Читать онлайн Любовь на всю жизнь, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь на всю жизнь - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.79 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь на всю жизнь - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь на всю жизнь - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Любовь на всю жизнь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

-Миледи, лорд Карл плачет, — тихо и как-то нерешительно сказала нянька, остановившись в дверях. Маркиза Гренвилл тем временем расхаживала по галерее, останавливаясь у каждого открытого окна, чтобы взглянуть на раскинувшийся внизу сад, дремлющий под лучами яркого солнца.
Фиби прижала руку к груди — хныканье ребенка тут же отозвалось приливом молока.
— Дай-ка сюда. — Она взяла младенца на руки и ткнулась носом в его пухлую щечку. — У него режутся зубки? Щека такая красная.
— Думаю, так оно и есть, миледи. Я втерла немного гвоздичного масла ему в десны, чтобы снять боль.
Фиби кивнула, присела на широкое мягкое сиденье у окна и расстегнула лиф платья. Ребенок, не переставая плакать, тотчас жадно приник к источнику пищи.
— Николае все еще спит?
— Да, миледи. Я приведу его к вам, как только он проснется.
— Наигрался сегодня утром, — заметила Фиби не без гордости.
— Он прямо-таки маленький чертенок… просто сгусток энергии! — подхватила нянька с одобрением. Затем почтительно присела в реверансе и направилась к выходу.
— От лорда Гренвилла еще не было вестей? — спросила Фиби, прекрасно понимая, что в случае чего ей немедленно бы сообщили.
— К сожалению, нет, миледи. Сержант Крэмптон полагает, что его светлость сейчас в Вестминстере, но он послал еще одного гонца в Мейдстоун, дабы разузнать, не присоединился ли его светлость к лорду Ферфаксу.
Фиби вздохнула, и ребенок, выпустив сосок, негодующе вскрикнул.
— Постарайтесь не волноваться, миледи, — с беспокойством сказала нянька. — Иначе молока станет меньше или оно и вовсе исчезнет.
Фиби попыталась успокоиться и вновь поднесла ребенка к груди.
— У Джайлза нет вестей от поисковых отрядов с острова? — задала она еще один вопрос, заранее зная ответ. Джайлз Крэмптон, верный помощник ее мужа с начала войны, немедленно сообщил бы, случись что-либо заслуживающее внимания.
— Нет, мадам. — Нянька снова присела в реверансе и вышла.
Но кто-нибудь должен же был видеть Оливию! Фиби погладила малютку по головке, пытаясь успокоить его, несмотря на собственное смятение. Не могла же подруга просто исчезнуть с лица земли? Она не взяла лошадь, а значит, не могла уйти слишком далеко. И кроме того, остров так мал. Неужели ее похитили?
О, не дай Бог! Несколько лет назад, в начале этой бесконечной войны, уже была попытка похитить Оливию и потребовать за нее выкуп. Похититель украл не ту девушку… вернее, как можно заключить теперь, именно ту, которую нужно, поскольку племянница лорда Гренвилла Порция стала необыкновенно счастливой женой бывшего похитителя.
В отсутствие Кейто Фиби чувствовала себя ответственной за все на свете. Конечно, он не стал бы упрекать ее ни в чем, но Оливия была его дочерью и одновременно ее ближайшей подругой. Мало того, в отсутствие лорда Гренвилла леди Гренвилл должна замещать его во всех домашних делах. Впрочем, Кейто никогда не возражал против того, что Оливия гуляет в одиночестве. Остров был безопасен: его оккупировали верные парламенту войска, жители не оказывали никакого сопротивления, хотя по большей части принадлежали к стойким роялистам, а заключение короля в Карисбрукском замке осуществлялось с максимальной почтительностью.
Так где же Оливия? Если с ней что-то случилось, то кто-нибудь нашел бы ее. В конце концов, она изыскала бы способ послать весточку домой.
Фиби приложила ребенка к другой груди и, прислонившись к оконной раме, выглянула в сад. Густой и сладкий аромат цветов поднимался от разбитой под окном клумбы; посреди расположенного на лужайке пруда мелодично журчал маленький водопад. Эта умиротворяющая картина никак не вязалась с мыслями о жестоких похитителях и ужасных ранах.
