Читать онлайн Коршун и горлица, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Коршун и горлица - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.09 (Голосов: 68)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Коршун и горлица - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Коршун и горлица - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Коршун и горлица

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

— Вот ответ на записку моего отца.
Айка аккуратно свернула пергамент в трубочку и отдала его ожидавшей Нафиссе.
— Смотри, чтобы тебя никто не видел.
Как будто она сама об этом не беспокоится, — подумала Нафисса насмешливо, кланяясь и принимая от своей госпожи пергамент. Уж наверное, госпожа Айка совершенно уверена, что она постарается сделать так, чтобы об этом поручении никто не узнал. Если кто-нибудь в стенах Альгамбры проведает о том, что она способствует тайной переписке предательского характера, ее тут же приговорят к смерти, несмотря даже на то, что она не более чем слуга и не может ослушаться приказа.
Айка подошла к окну, из которого могла видеть ускользнувшую Нафиссу.
На небе висела полная луна, освещавшая пространство хрупким, серебряным светом, столь непохожим на летний — золотой и обильный.
Ночь, казалось, становилась прохладнее от лунного света, а заснеженные горные вершины подступали еще ближе, тем самым как бы еще сильнее остужая воздух.
Во дворце царила полная тишина, стояла глубокая ночь, и только часовые на башне хранили бдительность. Ее дядя с друзьями, вероятнее всего, отдыхают, если только не находятся сейчас в объятиях альгамбрских гурий. Подобные увеселения были всегда доступны для гостей.
А Абул? Он тоже сейчас в объятиях гурии? Теперь уж недолго ему там находиться, — подумала Айка с удовлетворением. Бобдил рассказал ей о ссоре, которая произошла сегодня утром из-за этой женщины, и дядя намекнул ей о том, что сердится на Абула, хотя и сделал это невероятно тонко, так что ее молчаливые слуги ни о чем не догадались. Но Айка поняла, что зерно обиды упало на удобренную почву и должно было скоро пустить корни вражды.
А ее отец прислушается к Каледу.
Она отошла от окна, слишком возбужденная и полная триумфа, чтобы спать. Пока еще рано было считать цыплят, но яйца были уже теплыми.
В башне Абул лежал возле Сарита. Он думал, что теперь она заснула, но до этого она очень долго бодрствовала. Он положил руку ей на бедро. Не последовало никакого ответа с ее стороны, никакого, даже непроизвольного подергивания кожи, которое всегда следовало за его прикосновением.
Его переполняла глубокая депрессия, тело его изнывало от нужды, как будто не сумело удовлетвориться прошедшими часами любви. Но эта нужда была гораздо более сложной, нежели просто телесная неудовлетворенность. Она происходила от отсутствия духовного контакта. О, Сарита пыталась убедить его в том', что находится душой с ним, но притворство ее было очевидным для того, кто знал ее также хорошо, как себя самого. Она делала все то же самое, что и обычно, и издавала те же звуки, что и всегда, но все же не сумела его обмануть. По какой-то причине он все же позволил ей продолжать притворство и теперь чувствовал к себе презрение. Ему следовало прекратить это, сказать ей, что, если она не в настроении, то ей совсем не нужно симулировать возбуждение, что подобное притворство является самым большим оскорблением, которое женщина может нанести мужчине.
Но раньше Сарита бывала не в настроении для любви?
Он позволил этому продолжаться, потому что боялся остановиться, боялся признать свое поражение. А потом она нежно прикасалась к нему, и целовала, но не так, как делала это обычно — как бы в благодарность за доставленное удовольствие, а по-другому — с грустью, которая сначала поразила его, а потом наполнила гневом на нее за то, что она не доверила ему правды. Он скрыл свой гнев так же, как она пыталась скрыть свое физическое безразличие к его ласкам, и, в конце концов, она уснула. Как это могло случиться к тому, что фундамент их любви оказался столь зыбким, в то время как он считал его прочным как сталь. Стараясь не потревожить спящую, он соскользнул с дивана и оделся. Потом, в первый раз после истинного начала их любви, вернулся в свои собственные апартаменты, где в одиночестве встретил рассвет.
Сарита проснулась рано. Рука ее автоматически потянулась к тому, кто обычно лежал с ней рядом, но уткнулась в пустое пространство. Удивившись, она позвала его, но ответом ей была тишина, и она поняла, что совершенно одна. Почему он ушел, не сказав ей ни слова?
Она откинулась на подушки, вспомнив тот ужасный обман.. Она не смогла провести Абула, и все же они продолжали телодвижения, но избегали смотреть друг на друга так, как делали это в моменты полного слияния; тогда, когда их души соединялись, так же как и тела в той кульминации, которая была временами подобна взрыву или мягкому падению, а временами быстрому прыжку вниз головой, от которого захватывало дух и который заставлял ее экзальтированно хохотать.
