Читать онлайн Непокорный ангел, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Непокорный ангел - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.19 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Непокорный ангел - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Непокорный ангел - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Непокорный ангел

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Хватит слоняться без дела, Нэн, — нетерпеливо сказала Генриетта, протягивая ребенку руку. — Мы и так слишком долго ждем тебя.
— Кажется, мы снова опоздаем к обеду, — весело сказала Лиззи из-за охапки свежесорванной лаванды.
— А папа, наверное, пригласил гостей, — добавила Нэн звонким голосом, свидетельствующим о полной беззаботности.
— Очень может быть, — пробормотала Генриетта, ускоряя шаг.
Они шли по узкой, мощенной булыжником, извивающейся улице в деловом центре Гааги. Крики уличных торговцев манили девочек, не привыкших к городской жизни, и Генриетта постоянно дергала за руку то одну, то другую, оттаскивая от соблазнительных рыбных лавочек, от ремесленника, плетущего проворными пальцами корзину, от сладко пахнущих кондитерских изделий. Нельзя сказать, что она не понимала всю привлекательность этих соблазнов, наоборот, полностью разделяла чувства детей, однако они слишком задержались, собирая лаванду в поле за городом, а дома их ожидали к обеду.
Дэниел, как обычно, провел утро при дворе, где лихорадочно разрабатывались планы военного выступления против парламента при поддержке верных шотландцев. Он не говорил, что собирается пригласить гостей, но это случалось довольно часто, так как их дом был открыт для многих обнищавших изгнанников, проживающих в этом городе. Отсутствие хозяйки и задержка с обедом могли создать плохое впечатление об их гостеприимстве.
Наконец они подошли к каменному дому с остроконечной крышей, где здесь, в Гааге, жили Драммонды. Многие приближенные короля-изгнанника поселились в таких небольших домах, не имея средств на более дорогое жилье. Их поместья конфисковали, однако им удалось покинуть Англию, прихватив с собой немного денег. Дэниел избежал конфискации, но тем не менее приходилось очень экономно вести хозяйство, так как он не хотел рисковать и возвращаться в Англию, чтобы воспользоваться доходами со своих земель. Агенты парламента контролировали порты, где высматривали прибывающих сторонников короля, поэтому Дэниел опасался, что его признают таковым и его собственность окажется в опасности.
Дом Драммондов стоял на тихой площади, рядом с такими же недорогими домами, с тыльной стороны к нему примыкал небольшой сад. Апрельский ветер доносил запах моря и аромат цветов, поэтому дети не хотели, чтобы Генриетта днем закрывала входную дверь. Слева от холла, в гостиной, слышались приглушенные голоса.
— Не могу понять, кто это? — Лиззи, будучи очень любопытной, подбежала к массивной дубовой двери и заглянула в замочную скважину, напряженно прислушиваясь.
— Лиззи! — укоризненно воскликнула Генриетта и засмеялась, когда дверь неожиданно открылась.
Лиззи шлепнулась на пол у ног отца. Дэниел удивленно посмотрел на нее.
— Ты что-то потеряла, Элизабет?
— Нет… нет, сэр. Я с-споткнулась, — заикаясь, сказала девочка, покраснев от смущения, поспешно вскочила и сделала книксен.
— Как неудачно, — озабоченно пробормотал Дэниел. — Надеюсь, ты не ушиблась.
— Нет, сэр. — Лиззи снова присела, бросив на мачеху страдальческий взгляд в поисках поддержки.
Генриетта поспешно пришла к ней на помощь. Быстро заглянув в комнату за спиной Дэниела, она узнала гостей. Сделав шаг вперед, Генриетта сбросила с головы капюшон и подтолкнула детей вперед.
— Милорд Гендон, мистер Коннот, кажется, вы не знакомы с моими падчерицами… Элизабет и Нэн.
— Конечно, нет. — Граф Гендон приставил к глазам монокль и рассеянно улыбнулся двум маленьким девочкам. — Очень приятно, мои дорогие. Они очаровательны, Драммонд… просто очаровательны.
