слышал, чтобы ты говорила подобные вещи.
— Я и есть женщина, а не глупый ребенок, мечтающий о приключениях.
Дэниел улыбнулся.
— Да, — сказал он. — Ты женщина, моя фея… именно женщина… иногда.
Уилл посмотрел на них и сразу понял, что он лишний.
— Извините меня, я собирался сегодня поиграть с друзьями в карты. — Он встал. — Завтра я поищу другую квартиру, так будет лучше.
— Ерунда, — воскликнула Гэрри. — Тебе не надо переезжать, правда, Дэниел?
— Я думаю, Уилл сам должен решить это, — спокойно сказал Дэниел. — Мы будем рады, если он останется, но, возможно, он предпочтет устроиться отдельно.
— О! — Генриетта закусила губу. — Ты имеешь в виду друзей, которых он захочет пригласить. — Внезапно ее глаза озорно блеснули. — Или распутных женщин? Так, что ли, Уилл?
К ее удивлению, Уилл густо покраснел.
— Это не смешно, Генриетта, и бестактно. Я думал, что ты стала более воспитанной. Желаю вам спокойной ночи.
Дверь за ним закрылась, и Генриетта почувствовала себя неловко.
— Что его так расстроило?
— Наверное, ты сказала что-то не то.
— О! Раньше я часто подсмеивалась над ним.
— Возможно, на этот раз ты чем-то обидела его. Вы больше не дети, Гэрри, и у Уилла есть чувство собственного достоинства.
Генриетта долго не могла уснуть, размышляя над случившимся. Ей почему-то казалось, что дело не в оскорбленном достоинстве. Уилл был явно не в своей тарелке, это вызвало у нее беспокойство, и она должна узнать причину.
На следующее утро Генриетта спустилась в столовую и весело приветствовала Уилла, как будто вчера ничего неприятного не произошло.
— Прошу прощения, Гэрри, — сказал он немного скованно, — за то, что был слишком резок вчера вечером.
— Ничего. — Она чмокнула его в нос. — Дэниел сказал, что я задела твое достоинство. Очень сожалею, если это так.
Уилл засмеялся и обнял ее одной рукой за талию.
— Вовсе нет. Можешь не беспокоиться.
— Ну вот, — торжествующе сказала Генриетта, оборачиваясь к Дэниелу. — Я же говорила тебе… О, что-то не так? У тебя очень суровый вид.
Дэниел, наблюдавший за ними, понял, что не успел изменить выражение своего лица, и энергично покачал головой:
— Нет, все в порядке, однако не стоит при девочках говорить о распутных женщинах, хорошо? Лиззи сразу потребует объяснений.
— Конечно, не буду. Кстати, где они?
— Пошли в церковь с госпожой Кирстон, — уведомил Уилл. — Надо сказать, весьма неохотно. Эта женщина стала слишком набожной в последнее время, ходит в церковь утром и вечером и заставляет детей сопровождать ее.
— Какая скука, — вздохнула Генриетта, намазывая маслом кусок пшеничного хлеба. — Может быть, им не стоит посещать службу каждый день? Они могут провести время со мной, обучаясь игре на гитаре или занимаясь еще чем-нибудь. Как ты думаешь, Дэниел?
— Если ты считаешь, что так будет лучше для них, то я согласен, — сказал Дэниел, вставая из-за стола.
— Возможно, и не лучше, но зато гораздо веселее.
Дэниел рассмеялся:
— В этих вопросах я полностью доверяю тебе, Гэрри. Реши и скажи госпоже Кирстон.
Генриетта недовольно сморщилась, но не стала возражать, решив принять удар на себя.
— Куда ты идешь?
— К королю. Я должен получить аудиенцию и доложить о результатах своей поездки. Необходимо также узнать о его дальнейших планах.
— Да, конечно. — Генриетта подставила мужу щеку для поцелуя. — Но ты вернешься к обеду?
