Читать онлайн Любимая, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - Глава 25 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любимая - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.18 (Голосов: 66)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любимая - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любимая - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Любимая

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 25

Когда Тео проснулась, солнце ярко светило. Она сонно приподнялась на локтях и посмотрела на часы. Было почти десять. Как долго она спала! Тео снова упала на подушки и стала вспоминать часы блаженства, проведенные с Сильвестром.
Она повернула голову и нахмурилась, увидев, что Сильвестра рядом нет. Он всегда просыпается рано. Тео снова закрыла глаза и провела рукой по тому месту, где он лежал и где на подушке все еще оставался след от его головы.
Он утверждает, что заботится о ней, что она много значит для него, и в то же время держит ее на расстоянии во всем, кроме любовных утех. По всей видимости, он до встречи с Тео не изведал этого чувства.
Она подумала о Лавинии Джилбрайт. Злая и придирчивая! Трудно себе представить, чтобы она кого-нибудь любила, даже собственного сына.
Тео должна сама научить этому мужа!
Приняв такое решение, Тео соскочила с кровати. Свекровь, наверное, уже заждалась. Интересно, розовые сбои не доконали деликатного желудка Мери? Тео накинула халат и потянулась к звонку, чтобы вызвать Дору.
Вдруг она услышала в соседней комнате голос Генри. Он говорил очень тихо. Затем она услышала звук, от которого у нее пошли мурашки по спине, а рука отпустила шнурок звонка. Это был стон, прерываемый позывами к рвоте.
Тео подошла к стене и приложила ухо. Что случилось? Сильвестр болен? Опять раздался ужасный стон.
У Сильвестра, наверное, снова приступ. Еще одно напоминание о его прошлом, хранящееся в тайне.
Тео прошла по коридору и попыталась открыть дверь спальни Сильвестра, но она была заперта. Господи, думала она в приливе отчаяния, как же он собирается прожить с ней жизнь, состариться вместе с ней, когда держит в секрете самое сокровенное? И в особенности эти ужасные припадки?
Вернувшись к себе в комнату, Тео с минуту постояла в задумчивости, а затем подошла к окну. Оно выходило на маленький балкончик, настолько узкий, что с трудом можно было встать. Такой же балкончик был у окна Сильвестра справа от Тео. На расстоянии двух этажей внизу простиралась Керзон-стрит. Тео вытянула шею и увидела, что занавески на окне Сильвестра колышутся от ветра. Значит, окно открыто.
Подчиняясь скорее импульсу, чем осознанному решению, она подбежала к шкафу, вытащила свой костюм для верховой езды и быстро оделась. Затем заплела волосы в косу, надела на ноги легкие сандалии с мягкой подошвой и вернулась к окну.
Высоты Тео никогда не боялась. С юных лет она лазала по утесам над Лалуорт-Коув. Но шумная лондонская улица наполняла Тео если не страхом, то беспокойством, во всяком случае.
Тео повернулась лицом к стене и перекинула ногу через низенькую резную решетку, нащупывая кирпичный выступ между двумя балконами. Достигнув его, она оседлала решетку и собралась с духом. Когда она перекинет вторую ногу, ей придется стоять на этом узком выступе, где могли уместиться только носки ее сандалий. Но она сможет дотянуться до другого балкона рукой. Попытка удалась, и теперь Тео крепко держалась за оба балкона. Как только ее нога коснется балкона Сильвестра, она может считать себя в безопасности.
Все это было чистейшим безумием, и Тео отдавала себе отчет в этом. Но она должна была так поступить, она нужна Сильвестру.
Вознеся Небесам короткую молитву, которая, она надеялась, тут же достигнет высокой инстанции, Тео перекинула на узенький карниз другую ногу и на какой-то ужасный миг повисла над улицей, уцепившись руками за оба балкона. Когда она осторожно перелезла через решетку соседнего балкона, то испустила вздох облегчения, не забыв поблагодарить Создателя за поддержку.
Минуту спустя она уже открывала окно в комнату Сильвестра. В ней было душно, как в парнике.
— Кто здесь? — Генри безумными глазами смотрел на Тео, не в силах понять, что происходит.
— Это я, — спокойно проговорила Тео, вступая в спальню.
Она почти не общалась с Генри, как и остальные домочадцы. Он был особо приближенным и поверенным графа в его личных делах. Это положение следовало изменить.
— Миледи! — Удивлению слуги не было предела.