— Благодарю, — сухо сказал Дэниел. — Однако наверху их ждет воспитательница, поэтому, надеюсь, вы извините их.
Девочки сделали книксен немного поспешнее, чем требуют правила приличия, и ушли.
— Вижу, у тебя было хорошее утро, — заметил Дэниел, с улыбкой глядя на Генриетту. Казалось, она принесла с собой в дом весенний день, который блестел в ее глазах, пылал на раскрасневшихся от ветра щеках, пропитал ароматом полей золотистые волосы и кожу.
— Мы собирали лаванду, чтобы засушить ее, — сказала она, бросив на мужа тот самый неотразимый кокетливый взгляд, который обыкновенно дарила ему, когда чувствовала за собой какую-то вину. — Я надеялась, что не заставлю вас ждать, но, кажется, все-таки задержалась. Время летит так незаметно.
— Вы самая гостеприимная хозяйка в этом городе, леди Драммонд. — Уилльям Коннот говорил очень скучным голосом, но держался необычайно важно, несмотря на поношенный костюм и фальшивые серебряные пряжки на туфлях с низкими каблуками. — Было, бы верхом неблагодарности винить вас за опоздание.
— И тем не менее мы очень голодны, — заметил Дэниел. — Уже почти три часа.
— Я сниму плащ наверху и тотчас распоряжусь насчет обеда.
Генриетта вошла в спальню и критически осмотрела себя в зеркало. В общем, она осталась довольна увиденным и знала, что Дэниелу тоже нравился ее внешний вид. За последние месяцы лицо ее явно изменилось, хотя и нелегко было заметить эту перемену. Главным образом она касается глаз, решила Гэрри и слегка покраснела. Казалось, в глазах ее сияла любовь, так они блестели, таким удовлетворением светились.
Подумав об этом, Генриетта вся затрепетала, быстро отвернулась от зеркала и поспешила вниз выполнять свои обязанности хозяйки дома. Повар, полный фламандец, плохо говорил по-английски, зато хорошо знал свое дело, и Генриетта вполне могла доверять ему, обходясь без дополнительных указаний. Он флегматично кивнул, когда она появилась на кухне, и жестом указал на кипящие чугунки на тагане. Ловким движением он снял крышки, приглашая хозяйку посмотреть и оценить готовящуюся еду. Генриетта со знанием дела заглянула в чугунки, улыбнулась и одобрительно кивнула, увидев роскошную тушеную баранину, картофель и горох со свининой. С помощью жестов и отдельных слов она ухитрилась установить, что для детей и госпожи Кирстон обед накрыли наверху, в комнате для занятий. Повар пригласил Генриетту взглянуть на яблочный пирог, который он приготовил специально для Лиззи, не испытывавшей трудностей в общении с кем-либо. Ее часто можно было застать на кухне что-то говорящей молчаливому, но внимательно слушающему повару, или болтающей с парнем, который приходил ежедневно для выполнения тяжелой домашней работы, или со служанкой, живущей в мансарде.
Обед проходил оживленно, но Генриетта сразу заметила, что Дэниел чем-то взволнован. Она чувствовала в нем скорее возбуждение, чем тревогу, когда он вопросительно смотрел на нее, занятую обслуживанием и развлечением гостей.
К удивлению Дэниела, Генриетта с радостью и довольно быстро вошла в роль хозяйки, когда они сняли прошлым июлем дом в Гааге. Ее усилия были вполне вознаграждены лестным вниманием, обилием комплиментов, и Генриетта просто расцвела. Их сегодняшние гости довольно часто пользовались столом и щедростью Драммондов. Оба джентльмена, Гендон и Коннот, покинули Англию после Престона, бросив конфискованные поместья и все накопленное добро. Они жили, как и большинство англичан в Гааге, кое-как сводя концы с концами и всецело полагаясь на великодушие тех, кто оказался в лучшем положении и у кого можно было занять немного денег. Этим они ничуть не отличались от своего короля, который вынужден был обращаться за помощью ко всем европейским монархам. Царствующие дворы Европы содрогнулись от ужасной казни его отца и встречали Карла II с распростертыми объятиями.