— Надеюсь.
— Семь бед — один ответ, — сказала Гэрри, когда за Дэниелом закрылась дверь. — Если уж именно я должна поговорить с госпожой Кирстон, то стоит поставить ее в известность, что девочки будут ходить в церковь только по воскресеньям, когда все мы туда ходим.
— За что они будут тебе весьма благодарны, — заметил Уилл, но его улыбка была лишена обычной веселости.
Генриетта оперлась локтями о стол, положив подбородок на скрещенные руки, и серьезно посмотрела на него:
— Что тебя беспокоит, Уилл?
Он глубоко вздохнул, но она молчала, ожидая ответа.
— Я влюблен, — произнес он наконец, густо покраснев от смущения.
— В Джулию? Я знала, что это произойдет! — Генриетта вскочила и, обежав стол, обняла его.
— Как ты догадалась? — Уилл освободился из ее объятий.
— О, я сразу поняла это… по твоему виду, еще тогда, когда ты впервые увидел Джулию. Вот почему я была уверена, что ты останешься в нашем доме, пока нас не будет. Я поняла, что Джулия станет иногда навещать детей, и у тебя появится возможность… — Она пожала плечами. — Так и произошло?
Уилл покачал головой:
— Нет, Гэрри, не так.
Генриетта удивленно взглянула на него:
— Значит, Джулия не влюбилась в тебя?
Уилл опустил голову.
— Она любит меня так же, как я ее, но родители запрещают ей видеться со мной.
— Почему? — В голосе Гэрри прозвучало негодование.
— Они полагают, что сын эсквайра недостаточно хорош для нее.
— А они-то кто такие? — Генриетта почувствовала себя оскорбленной. — Обнищавшие дворяне в изгнании! О, это просто смешно! — Она начала взволнованно ходить по комнате. — Ты разговаривал с ними?
— Конечно. Я сделал все самым благородным образом: попросил у лорда Морриса руки Джулии, рассказал ему о своем происхождении, состоянии… Наш род более древний, чем их, — добавил Уилл с внезапной горячностью. — Но он не только отказал мне, но и запретил нам видеться. Джулии не разрешают писать письма и выходить из дома без сопровождения матери.
Генриетта пришла в ужас:
— Да это просто деспотизм. Очень похоже на моих родителей!
— Что мне делать, Гэрри? — Уилл выглядел крайне удрученным. — Я не могу без нее. Для меня было бы утешением хотя бы видеть ее, слышать ее голос… но эта полная изоляция убьет меня.
— Думаю, до этого дело не дойдет, — сказала Генриетта, — и я не допущу, чтобы ты страдал.
Уилл улыбнулся, услышав такое категоричное заявление.
— Ничего не поделаешь, Гэрри. Лорд и леди Моррис непреклонны, а Джулия не посмеет ослушаться их.
— Согласна, открыто не посмеет, — задумчиво сказала Генриетта. — Но тайно… Я навещу ее сегодня утром. Я собиралась сделать это в любом случае. Родители Джулии всегда с одобрением смотрели на нашу дружбу, так что они допустят меня к ней.
— Что ты задумала? — Уилл хорошо знал свою подругу и то, как быстро она принимает решения. Ее визит мог принести ему новое беспокойство, но одновременно давал и надежду. Генриетта редко терпела неудачу, когда вкладывала в дело всю душу.
— Все очень просто, — сказала она с радостной улыбкой. — Ты должен немедленно переехать отсюда, так как, если ты будешь жить в нашем доме, леди Моррис не разрешит Джулии навещать меня. Но лорд и леди Моррис очень уважают Дэниела, поэтому не будут возражать против дружбы своей дочери со мной. А когда Джулия навестит меня, ты «случайно» появишься в нужном месте. Никто никогда не узнает об этом. — Внезапно она нахмурилась, закусив губу. — Думаю, лучше не говорить Дэниелу, что тебе запрещено встречаться с Джулией. Ему может не понравиться, что вы видитесь вопреки запрету родителей. Но если он не будет знать о запрете, то не увидит ничего предосудительного в этих встречах. Вы оба мои друзья и имеете право меня навещать.
