Читать онлайн Любимая, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любимая - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.18 (Голосов: 66)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любимая - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любимая - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Любимая

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

Двуколка не была предназначена для троих пассажиров, и Тео оказалась у Эдварда на коленях.
Сильвестр молчал, а парочка авантюристов не смела шевелиться. Никто не проронил ни слова, пока Док-стрит не осталась позади. Тогда Эдвард прокашлялся и с явным смущением проговорил:
— Прошу прощения, сэр, за то, что я столь неуклюже пытался помочь. Я должен был подумать… по…
— Я не считаю вас ответственным за действия моей жены, Ферфакс, — прервал его Сильвестр твердым как сталь голосом.
Эдвард смолк, борясь со стыдом. Он должен был справиться с ситуацией, но вместо этого сам был спасен, как школьник, петушащийся перед признанным забиякой.
Тео с сочувствием взяла его руку. Она понимала, что он чувствовал. Эдвард взглянул на нее, молча виня в своем поражении. То, что произошло, яснее ясного доказывало ограниченность его возможностей.
Тео взглянула на мужа. Выражение его лица не предвещало ничего хорошего.
— Сильвестр! — неуверенно начала Тео.
— Думаю, ты не захочешь сейчас услышать, что я собираюсь тебе сказать. Подожди до дома.
Тео замолчала. Они миновали Сити, проехали мимо собора Святого Петра, вдоль Стренда, где ландшафт стал более знакомым, улицы шире, а частные дома более респектабельны, витрины магазинов наполнены предметами роскоши, взывавшими к фешенебельному Лондону.
Сильвестр поехал медленнее. Тео была рядом, и ему не о чем было беспокоиться.
— Вы не будете возражать, если я вас высажу на Пиккадилли, Ферфакс? — Вопрос прозвучал столь неожиданно, что Эдвард и Тео чуть не подпрыгнули.
— Нет, конечно же, нет, сэр, очень вам благодарен, — безутешным голосом проговорил Эдвард.
Сильвестр остановился на углу Пиккадилли и Сент-Джеймс-стрит, и Эдвард неловко слез на мостовую. Он постоял, раздумывая, что сказать, но граф пожелал ему всего хорошего, и его двуколка двинулась дальше.
Тео обернулась и приветственно взмахнула рукой. У нее был такой вид, словно ее везли на гильотину. Эдвард редко видел ее в таком состоянии, но про себя подумал, что в этом случае ее страхи оправданны. Даже неприятеля на поле брани он не воспринимал с таким трепетом, как графа Стоунриджа в сегодняшнем происшествии.
Эдвард исчез, и гнев Сильвестра вспыхнул с новой силой. Тео сегодня напугала его больше, чем кто-либо за всю его жизнь. Задержись он еще на минуту — и было бы поздно. Ужас, который он до сих пор сдерживал, охватил его и заставил задрожать. Когда же Сильвестр подумал о том, что только смутное предположение заставило его поехать в «Отдых рыбака», ему стало не по себе.
Он въехал во двор, вышел из двуколки и бросил поводья конюху, прежде чем протянул руку, чтобы помочь жене выйти.
Тео едва коснулась его руки и легко спрыгнула на землю.
Шрам у графа побелел, и Тео поняла, что еще никогда не видела мужа таким гневным. В животе у нее похолодело, ноги подкосились. Она никогда не была так напугана. Даже в «Отдыхе рыбака». Там у нее не было времени испугаться, но теперь она была испугана почти до смерти.
Она не знала человека, который управлял теперь ее жизнью, потому что он не позволял ей узнать себя. Она знала его тело и знала, что доставляет ему удовольствие. Знала и то, что может его рассмешить. Но это были поверхностные сведения. Как она могла понять его, если он скрывал свои сокровенные мысли, не посвящал ее в свои планы и решения, сообщал ей лишь скудные факты своей предыдущей жизни и совсем ничего не говорил о своих чувствах, характеризовавших человека, с которым ей предстоит провести всю свою жизнь.