Дэниел Драммонд решительно встал на сторону короля, и его волнение в данный момент объяснялось известием, что его величество просит его к себе. Из этого следовало, что Карл II доверяет своему подданному сэру Дэниелу Драммонду. Однако Дэниела интересовало, как отнесется к этому известию Генриетта и сможет ли она справиться с теми обязанностями и той ответственностью, которые теперь лягут на нее.
— Итак, леди Драммонд, что вы думаете о поездке в Мадрид? — Этот странный вопрос задал граф, который выглядел. достаточно упитанным, хотя одежда на нем, как и на его друге, была изрядно потерта.
— Прошу прощения, милорд. — Нож, которым Генриетта разрезала яблочный пирог, выскользнул из ее пальцев и с грохотом упал на оловянную тарелку.
— Я еще не имел возможности сообщить жене о поездке, Гендон, — сказал Дэниел, очень огорченный вопросом гостя. — Об этом бьшо только вскользь упомянуто, когда сегодня утром я имел аудиенцию у короля.
— О, умоляю простить меня! — Гендон выглядел страшно смущенным. — Конечно, еще рано говорить об этом.
— В Мадрид? — Генриетта пристально посмотрела через стол на Дэниела.
— Его величество попросил, чтобы я отправился послом к королю Испании и добился средств, чтобы собрать войска, — спокойно сказал он. — Но давай обсудим это позже.
— Хорошо. — Генриетта опустила глаза в тарелку, рассеянно тыча вилкой в пирог, в то время как в голове ее роилось множество вопросов. Вероятно, именно это и было причиной волнения Дэниела. Это, должно быть, очень рискованное путешествие. Испания — странная и жестокая страна. Там царят самые суровые правила этикета. Сможет ли она справиться с ролью жены посла? Сравнительно недавно она бродила по сельским дорогам, переодетая в мужской костюм. А теперь… Генриетте стало страшно.
Она внезапно встала.
— Пожалуйста, извините меня, джентльмены. Я оставлю вас, так как мне необходимо сделать кое-какие распоряжения по дому.
Дэниел поднялся и подошел, чтобы открыть для нее дверь.
— Мы вскоре все обсудим, — тихо сказал он. — Но одну вещь ты должна сделать незамедлительно.
— Да?
— Ты должна объяснить Лиззи: если она хочет узнать, что происходит по другую сторону двери, надо просто постучать в эту дверь.
На мгновение Генриетта забыла про Мадрид, и ее глаза озорно блеснули.
— Но это не так интересно, Дэниел.
Его лицо приняло суровое выражение.
— Подслушивать у замочной скважины бессовестно и неприлично, Гэрри.
— Но иногда очень полезно, — заметила она.
— И тем не менее, если я снова застану Лиззи за этим занятием с тобой или без тебя, у нее будут большие неприятности. Поэтому если ты хочешь уберечь ее от наказания, то, полагаю, сумеешь объяснить ей так, чтобы она поняла.
Генриетта нахмурилась:
— Почему я должна говорить ей об этом? Будет лучше, если это сделаешь ты.
Дэниел покачал головой, и в уголках его губ мелькнула улыбка.
— Я сильно подозреваю, что она уверена, будто ты не возражаешь против такого поведения. Поэтому я хочу, чтобы она незамедлительно избавилась от этого мнения. — Он понимающе посмотрел на жену и улыбнулся во весь рот. — Фея моя, просто ты должна объяснить Лиззи, что дети не должны проявлять сомнительного любопытства.
Генриетта кивнула:
— Ты, конечно, прав, а я рассматривала это как забаву. Разумеется, я поговорю с ней.
— А по другому вопросу, мы поговорим, как только уйдут гости, — пообещал Дэниел, коснувшись пальцем ее подбородка. — Нет причины беспокоиться.