— В чем дело, Генри? — раздался прерывистый голос Сильвестра. Он говорил словно дряхлый старик и напомнил Тео ее деда в последние дни жизни.
— Все в порядке, милорд, не беспокойтесь, — проговорил Генри, беря Тео за руку. — Вам следует немедленно уйти, миледи. Его светлость не принимает визитеров.
— Я не визитер, Генри. — Она выдернула руку, тон ее был ледяным. — Я его жена.
— Я вынужден настаивать, миледи! — Он снова взял Тео за руку.
— Убери свою лапу, пока я ее не сломала, — все с той же холодной яростью проговорила Тео и ребром свободной руки ударила его по запястью.
С постели донеслись стоны, наполнившие Тео жалостью. Генри, не ожидавший сопротивления, отпустил ее.
— Благодарю, — проговорила Тео, брезгливо отряхивая рукав. — Вы забыли, кто я, мой друг? Вы горько пожалеете, если мне придется еще раз напомнить вам об этом.
Генри остался стоять с открытым ртом, а Тео быстро подошла к постели и отодвинула занавеску у изголовья.
Лицо графа казалось призрачным, веки набухли, меж бровей и у рта залегли глубокие складки, свидетельствовавшие о перенесенном страдании.
Рука его искала на столике стакан с водой. Тео взяла стакан и поднесла к губам графа.
— Тео? — прохрипел Сильвестр. — Что ты здесь делаешь?
— Ш-ш… Генри прав, тебе не надо волноваться.
— Но как ты здесь очутилась?
— Я влетела в окно, — объяснила Тео, прикладываясь губами к его лбу. — Мне очень хотелось утишить твою боль.
Губы графа сложились в слабое подобие улыбки, но то, что он хотел сказать, превратилось в стон.
Генри рванулся к нему, но Тео опередила его и держала тазик до тех пор, пока Сильвестр снова не упал на подушки, терзаемый возобновившейся болью.
Тео вытерла ему рот, омыла лицо и положила на лоб полотенце, пропитанное лавандой, не обращая внимания на вертевшегося рядом Генри.
— Уходи, Тео, — пробормотал Сильвестр через минуту. — Я благодарен тебе, но не хочу, чтобы ты видела меня…
— Ш-ш… — прервала она его. — Ты мой муж, и я хочу быть рядом с тобой. И ты ничего не можешь сделать.
То ли из-за слабости, то ли смирившись, Сильвестр больше не возражал и лежал тихо, лишь лицо его кривилось от боли.
Тео отошла от постели и, не обращая внимания на обиженного камердинера, сказала:
— Я должна повидать леди Джилбрайт, но я сразу же вернусь. Дверь не запирать!
Тон юной графини не допускал возражений, и Генри, почувствовав это, поклонился и пошел открывать дверь.
Тео поспешила вниз. Еще на лестнице она услышала из холла раздраженный голос свекрови:
— Просто не понимаю, как можно так себя вести! Скоро полдень, а никаких признаков ни Стоунриджа, ни его жены.
— Прошу прощения, сударыня, — сказала Тео, сбегая с последних ступенек. — Сильвестр болен.
— Болен? Что значит — болен? Он никогда в жизни ничем не болел. А вы что за соня, милочка, что так поздно принимаетесь за дела?
Последнее замечание Тео предпочла проигнорировать.
— У Сильвестра рана, которая вызывает у него ужасные головные боли, — проговорила она, изо всех сил стараясь сохранить спокойствие. — Боюсь, что сегодня не смогу уделить вам должного внимания. Мне надо быть рядом с мужем. Пожалуйста, распорядитесь обо всем, что вам необходимо. А если захотите выезжать, ландо к вашим услугам. А теперь прошу извинить меня…
— Бог мой, милочка! Если у мужчины болит голова, значит, он накануне выпил лишнего. Всего-то надо принять порошок и хорошенько проспаться. И нет нужды плясать вокруг него. Я хочу, чтобы вы сопровождали меня, так как Мери все еще хлю… все еще нездорова.
— Еще раз прошу меня извинить, но я останусь с мужем. Фостер все устроит.
Леди Джилбрайт покрылась красными пятнами и готова была взорваться, но Тео не стала дожидаться апофеоза. Она повернулась и побежала наверх.
Когда Тео вошла, Генри сердито взглянул на нее, но благоразумно отошел в сторону.
