Читать онлайн Любимая, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любимая - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.18 (Голосов: 66)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любимая - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любимая - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Любимая

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

На следующее утро леди Белмонт получила записку от лорда Стоунриджа:
«Леди Белмонт может не торопиться с переездом и оставаться в усадьбе до тех пор, пока новый дом не будет обставлен согласно ее вкусу. Граф принимает приглашение обосноваться в Стоунридж-Мэнор, но не ранее чем через два дня, когда из Лондона прибудет багаж. Всегда готовый к услугам Стоунридж».
— Откладывается, — с облегчением выдохнула Тео, когда мать прочитала записку за завтраком. — Думаю, мы сможем переехать за два дня.
— Но жить, когда повсюду будут маляры и плотники, неудобно, — запротестовала Эмили. — А мама заказала новые портьеры и обивку для гостиной. Мы будем жить у всех на виду, как аквариумные рыбки, пока не закончатся работы.
— Сейчас разгар лета, и шторы не особенно нужны, — возразила Тео, намазывая маслом тост.
— Мне надо перевезти мой музей, — заметила Рози. — Он очень чувствительный и хрупкий. Скелет змеи уже дважды разбивался, и мне пришлось его склеивать. А еще в нем есть птичьи яйца, и я не представляю, как все это перевезти.
Она оторвала взгляд от вареного яйца, которое в этот момент очищала от скорлупы, и озабоченно нахмурилась.
— Мы все аккуратно упакуем в коробки, — успокоила ее Кларисса.
— И отнесем на руках до подъездной дорожки, — добавила Тео, — ничего не разобьется.
— Тогда все в порядке, — деловито проговорила Рози. — Тогда я не возражаю против переезда.
— И я тоже, — заявила Тео, — Мама, а не могли бы мы переехать до того, как въедет Стоунридж? Леди Илинор налила себе еще чаю.
— У нас нет оснований так поступать. Лорд Стоунридж в высшей степени любезен.
— Даже больше, чем можно было ожидать от одного из Джилбрайтов, — поддакнула Кларисса. — Мне он нравится. Несмотря на шрам, у него очень приятная улыбка.
Да, думала Тео, приятная улыбка с зубами акулы. Она беспомощно оглядела сидевших за столом.
— Я не понимаю, чего ты беспокоишься, Тео, — вставила Эмили. — Лорд Стоунридж прекратил свои ухаживания и не потревожит тебя снова.
Как им объяснить, что само его присутствие тревожит ее до такой степени, что она не может ясно мыслить? Как объяснить, что граф по-своему открыл охотничий сезон и она — его добыча? Как рассказать про его поцелуи и что она испытывает, когда он прижимает ее к себе?
Она отодвинула стул.
— Извини, мама, мне надо ехать в деревню.
— Что-то случилось? — с улыбкой поинтересовалась леди Илинор. — Я могу чем-нибудь помочь?
— Нет, мерси, — проговорила Тео, направляясь к двери. — Мне надо договориться с Грэгом в «Зайце и гончих». Вечером привезут товар.
Леди Илинор тщательно сложила салфетку.
— А тебе не кажется, что надо посоветоваться с лордом Стоунриджем, Тео? У него могут быть свои понятия в выборе вин.
Тео вспыхнула и ответила:
— Лорд Стоунридж волен делать, что ему заблагорассудится, а нам надо позаботиться о своих запасах. В настоящий момент подвалы нового дома пусты.
— Очень хорошо, но помни, у нас весьма ограниченные средства. Ты не можешь теперь заказывать много, как привыкла при дедушке, — сурово напомнила ей леди Илинор.
— Я буду помнить.
Тео вышла, сдерживая гнев. Слезы застилали ей глаза, слезы злости… и печали по деду. Почему он. им ничего не оставил? Ничего, кроме дома. Ни пенни на приданое, которое они теперь должны получить из более чем скромных средств матери, чтобы они могли жить так, как привыкли. Это было так не похоже на деда! Он был черствым старым скупердяем, но никогда не страдал недостатком великодушия. И вот, не оставив семье своего сьгаа ни гроша, он передал все до последнего фартинга какому-то Джилбрайту. Он предал ее!
Тео отдавала себе отчет в том, что мыслит как эгоистка, но ничего не могла с собой поделать. Она привыкла считать, что была для деда существом особым, столь же любимым, как и его сын. Но дед забыл о ней в завещании".