Бок о бок с Оливией Фиби уже прожила шесть лет. Она знала Оливию почти так же хорошо, как саму себя, поскольку они были связаны узами, выходящими за рамки обычной дружбы. Фиби прикрыла веки и представила себе ее пронзительные черные глаза, упрямую морщинку между густых черных бровей, очертания ее пухлых губ…
Ребенок заснул, выпустив сосок из своего умильного ротика. Поддерживая ладонью его головку, Фиби сунула свободную руку в карман платья. В самом начале их дружбы, когда три девочки поклялись в жизни не опускаться до замужества и быть не такими, как большинство женщин, Порция отрезала локоны их волос и сплела из них три колечка. Две из трех подруг вышли замуж; впрочем, они так и не смирились с подчиненным положением замужней женщины, а значит, нарушили клятву лишь наполовину. Только Оливия осталась в полной мере верна клятве. Зная ее, можно предположить, что так будет и впредь, подумала Фиби.
Порция сплела колечки ради шутки, а затем заставила девочек поклясться на крови, чтобы скрепить дружбу. С тех пор Оливия, так же как и Фиби, всегда носила с собой кольцо. Порция, вероятно, этого не делала: слишком уж сентиментально и эксцентрично для ее грубоватой натуры. Сжимая в руке кольцо, Фиби подумала, что, случись с Оливией беда, она бы почувствовала это. Однако ничего такого она не ощущала.
Что же все-таки с ней произошло?


Оливия вышла из каюты — босиком и в позаимствованном наряде. Раза два ей пришлось хвататься за стены узкого коридора, поскольку судно стремительно проваливалось вниз, а все еще слабые ноги отказывались ей повиноваться.
В конце коридора виднелась лестница. Солнечный свет, падавший на нижние ступени, лился из открытого люка, сквозь который проглядывало голубое небо да виднелся угол белоснежного паруса.
Оливия наконец выбралась на залитую солнцем палубу и сощурилась от яркой голубизны. Палуба под босыми ногами девушки оказалась гладкой и теплой, а ветер шаловливо вздымал ее импровизированное платье.
Оливия оглянулась на деловито снующих повсюду людей; матросы со смехом и песней тянули блоки и тали, сквозь которые были пропущены канаты. Казалось, ее присутствия никто не замечает.
Услышав знакомый зычный голос, она оглянулась и увидела хозяина корабля, стоявшего за штурвалом позади рулевого.
Широко расставив ноги, он смотрел наверх, его золотистая грива сияла на солнце. Речь его была спокойной и неторопливой, но поза и выражение лица свидетельствовали о крайней сосредоточенности.
Оливия на мгновение застыла в нерешительности, а затем по трапу двинулась на верхнюю палубу. Она поднималась медленно, переводя дух после каждого шага, но, несмотря на дрожь в коленях, ощущала себя легкой и свободной, как чайки, кружившиеся у нее над головой.
— А вы, оказывается, необычайно изобретательны, — заметил Энтони, когда она ступила на ослепительно белую палубу. При виде костюма Оливии в уголках его глаз появились озорные лучики, а на губах заиграла улыбка.
— Вы возражаете? — Оливия схватилась за поручни, ибо под порывом ветра судно резко накренилось,
— Ни в малейшей степени. Гениальное применение вещам, которыми я совсем не пользуюсь, — ответил он, беспечно махнув рукой.
Интересно, а где же он спал, пока она занимала его кровать? Щеки Оливии тотчас залил легкий румяней, и она сделала вид, что увлечена раскинувшейся перед ней панорамой.
— Я поднялась без вашего разрешения… — начала она, прикрыв глаза ладонью и оглядывая водный простор. Энтони покачал головой:
— Что ж, если вы чувствуете в себе достаточно сил… Только не забывайте, что вы три дня провели в постели.
— По-моему, я вполне окрепла, — заявила Оливия не без некоторого лукавства.
Впрочем, Энтони ей не поверил. Она была слишком бледна для здорового человека, и к тому же он лучше, чем кто-либо другой, знал, какое количество, настойки из пиретрума, полыни и макового сока пришлось силой влить в нее за эти несколько дней.
— Я выгляжу бледной и слабой, поскольку только что встала с кровати, — отозвалась Оливия на его весьма красноречивый взгляд. — Мне нужно принять ванну и вымыть волосы.
Он кивнул и слегка пожал плечами:
— Чуть позже. Возможно, мы даже найдем для вас немного чистой воды.
— Горячей? — с надеждой спросила она.
— Трудновато, конечно, но если вы как следует попросите Адама…
— Галеон слева по борту! — раздался голос над головой Оливии. Она взглянула вверх сквозь переплетение снастей и увидела крошечную фигурку на клотике рядом с верхушкой бизань-мачты.