Весь день и половину ночи Тео провела у постели мужа, стараясь облегчить его страдания. Жестокие боли превратили этого сильного решительного человека в немощный кусок плоти.
Генри, поначалу весьма скептически отнесшийся к присутствию Тео, изменил свое мнение, когда проходил час за часом, а Тео не сдавалась, делала все необходимое и не стеснялась спрашивать его советов. Генри рассказал ей, как он нашел графа едва живого, с головой, перевязанной пропитанными кровью, грязными бинтами. Он в красках описал тюрьму, где они томились без медицинской помощи и лекарств почти целый год.
Тео внимательно слушала. Еще несколько кусочков в головоломке становились на место.
— Вы были в Вимьере с его светлостью? — шепотом спросила она, когда они отошли от кровати и ужинали у открытого окна.
Генри покачал головой:
— Нет, миледи. Но его светлость рассказывал о Вимьере во время своей болезни.
— И что же он говорил? — Тео пыталась скрыть свое любопытство.
— О, он большей частью был без сознания, миледи, и его подчас трудно было понять. Главное же, граф до сих пор не может вспомнить, что же произошло до того, как его ранили.
— О, — разочарованно протянула Тео. Затем она вернулась к постели больного.
— Не дать ли ему настойки опия? — тихо спросил Генри. — Прошло уже четверть часа, как его тошнило в последний раз. Может быть, лекарство успеет подействовать и он уснет.
— И тогда ему станет легче? — спросила Тео, наблюдая, как Генри отмерял лекарство и разбавлял его водой.
— Выпейте, милорд.
Генри поднял графу голову и поднес стакан к его губам. Сильвестр проглотил лекарство, не открывая глаз. Казалось, он никого не узнавал.
Генри отошел от кровати и задернул полог.
— Вам самой, миледи, не мешало бы отдохнуть. А я побуду здесь.
Тео смертельно устала. Ночь была очень тяжелой. Она прислушалась. Дыхание Сильвестра становилось более глубоким и спокойным.
— Он спит, миледи, — сказал слуга.
— Да. А когда он был в тюрьме, у него тоже были такие приступы или они появились позже?
— Нет, тогда они были еще тяжелее, — пояснил Генри. — Проклятые французы не давали ему никаких лекарств. И он все стонал… и выкрикивал чье-то имя.
— Какое имя?
Генри покачал головой:
— Я не могу вспомнить точно. — Он вытащил складную кровать. — Кажется, Джералд. Майлз… Найлз… Майлз Джералд или что-то в этом роде.
Майлз или Найлз Джералд. Тео пожала плечами и повернулась к двери.
— Спокойной ночи, Генри. Позови меня, если понадобится моя помощь.
— Спокойной ночи, миледи.
Тео прошла к себе в спальню и закрыла за собой дверь. Она слишком устала, кое-как стянула с себя одежду и упала на кровать, тотчас провалившись в глубокий сон.
На следующее утро она проснулась очень рано, выскользнула из своей комнаты и приложила ухо к двери Сильвестра. Она услышала лишь глубокое стесненное дыхание, прерываемое похрапыванием Генри. Эти сонные звуки наполнили ее чувством облегчения. Должно быть, страшно жить на свете, зная, что независимо от твоей воли ужасная боль может поразить тебя в любую минуту и ты бессилен предотвратить ее.
Вернувшись к себе, Тео позвонила Доре и, когда служанка появилась, попросила се приготовить горячую ванну. Она искупалась и неторопливо оделась, выпила шоколада и съела бисквит, обдумывая, что делать дальше. Надо бы съездить на Брук-стрит и попросить маму помочь ей занять леди Джилбрайт. Если Тео избавится от этих обязанностей, у нее будет больше времени заняться разгадкой тайны, окружавшей ее мужа. Может быть, Эдвард найдет в Лондоне кого-нибудь, кто был тогда в Вимьере вместе с Сильвестром?
Было еще рано, когда Тео спустилась вниз. Фостер доложил, что ни леди Джилбрайт, ни мисс Джилбрайт еще не вставали. Значит, у Тео в распоряжении есть не меньше двух часов.
— Прикажите подать мою двуколку, Фостер. Я поеду на Брук-стрит.
Фостер вышел, а Тео тем временем написала записку Сильвестру и побежала обратно наверх. У себя в комнате она приладила перед зеркалом шляпку, прихватила перчатки и хлыст, затем на цыпочках подошла к двери Сильвестра и тихо открыла ее. Полог кровати был все еще задернут. Генри, тихо ступая, приводил комнату в порядок.