Через полчаса Тео с вытянувшимся лицом въехала в деревню и спешилась во дворе «Зайца и гончих».
— Как твоя бабушка, Тед? — спросила она конюха, который взял у нее поводья.
— Теперь намного лучше, спасибо, леди Тео, — ответил тот, по привычке дергая себя за чуб. — Горячие припарки, что вы посоветовали, сотворили чудеса с ее коленками. Она даже вымыла пол на кухне.
— Ну, этого ей не следовало делать, — сказала Тео, погружаясь в привычные заботы и забывая на время свои печали. — А что поделывает твоя сестра?
— Она? Да сидит у огня и скулит, — проговорил Тед, ухмыляясь. — Живот у нее теперь большой, словно дом. Даже за столом не помещается. Стала совсем ленивой, как корова.
Тео воздержалась от комментариев и только спросила:
— Грэг дома?
— Да… сегодня вечером прибывает контрабандный товар.
— Поэтому я и приехала, Тед. — Она заговорщически подмигнула и получила в ответ целый набор подмигиваний и ухмылок.
Она прошла через кухню, поприветствовав кухарку, и угостилась яблочной тарталеткой, остывающей на решетке.
— Вы всегда любили мои яблочные тарталетки, леди Тео, — заявила польщенная кухарка и улыбнулась. — Так же, как и молодая леди Рози. Я оставлю для вас несколько штучек. Не забудьте захватить их, когда закончите дела и будете возвращаться в усадьбу.
— Спасибо, миссис Вудз.
Тео прошла через пустой в этот ранний час пивной бар. За стойкой Грэг усердно считал бутылки.
— Привет, Грэг.
— Доброе утро, леди Тео.
Он обернулся с улыбкой, обнажив несколько почерневших зубов.
Дверь на улицу была открыта, и через нее на неровный каменный пол, посыпанный опилками, лился солнечный свет. В воздухе стоял густой запах табачного дыма и прокисшего пива, а на грубых дощатых столах лежал толстый слой пыли. Тео, смахнув пыль перчаткой, уселась за стол.
— Пришли сделать заказ у «джентльменов»? — Грэг вышел из-за стойки. — У меня уже есть заказы от сквайра Гринхэма и викария. Он у нас большой охотник до портвейна. — Он ухмыльнулся и вытер руки о передник. — Так в чем нуждается Мэнор?
У Тео потемнело лицо.
— Я заказываю не для усадьбы, Грэг. Теперь это не мое дело…
— Вы ошибаетесь, кузина.
Тео вздрогнула и оглянулась. В дверях стоял граф в костюме для верховой езды. Он похлопывал хлыстом по ладони, затянутой в перчатку, о выражении его лица трудно было судить, так как он стоял на фоне яркого солнца.
— Я думала, вы уехали в Лондон, — проговорила Тео.
— Нет… но я послал туда за своим слугой и багажом. Мне нет никакой необходимости сопровождать свое же собственное послание.
Он нырнул под стойку и вошел в пивной бар.
— Так что за разговоры о том, чтобы ничего не заказывать для усадьбы?
Грэг с изумлением рассматривал своего постояльца.
— Прошу прощения, это и есть его светлость граф Стоунридж?
— Да, Грэг, он самый. Не могу понять, почему лорд Стоунридж не объявил раньше, кто он есть на самом деле, — холодно проговорила Тео.
— Вероятно, сообразительность не является вашей сильной стороной, — беззаботно заметил граф и уселся с ней рядом, слегка коснувшись рукой ее щеки.
Тео провела по щеке, словно отгоняла назойливую муху, и, напирая на каждое слово, заявила:
— Извините меня, милорд, но у меня с Грэгом дело относительно погреба нашего нового дома.
— Охотно вас извиняю, но и вы меня простите, если я попрошу вас позаботиться о погребах усадьбы и на этот раз.
— Это теперь меня не касается, сэр.
— Скоро вы поймете, что это не так, — сказал он голосом, в котором теперь ясно слышалась сталь. В глазах его появился холодный блеск. — И давайте покончим с этой чепухой, кузина.
Грэг быстро нырнул за стойку и появился снова с запечатанной бутылкой и тремя рюмками.
— По рюмочке бургундского, — сердечно предложил он. — Урожай восемьдесят девятого. Последняя бутылка от этого сбора, но, надеюсь, «джентльмены» смогут доставить еще.