Зачем она притворялась? Ведь так просто было сказать, что она устала. Он бы ничуть не обиделся и не воспринял это как отказ. Но какой-то глубоко сидящий в ней страх не позволил ей сказать правду. Как могло случиться, что она устала, для того чтобы заниматься любовью? Может быть, внутри нее сидит рак, пожирающий ее изнутри? Если она признается себе в этих симптомах, значит признает и то, что с ней происходит что-то серьезное. До сих пор она боролась, заставляя вести себя, как обычно, не обращая внимания на свою немощь, но больше она не может этого делать. Сарита постаралась вздохнуть, но в горле ее как будто застрял комок, не дававший доступ воздуху. Она конвульсивно глотнула и на какой-то миг у нее возникло такое чувство, будто она тонет. На глазах ее появились слезы отчаяния. Она не слышала, как открылась дверь и осознала, что к ней пришла Кадига только тогда, когда та встала возле ее кровати.
— Ты напугала меня, — Сарита поспешила вытереть слезы.
— Извини, — я не хотела беспокоить тебя на тот случай, если бы господин Абул все еще был с тобой.
При этих словах из глаз Сариты снова брызнули слезы, нос ее заложило, а рот наполнился слюной, которую она не могла сглотнуть.
Кадига стала стучать ей по спине, пока она не перестала задыхаться.
Сарита в полном изнеможении упала на диван.
Глаза ее наполнились страхом смерти.
— Что со мной, Кадига? Я скоро умру, я чувствую это.
Кадига покачала головой в ужасе от той правды, которую знала. Потом она внезапно повернулась и выбежала из башни. Она побежала по кипарисовой аллее в позолоченную приемную калифа. На ее пороге она остановилась, встреченная тройкой вооруженных мужчин.
— Какое у тебя здесь дело, женщина?
— У меня неотложное дело к калифу, — сказала она голосом, близким к шепоту. — Мне необходимо немедленно поговорить с ним.
Один из солдат покачал головой.
— Он прощается с гостями около ворот крепости. Если у тебя к нему дело, обратись к нему в те часы, когда он будет справлять правосудие.
Кадига повернулась, чтобы уйти. В конце концов, она попыталась предотвратить это. Едва ли это ее вина, если калиф не пожелает ее выслушать, но тут перед ней встали глаза Сариты, полные ужаса и страха, и она остановилась.
— Я подожду калифа здесь, — сказала она. Солдаты бурно запротестовали, заявив, что служанке не пристало находиться в подобном месте, так как таким, как она, калиф не дарует аудиенции.
— Я служанка госпожи Сариты, — сказала она, как могла, твердо, — господин Абул выслушает меня.
Потом, не дожидаясь, что они выпихнут ее из приемной силой, она села на полу возле колонны и стала ждать.
Стражники обменялись взглядами и пожали плечами. Когда дело касалось пленницы из башни, оно часто принимало необычный оборот.
Так что, когда Абул, мрачный после несчастливой ночи и принужденных дружеских прощаний с Каледом, вернулся в свои апартаменты, чтобы приготовиться к дневным заботам, взгляд его упал на темную фигуру Кадиги.
Завидев его, она вскочила и устремилась ему навстречу:
— Мой господин Абул, я очень прошу вас…
— Женщина сказала, что у нее к вам личное дело, — прервал ее один из стражников. — Она была очень настойчива и сказала, что оно касается женщины из башни, и мы подумали, что будет лучше, если мы позволим ей остаться. Но если вы хотите, чтобы мы удалили ее, мой господин…
Абул жестом велел ему замолчать. Он посмотрел на Кадигу, стоящую тут же, в глазах ее была тревога.
— Пойдем, — сказал он тихо и прошел в палату.
Стражник прикрыл за ней дверь, и она постаралась вернуть себе мужество, несколько подтаявшее за долгие минуты ожидания.
— Какое у тебя дело ко мне, Кадига?
В его мягком тоне и спокойном взгляде было нечто, придавшее ей сил.
— Я боюсь говорить, мой господин калиф, но все же не могу молчать.
— Тебе нечего бояться, — сказал он, ставя бокал на стол. — То, что будет сказано в стенах этой комнаты, останется исключительно между нами. Так что о госпоже Сарите ты должна мне сказать?
— Я думаю… думаю… мой господин, думаю, что она проглотила нечто такое, что не пойдет ей на пользу.
Колени Кадиги дрожали, ладони вспотели, Ну вот она и сказала, сделала признание, целиком отдавшись на милость Мули Абула Хассана.
— Ты знаешь, когда Сарита проглотила это вещество? — спросил, наконец, Абул.
— Думаю, регулярно, в течение многих недель, мой господин.
— Ты знаешь, кто давал его ей?
Кадига увлажнила губы.
— Я сама, мой господин.
Абул понял ее правильно.
— Как ты делала это?
Ноги Кадиги подогнулись, она сгорбилась и наклонила голову, как бы пытаясь преодолеть свой ужас. Если она скажет, султанша сможет обвинить ее в чем угодно.
— Не бойся, — сказал Абул, скажи. — Он протянул к ней руки и поставил ее на ноги. — Нет никакой нужды тебе сидеть на полу. Сядь сюда, — и он подтолкнул ее к дивану — Сядь.
Кадига повиновалась ему.