— Нет, — неуверенно подтвердила Гэрри. — Я пошлю Хильду убрать со стола.
Полчаса спустя Генриетта сидела у окна в спальне, задумчиво глядя на прекрасный огороженный стенами сад, а Лиззи и Нэн играли у ее ног, мастеря люльку для котенка, когда вошел Дэниел.
— Детям уйти?
— Да, — согласился он, наклоняясь и разглядывая конструкцию, которую создали его дочери. — Возьми эту полоску, Нэн, она пригодится потом.
Нэн просияла и последовала его совету, а Лиззи из-под длинных ресниц бросила на отца быстрый понимающий взгляд. Все ясно, Генриетте нужно поговорить с ним. Дэниел ущипнул дочку за щеку и укоризненно покачал головой, а она нерешительно улыбнулась.
— Я хочу поговорить с Гэрри, — сказал он, забыв о своем давнем запрете девочкам пользоваться этим укороченным именем. — А вы отправляйтесь к госпоже Кирстон.
— Но, папа, если мы вернемся в классную комнату, она заставит нас пойти с ней в церковь, — запротестовала Лиззи. — Она всегда ходит к вечерней службе, а это так скучно.
— Мы ничего не понимаем, что там говорят, — пропищала Нэн.
— Но это полезно для души, — усмехнулся Дэниел. — А ваши души явно нуждаются в очищении. Идите.
Девочки вышли без дальнейших пререканий, но явно огорченные.
— Мы возьмем их с собой в Мадрид? — спросила Генриетта, перебирая пальцами бахрому своей шелковой шали.
Дэниел покачал головой:
— Нет, я не могу рисковать их здоровьем. Путешествие будет нелегким, к тому же еще перемена климата. — Он встал на одно колено перед ее креслом и положил ладонь на беспокойно двигающиеся пальцы. — Может быть, ты, моя фея, тоже не хочешь ехать?
— О, как ты мог подумать такое? — воскликнула Генриетта, вскакивая на ноги. — Хочешь оставить меня здесь, чтобы я ходила в церковь с госпожой Кирстон, тогда как ты будешь развлекаться с дамами при испанском дворе?
Дэниел, смеясь, поднялся с колен.
— Нет, я не собираюсь оставлять тебя. Но ты действительно хочешь поехать со мной?
— Я не поеду, если ты этого не хочешь, — заявила Гэрри, опустив голову. — Я думала, что супруги должны вместе преодолевать все опасности, но если ты считаешь по-другому… О! — Этот последний притворный, озорной, пронзительный возглас был вызван тем, что Дэниел схватил ее за талию и бесцеремонно бросил на кровать.
— Тебе предстоит плавание в очень опасных водах, — шутливо сказал Дэниел, оседлав жену и раскинув в стороны ее руки, в то время как она беспомощно извивалась под ним. — На твоем месте я бы подумал.
Генриетта затихла с выражением полной покорности на лице, за исключением глаз, которые призывно пылали, а язык облизывал пересохшие губы.
— Боже милосердный! — прошептал Дэниел. — Иногда я думаю, куда подевалась та юная невинная девушка, на которой я женился?
— В самом деле? — прошептала Генриетта в ответ. — Ты хочешь, чтобы она вернулась?
Он покачал головой:
— Это только игра, любовь моя.
— Так давай поиграем?
Его руки потянулись к ее корсажу и начали осторожно расшнуровывать его.
— Если ты имеешь в виду это.
— Что мы будем представлять? — Она лежала не шевелясь, пока он медленно обнажал ее груди, нежно касаясь прохладными пальцами возвышающихся холмиков, лаская твердые, возбужденные соски.
— У меня в постели испанская цыганка, — сказал Дэниел, распуская ей волосы и осторожно расчесывая их пальцами. Затем он разбросал густые шелковистые локоны по подушке вокруг ее личика. — Испанская цыганка с обнаженной грудью и спутанными волосами, которая чарует игрой на гитаре.
— И околдовывает танцами. — Карие глаза Генриетты мечтательно заблестели, руки нежно поглаживали груди.