Тео с облегчением восприняла эту временную передышку. Что бы хозяин гостиницы ни подумал об их перепалке, этот раунд она проиграла. Конечно, отказывать графу в его просьбе было бы просто ребячеством, но он мог бы попросить, а не требовать.
Сильвестр не принимал участия в ее разговоре с Грэгом, но внимательно слушал, прихлебывая вино. Его кузина, безусловно, была сведущим человеком во всем, что касалось усадьбы. Однако то, что благовоспитанная девушка чувствовала себя в пивном баре деревенской гостиницы как у себя дома, было в высшей степени неприлично. И если дед поощрял ее поведение, удивляло, как леди Белмонт допускает все это. Надо будет положить этому конец, как только они поженятся. Равно как и шатаниям по округе подобно бродячей цыганке.
Наконец она взглянула на него и сказала:


— Думаю, это все, что вам нужно, милорд.
— Полагаю, что так, кузина. — Он насмешливо поклонился. — Буду знать, с кого спросить в случае чего.
Он что же, обвиняет ее, будто она нарочно сделала неправильный заказ, чтобы досадить ему? От негодования у нее загорелись глаза, а граф лишь рассмеялся:
— Я и вправду благодарен вам за помощь! — И он снова принялся за вино.
Тео проглотила готовую сорваться колкую реплику и повернулась к Грэгу:
— А теперь я сделаю отдельный заказ для нашего дома…
— Заказ весьма скромный, — заметил его светлость, когда она наконец поднялась с лавки.
— У скромного хозяйства скромные потребности, — холодно ответила Тео. — Грэг, пришли счет леди Белмонт в наш новый дом. — С этими словами она взяла со стола перчатки и хлыст. — Завтра утром я пришлю Альфреда с повозкой, чтобы все забрать… Всего хорошего, лорд Стоунридж.
Она прошла из пивной на кухню.
Сильвестр усиленно заморгал, когда до него дошло, что на Тео весьма необычный костюм для верховой езды — нечто вроде коротких расклешенных штанов. Ведь не ездит же она верхом, как мужчина?
— Будьте любезны, Грэг, прислать оба счета ко мне в усадьбу, — приказал граф. — Я договорился с леди Белмонт.
— А, — понимающе протянул Грэг. — А леди Тео, смею думать, ничего об этом не известно.
Сильвестр утвердительно кивнул. Это была ложь, но он надеялся представить это леди Белмонт как подарок к новоселью. Вполне уместный знак почтения, но граф предпочел не говорить о своем намерении при кузине, которая запросто могла бы устроить сцену прямо при хозяине гостиницы. Он быстро вышел и направился к конюшне, где, как он полагал, Тео оставила свою лошадь.
Тео вышла из кухни, аккуратно засунув в глубокий карман жакета сверток с тарталетками. Она видела прислонившегося к стене графа, но предпочла проигнорировать его.
— Мою лошадь, Тео!
Конюх привел в поводу стройную серую в яблоках кобылу. Тео с легкостью вскочила в седло.
— Какая необычная посадка, — заметил Сильвестр, пересекая двор. — Но возможно, для цыганки это привычно.
— Так удобнее, — коротко ответила она, подбирая поводья. — Я всегда здесь так езжу, и никто не обращает на это внимания. Всего хорошего, лорд Стоунридж.
От такой манеры ездить верхом будущую графиню тоже придется отучить. Покачав головой, он уселся на свою лошадь и поехал следом за Тео. Такое уж выпало ему счастье, что единственной дочерью леди Белмонт, на которой он мог жениться, оказалась эта строптивая молодая ведьмочка, которая питала к нему явное отвращение… Может быть, имеет смысл попробовать уговорить леди Белмонт передумать и дать ему возможность попытать счастья с Клариссой.
Нет! С Тео справиться гораздо сложнее, но тем славнее будет победа над столь неординарной личностью. К тому же ее знания и опыт в управлении имением были поистине бесценным капиталом.
Граф пустил свою лошадь в галоп и поравнялся с Тео, когда она выезжала из деревни и поворачивала к вершине скалы, высившейся над Лалуорт-Коув.
— Одно слово, кузина.
— Почему вы не можете оставить меня в покое? — воскликнула Тео.
Граф поджал губы.