— Давай будем говорить прямо, — сказал Абул. — Ты ведь начала говорить о яде?
Кадига медленно кивнула.
— И ты… давала его?
Она снова кивнула.
— В чем, Кадига?
Кадига видела перед собой палача с занесенным над ее головой ножом, чувствовала его железную хватку, слышала крики возбужденной толпы. Она не в силах была говорить.
— Если ты не скажешь это, Кадига, то зачем вообще сказала мне что-то?
Абул старался сохранить терпение, хотя и не понимал, почему женщина не хочет рассказать все до конца.
— Потому что думаю, что она умрет, если врач не поможет ей, — судорожно сглотнула Кадига. — Отрава проникла уже глубоко и я не знаю никакого способа остановить ее действие. Но, возможно, Мухаммед Алахма знает его?
— Но как он сможет найти противоядие, если ты не скажешь, кто подсыпал яд и какова его природа?
Голос его не выдал той паники, которая охватила его, когда он узнал, что жизнь Сариты висит на волоске. Жизнь без Сариты… без этого трепетного и такого живого существа… она была бы непереносима.
— Скажи мне, — он был уже не в силах скрывать своего отчаяния и Кадига ответила ему.
— Думаю, он содержался в снадобье, которое она принимала против зачатия.
— И ты смешивала это снадобье?
Кадига кивнула.
— Из… из зелья, которое готовит… — Кадига не могла подавить свой страх. — Она обвинит меня в лжесвидетельствовании, мой господин, и мне отрежут язык.
— Тише, замолчи, — сказал он, кладя руку ей на плечо, — никто и ни в чем тебя не обвинит. Я уже сказал тебе, что все, что ты скажешь мне, останется между нами.
Кадига продолжала всхлипывать, поэтому он вышел на коллонаду в надежде на то, что утренняя прохлада успокоит его, если вообще, что-либо могло его сейчас успокоить.
— Ты ведь говоришь о госпоже Айке, не правда ли?
Он взглянул на нее через плечо.
Кадига кивнула, хотя и не перестала всхлипывать.
— И ты думаешь, что Сарита уже несколько недель принимает этот яд?
Она еще раз кивнула.
— Действие его медленно, мой господин. Но по-моему, оно уже стало…
— Я знаю, что уже произошло, — неожиданно жестко прервал он ее, но жесткость эта была направлена целиком на него самого, так как он винил себя в том, что не сумел распознать саритиного нездоровья.
— А что, ты не знаешь, яды всегда так действуют?
— Некоторые, да, мой господин, но у меня нет такого опыта, как у Мухаммеда Алахмы.
— Да, если кто и сумеет ей помочь, то только он.
Ну иди в башню и ухаживай за Саритой. Об остальном я сам позабочусь. — Тебе нечего бояться, — продолжал он. — Защита калифа пока еще кое-что значит здесь, наградить же он может так, как никто.
Кадига посмотрела на него глазами, затуманенными слезами, в которых, однако, страха уже не было.
— Да, мой господин Абул, — сказала она и поспешила в саритину башню.
Оставшись в одиночестве, Абул почувствовал, как отчаяние вползает ему в душу. Так, значит, Сарита сейчас находится в цепких объятиях насланной на нее болезни. Он слишком хорошо знал, что это такое, чтобы не бояться худшего. Она потеряна для него. Но тут к нему пришла решительность. Он не позволит этому случиться. Сарита должна победить. Он придаст ей сил, сделает все, чтобы она не поддалась действию отравы. Она молода, здорова, а Мухаммед Алахма — прекрасный лекарь и алхимик. Он сделает так, что Сарита поправится.
Абул прошел обратно в комнату и распахнул дверь и приемную.
— Немедленно пошлите за Мухаммедом Алахмой. Пусть он ждет меня здесь.
Удивленные стражники проводили взглядами калифа, который поспешно вышел из приемной.
Проходя мимо части дворца, в которой обитали его жены, Абул непроизвольно сжал рукоятку кинжала, лежавшего во внутреннем кармане его платья, потому что перед его мысленным взором встало лицо Айки. Он тут же заставил себя вынуть из кармана руку и выкинуть ее образ из головы и не знал пока, что будет с ней делать, но понимал, что для того, чтобы придать Сарите сил и тем самым помочь ей справиться со смертельным недугом, ему необходимо иметь ясный и незатуманенный думами о мести разум.
Наконец, он вошел в башню. Кадига стояла у входа на галерею, и он поманил ее.
— Ей хуже? — прошептал Абул так, что Сарита не могла его услышать.
Кадига кивнула.
— Но она должна знать, что будет здорова снова. Это ясно?
— Да, мой господин, но у Зулемы такое нежное сердце, что я не знаю…
— Если Зулема не может держать себя в руках, то она должна уйти, — сказал Абул быстрым шепотом. — Объясни ей все, как считаешь нужным.
С этого момента никто не должен приближаться к Сарите, кроме меня, Мухаммеда Алахмы, тебя и Зулемы, если ты считаешь, что ей можно доверять.
— О, конечно, можно, мой господин. Если она найдет в себе силы, чтобы спокойно ухаживать за Саритой, это будет прекрасно. Лучшей сиделки и представить себе нельзя.
— Отлично, — он кивнул и пошел к лестнице.
— Абул? — спросила Сарита слабым голосом, и попыталась сесть и улыбнуться. — Я все еще в постели, ужасно стыдно, правда?
— Ничуть, — ответил он, — тебе следует несколько дней оставаться в постели, милая.