— Он все еще спит?
— Да, миледи.
— Передайте ему эту записку, пожалуйста, когда он проснется.
— Хорошо, миледи.
Генри принял записку с почтительным поклоном.
Было прекрасное утро, и когда Тео села в свою двуколку, настроение у нее заметно улучшилось. В ней что-то переменилось за долгие часы, которые она провела у постели Сильвестра. Переменилось? Да нет же, она просто поняла, что любит своего мужа! По крайней мере это было единственным объяснением того, что она с нетерпением ожидала вновь увидеть его улыбку, холодные серые глаза, почувствовать сильные руки. Сердце ее учащенно забилось. Надо было давно прийти ему на помощь, а не выкидывать всякие фортели. В это морозное великолепное утро все казалось Тео наполненным особым волшебством: богатые краски осени, запах дымящихся каминов, розовощекие ребятишки, играющие в сквере.
Она сделала красивый разворот на Беркли-сквер, радуясь тому, как ловко орудует кнутом. Жалко, Сильвестр этого не видит.
В это же время Нейл Джерард, прогуливаясь, шел к скверу. Сердце его подпрыгнуло, когда он увидел Тео. Кроме грума, с ней никого не было. Вчера он заходил на Керзон-стрит в надежде начать игру, но дворецкий сказал, что ее светлость никого не принимает. Но сейчас ему предоставлялась прекрасная возможность закинуть наживку.
Тео все еще была под впечатлением от своего искусного управления экипажем, когда на глаза ей попалась фигура на тротуаре. Она сразу же натянула вожжи, узнав Нейла Джерарда.
Майлз Джералд! Случайно ли это созвучие имен? Наверное, нет. Ее охватило сильное волнение.
— Доброе утро, сэр, — улыбнулась Тео. — А вы рано выходите на прогулку, капитан Джерард.
— Могу сказать то же и о вас, леди Стоунридж.
Нейл подошел к двуколке и тоже улыбнулся Тео.
— Не хочу быть неучтивым, но я видел, как вы блестяще срезали угол. Прекрасно владеете кнутом.
— О, благодарю вас, сэр. Я еду на Брук-стрит. Могу пас подвезти.
У Тео не было никакого плана, но она надеялась, что по дороге ее посетит вдохновение. О, что за синяки! Такое впечатление, что капитан встретился с мостовой лицом к лицу.
— Вы оказываете мне большую честь, леди Стоунридж. — Он вскарабкался в двуколку. — Брук-стрит мне по пути. Тео тронула лошадь.
— Вы были со Стоунриджем в Вимьере? — как бы между прочим спросила Тео. — Не могу припомнить, говорили ли вы об этом на вечере в «Олмэксе».
В голове у Нейла пронесся вихрь. Что ей известно? Что хочет узнать?
— Да, я был там, но мы служили в разных частях.
— Понимаю. Тогда вам здорово повезло. Вы закончили кампанию живым и невредимым.
— Если вы имеете в виду ту неприятную историю с Сильвестром, то она уже прочно забыта, — выдавил наконец Джерард.
— Какая история? — Тео повернулась к нему с невинным видом. — Вы говорите о военном суде? Но мой муж был оправдан, не так ли?
— Разумеется, — спокойно проговорил он. — Этот процесс был обычной формальностью. Но конечно, неприятной для вашего мужа.
— Я так и думала. — Тео взглянула на Джерарда. — Но ведь вы были где-то поблизости, сэр, не так ли?
Это был выстрел наудачу, но если имя этого человека преследовало Сильвестра в бреду, Тео могла попасть в яблочко.
Глаза Джерарда забегали, на лице появились признаки страха.
— Вы ошибаетесь, сударыня. Мое подразделение было далеко, — ответил он, помолчав.
Лжет! Тео, исполнившись уверенности, попыталась унять дрожь. Он не только лгал, но и по какой-то причине боялся.
— Насколько я знаю, ваша сестра, леди Эмили, помолвлена с лейтенантом Ферфаксом? — вдруг спросил Джерард. — Он тоже служил на полуострове.
— Да, вы правы, — ответила Тео, радуясь перемене темы. Ей нужно было время, чтобы сосредоточиться. — Свадьба назначена на июнь.
Они доехали до перекрестка, и Тео остановила экипаж.
