Читать онлайн Непокорный ангел, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Непокорный ангел - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.19 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Непокорный ангел - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Непокорный ангел - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Непокорный ангел

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Казалось, что Генриетта провела на море всю свою жизнь. Она легко передвигалась по кораблю, ощущая на губах вкус соли, с постоянно растрепанными ветром волосами.
Однако в Бискайском заливе они попали в шторм, и Гэрри чувствовала себя так плохо, что ей хотелось умереть. Дэниел завернул ее в плащ и вынес на палубу, где даже резкий ветер и соленые брызги были предпочтительнее духоты маленькой каюты, в которой пол ходил ходуном и ее выворачивало наизнанку. В течение нескольких часов Генриетта дрожала в его объятиях, а Дэниел упорно пытался влить ей в рот бренди, чтобы немного согреть. В конце концов Генриетта уснула и проснулась через шесть часов в том же положении — на палубе и в объятиях мужа, чувствуя ужасный голод. Продолжающаяся качка казалась ей уже не такой мучительной. Дэниел окончательно продрог, все его тело онемело, так что он едва мог двигаться.
Генриетта положила локти на поручни и подставила лицо свежему ветру, найдя в себе силы улыбнуться при воспоминании о пережитом испытании.
— Чему ты так радуешься? — донесся до нее голос Дэниела, и она посмотрела на ют, где он стоял с капитаном корабля, вспыльчивым голландцем, что требовало от пассажиров чрезвычайно тактичного поведения по отношению к нему.
— Так просто. — Она покачала головой, продолжая улыбаться. Ей не хотелось оповещать всех о том, что она думала о своем муже. Улыбка свидетельствовала не о хорошем настроении, а о теплом чувстве, согревавшем ее душу. Дэниел спустился по трапу на бак.
— Ты обманываешь меня, — сказал он, укоризненно похлопывая ее по спине.
Она засмеялась:
— Может быть, но у меня есть свои секреты.
— С попутным ветром к утру мы достигнем земли, — сказал Дэниел. — Как только пройдем Гибралтарский пролив, до Малаги останется совсем немного.
Капитан отказался заходить в Бильбао, чтобы высадить их, утверждая, что его груз должен быть доставлен в Малагу, а если они хотели высадиться в Бильбао, им следовало сесть на корабль, направляющийся именно туда. То обстоятельство, что в нужное им время ни один корабль не шел из Амстердама в этот порт, не имело для него никакого значения; и доводы Дэниела не могли заставить капитана изменить свое решение. Поэтому они вынуждены были с трудом продвигаться вдоль португальского побережья, через Кадисский залив и теперь вот подошли к Гибралтарскому проливу.
— Потом предстоит еще долгое путешествие на лошадях до Мадрида, — добавила Генриетта.
— Да, но сначала мы отдохнем, — сказал Дэниел, вглядываясь в голубые воды Средиземного моря, сверкающие под майским солнцем. Войдя в Гибралтарский пролив, они вплотную подошли к берегам Испании. Море здесь, насколько хватало глаз, было усеяно небольшими суденышками, фелюгами и рыбацкими лодками. — А это что за дьявол? — внезапно спросил Дэниел, глядя на незнакомые очертания корабля, полным ходом шедшего к ним. Ответ на его вопрос прозвучал с крюс-марса.
— Военный корабль! — крикнул впередсмотрящий, и судно мгновенно ожило, по палубе забегали матросы. Дэниел поспешил на ют, где капитан наблюдал за морем в подзорную трубу.
— Что это за корабль? — спросил Дэниел.
— Турецкая галера, — ответил голландец. — Идет на всех парусах. Нам не уйти от нее.
— Боже милостивый! — Генриетта тоже забралась на ют и слышала последние слова капитана. — Мы сможем отбиться от них, сэр?
Капитан проигнорировал ее вопрос и вместо ответа промычал что-то, требуя бренди. Тотчас была принесена большая бутыль, и капитан надолго припал к ней.