— Было бы гораздо лучше для всех, если бы вы примирились с неизбежным, — проговорил он с тщательно дозированной суровостью. — Хотите вы или нет, но мы будем соседями. А вы ведете себя как избалованная девочка-подросток, которую надо как следует высечь, чтобы научить хорошим манерам.
— Я приняла неизбежное, но не желаю поощрять вас. Вы же, кажется, нарочно дразните меня, повсюду преследуете, заставляете говорить ужасные вещи… а я вовсе этого не хочу.
В ее голосе звучало такое отчаяние, что граф не мог не смягчиться. Положив руку ей на плечо, он улыбнулся и попытался ее успокоить.
— Я вам верю, Тео, и вовсе не намерен провоцировать вас на всякие глупости. Но мне хотелось бы поближе познакомиться с вами, а вы всячески мне в этом препятствуете.
Акула! Тео увернулась от него и пришпорила свою кобылу, направив ее по узенькой тропке, спускающейся со скалы к маленькой бухточке. Кобыла уверенно ступала по крутому склону и, видно, хорошо знала дорогу. Сильвестр следовал за Тео, сдерживая свою лошадь.
Тео слышала за собой стук копыт и действительно чувствовала себя дичью, на которую ведется охота. Очевидно, настало время показать этому Джилбрайту свой характер.
Кобыла достигла ровного места, Тео спешилась и завязала поводья на шее лошади, поджидая, когда подъедет граф.
Она отбросила шляпу в сторону и расстегнула жакет. Все это она проделывала с нарочитой медлительностью.
— Прекрасно, милорд. Раз вы не хотите оставить меня в покое, как я прошу, вызываю вас на дуэль. Деремся до трех падений.
Тео сбросила жакет и бесстрашно уставилась на Сильвестра. Выражение лица графа было непроницаемо. Он молча слез со своей лошади.
Тео широко расставила ноги и встала лицом к противнику. Затем подняла руки и завязала косы узлом на затылке. При этом грудь ее поднялась, и на мгновение сквозь тонкую рубашку стали видны темные соски.
— До трех падений, милорд. И если я выиграю, вы больше близко ко мне не подойдете. Согласны? Граф тоже скинул сюртук и закатал рукава.
— Разумеется, — спокойно ответил он. — Но если я выиграю, ты будешь со мной настолько любезна, насколько я этого захочу.
Это могло означать только одно. Тео в упор уставилась на графа, но при воспоминании о его поцелуях в груди у нее сладко защемило.
Она судорожно сглотнула и, казалось, впервые рассмотрела его мощную мускулатуру. Господи, какой же он большой! Только круглый дурак может надеяться, что справится с ним… Конечно, такая возможность есть, но абсолютно никакой уверенности. А если она проиграет, то целиком будет в его власти.
А его поцелуи… Боже праведный! Умом она ненавидела этого человека, а тело… тело жаждало объятий.
— Да пропадите вы пропадом, граф Стоунридж! — Тео повернулась и вскочила в седло.
Граф стоял и смотрел, как она направила лошадь прямо в закипающие у берега волны. Он покачал головой, в равной степени будучи удивленным и раздраженным. Ну и жизнь у него будет с женой, которая предпочитает выяснять отношения в кулачном бою!
Сильвестр нагнулся, чтобы поднять ее жакет и свой сюртук, стряхнул с них песок и положил на плоский выступ скалы. Затем он уселся рядом, вытянул ноги и сощурился от солнца, когда смотрел, как его строптивая кузина пустила кобылу в сумасшедший галоп вдоль берега.
Когда она направила лошадь к входу в бухточку, граф резко выпрямился. Не собирается же она пуститься в море? Сильвестр даже привстал, чтобы закричать ей, но тут увидел, как Тео достигла песчаной косы футах в двенадцати от берега и, окруженная сверкающим ореолом мелких брызг, двинулась вдоль косы легкой рысью.
— Отчаянная цыганка! — Он снова уселся на камень, закрыв глаза, подставил лицо солнцу и стал ожидать возвращения Тео.
Она скакала до тех пор, пока ее раздражение не улетучилось. Лошадь под ней бежала с видимым удовольствием, весело резвясь на мелководье. Морские волны ритмично набегали на песок, но здесь, в защищенной от ветра бухточке, поверхность моря была гладкой, как зеркало, и солнце жгло затылок и спину юной всадницы.