— Если не возражаете, я высажу вас здесь, капитан Джерард. — Она снова улыбнулась и протянула ему руку на прощание.
— Благодарю вас, леди Стоунридж. — Он пожал ей руку и легко спрыгнул на мостовую. — Мне хотелось бы отплатить за вашу любезность. Не окажете ли вы мне честь прокатиться со мной завтра? — Он одарил Тео самой приветливой улыбкой, на какую был способен. — Очень хочется посмотреть, как вы управитесь с моими гнедыми.
Отлично, подумала Тео, он играет ей на руку.
— С удовольствием, сэр, — ответила она и снова пустилась в путь.
Мог ли тот незнакомец в «Отдыхе рыбака» быть Нейлом Джерардом?
Ну конечно же, это он и был! Поэтому он и показался Тео знакомым. Кусочки головоломки начали складываться в картинку. Разгадка была близка. За покушением на Сильвестра стоял Джерард, и Сильвестр знал это. И все это было связано с Вимьерой. Но как именно?
Тео остановилась у Белмонт-Хаус и спрыгнула на землю, вручив вожжи груму.
— Отведи лошадей в конюшню, Билли. Экипаж мне понадобится часа через два.
— Будет сделано, леди Тео.
Грум увел лошадей, а Тео взбежала по ступенькам в дом.
Что же случилось в Вимьере? Сильвестр не мог вспомнить, но это связано с Нейлом Джерардом. И Джерард даст ей ответ. Может быть, даже завтра. Надо только все хорошенько обдумать.
Она постучалась, и дверь открылась.
— Доброе утро, Деннис. Леди Белмонт уже встала?
— Ее сиятельство и дочери завтракают, леди Стоунридж.
— Не докладывайте.
Тео бросила кнут на стул и направилась по коридору в гостиную, снимая на ходу перчатки.
— Всем привет! — проговорила она, входя.
— Тео? — удивленно воскликнула леди Белмонт. — Так рано!
Тео нагнулась, чтобы поцеловать мать.
— Да. Ведьмы все еще спят, и я удрала. Нет, мама, не сердись! — сказала Тео, увидев неодобрение на лице матери. — Я же с ними так не говорю! И просто умираю с голоду. Я еще не завтракала.
— Я заходила вчера на Керзон-стрит, но Фостер сказал, что ты со Стоунриджем и не можешь выйти ко мне, — обиженно сказала Рози, намазывая хлеб маслом.
— Да, у Сильвестра снова недомогание. Опять эти ужасные головные боли, мама. Ты помнишь, однажды это с ним случилось в Стоунридже.
— Бедняга, — сочувственно проговорила леди Илинор. — Надеюсь, сейчас ему лучше?
— Когда я уезжала, он спал.
Тео уселась за стол.
— Эмили, Кларисса, я хочу, чтобы вы поехали со мной по делам. Мы можем взять ландо, мама? Я приехала сюда на двуколке, но она не рассчитана на троих.
— По каким делам? — поинтересовалась Эмили, передавая ей кофейник.
— Это секрет, — ответила Тео, наливая кофе. — Но вы мне нужны обе для моральной поддержки.
— Тео, ты опять затеваешь какую-нибудь выходку? — спросила леди Илинор.
— Ну что ты, мама, какие выходки! — с невинной улыбкой заявила Тео, беря себе кусок ветчины.
— Лейтенант Ферфакс, миледи, — объявил дворецкий, прежде чем леди Илинор успела отреагировать на беспечное заявление дочери.
— Надеюсь, я не помешал, леди Белмонт? — спросил Эдвард, входя в гостиную. Он тут же отыскал глазами свою нареченную. — Понимаю, что явился рано, но…
— Не смог удержаться, — закончила за него Рози. — Не понимаю, почему бы тебе не переселиться к нам, Эдвард? И времени на дорогу не надо тратить. Ты ведь все равно постоянно здесь торчишь.
— Рози! — воскликнула Эмили. — Ты говоришь так, словно присутствие Эдварда здесь нежелательно!
— Совсем наоборот, — спокойно возразила Рози, беря еще один тост. — Я только констатирую факт. Это относится и к рыцарю Кларри. Он тоже практически переехал к нам.
— Хватит, Рози! — оборвала ее леди Илинор. — Садись, Эдвард, ты знаешь, что мы всегда тебе рады.