— Но мы ведь должны ехать в Мотрил, — сказала Сарита, изо всех сил борясь с желанием откинуться на подушки.
— Мы и поедем в свое время, — он присел на краешек дивана, — Кадига, принеси халат и тапочки.
Сарита прислонилась к нему, будучи слишком смущенной и изможденной для того, чтобы удивиться тому, что они так странно ее одевают.
— Что случилось? — спросила она, наконец, когда Абул понес ее по лестнице. — Куда ты меня несешь?
— В мои апартаменты, где ты будешь у меня на глазах, — сказал ей Абул. — А когда ты поправишься, у нас с тобой будет очень важный и, возможно, неприятный разговор. Ты кое-что скрывала от меня и мне это очень не нравится.
Слова Абула почему-то подействовали на Сариту успокаивающе. Если бы она должна была умереть, он не стал бы так разговаривать с ней.
— Ты думаешь, я выздоровлю, Абул?
Он посмотрел на нее сверху вниз. В глазах ее была боль и ужас, но в них была еще и вера, вера в него, в его суждения. Она была его единственным оружием против яда.
— Что за глупости, Сарита? Почему ты не должна выздороветь? Ты просто устала и подцепила какую-то инфекцию. Мухаммед Алахма вылечит тебя, и ты отдохнешь. Если бы ты раньше сказала о своем нездоровье, все не зашло бы так далеко.
— Но я не привыкла плохо себя чувствовать, — попыталась она объясниться, — я думала, что все пройдет. Не сердись на меня.
Он улыбнулся ей, а сердце наполнилось любовью и ужасом.
— Я действительно немного сержусь, но ты заслужишь прощение, если будешь следовать в точности врачебным предписаниям и тогда поправишься.
И он дотронулся губами до ее лба, холодного как лед.
— Я могу идти сама, — сказала она, опусти меня, и увидишь, что я вовсе не так уж больна.
— Нет.
У Сариты не было ни сил, ни желания спорить.
С приходом Абула ее покинуло ужасающее чувство одиночества и страх смерти.
Когда калиф пришел в свои апартаменты, Мухаммед Алахма уже ждал его в приемной.
— Мой господин калиф, — поклонился почтенный врач, почти касаясь пола бородой, — чем я могу вам служить?
— Пойдем, и я объясню тебе, — Абул внес Сариту в свою спальню и положил ее на диван, тихо велев Кадиге остаться с ней пока он поговорит с врачом.
— После у врача будут к тебе вопросы, — добавил он.
— Но почему? — начала было Сарита, но смолкла, потому что сердце ее снова зачастило. Абул смотрел на нее, видя, что она изо всех сил старается перенести вновь охватившую ее боль.
— Ты не можешь помочь ей? — спросил он Кадигу. Женщина закусила губу и покачала головой, но все же наклонилась и слегка приподняла Сариту, просунув руки ей под спину.
— Что у нее внутри? — резко спросил врач.
Он подошел к дивану без приглашения и теперь смотрел на то, как Сарита борется с болезнью.
— Неизвестно, — Абул жестом велел ему отойти. — Я скажу тебе то, что знаю.
Мухаммед Алахма выслушал его со всей серьезностью. Потом Кадига рассказала ему о симптомах, о медленном течении болезни, о быстром и неожиданном ухудшении.
— У вас есть сосуд, в котором была отрава?
Кадига сходила за ним в башню и отдала в руки врачу. Тот перелил содержимое сосуда в блюдо, понюхал его, поднес к свету и снова покачал головой.
— Я ничего не могу об этом сказать, но знаю, господин калиф, подобные яды, и на этой стадии надежда на выздоровление очень мала.
Сердце Абула сжалось — сжалось, как лимон, из которого выдавливают сок, и в вены ему устремился горький сок потери.
— Вы должны что-то сделать, — сказал он. — Я не верю, что нет никакого средства. Должно быть что-то, что вы можете ввести ей, с тем чтобы обезвредить яд.
Мухаммед Алахма подумал, что еще минуту, и он схватит старика за горло и вытряхнет из него ответ.
— Иногда, — сказал, наконец, врач, — бывают вещи, которые могут в таких случаях помочь, но я не знаю, что ей дать, если мне неизвестна природа яда. Назовите мне яд, мой господин калиф, и, может быть, я смогу что-нибудь сделать.
Абул стоял, не двигаясь с места. Он чувствовал, как испугалась Кадига. Только один человек мог сказать, какой именно яд дали Сарите. Это означало, что он должен действовать немедленно и без оглядки на последствия, но иного выбора у него не было.
— Я назову вам его, — сказал он.
Он послал за визирем, который выслушал его указания с полнейшим самообладанием: в сераль должны были войти вооруженные люди с тем, чтобы привести Айку в зал суда.
Абул вернулся в свои апартаменты, туда, где врач осматривал Сариту, которая лежала, задыхаясь и в холодном поту.
— Я приготовлю рвотное, — сказал Мухаммед Алахма калифу. — Оно будет способствовать выведению яда из желудка, но это все, что я могу сделать для больной, пока не узнаю названия яда.
— Я быстро назову его, — решительно заявил Абул. — Кадига, позови Зулему, чтобы она помогла тебе.
Зулема пришла уже через несколько минут, и Абул оставил женщин и лекаря, а сам пошел в маленькую мечеть, «чтобы приготовить себя к тому, что он должен был сделать.