Она не могла даже догадываться, что произойдет в следующую минуту.
Сильвестр подталкивал Тео, держа руку у нее на пояснице. Так он провел ее от конюшни до дома.
Дверь открыл Фостер, но при виде белого как мел лица графини и неприкрытого гнева графа быстро ретировался.
Сильвестр обхватил ее за талию и потащил через холл к лестнице с такой скоростью, что ее ноги едва касались паркета. Мраморная лестница казалась ей нескончаемой. Тео ощущала его близость, его дыхание на
своем затылке, тепло его тела. Но это была угрожающая близость, хотя прежде она всегда несла радость и предвкушение блаженства. Сейчас же ее обуревали дурные предчувствия. Сильвестр открыл дверь, и они очутились в спальне, окруженные знакомыми предметами. В камине весело потрескивали поленья.
Сильвестр с треском захлопнул за собой дверь. Тео повернулась к нему, и выражение ее синих глаз было платой за испытанный страх.
— Как ты посмела предпринять эту безрассудную авантюру? — резко спросил граф. Тео крепко сцепила руки.
— Я знаю, что это было глупо. Я не догадалась захватить с собой пистолет. Мне…
— Что! — прервал ее граф, не веря своим ушам. — Это все, что ты можешь сказать? Ты пренебрегла моими указаниями, вмешалась в мои дела, бездумно подвергла себя опасности и считаешь, что должна извиниться только за то, что забыла взять пистолет?!
— Как ты не понимаешь, — закричала Тео, — что мне ничего не оставалось делать? Ты обещал мне партнерство. Ты соблазнил меня этим обещанием, а вместо этого стараешься отдалиться от меня. Ты не позволяешь мне ничего о тебе узнать… — Тео отодвинулась от мужа. Слезы обиды застилали ей глаза. — И ты еще смеешь обвинять меня!
Сильвестр шагнул к ней, но остановился, чтобы унять дрожь.
— Я ничего не могу решать сейчас, — проговорил он. — Я не доверяю самому себе, находясь с тобой в одной комнате! — Сильвестр повернулся к двери. — Оставайся здесь и не смей выходить, пока я не вернусь.
— Что?
Опешив, Тео снова повернулась к нему.
— Отныне я намерен контролировать каждый твой шаг, — сурово ответил Сильвестр. — Поэтому оставайся в своей комнате и дай мне время, чтобы прийти в себя. Если ты сделаешь отсюда хоть шаг, то будешь жалеть об этом до своего смертного часа.
Потрясенная, Тео смотрела, как Сильвестр вышел и дверь за ним плотно захлопнулась. Ее бил озноб. Она смахнула слезы и подошла к окну. На улицу вышел Сильвестр, взглянул на окна, но если и увидел ее, то никак этого не показал. Затем он повернулся и зашагал вниз по улице, стегая тростью по зеленой изгороди.
Тео налила из графина стакан воды и медленно выпила, ожидая, когда пройдет дурнота и успокоится дыхание. Потом скинула туфли и, поджав ноги, уселась в глубокое кресло у камина. Самое ужасное было то, что ей пришлось открыть свои карты. Сильвестр теперь знал, что Тео не собирается терпеть его молчание. Зная своего мужа, она понимала, что он будет вынужден предпринять серьезные шаги, чтобы предотвратить вылазки с ее стороны. Она не сможет убедить Сильвестра довериться ей.
Тео откинула голову на подушки и выругалась себе под нос. Сильвестр, вероятно, бродит по лондонским улицам и продумывает способ превратить ее в образцовую жену. Миленькая маленькая женушка, которая греет его домашние туфли, заказывает его любимые блюда и молча склоняет голову, повинуясь каждому приказанию.
Но это ему не удастся! Тео посмотрела на закрытую дверь своей спальни. Может быть, и удастся, но она не нарушит его последнего приказания.