Дэниел отодвинулся и сосредоточил все свое внимание на ее руках, на великолепной чувственной плоти, которую она предлагала ему. Генриетта медленно встала, ее платье спустилось до талии, волосы разметались по плечам, глаза призывно блестели, губы приоткрылись.
Генриетта взяла пятиструнную гитару, лежащую в кресле у окна, и обняла ее, ощутив обнаженной грудью гладкую прохладную древесину, словно что-то живое, настолько были обострены ее чувства. Наклонив голову, она взяла первый аккорд, затем второй. Из-под пальцев полилась мелодия. Она была поистине волшебной, порой страстно призывной, порой тоскующей о чем-то неведомом, рождающем смутное томление души и тела. Вдруг пальцы Генриетты быстро забегали по струнам, наполнив комнату легкой, переливчатой мелодией, заставившей Дэниела притопывать и непроизвольно посмеиваться от удовольствия. Гэрри откинула голову назад и тоже радостно засмеялась. Отложив в сторону инструмент, она сбросила туфли и закружилась в вихре юбок и разметавшихся волос, озорно и чувственно играя грудями. Мотив, который Генриетта только что наигрывала на гитаре, теперь звучал из ее уст, и она танцевала буйный, экзотический, многообещающий танец, двигаясь все быстрее, пока не превратилась в сплошной золотисто-бирюзовый вихрь, так что Дэниелу показалось, будто она полностью растворилась в движении. Но наконец Генриетта остановилась и изящно опустилась на пол, протягивая к нему руки.
— Боже милостивый! — пробормотал Дэниел, беря жену за руки и поднимая с пола. Он положил руку ей на грудь, почувствовав бешеное биение сердца, и поцеловал ее в губы. Генриетта тихо застонала, прижимаясь к нему и желая, чтобы страсть, рожденная танцем, теперь нашла другой выход. Она начала стягивать платье, и Дэниел медленно отпустил жену.
— Да, — сказал он хриплым голосом, — сними всю свою одежду для меня.
Она раздевалась, продолжая изображать танцующую цыганку, но теперь ее движения были плавными, манящими и чувственными. У Дэниела перехватило дыхание, и кровь горячо забурлила в жилах. Когда Генриетта была полностью обнажена, он протянул к ней руки, упиваясь ее наготой, а она безумно желала его, неспособная противиться страсти, которую разожгла в нем и рабой которой стала сама. Генриетта прильнула к мужу, чувствуя животом твердость возбужденной мужской плоти.
Дэниел наслаждался ее раскованностью, чувственным откликом на легкие прикосновения его пальцев и языка. Теперь настала его очередь показать свое мастерство, и он играл свою партию с той же страстью, с какой она играла на гитаре, заставляя Генриетту снова и снова содрогаться от наслаждения. Он сдерживался, чтобы доставить ей удовольствие, но настал момент, когда терпеть уже не было сил, и Дэниел повалил ее на край кровати. Генриетта обвила ногами его бедра, радостно принимая его внутрь себя.
Глядя на ее распростертое чувственное тело, руки, закинутые за голову, груди, касающиеся его ребер, бедра, ритмично движущиеся в такт его движениям, Дэниел чувствовал удивительную нежность. Глаза ее были закрыты, губы улыбались, кожа тускло поблескивала от пота. Затем веки Генриетты затрепетали, глаза широко открылись. Дэниел упал на нее, содрогаясь от обрушившейся на него мощной волны наслаждения.


— Я завидую тебе, Гэрри, — мечтательно сказала Джулия Моррис на следующее утро.


Девушки были полной противоположностью друг другу. Генриетта — небольшого роста, а Джулия — высокая, с пышными формами, как Юнона. Одна светловолосая и белокожая, другая темноволосая и смуглая, но обе были одного возраста и недавно стали лучшими подругами.
— Чему же ты завидуешь? — спросила Генриетта, подходя к окну.