— Но это нечестно, — засомневался Уилл.
— Почему? Это простое непослушание, не имеющее никакого отношения к чести, — решительно сказала Генриетта. — Но если тебе это не нравится, придумай что-нибудь другое. Я не могу. Пока ты будешь тянуть, родители выдадут ее за какого-нибудь подходящего по знатности старика.
— О, я не переживу этого, — с отчаянием сказал Уилл. — Кроме того, все может случиться на этой проклятой войне. Я должен быть с ней, Гэрри, и готов на все. — Генриетта смотрела на него, склонив голову набок, ожидая решительного ответа. — Если ты думаешь, что в этом нет ничего плохого…
— Конечно, нет. — Она резко прервала его: — Я пойду к Джулии прямо сейчас, а ты должен найти себе другое жилье. Я скажу ее родителям, что ты переехал, так как мы вернулись. Это звучит вполне убедительно.


Джулия приняла подругу с восторгом, однако не могла скрыть печали. Генриетта почтительно поздоровалась с леди Моррис и, потягивая самбуковый напиток, рассказала ей об Испании, об особенностях испанского двора, как бы случайно упомянув, что господин Осберт покинул дом ее мужа и нашел себе новое жилье. Она притворилась, что не заметила, как внезапно побледнела Джулия и как сжались и без того узкие губы леди Моррис.
— Ну хорошо, вам есть, о чем поговорить, — сказала леди Моррис через полчаса, — а мне надо заняться делами, Я оставляю тебя, Джулия, с леди Драммонд, если она не собирается уходить.
— Вовсе нет, мадам, — сказала Генриетта с притворной скромностью. — Я очень благодарна вам за внимание ко мне. Джулия тоже невнятно поблагодарила мать, не поднимая глаз.
— Слава Богу, — сказала Генриетта, когда леди Моррис вышла из комнаты. — Тебя действительно так стерегут, что ты не можешь остаться наедине со своей подругой?
— О, это ужасно, Гэрри! Ты не знаешь, что произошло…
— Знаю, Уилл мне все рассказал, и мы придумали план.
Джулия молча выслушала Генриетту и взволнованно сказала:
— А если все откроется… Я даже не могу представить, что будет.
— А я могу. Но все-таки стоит рискнуть. Если ты примешь мою помощь, я сделаю это от всего сердца. Но если ты не в состоянии… — Она не закончила.
Какое-то время Джулия сидела бледная и задумчивая.
— Я знаю, что следует повиноваться родителям, — наконец нерешительно начала она, — но мне непонятно, почему я не имею права любить.
— Это несправедливо. Твои родители ошибаются, и в данном случае не будет греха, если ты нарушишь запрет. — Поскольку этим принципом Генриетта руководствовалась всю жизнь, слова ее прозвучали чрезвычайно убедительно.
— А как к этому отнесется сэр Дэниел? — отважилась спросить Джулия. — Что он скажет?
Генриетта заерзала на стуле.
— Думаю, лучше, если он не будет ничего знать. Это должно касаться только нас троих. Он тоже отец. Отец двух дочерей. Поэтому, мне кажется, у него будет иной взгляд на нашу затею.
— О, дорогая, — прошептала Джулия. — Я не такая храбрая, как ты. — Она немного помолчала, затем вдруг решительно произнесла: — Да, я согласна. Я сделаю это.
— Браво! Теперь нам остается только убедить твою мать отпускать тебя ко мне одну.
То ли леди Моррис почувствовала, что надо немного смягчить строгий присмотр за дочерью, то ли просто решила, что жена сэра Дэниела Драммонда подходит в подруги Джулии, но она разрешила дочери навещать Генриетту, и план начал осуществляться.