Звуки под окнами прервали ее размышления. Тео спрыгнула с кресла и подошла к окну. Перед дверьми дома остановилась почтовая карета, к крыше которой были приторочены бесчисленные коробки и чемоданы. Колеса кареты были покрыты грязью, бока сильно заляпаны. Очевидно, она проделала немалый путь. Шесть сопровождающих с мушкетонами сидели на лошадях — по-видимому, путешествие было опасным. Лакей открыл дверь и опустил ступеньки. Из экипажа вышла леди Джилбрайт. Она раздраженно отряхнула свои юбки и поправила шляпу, затем подняла к глазам лорнет и осмотрела фасад Белмонт-Хаус. Фостер поспешил им навстречу, чтобы приветствовать леди Джилбрайт и Мери, которая вынырнула из почтовой кареты, завернутая в пурпурную мантию. Она прижимала к носу носовой платок.
Тео с ужасом смотрела на огромное количество багажа на крыше экипажа. Сколько же времени, черт возьми, они собираются здесь пробыть?
Она обернулась, так как в дверь постучали.
— Извините, миледи, прибыла мать его сиятельства… леди Джилбрайт, — проговорила Дора, слегка запыхавшись.
— Спасибо, Дора.
Тео, улыбаясь, повернулась к зеркалу. Ей предоставлялся интересный выбор в приказах мужа: приветствовать его мать с должным почтением и гостеприимством или не покидать свою комнату. Тео выбрала первое. Вряд ли Сильвестр сможет обвинить ее.
В зеркале она выглядела взъерошенной. Дневное сражение и бегство от бандитов ради спасения жизни не способствовали изяществу внешности.
— Помоги мне переодеться, Дора… кремовое шелковое подойдет.
Тео начала вытаскивать шпильки из волос.
— Надо заново причесаться, но поживее, я не могу заставлять леди Джилбрайт ждать.
Десять минут спустя она поспешила вниз, где ее испуганному взору предстала огромная груда багажа, который все еще вносили лакеи.
— Ее светлость и мисс Джилбрайт в салоне, леди Тео, — провозгласил Фостер. — Я предложил им чаю, но ее светлость высказала сомнение, что ей здесь могут предложить хороший чай.
— Тогда принесите кофе. Мне помнится, ее светлость выказывает ему предпочтение. — Тео заговорщически подмигнула Фостеру и понизила голос до шепота: — Как долго они намерены оставаться?
У Фостера слегка дрогнули губы.
— Не знаю, миледи. Я думаю приготовить для мисс Джилбрайт китайскую комнату, а цветочную — для ее светлости.
Тео вошла в салон.
— Добро пожаловать в Белмонт-Хаус. Надеюсь, путешествие было не слишком утомительным?
— О, оно было просто ужасным, — заявила ее свекровь, поднимая к глазам лорнет и подвергая Тео суровому осмотру. — Хм… Кажется, твое лицо стало несколько светлее… немного улучшилось. А где Стоунридж?
— Он отправился по делам, миледи. Уверена, если бы он знал, что вы прибудете сегодня, он был бы уже здесь.
Тео повернулась к золовке, прижимающей к красному носу белый платок.
— Надеюсь, вы здоровы, Мери?
— Неужели она выглядит здоровой? — раздраженно спросила леди Джилбрайт. — Все время хнычет и шмыгает носом. Надеюсь, что этот шарлатан доктор Уэст сможет что-нибудь сделать для бедняжки. Хотя я не очень-то верю докторам.
— Если бы я могла принять горчичную ванну, мама, — простонала Мери, — уверена, мне сразу же стало бы легче.
— Кофе, миледи! — В салон вошел Фостер с подносом в руках.
— Благодарю. И… хм… хм… мисс Джилбрайт хотела бы принять горчичную ванну, если можно. — Она повернулась к страдалице и сочувственно осведомилась: — Тебе нужна только ножная ванна или ты погрузишься в нее вся?