— Что, черт побери, вы собираетесь делать, капитан? — Голос принадлежал тучному мужчине в сбившемся парике и расстегнутом плаще, карабкающемуся по трапу, за ним, тяжело дыша, следовала краснолицая леди. Воинственный купец и его испуганная жена были еще одними пассажирами на судне. Дэниел всегда был подчеркнуто вежлив с ними, но Генриетта имела прискорбную склонность разражаться смехом в их присутствии.
— О Боже… Боже мой! — задыхаясь, причитала госпожа Браунинг, обмахивая раскрасневшееся лицо. — О, мы погибли! Нас всех захватят в рабство!
— Мы с вами окажемся в турецком гареме, — сказала Генриетта с озорной усмешкой, глядя широко раскрытыми невинными глазами на леди, которая вцепилась в поручень со стоном ужаса.
— Твой юмор сейчас неуместен, — резко сказал Дэниел, в то время как Генриетта закусила кулак, чтобы не рассмеяться во весь голос. — Если дойдет до драки, мы слишком плохо вооружены, чтобы выйти из нее победителями.
— Но на нашем корабле есть пушки, — простонала госпожа Браунинг.
— Шестьдесят пушек и двести человек команды, — резко сказал ее муж.
— Однако у нас слишком мало боеприпасов, — заявил голландец, вытирая лоб засаленным шейным платком.
— Как же так? — У Генриетты пропало всякое желание шутить.
— Мы везем много товаров, — сообщил ей Дэниел. — Наш капитан по своему разумению решил, что нет нужды загружать трюмы невыгодным грузом, таким, как порох и ядра.
— Что будет, если они захватят нас?
— Твоя неудачная шутка может оказаться вовсе не шуткой, — сказал он.
— Мы отдадим им груз. Они, конечно, будут удовлетворены этим. — Господин Браунинг побледнел и затих.
— Будь все проклято на свете! Но я не отдам свой корабль. Он стоит тридцать тысяч фунтов! — проворчал капитан, сделав еще глоток бренди. — Дайте людям по чарке и очистите палубу, — приказал он боцману. — Мы будем сражаться с тем, что у нас есть. Хороший голландец стоит двух таких дикарей!
— Судя по скорости, они хорошо укомплектованы людьми, — задумчиво сказал Дэниел, глядя на быстро приближающееся судно. — Но мы можем обмануть их.
— Как? — спросила Генриетта немного нерешительно, боясь снова нарваться на острое замечание мужа.
— Демонстрацией своей мощи. — Он повернулся к капитану. — Господин Алмар, если на галере решат, что мы военный корабль и не заметят ничего такого, чем можно было бы поживиться, возможно, они раздумают связываться с нами и отправятся на поиски другой добычи.
— Верно. — Голландец одобрительно кивнул. — Мы выкатим все пушки, до зубов вооружим команду и очистим палубу от всего, кроме орудий. Отправьте женщин вниз. Женщинам не место на военном корабле, а если эти дикари что-нибудь учуят, нам не удастся их провести. Вы тоже, сэр, спускайтесь вниз. — Он махнул рукой в сторону господина Браунинга. — Вы выглядите, как купец… слишком пухлый.
Браунинг возмущенно фыркнул, однако повернулся к трапу, подталкивая вперед свою причитающую жену и бормоча, что он заплатил большие деньги не для того, чтобы защищать груз капитана, и что он не шевельнет и пальцем ради него.
— Дурак, — бесстрастно заметил Дэниел. — Пойдем, Генриетта, ты должна находиться в каюте. Я только возьму свой меч и пистолеты, господин Алмар, и сразу же присоединюсь к вам.
— О, но ты не можешь заставить меня сидеть внизу, когда тебе угрожает опасность, — запротестовала Генриетта, отталкивая его руку. — Я спрячусь на полубаке.
— Милостивый Иисус, Генриетта! Когда ты наконец поймешь, что все это очень опасно? — воскликнул Дэниел, толкая ее вперед. — Эти турки на вооруженной галере гонятся за нами не просто так.
— Я понимаю и поэтому хочу быть рядом с тобой, — сказала она, полагая, что ее желание вполне обоснованно.