О прибытии в гарем солдат сообщила встревоженная служанка, увидевшая их из нижней залы. Женщины перестали болтать, забросили свои занятия и в спешке бросились укрывать лица, переглядываясь друг с другом в страхе от этого неожиданного визита. Единственными мужчинами, когда-либо посещавшими гарем, были только визирь и калиф. Встав по стенкам, женщины с ужасом смотрели своими подведенными глазами на то, как в зал врываются солдаты в остроконечных шлемах, с кривыми ножами на поясах.
— Где госпожа Айка? — разорвал тишину голос старшего офицера.
Сначала ему никто не ответил, но потом одна из них сказала:
— Госпожа Айка еще не спускалась сегодня из своих апартаментов.
Офицер обратился к служанке, которая смотрела на все это широко открытыми глазами.
— Проводи нас в апартаменты госпожи.
Женщина поспешила указать им на дверь, ведущую в палаты Айки.
— Доложи о нас! — несмотря на приказ, офицеру не очень-то хотелось беспокоить госпожу. Но женщина еще не успела постучать, как дверь открылась, и на пороге ее появилась Нафисса.
— У нас дело к госпоже Айке, — коротко сказал офицер, — отойди.
— Кто это, Нафисса? — раздался голос Айки, удивленной тем, что слышит у двери мужской голос.
— Солдаты, моя госпожа, — губы Нафиссы затряслись от страха.
Айка, почувствовала озноб.
Что же было не так? Кто ее выдал? Или послание к отцу перехватили? Глаза ее устремились на Нафиссу. Только служанка выдала.
— Что вы от меня хотите? — она постаралась выглядеть разгневанной.
— Господин Абул, госпожа, велел нам привести вас в Мексуар, — бесстрастно сообщил ей офицер.
Он подал знак двум солдатам, и они двинулись к султанше и схватили ее за руки, несмотря на то, что она кричала, пытаясь освободиться. Но таков был приказ командира, и протесты со стороны женщины не могли изменить его и, следовательно, их намерения. Офицер повернулся и вышел из палаты, а за ним вышли офицеры, тащившие упирающуюся султаншу. Крики ее сотрясали стены сераля, и в сердце остальных женщин вселялся страх из-за того, что судьба так неожиданно повернулась спиной к их предводительнице. Если уж даже она, пользующаяся всей полнотой власти, может пасть так низко, значит, и никто из них не может чувствовать себя в безопасности.
Оказавшись в залитом солнцем Львином дворике, Айка неожиданно перестала сопротивляться.
Упорство только увеличивало глубину ее падения, поэтому она пошла рядом со стражником с глазами, горящими гневом, а в голове у нее роились самые различные предположения о том, что явилось причиной ее позора.
Если бы он подозревал измену, то не стал бы так обращаться с ней. Она знала, что он предпочитал действовать осторожно и встречал вражеский удар кинжалом, спрятанным столь умно, что враг о нем не догадывался. Чтобы обращаться с женой таким образом, он должен иметь неопровержимые доказательства ее вины, но какие доказательства могли у него быть? Она не могла придумать ничего другого, кроме как то, что он обнаружил ее переписку с отцом. Но она писала только о бедах, разразившихся внутри Альгамбры, и о своих страхах за калифа, увлеченного новой наложницей. Она тщательно избегала сказать в послании нечто такое, что ей могли бы в случае его обнаружения поставить в вину. В самом деле, она вполне может защититься, сказав; что беспокоилась о муже…
Абул вышел из мечети как раз перед тем, как Айку привели в Мексуар. Он сел на огромный резной трон, спокойный и твердый, поглощенный только тем, что ему было необходимо узнать.
Увидев его в пустынном зале, Айка почувствовала, что мужество ее поколеблено. Губы Абула, казалось, были вытесаны из камня, глаза почему-то. уменьшились до черных светящихся точек, а руки спокойно лежали на подлокотниках трона. Стражники подвели ее к его подножию и по сигналу Абула разжали руки, отступив назад, так что она осталась стоять одна.
— Скажи мне название яда, который ты дала Сарите, — требование это было высказано в манере, абсолютно несвойственной Абулу — голосом холодным и бесстрастным.
Первой реакцией Айки было облегчение.
Так вот в чем дело, но нет же никаких доказательств тому, что он сказал. Никто, даже Нафисса, не знала об этом. Так что, если она будет все отрицать, никто не сможет доказать ее вину. А Сарита, должно быть, умирает…
— Я не понимаю тебя, мой господин Абул, — сказала она с достоинством. — Не понимаю, что такое я сделала, что позволяет тебе так плохо обращаться со мной.
— Да? Не понимаешь? — тихо спросил он, — правда, Айка? Тогда позволь, я тебе объясню. Ты отравляла Сариту в течение многих недель, делая это с помощью зелья против зачатия, — сказав это, он умолк.
Как он догадался? Но догадка — это еще не доказательство. Она заставила себя посмотреть ему в глаза.
— Если меня обвиняют в этом, я хочу посмотреть на своего обвинителя и услышать доказательство моей виновности, которые он приведет.
Она все еще была уверена в том, что они ничего не смогут доказать. Только она сама может уличить себя.
Абул медленно вытянул правую руку, указав на нее пальцем.