Дэниелу сначала показалось несколько странным поведение жены и Уилла, когда однажды, вернувшись днем домой, он застал их в гостиной. Сам этот факт не вызвал бы у него удивления, если бы Гэрри с пылающими щеками не отскочила от Уилла, когда муж вошел в комнату.
— О, Дэниел, как ты напугал меня, — объяснила она столь странную реакцию. — Хочешь пива или, может быть, вина? Я скажу Хильде, чтобы она принесла.
— И то, и другое стоит на буфете, — напомнил он сухо. — Добрый день, Уилл.
— Добрый день, сэр. — Уилл встал, явно чувствуя неловкость. — Я сейчас уйду.
— Не уходи, — сказал Дэниел. — Выпей со мной вина.
Уилл не мог отклонить приглашение, чтобы не показаться невежливым, и начал светскую беседу, чем крайне озадачил Дэниела. Почему, черт побери, эти двое наиболее близких ему людей ведут себя с ним, как с чужим человеком? Появление детей, вышедших из классной комнаты, внесло некоторое оживление в их натянутую беседу. Уилл и Генриетта поддержали болтовню девочек, а затем Уилл решил скромно удалиться.
— Ты пойдешь завтра на прогулку, Гэрри? — небрежно спросил он, направляясь к двери.
— Днем, — ответила она так же небрежно. — Думаю, к дамбе.
— Можно мы тоже пойдем? — пропищала Нэн.
— Мы уже давно не гуляли там, — добавила ее сестра.
— Только не завтра, — сказала Генриетта. — Если хотите, мы пойдем туда на следующий день.
— Но почему? — хором затянули девочки, не привыкшие к тому, чтобы им отказывали в прогулках.
— Потому что Генриетта говорит нет, и этого должно быть достаточно, — вмешался Дэниел, выручая жену, которая отчаянно искала убедительную причину. На самом деле она просто не хотела, чтобы дети стали свидетелями тайных встреч Уилла и Джулии, хотя их присутствие лишь подчеркнуло бы невинность этих прогулок.
— Но это глупо, — проворчала Лиззи, не подумав. — Должна быть другая причина.
— Извини, Лиззи, я что-то не понял, — сказал Дэниел. — Ты можешь повторить?
— Думаю, она не станет повторять глупости, — вмешалась Генриетта, беря ребенка за руку. — Пойдем попрощаемся с Уиллом. — Она потянула за собой недовольную Лиззи. — Нельзя говорить старшим такие дерзости.
— Но должна же быть какая-то причина? — настаивала Лиззи, зная, что с Гэрри ей нечего опасаться.
— Да, разумеется, но я не хочу объяснять ее. И ты должна это понять.
— Хорошо, — сказала Лиззи после некоторого раздумья. — Но я знаю, что и на это должна быть какая-то причина. — Решив, что не стоит сразу возвращаться в гостиную, Лиззи поднялась наверх.
Уилл с Генриеттой обменялись улыбками, выйдя на улицу.
— Она очень похожа на тебя, Гэрри.
— Знаю. К сожалению, эти особенности характера Лиззи не очень устраивают ее отца… А что касается меня, то он не замечает их.
— Так это же хорошо, — засмеялся Уилл. — Вероятно, он понимает, что перевоспитывать тебя — безнадежное дело.
— Пожалуй.
Они оба рассмеялись, и Уилл обнял ее.
— Встретимся завтра у дамбы.
— Хорошо. — Она слегка коснулась его лица. — Я очень рада снова видеть тебя счастливым, милый.
Дэниел стоял у открытой двери, наблюдая за ними, и размышлял, не ревнует ли он к этому непроизвольному проявлению любви. Они были такими молодыми и полными жизненной энергии, так доверяли друг другу, и у них было общее прошлое. Хотя, вероятно, глупо беспокоиться по этому поводу.