Тео обернулась и посмотрела на берег. Сильвестр Джилбрайт все еще был там, и его поза ясно говорила о том, что он никуда не торопится. Не будет же она до бесконечности скакать по бухточке!
Повернув кобылу, Тео вернулась на берег. Костюм ее промок до пояса, в сапожках хлюпала вода, а рубашка прилипла к вспотевшей спине. Шпильки где-то потерялись, и косы рассыпались по плечам.
Тео подъехала к тому месту, где полулежал граф, откинувшись на сложенные за затылком руки.
— Вы отвратительны, я вас ненавижу, — заявила Тео.
— Неужели?
Граф открыл глаза и лениво покосился на Тео.
— Может быть, вы будете любезны вернуть мне жакет? — ледяным тоном проговорила она.
Сильвестр покачал головой:
— Подойдите и возьмите сами, цыганочка.
— Будьте вы прокляты!
Она повернула лошадь и поскакала прочь.
— Она начала повторяться, — пробормотал граф, усаживаясь на лошадь и направляясь вслед за Тео. Расстояние между ними быстро сокращалось, несмотря на то что Тео пригнулась к шее своей кобылы и всячески подгоняла ее. Но ее лошадь выдохлась, и Тео бросила попытки вырваться вперед. Она отпустила поводья и дала своей лошади возможность скакать, как ей вздумается.
Тем временем граф поравнялся с Тео. Она искоса взглянула на него и, к крайнему своему удивлению и неудовольствию, обнаружила, что он смеется. Тео заметила блеск в его глазах, а на губах многозначительную ухмылку. Она снова пришпорила свою лошадь в отчаянной попытке оторваться от графа.
Сильвестр взял в зубы поводья своей лошади, наклонился и легко снял Тео с седла. К его удивлению, сделать это при ее посадке оказалось нетрудно. Затем он остановил ее лошадь и пристроил свою пленницу на седле перед собой.
— «Приехал юный Лохинвар на боевом коне. В краях сих лучшего коня никто не видел и во сне», — процитировал граф. — И не вздумайте в очередной раз посылать мне проклятия, кузина, а то мне придется применить карательные меры.
И с этими словами он крепко прижал Тео к груди. Его жеребец под тяжестью двух седоков начал тяжело дышать, тогда как лишившаяся наездницы кобыла радостно фыркала и рыла копытами песок.
Тео оцепенела. Пальцы графа скользили по ее лицу, прослеживали линии ее щек, шеи, губ.
— У вас очень привлекательная внешность, милая цыганочка. Но я не могу ее оценить в полной мере, когда вы постоянно шипите и плюетесь, а ко всему прочему все время пытаетесь свалить меня с ног.
Он, улыбаясь, ухватил ее за подбородок и чуть наклонился.
Тео пыталась сопротивляться, но все ее усилия были тщетны. Тело ее больше не повиновалось разуму. В жилах бешено пульсировала кровь, солнце обжигало сомкнутые веки. Руки графа скользили по ее телу, ощупывая набухшие под тонкой рубашкой груди. Кроме рубашки, на Тео ничего не было, и он легонько покручивал ее маленькие соски.
Затем он расстегнул пуговицы и проник под тонкую ткань. Со слабым стоном Тео прильнула к нему и, дрожа всем телом, обхватила его шею рукой, подтягивая его еще ближе и жадно отвечая на его поцелуи.
Граф медленно, неохотно оторвался от ее губ, поднял голову и посмотрел ей в лицо. Рука его продолжала ласкать ее грудь.
Глаза Тео были открыты, в них светилась страсть… страсть и смущение.
— А вам действительно надо носить только рубашку, — все еще улыбаясь, заметил граф. — В таком виде вы привлекательны просто до неприличия.
Тео глубоко вдохнула и попыталась усесться прямо, но его хватка стала жестче, он не прекратил свои ласки, и со слабым стоном Тео уступила.
— Ну? Разве это не приятнее, чем все время мне угрожать? — поддразнивая Тео, пробормотал Сильвестр.
— Это был вызов, а не угроза, — заявила Тео, выведенная из состояния транса его тоном и неприятным чувством, что этот невыносимый Джилбрайт так ненавязчиво и естественно возобновил свои ухаживания.