С моря неожиданно подул резкий ветер, небо потемнело, и на землю упали крупные капли дождя. Раньше у нее никогда не было подруги, и она не делилась своими секретами ни с кем, кроме Уилла, но мужчины — это совсем другое дело. Быстрое расположение, возникшее между ней и Джулией, стало еще одним источником радости Генриетты и получило одобрение как со стороны Дэниела, так и со стороны лорда и леди Моррис, которые, подобно многим, предпочли изгнание и бедность, последовав за своим королем.
— Я бы хотела стать замужней женщиной, — сказала Джулия, склоняясь над пяльцами. — У тебя столько свободы, Гэрри. Ты сама можешь распоряжаться своей жизнью, как пожелаешь, и никто ничего тебе не говорит.
Генриетта слегка улыбнулась.
— Это не совсем так. Но ты права, Джулия. Быть замужней женщиной приятно во многих отношениях. — В ее памяти еще жили воспоминания о прошлом вечере, но этим она не хотела делиться даже с Джулией.
— И ты едешь в Мадрид, — продолжила Джулия, поднимая голову от вышивки. — Это так интересно! А я должна оставаться здесь, быть послушной дочерью и заниматься шитьем. — Лицо ее исказила гримаса отвращения. — Тебе вот не надо шить.
Гэрри рассмеялась:
— Это потому что я не умею.
— Ты нашла себе мужа, — сказала подруга. — Но стоит мне только заикнуться об этом, и моя мать обещает как следует прочистить мне мозги, чтобы избавить от дурных мыслей.
— Надеюсь, ты не рассказала ей, как я встретилась с Дэниелом? — Гэрри слегка вздрогнула при мысли о том, что чопорная леди Моррис может узнать эту скандальную историю.
Джулия звонко расхохоталась:
— Не говори глупости, Гэрри. Она никогда не поверит. Моя мать считает сэра Дэниела весьма респектабельным человеком.
Приятные размышления прервал стук дверного кольца.
— Кто бы это мог быть? Я никого не жду, а Дэниел уехал к королю. — Вдруг она замерла, услышав очень знакомый голос. С радостным визгом Генриетта бросилась к двери и ворвалась в холл. — Уилл… это Уилл. Как ты оказался здесь?
— О Боже, Гэрри, дай же мне войти, — запротестовал Уилл, когда Генриетта повисла у него на шее.
— На улице льет как из ведра, милый. Входи скорей.
Она не заметила Дэниела за спиной Уилла и теперь со смехом отступила назад.
— Где ты нашел его?
— На улице. — Дэниел быстро снял мокрый плащ. — Он искал наш дом.
— Надеюсь, ты остановишься у нас… — Взяв Уилла под руку, Генриетта повела его в гостиную. — Не так ли, Дэниел?
Уилл начал было возражать, но сразу осекся, увидев в гостиной незнакомую девушку. Джулия застенчиво улыбнулась и сделала книксен.
— О, Джулия, это мой друг Уилл, который только что прибыл в Гаагу, — взволнованно произнесла Гэрри. — А мы должны отправляться в Мадрид.
— В Мадрид! — Уилл на минуту оторвал взгляд от Джулии. — Как это?
— Всему свое время, — сказал Дэниел, пытаясь навести порядок. — Позвольте мне, как положено, представить вас друг другу, поскольку Гэрри, кажется, совсем потеряла голову… Госпожа Джулия Моррис, господин Уилл Осберт.
— Здравствуйте. — Уилл поклонился, покраснев до корней своих рыжих волос. — Очень польщен.
— О, не будь таким официальным, — сказала Генриетта, махнув рукой. — Джулия — моя лучшая подруга… после тебя, поэтому не стоит устраивать церемонии.
— Бокал мадеры, Уилл, или предпочитаешь пиво? — Предложение Дэниела дало возможность Уиллу перевести дух. — А Джулия предпочитает херес, я знаю. Генриетта, не принесешь ли ты пиво из кухни? И, может быть, скажешь повару, что у нас особые гости?