Генриетта обернулась и увидела стоящего в дверях Дэниела. Она подобрала юбки и, улыбаясь, побежала к нему.
— Ты вышел встретить меня? — Она встала на цыпочки и поцеловала мужа.
— Мне показалось, что ты слишком долго прощаешься с Уиллом, — ответил Дэниел, обнимая жену за плечи и наслаждаясь податливой теплотой ее тела. Когда она страстно прижалась к нему, он отбросил все сомнения как явную глупость.
— Я решила немного проводить его. Сегодня такой чудесный день. Может быть, погуляем немного?
— Если хочешь, — согласился Дэниел и сменил тему. — Как ты поступила с моей невоспитанной дочерью?
— Лиззи ушла наверх. Вероятно, она решила, что это самый благоразумный поступок при данных обстоятельствах.
Дэниел тихо засмеялся:
— Вероятно. Однако почему девочки не могут пойти с тобой завтра на прогулку?
Генриетта не ожидала вопроса и не смогла скрыть замешательства.
— Просто я и Джулия хотели посекретничать.
— А… — Дэниел не нашел ничего странного в этом объяснении, однако заметил неестественную реакцию жены на свой вопрос. — А ты не можешь поделиться с мужем этими секретами? — спросил он.
Генриетта покраснела.
— Ну… ну почему ты так думаешь… хорошо, но, может быть…
Дэниел остановился и повернул ее к себе лицом. Брови его вопросительно приподнялись.
— Гэрри, что ты задумала?
Генриетта приложила ладони к пылающим щекам и прокляла свою неспособность убедительно лгать ему. С другими она никогда не испытывала таких трудностей.
— Ничего особенного. Но это секреты Джулии. — По крайней мере это была правда, и Генриетта почувствовала облегчение.
— Понятно. — Дэниел удовлетворился ответом, и они продолжили прогулку.
Генриетта, придя в себя, болтала, как обычно, слушала его рассказ о последних новостях при дворе, особенно ее интересовало, что думает Дэниел о дальнейшем развитии событий, если король отправится в Шотландию.
— Я не поплыву с королем, — сказал Дэниел. — Его величество считает, что пока я должен оставаться здесь. Мне и еще нескольким приближенным короля поручено собрать войско и приготовиться к переброске в Англию, как только это потребуется.
— Зачем?
— Чтобы соединиться с шотландскими войсками.
Генриетта вздрогнула, но ничего не сказала.
Дэниел крепко обнимал ее за плечи.
— Это означает, что время нашего пребывания во Фландрии скоро подойдет к концу. Мы снова вдохнем воздух Англии. — Он серьезно посмотрел на нее. — Ты рада будешь вернуться в Кент, моя фея?
— Мне потребуется время, чтобы привыкнуть, — откровенно ответила Генриетта. — Мы так недолго пробыли в твоем доме, потом уехали в Лондон, а затем почти сразу сюда. Когда мы жили в Кенте, я чувствовала, что это скорее твой, чем мой, дом.
— И сейчас будешь чувствовать то же самое?
— Нет, теперь другое дело. Потому что изменились отношения между нами.
— Ммм, — протянул Дэниел, — пожалуй.
— Мне кажется, нам пора вернуться домой, — улыбнулась Генриетта, — чтобы наедине еще сильнее почувствовать эту разницу.
В спальне она предложила мужу такие очевидные доказательства этих новых отношений, что Дэниел забыл все свои дневные подозрения. К сожалению, это длилось недолго.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Непокорный ангел - Фэйзер Джейн



прикольно
Непокорный ангел - Фэйзер Джейнтати
9.04.2013, 19.28





замечательный исторический роман.
Непокорный ангел - Фэйзер ДжейнЕва
4.07.2013, 21.16





Местами пропускала.
Непокорный ангел - Фэйзер ДжейнКэт
22.10.2014, 19.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100