Да, она проявила слабость, переоценила собственные силы, а на самом деле оказалась беспомощной, как новорожденный младенец. Тео высвободила руку, толкнула графа в грудь и заморгала от яркого солнечного света, бившего прямо в глаза. Голова у нее кружилась. Черный жеребец графа беспокойно дернулся, и Тео неизбежно свалилась бы на землю, если бы Сильвестр не поддержал ее за талию. Он хохотнул, но сказал серьезно: — Я с удовольствием принял бы вызов, но это плохой способ решения проблем. Вам стоит об этом помнить, кузиночка… особенно если мы собираемся какое-то время жить под одной крышей.
— Я бы на это особенно не рассчитывала, — заявила Тео просто потому, что ей нечего было сказать.
Она выскользнула из-под его руки и соскочила на землю.
— Почему же это? — Граф поднял бровь и удивленно посмотрел на нее.
И действительно, почему? Что может ему помешать? Ее мать, кажется, очарована им, а сама Тео никак не научится держать язык за зубами. Все ее тело горело огнем, каждый кусочек кожи стал повышенно чувствительным. А этот несносный Джилбрайт, словно ему все было заранее известно, с неотрывным вниманием смотрел на ее грудь, и Тео чувствовала, как под этим пристальным взглядом поднимались ее соски, набухали и становились упругими.
— Советую вам в будущем носить блузку, — спокойно проговорил граф. — Или не снимать жакет… до тех пор, пока вы не будете готовы платить по основному счету, выдав аванс.
— Вы с самого начала нашего знакомства ведете себя как грубиян, — проговорила она, дрожа от вновь вспыхнувшего гнева. — Возможно, тогда этому и было какое-то оправдание… вы ведь не знали, кто я. Но теперь должна сказать вам, Стоунридж, что вы законченный наглец и самодовольный хлыщ!
Тео вскочила на свою кобылу и поехала вдоль берега к широкой дороге, которая вела к скале.
Сильвестр скорчил гримасу: шаг вперед, два назад. В этой девушке было нечто, что пробуждало самые низменные инстинкты. Она была чертовски задиристой, и это вызывало в нем желание подчинить ее своей воле. Но если отбросить ее ребячливость, в этой девушке было нечто такое, что воспламеняло графа, и он готов был побиться об заклад, что Тео будет потрясающей партнершей в страсти… при умелом руководстве.
Граф следил, как она удаляется по дорожке, и весь трепетал при воспоминании о ее груди и страстной реакции на его поцелуи. Разрази его гром, но он вышколит свою строптивую кузину!
Сильвестр поехал назад к тому месту, где на скале все еще лежала их одежда. Ему подумалось, что чувства Тео сейчас в таком же смятении, как и его собственные. Ее пылкая натура не пугала графа. Гораздо труднее было бы преодолеть безразличие. Так что, по-видимому, он избрал правильную тактику по отношению к кузине.
Граф спешился и подобрал одежду. Помнится, Тео что-то запихивала в карман — пакет с яблочными тарталетками. Ага, она их забыла! И граф не колеблясь съел их перед тем, как снова усесться в седло. Когда он подъезжал к усадьбе, из розария показалась леди Илинор с садовыми ножницами в руках и корзинкой желтых и белых роз.
— Лорд Стоунридж! — приветливо воскликнула она. — Как мило, что вы приехали.
Он снял шляпу, спешился и пошел рядом с леди Белмонт.
— Мне надо вернуть жакет и шляпу леди Тео, миледи.
У леди Илинор глаза полезли на лоб.
— Объяснитесь, милорд!
Граф обезоруживающе улыбнулся:
— У нас вышла небольшая… размолвка. И кузина весьма поспешно уехала.
— Но ради всего святого, что она делала без жакета и шляпы?
Леди Белмонт сверлила графа глазами, хотя в голосе ее звучало едва заметное любопытство.
— Кузина вызвала меня на кулачный бой, миледи. — На этот раз улыбка его была грустной. Леди Илинор перевела дыхание.
— Уверена, что вы не приняли этот вызов.
— Вообще-то да. Кузина была вынуждена взять его назад. И теперь она на меня в обиде.
— О, это все Эдвард! — проговорила леди Илинор, покачав головой. — Это он обучил Тео всей этой чепухе, когда они были еще детьми, и всякий раз, когда он бывает здесь, они практикуются в борьбе друг с другом.
— Эдвард?