— Отлично! — с явным удовлетворением воскликнул хозяин «Танцующего ветра». — Теперь мы повернем на фордевинд, Джетро.
— Слушаюсь, сэр. — Рулевой стал поворачивать штурвал. Энтони перевел взгляд на грот и принялся негромко насвистывать сквозь зубы, а затем повелительно сказал:
— Держитесь, Оливия. Мы сейчас сделаем поворот оверштаг.
— Сделаем что? — озадаченно переспросила Оливия. — Куда здесь можно поворачивать? — Он только рассмеялся в ответ:
— Я и забыл, что вы новичок в морском деле. Ладно, держитесь крепче, когда поднимется стрела.
Оливия послушно вцепилась в поручни, а Энтони выкрикнул несколько непонятных приказаний, которые заставили экипаж ринуться к снастям и ослабить ванты, отчего фрегат накренился. Массивная стрела на секунду зависла в воздухе, и грот опал. Рулевой тотчас резко повернул штурвал, парус вновь поймал ветер, и стрела с глухим шумом повернулась на правый борт. «Танцующий ветер» рывком лег на другой галс.
Оливия увидела, что ярко раскрашенный корабль, который она заметила из каюты, теперь гораздо ближе и плывет прямо на них.
Она подождала, пока хозяин фрегата еще раз невозмутимо взглянет на паруса, не меняя положения сцепленных за спиной рук, и спросила, указав на раскрашенный корабль:
— Что это?
— "Донна Елена". — Он извлек из кармана штанов телескопическую подзорную трубу, раздвинул ее и стал рассматривать приближающееся судно. — Вы когда-нибудь видели испанский галеон?
Оливия покачала головой.
— Вот, взгляните. — Он протянул ей трубу. Оливия прильнула к окуляру.
— Зачем он в-вам? — Она тотчас покраснела, досадуя на появившееся легкое заикание: — Как бы мне хотелось от этого избавиться! — Звук "в" оставался самым трудным для произношения, несмотря на все ее усилия. — Такое со мной бывает, только когда я взволнована, расстроена или сержусь, — виновато добавила она.
— Я нахожу это очаровательным, — весело заявил Энтони.
— Неужели? — изумилась Оливия.
Он рассмеялся, глядя на нее сверху вниз:
— Именно! А теперь догадайтесь, зачем мне догонять галеон. Помните, я говорил вам, что живу морем?
Оливия медленно опустила трубу. До нее постепенно доходил смысл происходящего. Он и впрямь не джентльмен.
— Это же пиратство!
— Совершенно верно. — Теперь Энтони взглянул на нее уже без тени улыбки.
Он точно знал, какой ответ хотел бы от нее получить. Но оправдаются ли его ожидания? Хотя за те три дня, что он выхаживал ее после падения, ему удалось разглядеть в девушке проблеск той цельности и индивидуальности, что были присущи и его характеру.
Но хватит ли у нее смелости раздуть эту искорку независимости в яркое пламя? Отбросит ли она осторожность и весь груз прожитых лет, чтобы с головой окунуться в рискованное предприятие?
Вглядываясь в ее лицо, он напряженно ждал. Оливия, нахмурившись, смотрела на него, и в ее черных глазах читалось сомнение.
— Но… н-но это опасно.
— Именно в этом и состоит вся прелесть.
— Разве? — удивилась Оливия. Может ли опасность быть привлекательной? Девушка бросила на пирата быстрый взгляд и почувствовала, как по ее спине пробежали мурашки. Он задумчиво ей улыбнулся, и она обнаружила, что отвечает ему заговорщической улыбкой.
Пожалуй, надо еще раз взглянуть в подзорную трубу. Галеон выглядел гораздо крупнее их фрегата; его четыре огромных паруса раздувались от ветра. К тому же она разглядела с обоих бортов ряды весел, ритмично погружающихся в воду.
— Идет очень быстро, — задумчиво отметила Оливия. — Он быстрее вашего корабля? В-вы можете в-вычислить его скорость?
Легкое заикание, выдававшее волнение девушки, было тем самым ответом, которого так ждал Энтони, и он удовлетворенно улыбнулся:
— Галеон не такой маневренный, как «Танцующий ветер», и медленнее реагирует на поворот штурвала. Впрочем, на всех парусах и при помощи гребцов-рабов он нас явно обгонит.
— Рабов?!
— Это каторжники. Видите весла?
Оливия кивнула, продолжая смотреть в подзорную трубу.
— Достаточно скоро вы сами почувствуете запах. — Губы Энтони скривились от отвращения, взгляд посерьезнел, исчезло веселье. — Их держат прикованными к веслам. И время от времени поливают водой.