Мери что-то пролепетала и взглянула рассерженно на мать. Надо же обсуждать такое при дворецком!
— Мы установим ванну в китайской комнате, миледи, — сдержанно проговорил Фостер, бросая взгляд на свою юную хозяйку. — Горничная, леди Джилбрайт, в вашей комнате ожидает указаний.
Тео предложила свекрови еще кофе, но та заявила, что он слишком крепкий и вреден для тех, кто страдает печенью.
— Вам тоже не мешает проконсультироваться у доктора Уэста, — прощебетала Тео, наливая себе молока. — По поводу печени, например.
— Моя печень, милочка, кроме меня, никого не касается, — провозгласила леди Джилбрайт. — Удивляюсь, как это леди Илинор не научила вас не задавать неуместных вопросов. Но ведь Белмонтам никогда не хватало утонченности!
Тео почувствовала, как кровь прилила к ее щекам, и прикусила язык, чтобы сдержаться.
— Кофе, Мери?
— Я не пью кофе, — обидчиво отозвалась золовка, словно Тео должна была знать об этом. — Я хотела бы пройти в свою комнату.
— Ради Бога, я провожу вас наверх.
Тео поднялась и направилась к двери. Она посмотрела в окно, выходящее на улицу, и узнала фигуру своего мужа, крупными шагами направлявшегося к дому. Сердце у нее ушло в пятки, и она вознесла молитву к Небу, чтобы Сильвестр достаточно остыл и разумно отнесся к ее присутствию внизу.
Когда Сильвестр подходил к дому, он все еще хмурился, но гнев его уже улетучился, и теперь он вполне владел собой. Первым делом он собирался завтра утром отправить Тео в Стоунридж. Самое разумное решение. Тео будет в стороне, пока он разберется с Джерардом.
Он также даст ей понять, что не потерпит более ее выходок.
Граф вошел в холл в тот момент, когда лакей вносил последние чемоданы.
— О, Сильвестр, ты вернулся! — донесся из гостиной голос Тео. — Посмотри, приехали твоя мама и сестра.
Она, улыбаясь, вышла в холл, но при виде лица графа ее улыбка угасла и в глазах появилась озабоченность.
— Я спустилась их встретить, — проговорила Тео извиняющимся тоном и чуть пожала плечами, словно говоря: «А что я должна была делать, по-твоему?»
Он слегка кивнул ей, то ли принимая к сведению сказанное, то ли одобряя ее действия, и повернулся, чтобы приветствовать гостей и получить от Мери свою долю жалоб на слабое здоровье.
— Твоя сестра пожелала принять горчичную ванну, — сказала Тео, — и, я думаю, леди Джилбрайт захочет отдохнуть перед обедом.
Сильвестр снова кивнул, но теперь в знак того, что принимает ее объяснения, и сказал матери:
— Боюсь, что должен буду оставить вас этим вечером. У меня уже назначена встреча, от которой я не могу отказаться. Возмущенный вздох Тео чуть не заставил его рассмеяться. Вечер наедине с его матерью и сестрой будет женушке достойным наказанием. Ничего лучшего и придумать нельзя.
Сильвестр сам проводил мать и сестру наверх и затем оставил, сказав, что ему надо переодеться для вечерней встречи. Но они увидятся завтра утром. При этом взгляд графа скользнул по лицу жены, и Тео поняла, что эти слова относятся и к ней тоже. Она должна дождаться утра, чтобы узнать о его решении.
Тео смотрела на удаляющуюся спину мужа, скрипя зубами от раздражения, а затем снова повернулась к свекрови.
Когда Генри помогал Сильвестру переодеваться, он сразу понял, что его господин не склонен к разговорам. Граф хмурился, небрежно завязывая галстук.