— Жених Эмили, Эдвард Ферфакс. Ферфаксы — наши соседи, и дети знали друг друга с пеленок. Я думала, что Эдвард и Тео поженятся, но они посовещались между собой, и вот я узнаю, что Эдвард помолвлен с Эмили. — Она слабо улыбнулась. — Я уверена, что это правильное решение, но до сих пор не могу понять, что привело эту троицу к такому заключению, да к тому же столь внезапно.
— А где сейчас мистер Ферфакс?
— Лейтенант Ферфакс. Он под знаменами герцога Веллингтона, — ответила леди Илинор, бросив на него быстрый взгляд. — Вы ведь тоже были на войне, сэр?
— Да… и потом двенадцать месяцев в плену у французов, — отрывисто ответил граф. Леди Илинор кивнула.
— Итак, вы отговорили Тео от поединка, и теперь она на вас сердита.
— Вот именно, миледи. Она меня вообще недолюбливает. Просто не могу понять, что я такого сделал, чтобы вызвать такое отношение.
— Очевидно, вы с Тео встречались раньше?
— Да… и встреча была не самой теплой, — нахмурившись, согласился граф.
Леди Илинор снова взглянула на него. Стоунридж сдерживал нетерпение, все время стараясь идти с ней в ногу. Он явно чувствовал себя неловко, и это сказывалось в каждом его жесте. Какая-то глубоко засевшая боль, казалось, терзает его. Леди Илинор все еще не могла решить, нравится он ей или нет. Скорее да… или по крайней мере это выяснится при более близком знакомстве. Он, безусловно, привлекателен, а Тео как будто этого не замечает.
— Вам надо кое-что усвоить относительно Тео, — проговорила она как о чем-то само собой разумеющемся. — Этот дом, имение и люди — часть ее самой, как было у ее отца и деда. Ни ее сестры, ни я сама никогда не сможем этого понять. Тео была любимицей деда и чувствует себя обязанной продолжать его дело. Вы же, сэр, для нее чужак, вмешивающийся не в свои дела. Вы посягаете не более и не менее как на зов крови, текущей в ее жилах.
Сильвестр молча прислушивался к ее голосу, как к голосу своей совести. Предположим, он скажет этой женщине правду… что ни одна из них не была предана или забыта старым графом. Но почему он должен восстанавливать справедливость по отношению к памяти старого графа за счет своего будущего? Этот хитрый старик заварил кашу… и тем самым поставил их всех в крайне сложное положение.
— Но я хочу изменить это положение вещей, леди Бел-монт, — проговорил он спустя минуту. — Я предлагаю вашей дочери остаться здесь и увидеть, как се наследство переходит в руки ее собственных детей.
— Да. И это мне представляется отличным выходом, — заметила леди Илинор, останавливаясь, чтобы обрезать ветку живой изгороди. — Но Тео, возможно, этого еще не понимает. А у меня нет времени, чтобы убеждать ее.
Граф подавил раздраженное восклицание и, взяв себя в руки, отрывисто проговорил:
— Может быть, вы походатайствуете за меня, миледи?
Леди Илинор остановилась и пристально взглянула на него из-под полей соломенной шляпы, украшенной цветами. Затем твердо сказала:
— Нет, граф. Вы должны сами за себя постоять. Граф поспешил исправить свою ошибку:
— Я понимаю. Прошу простить мою дерзость.
Он поклонился, прикоснувшись к своей шляпе. В глазах у него была грусть.
Леди Илинор тут же решила, что он ей все-таки нравится. И как привлекательны эти морщинки вокруг глаз! Она улыбнулась и взяла его за руку.
— Я ни в коей мере не виню вас, сэр. Когда речь идет о Тео, разумный человек пускает в ход все свои средства.
— В таком случае я тоже попробую так поступить, — сухо заметил граф.
Леди Илинор проследила за его взглядом. По дорожке навстречу им спускались Тео и Рози. Внезапно девочка рванулась вперед и упала на колени перед клумбой. Тео присела рядом с ней на корточки.
— Опять червяки, — вздохнула леди Илинор, — или на этот раз улитки? Никак не могу свыкнуться с увлечениями Рози.
Тео встала и взглянула на мать и ее спутника так, словно увидела их в первый раз. Сильвестр решил было, что она развернется и уйдет, но, вероятно, из уважения к матери Тео направилась к ним.
Она переоделась в простенькое полотняное платье, но более приличное, чем ее холщовый наряд, который был на ней при ловле форели. Тем не менее вид вполне соответствовал сельской местности. Шляпы на ней не было, а волосы были собраны в одну иссиня-черную косу. Граф наблюдал, как она приближалась и как колыхалось при ходьбе ее платье.