— О, я не могу остаться на обед, — взволнованно заявила Джулия.
— Почему? — спросила Гэрри, снова обнимая Уилла. — Ты всегда оставалась.
Джулию спасла стремительно распахнувшаяся дверь.
— Гэрри, у госпожи Кирстон болит голова, и она говорит, что не выйдет к обеду. — Лиззи и Нэн со сверкающими глазами ворвались в комнату и замерли, увидев свою мачеху, обнимающую незнакомого мужчину.
— Кто это? — Нэн, не задумываясь, обратила этот вопрос к старшей сестре.
— Прошу прощения, — угрожающе сказал Дэниел.
— О, она не хотела быть невежливой, — вступилась за ребенка Генриетта. — Не так ли, Нэн?
Нэн энергично замотала головой, и ее большой палец исчез во рту. Дэниел машинально вытащил палец, затем со вздохом повернулся к буфету, где стоял графин с вином.
— Это мой друг Уилл, — сказала Генриетта, беря девочек за руки и выводя их вперед. — Уилл, это Лиззи, а это Нэн.
Уилл дружески улыбнулся падчерицам Гэрри, которые рассматривали его с нескрываемым интересом.
— Гэрри рассказывала нам о вас, — сказала Лиззи, запоздало приседая перед гостем.
— О… — Уилл смущенно посмотрел на Генриетту. — И что же она вам рассказала?
— Разное… например, о том, как вы оба испытывали всякие трудности. — Лиззи оживилась. — Или о случае, когда вы нечаянно попали в сквайра из рогатки и…
— Достаточно! — воскликнул Уилл, не в силах удержаться от смеха и в то же время смущаясь тех, кто слышал столь простодушное откровение. — Гэрри, ты не имела права.
Генриетта пожала плечами и подмигнула Джулии, которая с появлением детей, казалось, чувствовала себя гораздо увереннее и от души смеялась, как и все остальные.
— Это одна из историй, рассказанных на ночь. Лиззи, сходи на кухню и скажи повару, что у нас сегодня два гостя к обеду, и захвати кувшин с пивом.
Лиззи побежала выполнять поручение, а Генриетта повернулась к Нэн:
— Не могла бы ты пойти и спросить у госпожи Кирстон, принести ли ей поднос в спальню? Может быть, она хочет немного супа или ячменного отвара.
Отправив детей, она с чувством удовлетворения взяла у Дэниела бокал с мадерой и села на широкую софу у окна.
— До сих пор не могу поверить, что ты здесь, Уилл. Что заставило тебя уехать?
Молодой человек покачал головой и нахмурился, ответив не сразу.
— Ты стала другой, Гэрри. Конечно, не совсем, но… Не знаю, как сказать. — Он снова покачал головой. — После Лондона ты очень изменилась… Может быть, потому, что исполняешь обязанности матери. — На этот раз он утвердительно кивнул, как бы найдя правильный ответ на свой вопрос.
Дэниел подавил улыбку и, поймав взгляд жены, поспешно отвернулся. Пусть Уилл думает что угодно.
— Налить тебе пива, папа? — Лиззи вошла, пошатываясь под тяжестью наполненного до краев кувшина.
— Думаю, будет безопаснее, если ты подержишь кружку, а я налью, — дипломатично предложил Дэниел. — Кувшин слишком тяжел для такой малышки.
— Я не малышка! — возмутилась Лиззи. — Я ростом почти с Гэрри.
— Которую определенно нельзя назвать малышкой, — заявила Генриетта. — И не смей возражать, Дэниел.
— Я и не возражаю, — сказал он, усмехаясь. — Уж слишком ты грозная.
— Да, она иногда бывает такой, — согласился Уилл. — Вы так не считаете, госпожа… — Он закашлялся и снова покраснел. — Я хотел сказать, Джулия?
Джулия покачала головой, смущенно посмеиваясь.
— Обед готов. — В комнату влетела Нэн. — Госпожа Кирстон говорит, что съела бы немного супа. Мне кажется, что сегодня у нас не будет занятий.