Он не мог отослать Тео, пока здесь находится его мать. Оставалось надеяться, что дорогие гости так заморочат ей голову, что у Тео не останется времени на выкрутасы, а как только они уедут, граф отправит Тео обратно в провинцию.
Полчаса спустя он покинул дом, радуясь, что отвертелся от скучного и утомительного вечера, который ожидал Тео. Но он не знал, что Тео уже приняла меры, послав гонцов с просьбой о поддержке.
Не прошло и часа, как семья Белмонт, Эдвард Ферфакс и Джонатан Лейси прибыли спасать отчаявшуюся Тео.
Нейл Джерард готовился к встрече гостей в своем доме на Хаф-Мун-стрит. Все они в прошлом или настоящем служили в Третьем драгунском полку, и Нейл надеялся развеять все их сомнения относительно Сильвестра Джилбрайта.
После этого у Сильвестра отпадет желание копаться в прошлом. Не в его интересах было бы извлекать на свет старую историю, которую теперь все предпочитали забыть. Но в качестве наивысшей гарантии своей безопасности Нейл рассчитывал на небольшой спектакль с леди Стоунридж в главной роли. Он знал непомерную гордость Сильвестра. Джилбрайт подтвердит все, что угодно, чем выставит напоказ похождения своей жены, следствием которых будет ее измена супружескому долгу.
А такая договоренность с Джилбрайтом положит конец унизительным контактам с Джадом О'Фланнери.
Раздался стук в дверь, и Нейл услышал, как его слуга поспешил открыть ее. Судя по голосам, несколько гостей прибыли вместе.
— Привет, Нейл! — Потирая руки, в комнату вошел бравый капитан с пышными усами и бакенбардами. — Сегодня холодный ветер.
Взгляд прибывшего застыл на лице хозяина.
— Бог ты мой, что с. тобой случилось? Вот это синячищи! Нейл тронул свой подбитый глаз и слабо улыбнулся.
— Свалился с лошади, — пояснил он. — Негодная скотина! Я подумываю отправить ее на живодерню.
— Да, я всегда говорил, что с такими лошадьми лучшего ничего не придумаешь, — весело заявил капитан. — Но посмотри, с кем я встретился у твоих дверей.
Он указал на цветущего джентльмена с голубыми глазами, который вошел в комнату вслед за ним.
— Я уже несколько месяцев не встречал старину Барни. Где ты обретался, дружище?
— В Испании, с герцогом.
— При штабе, да? — Капитан взял предложенную хозяином рюмку вина. — Как там дела?
Второй джентльмен ответил не сразу. Он посмотрел на накрытый в нише у окна стол.
— А ты ожидаешь много народу, Нейл?
— Только пятерых. Будут еще Питер Фортескью и Сильвестр Джилбрайт.
— Стоунридж? — удивленно проговорил Барни. — Я слышал, он сейчас в городе. Кажется, женился?
— Совсем недавно, вскоре после того, как унаследовал титул.
— Хм… Мне казалось, ты его не принимаешь после того скандала в Вимьере.
Нейл пожал плечами:
— С тех пор много воды утекло, да и никто, собственно, не знает, что же произошло на самом деле. Он ведь был оправдан. И потом, трудно отказываться от старой дружбы. Гости согласно закивали.
— Что до меня, то я всегда считал его честным малым, — проговорил капитан, глядя в пустую рюмку.
— Вот и отлично. — Нейл улыбнулся и снова налил гостям вина.
В дверь снова постучались. Нейл надеялся, что это Фортескью, тогда к приходу Сильвестра все придут к решению, как его принять.
В дверях показалась долговязая фигура майора Фортескью. Друзья сердечно приветствовали его. Нейл тотчас же наполнил его рюмку и в третий раз ответил на вопрос о своей внешности.
— Нейл ожидает Джилбрайта, — проговорил капитан. — Ты помнишь это подозрительное дело в Вимьере?