— Боже мой, лорд Стоунридж, какая приятная неожиданность! — проговорила она, подойдя ближе. Глаза ее блестели васильковой синевой на загорелом лице. — Признаюсь, я не ожидала снова сегодня с вами встретиться.
— Вы оставили на берегу свои жакет и шляпу, — проговорил граф, вручая ей названные вещи. — Я думал, что они могут вам еще понадобиться… по крайней мере жакет, — многозначительно добавил он. — Но вижу, вы и без меня вышли из положения.
Граф рассчитывал на примирение, но поведение Тео было столь вызывающе насмешливым, что он готов был немедленно наказать ее, напомнив о том, что произошло между ними нынче утром и как она реагировала на повышенное внимание с его стороны. Граф намеренно откровенным взглядом обозрел ее всю, и его вполне удовлетворило, что щеки Тео слегка порозовели. Но она быстро оправилась.
— У меня нет особой надобности в этом жакете, милорд. Но я благодарна вам, потому что в кармане есть нечто важное. Рози, у меня для тебя яблочные тарталетки от миссис Вудз.
— О, — смущенно проговорил Сильвестр, — боюсь, что я их съел.
— Вы их съели? — Тео удивленно посмотрела на него. — Но они предназначались для Рози!
Сильвестр почесал в затылке и выглядел так смущенно, что леди Илинор с трудом сохраняла серьезный вид.
— Я прошу прощения, но они выглядели столь заманчиво, и еще я надеялся, что вы забыли про них.
Граф посмотрел на Рози, которая в свою очередь уставилась на него сквозь очки с выражением недоуменного любопытства.
— Простите меня, леди Розалинда… Оба они выглядели ужасно нелепо: девочка ко всему прочему держала в своей ладошке пригоршню улиток.
— Я, право, очень сожалею. Я не знал, что это для вас.
— Ничего страшного, — весьма серьезно ответила Рози. — Мне ведь их никто не обещал. Вероятно, это должно было быть сюрпризом.
Сильвестр заморгал.
— Вы говорите так, чтобы меня успокоить? Тео рассмеялась:
— Да, как хорошо воспитанная девочка!
— О!
Граф на самом деле казался опечаленным.
— Успокойтесь, — проговорила Тео. — Мы с Рози сходим сегодня в «Зайца и гончих» и попросим у миссис Вудз еще тарталеток.
— Это мое дело, — заявил Сильвестр, усаживаясь на лошадь. — Мало признаться в ошибке, надо ее исправить. — Он приподнял шляпу. — Всего хорошего, леди Белмонт… кузина Тео… Рози.
— Пока, — беззаботно проговорила Рози. Она полностью сосредоточилась на содержимом своей ладошки. — О… — сказала она вдруг, посмотрев на графа. — А вы не будете торопить нас с переездом? Мне надо перевезти мой музей, а это может занять много времени, потому что все надо тщательно запаковать и перенести на руках до подъездной дорожки.
— Рози! — воскликнула леди Илинор. Теперь настала очередь графа рассмеяться.
— Нет, кузиночка, я ни в малейшей степени не заинтересован в том, чтобы вы покидали усадьбу. Я уверен, что мы сможем жить в мире и согласии столько, сколько понадобится. Не так ли, кузина? — И он одарил другую сестру игривой улыбкой.
— Это еще надо проверить, сэр, — возразила Тео без всякой уверенности.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любимая - Фэйзер Джейн



хороши роман
Любимая - Фэйзер Джейнлика
24.03.2013, 20.44





ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНЫЙ РОМАН.rn СПАСИБО ЗА БЕСПЛАТНОЕ ЧТЕНИЕ!
Любимая - Фэйзер ДжейнНУРДЖАХОН
3.05.2014, 16.06





Просто бесподобно! Автор и все ее романы СУПЕР!!!!!!!
Любимая - Фэйзер Джейнника
1.06.2014, 20.53





не мое чтиво.
Любимая - Фэйзер Джейнлёлища
18.01.2016, 10.06





Непонравилось. Роман для тех, кто любит бесконечные семейные скандалы.
Любимая - Фэйзер Джейнтатьяна
25.03.2016, 19.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100