— Ужасная перспектива, — пробормотал Дэниел, выпроваживая детей из гостиной и направляя их к двери в столовую. — Вы, должно быть, будете чувствовать себя очень одинокими.
Девочки радостно захихикали. Нэн сбегала за подушкой, без которой ее нос едва доставал до края стола, и Дэниел усадил ее на стул. Лиззи забралась сама и оглядела присутствующих в ожидании, когда начнется взрослая беседа.
— Итак, Уилл, что привело тебя в Гаагу? — снова спросила Генриетта. — Дома все в порядке?
— Да. — Он принялся за устрицы. — Но атмосфера очень мрачная. Всякая музыка запрещена, даже в церкви. Сосед боится соседа. Достаточно одного только намека, что кто-то не истинно верующий, и священник подвергает его осмеянию, а затем заставляет публично каяться на воскресной службе.
— Там такая же плохая церковь, как и здесь, — вставила Лиззи. — Ужасно скучная и непонятно, что говорят.
— У тебя очень живой язычок, юная девица, — сказал Уилл, смеясь. — Но мне кажется, что обстановка дома хуже, чем здесь.
— Ты приехал помочь королю? — спросил Дэниел, жестом заставляя Лиззи замолчать, когда она открыла рот, чтобы ответить на замечание Уилла. За обедом в кругу семьи можно было вести себя достаточно вольно, но в обществе дети должны были сидеть тихо и только слушать.
Уилл энергично кивнул, сделав большой глоток вина:
— Шотландцы пойдут за королем, как только соберут войско, и его величество приедет в Шотландию, чтобы возглавить его. Король разобьет войска Кромвеля.
— Вот зачем мы едем в Мадрид, — сказала Генриетта. — Дэниел направляется в качестве посла его величества к королю Испании за деньгами на войско.
— Я тоже хочу поехать, — захныкала Лиззи.
— И я, — сказала Джулия. — Это такое приключение!
— Пожалуй, — согласился Уилл, встретившись с ней глазами.
Генриетта перехватила этот взгляд и раскрыла рот от удивления. Она посмотрела на Дэниела, но тот резал неподатливый кусок дичи для Нэн и ничего не заметил.
— Почему бы тебе не остаться здесь, Уилл, пока мы отсутствуем? — задумчиво предложила Гэрри. — Здесь достаточно комнат. Это неплохая идея, как ты думаешь, Дэниел, оставить кого-нибудь присмотреть за домом?
— Конечно, — охотно согласился он. — Но как Уилл будет чувствовать себя вместе с двумя детьми и их воспитательницей?
— Он может по крайней мере не обращать на них внимания.
— Может быть, ты позволишь Уиллу ответить самому?
— О, скажите, что не будете обращать на нас внимания, — взмолилась Лиззи, прежде чем пораженный Уилл смог что-либо произнести. — Мы будем очень, очень хорошо себя вести… никого не беспокоя, и можем все вместе…
— Элизабет! Если ты будешь продолжать прерывать старших, тебе придется покинуть столовую.
Лиззи замолчала, но Уилл заметил, что на него устремлены две пары умоляющих глаз. Он почесал свой веснушчатый нос.
— Я, конечно, не возражаю, но мне не хотелось бы злоупотреблять вашим гостеприимством, сэр.
— Пустяки! — сказал Дэниел.
— Значит, все в порядке. — Генриетта улыбнулась ему через стол. — Ты будешь жить здесь, пока мы отсутствуем, и, уверена, у тебя будет много друзей.
— Надеюсь, — ответил Уилл, глядя на Джулию.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Непокорный ангел - Фэйзер Джейн



прикольно
Непокорный ангел - Фэйзер Джейнтати
9.04.2013, 19.28





замечательный исторический роман.
Непокорный ангел - Фэйзер ДжейнЕва
4.07.2013, 21.16





Местами пропускала.
Непокорный ангел - Фэйзер ДжейнКэт
22.10.2014, 19.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100