— Отлично помню и никогда не верил ни единому слову обвинения, — заявил Фортескью. — Сильвестр свалял дурака, подав в отставку. Это и сделало его виноватым.
— Но он был тяжело ранен, — напомнил Нейл.
— Верно, но никто не принуждал его к отставке.
Майор сделал добрый глоток вина.
Сильвестр слышал этот разговор, стоя в холле и вручая слуге плащ и перчатки. Голоса были ему хорошо знакомы. Джерард не сказал ему, кто будет у него в гостях, но, по всей видимости, он решил устроить встречу старых друзей. Что, черт возьми, он затевает? Не обернется ли это новым унижением, несмотря на проявленные Нейлом знаки дружбы?
Сильвестр собрался с силами перед тем, как войти в комнату.
— Лорд Стоунридж! — объявил слуга.
— А, Сильвестр, добро пожаловать! Присутствующие заулыбались, Нейл пошел ему навстречу.
— Предупрежу твой вопрос, Сильвестр: меня сбросила лошадь. Ты, конечно, со всеми здесь знаком.
— Разумеется, но мы так давно не встречались, — с нажимом проговорил граф.
— Слишком давно, — подхватил Фортескью, с жаром пожимая ему руку. — Но почему ты так поспешил с отставкой?
— А мое ранение, Питер? — сказал Сильвестр. — Оно все еще дает о себе знать.
Питер взглянул в глаза Сильвестру. Казалось, он колеблется, и граф догадался, что тот хочет спросить о Вимьере. Но прежде чем майор успел это сделать, Джерард весело проговорил:
— Рюмку кларета, Сильвестр, и пойдемте ближе к камину.
Присутствующие выпили за здоровье Сильвестра. Но подходящий момент для расспросов был упущен.
Сильвестр подумал, как легко можно было все уладить. Все забыто, он принят и прощен. Но как примириться с самим собой? И к тому же факт оставался фактом: Джерард пытался его убить.
За карточным столом все видели, что Нейл играет невнимательно, и это просто бесило капитана, который был его партнером. Когда игра закончилась, майор Фортескью выразил общее мнение:
— Для человека, столь плохо играющего в карты, не по карману хороший кларет. — Он похлопал Джерарда по плечу. — Чертовски хороший кларет, и если ты выпил лишнего, не могу тебя в этом винить.
— Возможно, что и так, — хмуро отозвался капитан. — Но из-за тебя я потерял чистых пятьдесят фунтов, Джерард. Мне следовало уступить Барни свое место.
Но Сильвестр заметил, что Джерард пил мало.
Когда вечеринка уже подходила к концу, Сильвестр посмотрел на Джерарда и опытным взглядом увидел в его глазах страх, какой частенько видел в детстве. Он был полон непреодолимого отвращения к этому человеку, чувства гораздо более сильного, чем гнев, и понял, что оно появилось не сегодня, а в те далекие школьные дни.
Гости разошлись. Сильвестр уселся у камина, не желая замечать охватившую Нейла панику.
— Отличный вечер, Нейл, я тебе очень благодарен. Граф, улыбаясь, принял предложенную рюмку и начал игру.
— Скажи, вы обсуждали Вимьеру до моего прихода? У Нейла забегали глаза, он заставил себя улыбнуться.
— Так, одно-два слова. Все согласились, что это дело прошлое и не стоит из-за него портить старую дружбу.
— Тогда я действительно в большом долгу перед тобой, — задумчиво проговорил Сильвестр, чуть прикрыв глаза, чтобы Нейл не заметил их блеска. — Согласен, дело прошлое, но, может быть, теперь ты мне расскажешь, что же все-таки произошло в тот день?
Джерард поджал губы и сделал рукой жест, словно бы отмахиваясь от вопроса.
— Нет никакого смысла начинать все сначала, Сильвестр.
— Но ты должен был прийти с подкреплением. Ты своими глазами видел, как я сдался?