Дэниел ничего не ответил. В каюте он пристегнул меч, перекинул через плечо нагрудный патронташ и сунул за пояс пару пистолетов. Генриетта с несчастным видом сидела на узкой койке, на которой они спали вместе. Дэниел чуть приподнял ее голову за подбородок и с улыбкой сказал:
— Не надо дуться, моя фея. — Однако выражение ее лица не изменилось, и он добавил, чтобы успокоить жену: — Это не потому, что я не хочу, чтобы ты была рядом со мной, милая, но если я буду беспокоиться за тебя, то не смогу помочь Алмару.
— А если тебя убьют, меня поместят, как рабыню, в гарем, — сказала Гэрри, отворачиваясь, чтобы спрятать свои дрожащие губы.
— Не думаю, что тебе уготована такая судьба, — возразил Дэниел, решив больше не тратить времени на уговоры. — Я вернусь, как только минует опасность. — Он вышел из каюты, плотно прикрыв дверь. Сделал шаг к трапу, но вдруг остановился, нахмурился и вернулся к каюте. Вспомнив, как поступила Генриетта в Ноттингеме и в Лондоне, когда казнили короля, Дэниел решительно запер дверь на засов.
Генриетта ясно слышала скрежещущий звук задвигаемого засова и застыла, не веря своим ушам. На глаза навернулись слезы обиды и гнева. Вскочив на ноги, она бросилась к двери и начала стучать кулаками и громко кричать.
Поднявшись на палубу, Дэниел обнаружил, что корабль приготовился к бою. Две сотни мужчин, вооруженных мечами, ножами и пистолетами, выстроились вдоль бортов, а также заняли свои места возле пушек, нацеленных на приближающуюся галеру. Не было видно никаких признаков, указывающих на то, что это торговое судно, — ни тюков с шелком и хлопком, ни венецианского стекла, ни голландского фарфора, ни фламандских гобеленов.
Дэниел занял место на юте рядом с капитаном. Когда Алмар передал Дэниелу подзорную трубу, он молча взял ее и направил на приближающуюся галеру. Она шла на всех парусах, вспенивая носом волны, и представляла собой великолепное зрелище. Сотня пар весел рассекала воду, ритмично поднимаясь и опускаясь, помогая ветру. Когда галера подошла ближе, от нее понесло ужасным зловонием, испортившим свежесть соленого морского воздуха.
— Черт побери! — Дэниел закрыл себе рот и нос, а капитан сплюнул за борт.
— Это воняют галерные рабы. Они прикованы к веслам и никогда не освобождаются. Время от времени их поливают из шланга, когда запах становится слишком сильным для деликатных носов хозяев. — Он обратился через плечо к матросу за штурвалом: — Рулевой, развернуть судно против ветра! — Огромный корабль медленно развернулся, паруса поникли, и судно замедлило ход.
Генриетта на нижней палубе почувствовала, что движение изменилось и пол под ней начал медленно покачиваться на волнах. Она отбила руки, колотя в дверь, и осипла от крика, но тем не менее вопреки здравому смыслу продолжала стучать и кричать, страстно желая выбраться из заточения и самой увидеть, что происходит наверху. Только там она могла решить, как лучше помочь Дэниелу.
Внезапно заскрипел засов, дверь открылась, и перед плачущей, обезумевшей Генриеттой возник встревоженный юнга.
— О, скорее! — сказала она, вытирая слезы. — Ты должен дать мне свою одежду. Вот, возьми это. — Подбежав к матросскому сундуку, она вытащила кожаный мешочек, достала из него полкроны и протянула ошеломленному юноше. — Поторопись.
Тот взял монету, повертел ее в руке и пожал плечами. Не его дело обсуждать причуды этой сумасшедшей женщины, а полкроны есть полкроны. Он снял голубую шерстяную шапочку, грубую замасленную куртку, потертые штаны и протянул все это сгорающей от нетерпения Генриетте, оставшись в нижней рубашке и кальсонах.
Генриетта быстро переоделась. Юноше было не более двенадцати лет, однако ей пришлось подвязать штаны веревкой, а куртка целиком поглотила ее хрупкую фигуру. Заплетенные в косы волосы исчезли под голубой шапочкой. На ноги надеть было нечего, и она босиком поднялась по трапу на верхнюю палубу, где прекратилось всякое движение и стояла напряженная, почти осязаемая тишина. Генриетта решила, что ничего страшного не произойдет, если она пристроится к морякам, стоящим вдоль борта. Бросив быстрый взгляд вверх, она с удовлетворением отметила, что Дэниел по-прежнему жив и здоров и стоит рядом с капитаном. Генриетта решила остаться на верхней палубе, откуда могла без риска наблюдать за ними обоими и за происходящими событиями.