— Ты стоишь перед своим обвинителем. Я и только я обвиняю тебя в этом.
Айка облизала губы. Что это значит? Абул знает, что не может обвинять без достаточных на то оснований. А он может только строить догадки. Она покачала головой.
— Я отрицаю это обвинение, мои господин Абул, и прошу вас привести доказательства.
Абул поднялся с трона.
— Назови мне яд, Айка.
Внезапно Айка поняла, что перед ней — не тот человек, которого она знала, не тот, кого она ублажала, не тот, с которым она провела много приятных ночей и от кого родила ребенка. И не тот, кого, как она думала, было достаточно легко провести, используя для этого хитрость и обман. Перед ней было само воплощение Бога мщения, могущественного и безжалостного. И оно все повторяло и повторяло свое требование холодным и уверенным голосом. И все же, когда она снова повторила, что отводит от себя это обвинение, Абул посмотрел на нее так, как будто считал ее не мыслящим существом, а лишь сгустком плоти, и она задрожала от ужаса.
— Заточите ее в крепость, — сказал Абул, — выведайте у нее название и скажите мне. Для меня важно только то, как быстро вы сможете освежить ее память. — С этими словами он вышел из зала.
Осознав, наконец, что ее ждет, Айка издала громкий крик.
Солдаты выволокли ее из Мексуара и потащили к крепости. Она уже не кричала, будучи парализованной ужасом. Но в недрах крепости, в комнате, залитой светом факелов, когда ей показали, какие средства собираются применить для того, чтобы освежить ее память, она снова начала кричать так, как кричат обезумевшие животные. Когда же ее привязали к каменному столу, она выкрикнула название яда и в отчаянии повторяла его снова и снова. Для того, чтобы увериться в ее правдивости, они применили палочные удары, но, убедившись, что она повторяет его как заклинание, прекратили пытки. Ее так и оставили привязанной к каменному столу, а офицер побежал к калифу, чтобы сообщить ему название яда. Прошло не более получаса с тех пор, как Абул отдал им приказ и покинул Мексуар.
Вернувшись в свою палату, Абул обнаружил, что не может там находиться. Видеть муки Сариты было выше его сил. Врач и служанки вводили ей рвотное, и она умоляла Абула заставить их прекратить это делать, а он не мог сделать ничего. Она смотрела на него так, будто умоляла его не продлевать ее агонию. Он вышел в приемную, где начал ходить из угла в угол, с нетерпением ожидая вестей. Он не верил в то, что Айка наделена большой силой духа. Если надо, он применил бы и орудия инквизиции, все, что угодно, только бы добиться ее признания! Все, что угодно, только бы защитить Сариту, — он готов принести любые жертвы, любые!
Осознание этого не поразило его. Любовь их была неизбежной, естественной, как дыхание, а зародилась она в тот самый момент, когда он увидел ее на дороге. Теперь же она была неотъемлемой его частью, и если бы он мог отдать за нее свою жизнь, то сделал бы это без малейших колебаний.
Наконец, по мраморному полу колоннады загромыхали чьи-то сапоги, и в приемную вошел офицер.
— Семя Т…. мой господин, — сказал он без всякого вступления.
— Вы уверены, что она не соврала?
Офицер покачал головой. В таких вещах у него был некоторый опыт.
— Я думаю, что это правда.
Абул кивнул и повернулся, чтобы уйти в спальню.
— Мой господин…
Абул в нетерпении остановился:
— Да?
— Госпожа Айка, мой господин. Что с ней делать?
— Отведи ее в башню, кади, — сказал Абул, — и принца Бобдила с ней. — Какие бы планы относительно сына он не вынашивал когда-либо, теперь им пришел конец. Ребенок такой женщины не может быть его наследником, так что и мать, и сын могут отправиться в изгнание вместе. Это будет со всех точек зрения лучшим выходом. И когда у него будет время подумать, он решит какого рода изгнание им уготовить.
Он вошел в спальню и тотчас же подошел к дивану. В лице Сариты не было ни кровинки, губы посинели, великолепная масса непослушных рыжих кудрей увяла, а их пламя — погасло. На какой-то миг он подумал, что потерял ее, но тут ее пальцы затрепетали.
— Семя танджиний, — сказал он врачу, — что вы можете сделать, чтобы обезвредить его?
Мухаммед Алахма подергал бороду и еще более посерьезнел:
— Не знаю… Это самая сильная, самая убийственная отрава… — Что-то бормоча, он вышел из комнаты, оставив Абула и двух женщин в состоянии полной неопределенности и страха за Сариту, находящуюся в коме. Но, по крайней мере, теперь ей, может быть, не больно… Абул старался найти успокоение хотя бы в этом.
Мухаммед Алахма вернулся примерно через час. Он молча положил Сарите на язык ярко-желтую пастилку.
— Не знаю, поможет ли это, — пробормотал он в бороду, — но больше я ничего не могу придумать.
Это ей надо давать каждые три часа.
— А как мы узнаем, что оно помогло? — спросил Абул.
— Если она не умрет через несколько часов, — просто ответил лекарь. — Теперь нам остается только ждать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Коршун и горлица - Фэйзер Джейн