Джерард закрыл глаза и постарался сделать вид, словно эти воспоминания были для него слишком болезненны.
— Я ведь сказал на суде, что не видел этого. Так что мне нечего добавить по этому поводу.
— Но ты пришел с подкреплением?
— Да. Согласно приказу.
— Какими силами? — медленно спросил Сильвестр.
— Со мной было полторы сотни солдат.
— Но тогда какого черта мне было сдаваться? — Сильвестр поднял голову и устремил на Нейла пронзительный взгляд. — Как мне говорили, французы захватили знамя, перебив моих людей. Почему не убили и командира?
— Мне нечего тебе сказать, Сильвестр. — Нейл вдруг резко встал. — Никто не знал и не знает правды, так почему бы тебе не оставить это дело в покое?
Сильвестр тоже поднялся.
— Я не могу этого сделать, Нейл. Я не могу жить с сознанием, что совершил нечто постыдное. Я должен узнать, что же произошло на самом деле.
Граф внимательно следил за лицом Нейла и видел, как в глазах у того снова появился страх.
Граф резко поставил рюмку на стол, и она с нежным звоном раскололась. Он пожал плечами, словно извиняясь за свою неловкость.
— Ну, мне пора идти, я и так уже слишком задержался. Но мы славно посидели, как в доброе старое время, — весело проговорил Сильвестр и направился в холл. — Надеюсь все же, что память вернется ко мне и правда наконец восторжествует.
С этими словами он взял у слуги плащ и перчатки.
— Еще раз спасибо за приятный вечер. Когда Сильвестр пожимал руку хозяина, улыбка его была дружеской, но вдруг он словно что-то вспомнил.
— А как звали твоего сержанта? Того, что свидетельствовал на военном суде? Ужасное лицо, но, думаю, вояка отменный.
Джерард покачал головой:
— Я не помню его имени.
— Жаль, я бы мог его найти. Ну, еще раз до свидания!
Граф быстро спустился по лестнице и поднял руку в прощальном приветствии. На лице Нейла застыл ужас. Он усиленно тер подбитый глаз.
Джад О'Фланнери на суде был немногословен. Сильвестр хорошо помнил его лицо с нашлепкой на глазу и огромным красным шрамом на щеке.
Одно лишь упоминание об этом человеке вызвало панику у Джерарда.
Сильвестр с минуту стоял на мостовой, задумчиво глядя перед собой, затем круто повернулся и пошел в направлении, противоположном Керзон-стрит.
Нейл Джерард набросил пальто и вышел из дома через заднее крыльцо. Он шел к Джермин-стрит, в дом, где его хорошо знали и где всегда охотно угождали его вкусам. Хозяйка заведения привела ему маленькую девочку с волосами, заплетенными в короткие косички. Она очень убедительно изображала страсть и громко вскрикивала, когда, по ее мнению, этого требовали обстоятельства. Но глаза ее оставались пустыми, даже когда Джерард причинял ей боль. Он вымещал на маленькой проститутке всю злобу, горечь и страх, которые только что испытал.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любимая - Фэйзер Джейн



хороши роман
Любимая - Фэйзер Джейнлика
24.03.2013, 20.44





ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНЫЙ РОМАН.rn СПАСИБО ЗА БЕСПЛАТНОЕ ЧТЕНИЕ!
Любимая - Фэйзер ДжейнНУРДЖАХОН
3.05.2014, 16.06





Просто бесподобно! Автор и все ее романы СУПЕР!!!!!!!
Любимая - Фэйзер Джейнника
1.06.2014, 20.53





не мое чтиво.
Любимая - Фэйзер Джейнлёлища
18.01.2016, 10.06





Непонравилось. Роман для тех, кто любит бесконечные семейные скандалы.
Любимая - Фэйзер Джейнтатьяна
25.03.2016, 19.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100