Галера подошла против ветра к правому борту их судна и теперь мягко покачивалась на волнах с повисшими парусами и неподвижными веслами. На полуюте стояла группа бородатых, смуглых мужчин. Легкий ветерок трепал их широченные штаны, грозные изогнутые лезвия ятаганов на их поясах блестели на солнце.
Ветер слегка изменился, и Генриетта задохнулась от ужасного зловония, исходящего от галеры. Матросы, стоящие рядом с ней, закашлялись, поспешно закрывая рты и носы. В течение довольно долгого времени команды обоих судов оценивающе разглядывали друг друга под яркими лучами солнца.
Затем один из турок подошел к поручню и обратился к капитану Алмару на ломаном английском языке, используя терминологию, понятную морякам разных стран. Он потребовал представиться. Голландец ответил, что это голландский военный корабль, курсирующий в здешних водах для защиты своих торговых судов. Это сообщение было встречено молчанием, люди на галере совещались.
— Какой-нибудь дружеский жест с нашей стороны мог бы сослужить нам хорошую службу, — задумчиво заметил Дэниел. Капитан Алмар вытащил из кармана куртки кожаный мешочек с лучшим голландским табаком. Оглядев команду, он заметил маленькую фигурку юнги.
— Эй, паренек. Подойди сюда!
Генриетта не поняла, что обращаются к ней, пока стоящий рядом матрос не толкнул ее локтем.
— Эй, тебя капитан зовет.
Сердце Гэрри готово было выскочить из груди, когда она приблизилась к трапу, ведущему на ют, надвинув поглубже шапочку и не поднимая глаз.
— Возьми это и передай вон тому человеку с золотой цепочкой, — сказал Алмар, бросив мешочек к ее ногам. — Да пошевеливайся.
— Давай, парень, действуй! — Вперед вышел боцман, держа в руках веревочную лестницу. — Перелезай за борт.
Перелезть за борт?! Они предлагали ей спуститься по качающейся веревочной лестнице, спущенной с кормы корабля на полуют галеры, прямо к этим диким варварам с их страшными ножами. Как она сможет сделать это? Но отказаться невозможно, ведь тогда она выдаст себя и провалит все дело.
Конвульсивно сглотнув подступивший к горлу ком, Генриетта наклонилась, подняла мешочек и положила его в просторный карман куртки. Затем подошла к борту и посмотрела на узкую качающуюся на ветру лестницу. Перенеся ногу через поручень, она ухватилась за страховочный канат и шагнула на первую ступеньку.
Палуба галеры покачивалась где-то далеко внизу, и, стоя на веревочной лестнице, болтающейся над бездонным океаном, Генриетта ощутила такой ужас, какого не могла представить себе даже в самом кошмарном сне.
Конец лестницы раскачивался в двух футах над палубой галеры. Генриетта зажмурилась и прыгнула, с облегчением почувствовав под ногами твердую опору. Когда она открыла глаза, ее окружали улыбающиеся, смуглые, белозубые мужчины. Генриетта поискала глазами обладателя золотой цепочки и увидела его стоящим немного в стороне. Он внимательно разглядывал ее со странным выражением в глазах. О Боже, неужели он догадался, кто она? Одежда на ней была такой свободной, что формы различить невозможно. Но лицо? Впрочем, разве она не могла сойти за безусого юнца? Опустив глаза, Генриетта ринулась сквозь круг мужчин, держа в руке подарок Алмара.