— Какое варварство! — Голос Оливии зазвенел от возмущения. — Вы освободите их, когда захватите корабль? — Энтони усмехнулся:
— У вас нет сомнений в успехе нашего маленького предприятия?
В ответ Оливия сверкнула глазами:
— Разумеется, нет! Я полагаю, что вы тщательно все спланировали. Учли направление ветра, волн, наличие гребцов. Все такого рода вещи.
— Да, конечно, — согласился он. — Все такого рода вещи были учтены.
— Хорошо бы научиться делать такие вычисления, — задумчиво произнесла Оливия. — Математика — мой любимый предмет.
— А разве не греческая философия? — Она на секунду задумалась.
— Иногда я предпочитаю одно, иногда — другое. Все зависит от того, что в данный момент меня заинтересует.
— Понятно. — Веселые искорки в глазах Энтони стали ярче, он взглянул поверх поручней.
— Что в-везет галеон? — спросила Оливия, отбросив на время мысли об учебе. — У него ценный груз, вы не знаете?
— Очень ценный, — ответил он так же серьезно, как и прежде. — Я тщательно выбираю свои жертвы. На его борту золотые дублоны и индийские шелка. У меня такое чувство, что я сумею распорядиться этим добром лучше, чем его испанские хозяева.
— И вы освободите рабов? — настаивала она.
— Если вы так хотите.
— Хочу! — энергично кивнула Оливия. — Это куда более достойная цель.
— Тогда мы совместим пиратство с некоторой дозой филантропии, — заключил Энтони и повернулся к стоявшему за его спиной рулевому: — Джетро, мне кажется, пора перекрыть ему ветер.
Рулевой облизнул палец и подставил его ветру.
— Точно, сэр. Значит, заходим с правого борта?
— Именно. — Энтони перехватил штурвал из рук рулевого.
— Что вы собираетесь делать? — Оливия встала рядом с ним.
— Понаблюдайте за ветром. Он дует справа, с правого борта. Если мы зайдем с этой стороны галеона, то перекроем ему ветер и его паруса повиснут. У него останутся только весла, чтобы продолжать путь, а мы, воспользовавшись его беспомощностью, пойдем на абордаж.
— Интересно, — задумчиво протянула Оливия. — А у вас есть пушки?
— Батарея по каждому борту. Но мы не будем выкатывать их, пока не подойдем совсем близко. Чем позже они догадаются о наших намерениях, тем лучше. — Он взглянул на солнце и с усмешкой добавил, слегка поворачивая штурвал: — Полагаю, мы выбрали самое подходящее время.
— Что вы имеете в виду?
— Днем испанцы очень любят поесть, — ответил он с циничной ухмылкой. — Плотный обед, во время которого вино льется рекой, предполагает длинную сиесту. Животы у них набиты, а мозги затуманены.
Оливия вдруг почувствовала, что проголодалась.
— А у вас на «Танцующем ветре» бывает обед? — непроизвольно вырвалось у нее.


— Вы голодны? — Он взглянул на нее сверху вниз. — Я и забыл, что вы три дня не ели нормальной пищи. Мы пообедаем, как положено, после боя. Сейчас плита на камбузе погашена.
Судно настигало галеон, и атмосфера на «Танцующем ветре» изменилась. Матросы на шкафуте судна больше не смеялись и не пели. Они молча заняли свои места у поручней, став плечом к плечу, напряженные и сосредоточенные. Теперь Оливия разглядела пушки и снаряды.
Едва они приблизились к галеону, как паруса испанского судна захлопали на ветру.
— О, да вы перекрыли ему ветер! — негромко воскликнула она.
И тут через сужающуюся полоску воды до нее донесся голос толстяка испанца в штанах с кружевами и в расшитой золотой тесьмой куртке. Он выскочил на корму, и хотя Оливия не понимала испанского, она без труда уловила смысл сказанного. Капитан галеона в ярости размахивал грязной салфеткой, как будто хотел наполнить ветром обвисшие паруса, и без конца кричал в рупор.
А потом Оливия уловила запах. Отвратительный запах помойки, смесь вони гниющего мяса и собачьей конуры. Закашлявшись, она прикрыла рот рукой. Есть ей вмиг расхотелось.
Энтони вытащил из кармана носовой платок и протянул ей.
— Закройте нос и рот, — мрачно посоветовал он. Фрегат почти поравнялся с галеоном, и Энтони крикнул:
— Орудия с правого борта… сети… не теряйте времени, джентльмены!