Эдвард сел рядом с Тео и, ухмыляясь, спросил:
— Тебе удалось удрать от этих злых кошек?
— Как не стыдно, Эдвард! — запротестовала леди Илинор. — Какой пример для Рози!
— А я не обращаю внимания, — тотчас же отозвалась девочка. — А Мери действительно позеленела от драконов? Кларри сказала, что она была похожа на стручок гороха, когда спускалась с лестницы.
— Ну хватит! Я не хочу больше слышать ни слова об этих Джилбрайтах, — проговорила леди Илинор тоном, который все так хорошо знали.
— Хорошо, мама, — ответила Тео с улыбкой. — Но не возьмешь ли ты их с собой на прием или еще куда-нибудь…
Выражение лица леди Белмонт ясно говорило, как мало ее обрадовала такая перспектива. Присутствующие рассмеялись, а леди Илинор покачала головой:
— Каждому приходится пить из чаши испытаний. Эдвард взял предложенную ему Эмили чашку кофе.
— Леди Илинор, разрешите мне с Эмили проехаться после завтрака в парк.
— Ой, только попозже! — перебила его Тео. — Эмили и Кларри поедут со мной по делу.
— Тогда, может быть, и я составлю вам компанию? Тео захихикала.
— Не думаю, что стоит к нам присоединяться, Эдвард. Ты можешь почувствовать себя весьма неловко. — Она повернулась к матери: — Так мы можем взять ландо?
Леди Илинор вздохнула:
— Да, если ты обещаешь вести себя прилично.
— Мама, я ведь замужняя женщина. Как ты можешь такое говорить?
— К сожалению, у меня есть на то основания, — ответила леди Илинор.
— Я должна к одиннадцати вернуться: Джонатан придет заканчивать мой портрет, — сказала Кларисса. — Он хочет повесить его в гостиной, чтобы его могли видеть гости миссис Лейси. Может быть, тогда он получит заказы.
— Я еще не видела портрета. Как ты оцениваешь сходство? — спросила Тео. Кларисса покраснела.
— Джонатан не позволяет мне смотреть на портрет, пока он не будет закончен.
— А я бы на твоем месте просто сняла покрывало и посмотрела, — заявила Рози.
— Но это нечестно! — воскликнула Кларисса.
— Почему? Он ведь рисует тебя, а не кого-нибудь другого, значит, портрет принадлежит тебе. По крайней мере я так думаю.
— У тебя, Рози, очень своеобразные взгляды и правила, как и у твоей сестры, — сказал Эдвард.
Тео взглянула на него. У них еще не было возможности обсудить наедине события в «Отдыхе рыбака». Эдвард, судя по всему, уже не сердится на нее, но ему любопытно узнать, что было потом между ней и Стоунриджем. Тео расскажет ему все, когда объяснит новый план. Участие Эдварда необходимо, но на сей раз его роль не требовала физического вмешательства. Тео была уверена, что сможет убедить Эдварда.
Она наклонилась к нему и, легонько потрепав по щеке, прощебетала:
— Ну перестань дуться!
— Кому-то же надо это делать, когда речь идет о тебе, — ответил Эдвард, уткнувшись в чашку, чтобы скрыть невольную улыбку.
Тео вполне устроил его ответ.
— Кларри надо вернуться к Джонатану, а мне — к дорогой свекрови, поэтому собирайтесь. Трудно сказать, сколько это займет времени.
— Что займет время? — раздался хор сопрано и солирующего тенора.
Но Тео только озорно улыбнулась и пошла отдать приказание насчет ландо.
Пятнадцать минут спустя они были на пути к Бонд-стрит.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любимая - Фэйзер Джейн



хороши роман
Любимая - Фэйзер Джейнлика
24.03.2013, 20.44





ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНЫЙ РОМАН.rn СПАСИБО ЗА БЕСПЛАТНОЕ ЧТЕНИЕ!
Любимая - Фэйзер ДжейнНУРДЖАХОН
3.05.2014, 16.06





Просто бесподобно! Автор и все ее романы СУПЕР!!!!!!!
Любимая - Фэйзер Джейнника
1.06.2014, 20.53





не мое чтиво.
Любимая - Фэйзер Джейнлёлища
18.01.2016, 10.06





Непонравилось. Роман для тех, кто любит бесконечные семейные скандалы.
Любимая - Фэйзер Джейнтатьяна
25.03.2016, 19.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100