Один из них сказал что-то на незнакомом языке, и все засмеялись, но, как ей показалось, весьма дружелюбно. Ободренная, она рискнула поднять глаза на человека с золотой цепочкой. Он принял мешочек и с интересом рассматривал его, какое-то время не замечая посланца. Команда сгрудилась вокруг них, и Генриетта, осмелев, огляделась. Бросив взгляд вниз, туда откуда шел скверный запах, она увидела лишь темные, блестящие от пота спины. Большинство голов было опущено — рабы отдыхали, облокотившись на весла, пользуясь небольшой передышкой. Гнев и отвращение внезапно вытеснили страх, и на мгновение Генриетта забыла об осторожности. Она повернулась и сердито посмотрела на человека с золотой цепочкой. На смуглом лице проявился явный интерес.
— Какой хорошенький мальчик, — сказал он тихо на ее языке. — Зачем тебе быть матросом? От такой жизни твое миловидное лицо огрубеет.
Вокруг снова засмеялись. Реакция на эти слова озадачила Генриетту. Она не понимала, о чем говорит этот человек. Он сделал шаг вперед и коснулся ее щеки, с нежностью проведя пальцем по скуле.
— Какая замечательная кожа. — Он улыбнулся, и от этой улыбки, сама не зная почему, Генриетта содрогнулась от отвращения. Улыбка не была угрожающей, но она насторожилась.
— Оставайся со мной, — мягко сказал он, скользя похотливым взглядом по ее лицу. — Будь моим мальчиком на содержании, и я обещаю тебе роскошную жизнь, покой и богатство.
Генриетта отчаянно замотала головой, ничего не отвечая на приглашение, которого даже не поняла. Ясно было только одно: ей надо уходить. Она резко повернулась и побежала к веревочной лестнице, страх перед которой не мог сравниться с ужасом, испытанным ею от взгляда человека с золотой цепочкой. Генриетта прыгнула на нижнюю ступеньку с ловкостью, которой сама удивилась. Она полезла вверх так быстро, словно делала это с самого детства, и вскоре, тяжело дыша, с широко открытыми от страха глазами перевалилась через поручень, очутившись лицом к лицу с мертвенно-бледным Дэниелом.
Наблюдая за тем, что происходило на галере, он нутром почувствовал, кто находится там, внизу, среди турок. Он не слышал слов и не мог разглядеть фигуру, скрытую огромной курткой и подпоясанными веревкой штанами, но подозрение переросло в уверенность. Охваченный ужасом, Дэниел смотрел, как капитан галеры трогал лицо Генриетты и пожирал ее взглядом. Если он догадался, что перед ним женщина, они все пропали, и в первую очередь жена Дэниела Драммонда.
Как же это произошло? Он не мог восстановить последовательность событий, которые привели к тому, что Генриетта оказалась одна, совершенно беззащитная, среди враждебно настроенных турок. Если бы они узнали, кто она, то без всяких угрызений совести захватили бы ее как военный трофей. И он никому не мог сказать ни слова, боясь, что опрометчивый жест или восклицание погубят Гэрри. Дэниел стоял, терзаемый мукой. Сердце его сжалось от страха и напряжения, так что он едва дышал.
Когда Генриетта наконец отошла от капитана и побежала к лестнице, Дэниел уже больше не мог сдерживаться. С его губ сорвалось проклятие, и рука потянулась к пистолету, поскольку он ожидал, что турки начнут преследовать ее. Но они не сдвинулись с места, и Алмар, повернувшись к Дэниелу, сказал со смехом:
— Интересно, что они сказали ему, если он так подпрыгнул?
Но Дэниел уже бросился вниз, на палубу, и достиг борта за минуту до того, как Генриетта перевалилась через поручни.
Тем не менее он не произнес и не сделал ничего такого, что бы выдало присутствие на корабле женщины.
— Капитан зовет тебя на мостик, — сказал Дэниел, чтобы как-то объяснить свое появление. Казалось, это удовлетворило матросов, которые дружески похлопывали юнгу по спине и отпускали шутки по поводу того, что наверх он забрался гораздо быстрее, чем спускался.
Генриетта стояла с опущенными глазами и качала головой не в силах говорить, даже если бы и хотела. Она последовала за Дэниелом на ют, но Алмар обменивался репликами с капитаном галеры, так что не сразу уделил внимание юнге. Снизу послышались гортанные звуки команды. Заскрипели шкоты и фалы, галера развернулась левым бортом, и паруса надулись. Раздалась другая команда, и сотня пар весел взметнулась вверх, как одна, а затем погрузилась в воду. Изогнутый нос турецкой галеры начал медленно удаляться.