книха захватывающая, интересно читать с первой до последней страницы. Я всем советую. Ярко отражены характеры персонажей. Я прочитала достаточно много книг о восток и гарем. Эта книга оказалась самой интересной. Такая реалистичность. Возможно в некоторых моментах что-то напоминает сказку. однако это очень интересная книга. Почему такая низкая оценка я не понимаю, эта книга намного лучше тех, что в десятке
Коршун и горлица - Фэйзер ДжейнМарина
1.06.2012, 10.42





Я.в восторге от этой книги.Впечатление rnтакое будто-то я увидела все описанноеrnсвоими глазами.Захватывающий сюжет.Советую rnпрочесть всем.
Коршун и горлица - Фэйзер Джейнольга
30.10.2012, 18.03





еле еле дочитала.полная ересь.теперь понимаю правоту оценки,хотя она и завышенна.доверилась отзывам,а зря. Не советую читать муть.
Коршун и горлица - Фэйзер Джейнинна
15.01.2013, 12.03





Мне понравилась история.Только мысли и предположения героев очень длинные и занудные, я их пропускала.
Коршун и горлица - Фэйзер ДжейнВ.А.
19.01.2013, 18.55





Очень мило... Почитать можно...
Коршун и горлица - Фэйзер ДжейнВероника
3.03.2013, 23.55





ожидала большего(((
Коршун и горлица - Фэйзер Джейнмилана
27.09.2013, 0.22





Замечательный роман!
Коршун и горлица - Фэйзер Джейнкатя
13.12.2013, 16.36





Ожидала большего... Книгу вполне можно почитать для разнообразия ( на любителя). Хотела сказать по поводу характера героини. Сначала я думала явно не контачит с мозгами, когда убили ее возлюбленного, а она выглядела так будто все норм. Бесило когда он с ней хорошо обращался, а она специально настраивала против себя. Потом поняла что у неё жизнь медом была; рада что он ее проучил. Когда ей было плохо молчала как баран. Все же, до последнего надеялась, что справедливость востаржествует, но главные герои сумели найти счастье и без богатства. Разачаровало. Зря время потратила! Оценка 5 из 10rnP.S. Я понимаю что у каждого свой вкус, просто пишу своё мнение)
Коршун и горлица - Фэйзер ДжейнЕлена
7.04.2014, 13.45