Все произошло очень быстро. Пушки были подготовлены к бою, в воздух взметнулись абордажные сети. Спустя мгновение крючья впились в борт галеона.
Испанец все еще кричал и подпрыгивал на корме. Оливия слышала громкий скрип весел, отвратительный звук бича и ужасные стоны и крики, ибо плеть вновь и вновь касалась исполосованных спин рабов. Команда галеона попыталась сбросить абордажные сети, но пираты уже преодолевали узкое пространство между судами.
— Пушки по правому борту… огонь!
Палуба под ногами Оливии вздрогнула от оглушительной канонады, и девушка не устояла бы на ногах, если бы Энтони не подхватил ее и не прижал к себе, одновременно поворачивая штурвал и подводя «Танцующий ветер» к галеону. Казалось, суда столкнутся. Раскаленный летний воздух наполнился треском расщепляемого дерева — ядра, выпущенные пушками фрегата, врезались в борт галеона.
Оливия взглянула на Энтони, и он рассмеялся. Надо же, она ничуть не испугалась! Все ее существо переполнял дикий восторг.
Тут же, как по команде, появился рулевой Джетро и перехватил штурвал. Энтони обнажил меч, наклонился, приподнял ладонью подбородок Оливии и поцеловал ее в губы.
— Похоже, пиратство пришлось по душе дочери лорда Гренвилла!
Прежде чем она успела ответить ему, он перепрыгнул через поручни на абордажные сети, а потом ринулся в гущу толпившихся на палубе галеона испанцев.
Оливия задумчиво коснулась пальцами губ. Еще ни один мужчина не целовал ее в губы. Почувствовав легкую дрожь, она обхватила себя руками. Но страха Оливия не испытывала. Взглянув на Джетро, она удивилась его спокойствию.
Посмотрев на людской водоворот на палубе галеона, девушка различила яркую шевелюру Энтони. Он, казалось, успевал везде; его меч сверкал подобно клинку архангела, охраняющего врата рая.
— Все будет в порядке? — вырвалось у нее.
— Угу! Не бойтесь, миледи. Хозяин не проиграл еще ни одного сражения, — невозмутимо ответил Джетро.
И действительно, внизу, похоже, все успокаивалось, крики затихли, только по-прежнему пронзительно вопили чайки. Энтони прыгнул на корму галеона, где появились капитан и еще трое в расшитых галунами куртках и шляпах с перьями.
Оливия смотрела, как пират церемонно поклонился своим жертвам, и его меч описал в воздухе сверкающую дугу. Перейти по абордажному мостику кажется совсем несложно…
О чем это, черт побери, она думает? Похоже, разум совсем покинул ее. Какой бы безумной ни выглядела эта мысль, дочь лорда Гренвилла не собиралась пропускать ничего из выпавшего на ее долю приключения. Усмехнувшись, Оливия решительно тряхнула головой и подобрала подол своего импровизированного платья.
— Вы можете преодолеть его за три шага. Только помните, что трап под вами будет раскачиваться.
Услышав голос пирата, донесшийся с палубы галеона, Оливия подняла голову. В его пристальном взгляде угадывались приглашение и вызов. Она кивнула, сосредоточенно прикусив губу, отпустила поручни и прыгнула на мостик. Веревочный трап под Оливией закачался, и она вскрикнула, не столько от страха, сколько от нервного возбуждения, а затем благополучно перебралась на галеон. Спустя мгновение она уже стояла на кормовой палубе.
— Джентльмены, разрешите представить вам леди Оливию, — сказал Энтони, еще раз поклонившись и отсалютовав мечом. — Она возьмет ваши мечи, если вы будете так любезны добровольно сложить оружие. — Он вежливо улыбнулся. — Простая предосторожность, но, уверен, вы меня понимаете.
— Это пиратство! — выкрикнул капитан с сильным акцентом.
— Совершенно верно, — согласился Энтони. — Пиратство в открытом море. Ваши мечи, джентльмены, пожалуйста.
— Я не унижусь перед обычным пиратом! — крикнул один из трех плененных. — Я лучше проткну себя мечом, чем сдамся разбойнику.
— Тогда поторопитесь, сэр. Вы можете выбрать одно из трех… — На губах Энтони мелькнула равнодушная улыбка. — Отдать свои мечи леди Оливии, броситься на них или предоставить мне снять ваши пояса. Вместе со штанами.