Капитан Алмар облегченно выдохнул и с улыбкой повернулся к Дэниелу:
— Черт побери! Еще полчаса, и я бы не выдержал. — Его взгляд упал на юнгу. — Ты все сделал очень хорошо, — сказал он. — Не стоит так переживать.
Дэниел, не говоря ни слова, снял матросскую шапочку с головы своей жены. Алмар оцепенел, открывая и закрывая рот, как рыба, выброшенная на берег.
— Вот именно, — сухо сказал Дэниел. — Моя реакция была такой же.
— Леди Драммонд! — наконец прошептал Алмар. — Какого дьявола?.. — Он снова замолчал, качая головой, не в силах поверить в случившееся. Затем с ужасом посмотрел на Дэниела, пораженный страшной мыслью. — Я не знал, сэр Дэниел. Я… думал, что это юнга… его одежда…
Дэниел кивнул:
— Это не ваша вина, Алмар, а моя.
Генриетта наконец обрела дар речи.
— Думаю, что на самом деле я сама во всем виновата.
— В том числе и в непредвиденных последствиях своего переодевания, — угрожающе произнес Дэниел, мрачно глядя на нее.
Генриетта медленно кивнула:
— Я только хотела взглянуть, не нужна ли моя помощь, но нисколько не отрицаю твоего права сердиться на меня.
— Сердиться! — Дэниел устало провел рукой по глазам. — Я уже не могу сердиться.
Отправляйся вниз и верни эту ужасную одежду ее владельцу.
Генриетта поспешно ушла. Среди матросов послышался шепот, когда она проходила мимо. Ей хотелось немного побыть одной, оценить все происшедшее и приготовиться, если не к защите, то по крайней мере к тому, чтобы достойно принять гнев мужа.
Дэниелу было ясно, что Алмар испытывает к нему что-то вроде сострадания. Он посмотрел за борт, где покачивалась веревочная лестница, и ужаснулся тому, что могло произойти.
— Иисус, Мария и Иосиф! — невольно вырвалось у него.
Алмар кашлянул.
— Вы должны признать, что это был мужественный поступок. Одно неверное движение, и мы пропали бы.
Дэниел неожиданно рассмеялся. Генриетта, конечно, достойно выдержала непредвиденные последствия своего порыва, и этот порыв был продиктован желанием разделить с ним все трудности жизни, неспособностью его жены оставаться в стороне, если ему угрожает опасность или требуется помощь. Раньше Дэниел объяснял ее действия только преданностью, но теперь твердо знал, что в основе их лежит глубокая любовь к нему. Однако быть любимым Генриеттой — очень рискованное дело, решил он, массируя пальцами виски. Рискованное, но желанное.
Он спустился вниз, в каюту. Генриетта сидела на койке, уже переодетая в красно-коричневое льняное платье со скромным батистовым воротничком и пышными, украшенными лентами рукавами. Распущенные волосы обрамляли ее лицо, спускаясь на плечи так, как он больше всего любил. Невозможно было признать в этой скромной хорошенькой женщине обезьянку, ловко лазающую по веревочной лестнице. Она нерешительно улыбнулась ему, широко раскрыв глаза.
Дэниел решил на этот раз не поддаваться соблазну и строго спросил:
— Как ты выбралась отсюда?
Генриетта глубоко вздохнула и покаянно поведала ему всю историю.
— Я заплатила юнге полкроны, чтобы воспользоваться его одеждой, — сказала она, заканчивая свое признание.
— Слишком дорого, учитывая качество одежды, — саркастически заметил Дэниел, прислонившись к двери и разглядывая Генриетту.
— Все было бы в порядке, Дэниел, если бы капитан не дал мне это… поручение, — сказала она. — Я бы стояла вместе с матросами, пока все не кончилось. Я должна была знать, что происходит, потому что не могу оставаться в стороне, когда тебе грозит опасность.
— А я могу? И что, по-твоему, должен делать я, когда опасность угрожает тебе?
По испуганному лицу Генриетты можно было догадаться, что эта мысль не приходила ей в голову.