Это не мой тип романа, читала,пропуская по 3-4 страницы, чтобы дочитать. Всё вымышленно и не правдоподобно, поступки героев, мягко говоря, странные...
Коршун и горлица - Фэйзер ДжейнItis
17.08.2014, 17.24





Отлично и прекрасно!
Коршун и горлица - Фэйзер ДжейнЛидия
9.09.2014, 13.57





по-моему это лучшая книга автора. после ее прочтения я даже посетила Альгамбру. сильные чувства, приятное послевкусье. прочитала роман 10 лет назад и до сих пор хорошо помню. всем советую читать
Коршун и горлица - Фэйзер ДжейнИрина
22.04.2015, 0.52





Елена, герои нашли своё счастье с богатством. ГГ взял с собой караван со всем драг.запасом, т.е. вывез все движимое имущество). Халиф оставил свою резиденцию и уехал в Марокко, в принадлежающую ему провинцию, в свой 2-й дом, в итоге, с ГГ-ней и сопровождающими. Такая концовка соответствует историческим событиям. Гранаду завоевали католические короли Испании. Так что роман заканчивается прекрасно. На мой взгляд, это лучший роман на тему Востока. На фоне реальных исторических событий (идут фоном, не напрягают) описание жизни народов южной испании и халифата Гранады. Любовь реалистичная и прекрасная. ГГ не дура,не истеричка, не бесит, просто не привыкла к восточным нравам и как любой нормальный человек сопротивляется постигать новое в приказном порядке. История не вымышленная, а самая правдоподобная, кто знает историю Альгамбры, тот это поймет. Поступки ГГ-ни не странные, они вызваны понятиями о чести, порядочности и жертвенности во благо любимого человека, у ГГ тоже самое. Благородство ГГ, любовь, страсть, преданность. Вообщем, все составляющие присутствуют. Твердая 10. Кому скучно это читать, нужно что-то попроще типа Барбары Картлан)). А тут не розовые сопли и грезы, а хорошо написанный роман, помимо того, что он любовный. Очень советую.
Коршун и горлица - Фэйзер ДжейнИрина
27.04.2015, 18.55





Я погоджуюсь з думкою Ірини. Роман цікавий, його легко читати він прекрасно написаний. Якщо шукаєте роман про справжні почуття то вам сюди
Коршун и горлица - Фэйзер ДжейнВікторія
29.04.2015, 11.40





Мне очень роман понравился историческая канва красива восток как говорится дело тонкое герой безумнопонравился главная героиня немногораздрожала в начале казалось что её образ не очень тщательно выписан но в конце книги она помудрела не стоит забывать что она вышла из народа научных трактаты не читала но природная женская интуиция и мудрость ей помогли немного похож на роман фейхтвангера испанская я баллада я ставлю 10 балов все выписан качественно и целостностно рекомендую не согласна с отзывами против рекомендую тем кому надоели скучные и правильные английский лорда и их спесивые девственницы
Коршун и горлица - Фэйзер ДжейнАнастасия
1.05.2015, 10.50





Бред какой то. Типа халиф отказался от всего ради девушки-цыганки -испанки. Опять лезут в историю востока где такого не могло быть. В восток дело тонкое, не один халиф, эмир, паша или бек за женщину, какая она не была, не рисковал бы своим престолом. Для них это святое, а женщин не заменимых так сказать нет, особенно в гареме. Ну если смотреть этот роман с точки зрения сказки, то есть небылицы ,то не плохая сказка. И жили они долго , да не тужили, и в бедности и в богатстве любили они до гроба… Тут и сказки конец, тот кто дочитал молодец, а тот кто не дочитал не потерял)))))
Коршун и горлица - Фэйзер ДжейнKamila
15.05.2015, 12.45





потрясающая книга,я в восторге.
Коршун и горлица - Фэйзер ДжейнВАЛЕНТИНА
4.08.2015, 21.35





Примитивная вещица. Не стоит потраченного времени. 3/10
Коршун и горлица - Фэйзер ДжейнЛера
6.08.2015, 8.50





Бред какой-то, особенно в конце.
Коршун и горлица - Фэйзер ДжейнКатарина
6.08.2015, 19.18





Очень смешно читать, что это "хорошо написанный роман", когда тут помимо глупого сюжета еще и ужасный язык, полный канцеляризмов. И я очень сомневаюсь, что все дело в плохом переводе, перевод соответствует оригиналу.
Коршун и горлица - Фэйзер ДжейнАнна
11.08.2015, 11.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100