Внезапно меч пирата сверкнул в воздухе, и его кончик остановился напротив обширного живота капитана,
Пронзительно вскрикнув, тот отскочил назад. Меч последовал за ним. Три молниеносных движения — и ремень капитана вместе с оружием со стуком упал на палубу.
— Будьте так добры, леди Оливия, — попросил Энтони. Кончик его меча двигался с ловкостью швейной иглы, и пуговицы на штанах капитана разлетелись во все стороны. Подхватив сползающий наряд, он беспомощно застыл на месте, бросая на пирата разъяренные взгляды и изрыгая ругательства.
Три других испанца с ненавистью и страхом смотрели на своего улыбающегося мучителя.
Оливия подобрала тяжелый меч капитана и осторожно положила его на палубу, на некотором расстоянии от владельца.
Энтони, приподняв бровь, взглянул на оставшихся. Кончик его меча с небрежным изяществом тотчас нырнул вперед. На палубу упал второй меч, и второй испанец беспомощно подхватил штаны обеими руками.
Упавший меч Оливия положила рядом с первым. Она еле сдерживала смех, стараясь подражать холодной сдержанности Энтони. Он же пристально смотрел на двух других испанцев; кончик его меча упирался в палубу у его ног.
Один из них с проклятием отстегнул меч, второй тут же последовал его примеру. Энтони наклонился вперед и взял оружие.
— Благодарю вас, джентльмены. А теперь будьте так любезны, проводите моих людей к себе в каюты. Мы освободим вас при первой же возможности.
Он махнул рукой в сторону соединяющего палубы трапа, и Оливия увидела ухмыляющегося моряка, который ждал пленников, сжимая в руках меч и кортик.
Моряк отвесил им нарочито вежливый поклон:
— Сюда, джентльмены, будьте добры!
Оливия с презрительной усмешкой смотрела, как испанцы, спотыкаясь, бредут прочь. Теперь, когда развлечение закончилось, ее едва не стошнило от поднимающегося из трюма галеона запаха.
— Что за нелепые создания! — хмыкнула она. — Важничают в своих пышных одеждах, с набитыми едой толстыми животами, а живут за счет рабского труда голодных и измученных бедняг там, внизу.
Энтони, вложив меч в ножны, подошел к ней. На щеке у него была кровь, и он, взяв у Оливии свой носовой платок, прижал его к порезу.
— Кстати, что мы будем делать: передадим судно и его хозяев в руки рабов, и пусть те поступают с ними по своему разумению? Или посадим хозяев в один из баркасов и отпустим на волю? Их судьба в ваших руках.
Оливия задумалась.
— Наверное, рабы убьют их, как только представится возможность, — пробормотала она. — А что вы думаете?
— Это наиболее вероятно.
— Что ж, на все воля Божья, — безжалостно заявила она.
— А вам не кажется, что потеря груза, рабов и галеона — достаточное наказание? — спросил Энтони, вопросительно приподняв бровь. — Освобожденные рабы получат галеон, к тому же мы оставим им немного дублонов — пусть плывут, куда пожелают.
— По-моему, вы недостаточно кровожадны для пирата, — заметила Оливия. — Но возможно, вы правы: пусть идут каждый своей дорогой.
— Да будет так! — Он повернулся и, свесившись вниз, отдал соответствующие распоряжения. Через минуту послышались ритмичные удары стали о сталь — это с рабов сбивали цепи.
Оливия перегнулась через поручни и стала наблюдать за суетой внизу. Люди Энтони несли из трюма галеона ящики, корзины и тюки, быстро перетаскивали груз на «Танцующий ветер», и по их сноровке было видно, что проделывали они это не в первый раз. Команду галеона пираты согнали на шкафут судна и стали проворно разоружать, весело болтая и насвистывая, как будто присутствовали на званом обеде.
— А как насчет дыр в обшивке корабля? Он не затонет?
— Нет, если его новые хозяева вовремя наложат пластырь, — ответил Энтони. — Отсюда всего день пути до Бреста.
— До Бреста? — Оливия попыталась представить себе побережье Франции. Далеко ли от Бреста до острова Уайт? Интересно, сколько времени займет дорога домой?
Дом. Это понятие казалось таким далеким и нереальным, как будто осталось где-то в другой жизни. Внезапно волна возбуждения схлынула, и Оливия почувствовала себя очень усталой. Она с трепетом взглянула на веревочный трап. Он выглядел необыкновенно шатким и находился очень-очень высоко над бурлящей сине-зеленой водой.
— Слишком устали, чтобы одной проделать этот путь? — произнес, подойдя к ней, Энтони.
— Откуда вы знаете?