— Разве тебе было страшно?
— Очень.
Она с несчастным видом закусила губу.
— Прошу прощения, Дэниел. Я не хотела тебя пугать. При определенных обстоятельствах бывает трудно сообразить сразу.
— К сожалению, эти обстоятельства возникают довольно часто.
Кажется, добавить больше нечего, подумала Генриетта, сжав руки на коленях в ожидании еще больших неприятностей. Она не отрицала право Дэниела наказать ее, но не хотела, чтобы он воспользовался этим правом. Молчание слишком затянулось, а он по-прежнему стоял у двери с мрачным видом. Генриетта глубоко вздохнула.
— Что ты собираешься делать, Дэниел?
— Делать? — Его брови удивленно приподнялись. — О чем ты?
— О, пожалуйста, не будь таким противным, — взмолилась она. — Ты прекрасно знаешь, что я имею в виду. Я не могу вынести это ужасное ожидание. Я уже достаточно натерпелась сегодня.
— Не более того, что заслужила, — ответил Дэниел, и голова ее уныло поникла. — Непокорное создание, — сказал он.
Она подняла голову и увидела в его глазах веселые огоньки.
— О, ты смеешься надо мной! — Генриетта бросилась в объятия Дэниела. — Я так напугана, а ты еще и издеваешься.
Он крепко обнял жену и погладил по волосам, а она изо всех сил прижалась к нему, ища защиты и утешения. Дэниел сразу забыл о своих страхах, чувствуя тепло ее тела.
— Дэниел, а что значит быть мальчиком на содержании? — Голос ее звучал приглушенно, поскольку Генриетта прижалась носом к его груди, и Дэниел подумал, что ослышался.
— О чем ты?
Она подняла голову, глядя на него любопытными карими глазами.
— О мальчике на содержании.
— От кого ты слышала об этом?
— От турка. Он хотел, чтобы я стала… его мальчиком. Я не поняла, что он имел в виду, но почувствовала в этих словах нечто ужасное, судя по тому, как он смотрел на меня.
— О Боже! Значит, поэтому ты так быстро убежала от него?
Генриетта кивнула:
— Я не могла удержаться.
— Твоя маскировка была очень убедительной. — Голос его дрожал от сдерживаемого смеха. Он боялся, что турки догадаются, кто она, а вместо этого… Дэниел разразился смехом и упал на койку, по щекам его текли слезы.
— Что тут смешного? Что значит мальчик на содержании?
Он сел и вытер глаза.
— Святая невинность. Это мальчик, который оказывает мужчине услуги в постели, как это делают женщины.
Генриетта раскрыла рот.
— Как это?
Дэниел вздохнул и начал объяснять. Глаза Генриетты округлились.
— О небеса! — воскликнула она. — Разве это не больно?
— Не знаю, любовь моя. Я не занимался такими вещами, но кое-кто, по-видимому, получает удовольствие.
Генриетта прикусила нижнюю губу.
— Мне кажется это очень странным, так как мужчина и женщина доставляют друг другу огромное удовольствие. Однако, полагаю, люди имеют право делать то, что им больше всего нравится.
— Только в том случае, если это не причиняет вреда другим. — В голосе Дэниела прозвучали серьезные нотки, и она понимающе посмотрела на него.
— Я не буду заставлять тебя страдать, милый, — сказала она. — Мне хочется помогать тебе в это тревожное время. Может быть, ты считаешь, что я не могу быть полезной, но это не так, и потому я всегда должна быть с тобой.
Дэниел вынужден был признать справедливость ее слов и не стал спорить. Просто решил учесть на будущее, что простым запиранием дверей Генриетту не удержать. Но только одному Богу известно, какие неприятности могут причинить им обоим ее безрассудные порывы, если не удастся их предотвратить.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Непокорный ангел - Фэйзер Джейн



прикольно
Непокорный ангел - Фэйзер Джейнтати
9.04.2013, 19.28





замечательный исторический роман.
Непокорный ангел - Фэйзер ДжейнЕва
4.07.2013, 21.16





Местами пропускала.
Непокорный ангел - Фэйзер ДжейнКэт
22.10.2014, 19.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100