— Такова уж моя работа — знать, что беспокоит членов моего экипажа, — ответил он. — Особенно самых неопытных.
— Мне казалось, что я прекрасно справилась с разоружением негодяев, — запротестовала Оливия, забыв на минуту о своей усталости.
— Ну конечно, так оно и было, — заверил ее Энтони. — Вы прирожденный пират. Ведь только пираты считают своих пленников негодяями.
— И я стала думать точно так же, — задумчиво произнесла Оливия. — Разве это неудивительно?
— О, мне все это знакомо, — небрежно откликнулся он. — Позвольте доставить вас обратно. Я вижу, вы просто мечтаете о кровати.
Это было абсолютной правдой, хотя Оливия не понимала, как он мог догадаться о том, что занимает ее голову. Взяв девушку под локоть, он повел вдоль поручней на верхнюю палубу.
Оливия с тревогой посмотрела на веревочный трап, и сердце ее учащенно забилось. Расстояние между судами, казалось, увеличивается на глазах, и теперь ее изумляло, как это полчаса назад она с проворством обезьяны перебралась на галеон.
Пока она колебалась, ругая себя за нерешительность, Энтони подхватил ее на руки и крепко прижал к себе.
— Секунду! — бросил он и, весело насвистывая, перебрался на фрегат, только раз коснувшись ногами веревочного трапа. — Теперь вы можете отправляться в кровать, а когда проснетесь, мы уже будем в пути и пообедаем… тем… что нам приготовил Адам.
Он еще мгновение держал ее на руках, и она всем своим существом почувствовала равномерные удары его сердца.
Поставив Оливию на ноги, Энтони быстро сдернул с ее головы синий платок — он развязался и мог быть унесен первым же порывом ветра — и завязал у себя на шее.
— Жаль было бы его потерять — это один из моих самых любимых. — Энтони положил руки на талию девушки и отступил на шаг, рассматривая ее темно-красный пояс. — А вот этот мне нравится еще больше.
Едва он отпустил ее, как Оливия поняла, что он шутит.
Впрочем, сейчас ей хотелось одного — спать. Она слишком устала, чтобы чувствовать голод, слишком устала, чтобы ощущать нереальность происходящего. Покинув шканцы, она с трудом начала спускаться по трапу.
Залитая солнцем каюта капитана выглядела так мирно, что Оливия, ни секунды не колеблясь, упала на кровать и натянула на себя стеганое покрывало.


— Вы просто сошли с ума! Вы не в себе, как мартовский заяц. — Адам бросил сердитый взгляд на хозяина. Он служил этому человеку с тех самых пор, когда тот был еще младенцем, и прекрасно знал, когда в хозяина «Танцующего ветра» вселяется бес. Он понимал это по наклону головы и по прыгающим в глазах озорным чертикам.
Адам точно знал причину этого настроения и не желал мириться с женщиной на борту. Она принесет несчастье. Он стоял рядом с хозяином, а нагруженный добром фрегат, оправдывая свое имя, несся по волнам, подгоняемый свежеющим ветром.
— Что тебя тревожит, Адам? — Энтони не отрывал взгляда от горизонта, но голос его звучал весело; он, как всегда, с необыкновенной точностью читал мысли своего друга и слуги. — Она нас не предаст, — добавил он.
— Вы-то откуда знаете? — пробормотал Адам. — Посмотрите, кто ее отец…
— Маркиз Гренвилл. Член парламента, — пожал плечами Энтони. — Но давай не будем переносить грехи отца на дочь, Адам. По крайней мере без должных оснований.
— Нет, это невозможно. С вами бесполезно говорить! — Адам сердито посмотрел на Энтони. — Она спокойно наблюдала, как вы захватываете «Донну Елену»…
— Не забывай, что она сама принимала в этом участие, — прервал его Энтони, прежде чем Адам успел изложить свои доводы.
— Позор, да и только! — заявил Адам. — Она забыла, кто она такая.
— Это необычная женщина, — убежденно произнес Энтони и посмотрел на Адама. Взгляд его серых глаз был серьезен и сосредоточен, рот крепко сжат. — Поверь мне, Адам. Оливия Гренвилл — необыкновенная женщина.
— Наверное, это еще одно из ваших предчувствий, — пробормотал Адам.
— Разве они не оправдываются? — вопросительно вскинул бровь Энтони.
— Да, но все когда-нибудь бывает впервые. И прокол тоже, — без особой уверенности произнес Адам. Мать Энтони также обладала сверхъестественной способностью видеть людей насквозь.
— Но не в этот раз, — покачал головой Энтони.
— А если вы собираетесь затащить ее в постель, то, надеюсь, помните, что она не деревенская шлюха… Она высокородная леди. И не следует забывать об этом!
— Не забуду, Адам, не забуду, — рассмеялся Энтони. — Разъяренный отец не будет ломиться в мою дверь. — Он посмотрел в морщинистое лицо слуги и шутливо добавил: — По крайней мере такого еще не случалось.
— Ага, и только одному Богу известно почему. С таким-то отъявленным повесой, как вы.
— Глупости! — усмехнулся Энтони. — Я получал удовольствие где только возможно, как и любой здоровый мужчина.
Адам фыркнул в ответ на это заявление, и Энтони умолк. Не то чтобы он сильно хотел затащить Оливию Гренвилл в постель — просто это неизбежно. Ясно было, что она тоже это прекрасно знает.
Непонятно, впрочем, как станут разворачиваться события. Ценности с испанского галеона должны проделать долгий путь до сундуков роялистов и их шотландских покровителей, чтобы те могли нарушить унизительное перемирие и вновь развязать войну в английских провинциях в последней попытке сохранить верховную власть короля.
В этом деле Кейто Гренвилл был его врагом. В данный момент в Карисбрукском замке его не было, но он скоро вернется. Возобновившиеся выступления сторонников короля и вести о его тайных сношениях с шотландцами наверняка ожесточат тюремщиков его величества. Они попытаются вывезти его с острова и вернуть в Лондон. Пока этого не случилось, Энтони надеялся на борту «Танцующего ветра» в целости и сохранности доставить короля во Францию.
Место Оливии в этих планах выяснится потом.
— Вы не знаете, что было на том судне, которое мародеры обчистили прошлой ночью? — поинтересовался Адам. — Наверное, там была богатая добыча. Думаете, у вас верные сведения?
Энтони вмиг посерьезнел.
— О да, мои сведения абсолютно надежны, Адам. Какой бы богатой ни была добыча, товар не имеет ценности, если его нельзя продать. Если тот, кто ими руководит, ищет неболтливого покупателя, он даст о себе знать. Не знаю, что мы получим, но, бьюсь об заклад, не прогадаем. Судно было торговым.
Он отрывисто рассмеялся, и сейчас Оливия не узнала бы этого человека. Глаза его стали стальными, губы скривились. Не осталось и следа от той веселости, к которой она уже привыкла.
— Почему бы для разнообразия не позволить другим иногда делать нашу работу? — сказал Энтони.
Заходящее солнце разукрасило всевозможными цветами западную часть неба, а вода под «Танцующим ветром» отливала пурпуром и золотом. С камбуза потянуло ароматом готовящейся пищи. Суровость Энтони исчезла так же быстро, как и появилась.
— Что ты приготовил нам на обед, Адам?
— Баранью ногу на вертеле, — нехотя ответил слуга, — и то, что вы взяли со стола испанцев. Богатый выбор пирожных, немного сыра.
— Тогда через час мы пообедаем. Моя Спящая Красавица скоро проснется. — Энтони кивнул Адаму и покинул верхнюю палубу.
Адам покачал головой. Он не переставал удивляться, как ловко хозяин меняет обличье. Старик знал, что эта способность крепла по мере взросления Энтони, но это все еще пугало слугу, несмотря на всю его любовь к человеку, которого он воспитывал и которому служил с той дьявольской ночи, когда двадцать восемь лет назад мальчик появился на свет.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовь на всю жизнь - Фэйзер Джейн



Интересный роман, читала с удовольствием, но одно не понятно они в конце поженились? Или как? ))))
Любовь на всю жизнь - Фэйзер ДжейнНаиля
19.11.2012, 19.45





Наиля, я вот тоже об этом подумала))))rnа так, классный очень роман))
Любовь на всю жизнь - Фэйзер ДжейнLoreal
22.11.2012, 16.38





мені дуже сподобався цей роман.....тільки жалб що він не великий...)))
Любовь на всю жизнь - Фэйзер ДжейнОлівія
26.01.2013, 23.09





Жаль,что они не поженились,а так роман классный!
Любовь на всю жизнь - Фэйзер ДжейнНаталья 66
29.12.2013, 21.51





Роман потрясающий! Перечитывала трижды. И не важно, что они не поженились, главное это их взаимная любовь.
Любовь на всю жизнь - Фэйзер ДжейнКсеня
23.05.2016, 20.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100