Читать онлайн Колдунья, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - Глава 26 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Колдунья - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.32 (Голосов: 94)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Колдунья - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Колдунья - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Колдунья

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 26

Проснувшись, Хлоя почувствовала сильный озноб, хотя и спала в одежде: комната, которая обычно пустовала, не отапливалась. За окном шел мокрый снег, снежинки облепили грязное стекло, едва пропуская в мрачную комнату холодный серый свет.
Она встала и попыталась умыться, но вода в кувшине за ночь покрылась крепкой коркой. Остатки хлеба на подносе засохли. Хлоя проголодалась, ей хотелось пить, но никто не позаботился о том, чтобы принести ей еду и питье, и она вернулась в постель, натянула покрывало до подбородка и попыталась согреться.
Прошло немало времени, прежде чем она услышала шаги на лестнице, и в замке повернулся ключ. В комнату вошли Джаспер и Криспин. Ни один из них не произнес ни слова; они молча подошли к кровати, глядя на побледневшую девушку. Она не отвела взгляда: глаза Джаспера были полны холодного безразличия, а Криспин не скрывал похотливого нетерпения. И то, и другое показалось Хлое одинаково страшным.
— Сядь и выпей это, — сказал наконец Джаспер, протягивая ей чашку.
— Что это?
— А тебе это вовсе не обязательно знать. Сядь.
— Я голодна, мне холодно, — сказала Хлоя.
— Скоро все изменится, — ответил он. — Сядь. Я больше повторять не буду.
Опираясь на подушку, она медленно села и взяла чашку. В ней было что-то густое и тягучее, с незнакомым отталкивающим запахом.
— Я не хочу, — сказала она, отворачиваясь, и протянула ему чашку.
Джаспер ничего не ответил. Он передал чашку Криспину, затем сел на постель, обхватил голову Хлои и откинул ее назад. Ей мешало покрывало, она не могла освободить руки, когда попыталась сопротивляться. Джаспер не давал ей шевельнуться.
— Открой ей рот, — бросил он Криспину.
Пальцы Криспина впились в ее лицо, и противно пахнувшая жидкость попала ей в рот; чтобы не захлебнуться, ей пришлось проглотить странный напиток. Криспин тут же грубо сжал ее челюсти, и ей показалось, что она вот-вот задохнется. Потом они отпустили ее.
— Ты — маленькая дурочка, — сказал Джаспер. — Сопротивлением ты ничего не добьешься.
Они вышли и вновь оставили ее одну. Хлоя откинулась на подушки, от полной беспомощности она снова расплакалась. Во рту ощущался отвратительный привкус горького алоэ, и она внезапно вспомнила тот отвар, что давал ей Хьюго. У него был не такой жуткий вкус, но травяная основа была та же.
Для чего ей дали это зелье? Это скорее всего не яд. Зачем им избавляться от нее сейчас, когда их план еще не выполнен. Она лежала, охваченная ужасом, ожидая, что с ней произойдет дальше. Скоро мысли ее стали путаться, появилось ощущение тепла. И, хотя голова затуманилась, это не казалось неприятным. Ей больше не хотелось есть или пить, и она забылась легким сном, полным каких-то приятных видений.
Хлоя совершенно потеряла ощущение времени, и, когда дверь вновь открылась, она равнодушно посмотрела на вошедших. Взволнованное лицо Луизы склонилось над ней. Оно казалось далеким и бледным, как луна, которую едва различаешь сквозь дымку облаков. Хлоя вяло улыбнулась… или подумала, что улыбнулась?
— Пойдем, дорогая, пора одеваться, — сказала Луиза. Голос ее звучал как-то странно, но Хлоя не стала задумываться об этом. Она попыталась сесть, это оказалось не так просто сделать, и служанка, пришедшая вместе с Луизой, помогла ей.
Голова у нее кружилась, казалось, стены комнаты угрожающе раскачиваются. К горлу волной подкатила тошнота, и Хлоя откинулась на подушку.
— Нет, останусь здесь, — еле слышно сказала она.
— Ты не можешь, дорогая. — Луиза говорила почти с отчаянием. — Как только ты сядешь, тебе станет легче. — Она потянула Хлою за руку, и, поскольку Луиза казалась ей очень огорченной, Хлоя предприняла еще одну попытку. Она широко открыла глаза, и комната перестала вращаться.
Она покорно терпела, пока ее раздевали и мыли теплой водой из медного кувшина. Ей расчесали волосы и вновь заплели косы, обернув их вокруг головы, как корону. Хлоя пыталась помочь ухаживавшим за ней женщинам, но руки ее отяжелели, она никак не могла сосредоточиться, тут же забывая, что хотела сделать. Впрочем, ей все стало безразличным, ничто уже не имело значения. Было только приятно, что в комнате стало теплее.
Они одели ее в белую шелковую рубашку, закрывавшую тело от шеи до лодыжек; на ноги натянули белые чулки с подвязками чуть выше колен и белые бархатные туфельки. У нее пронеслась неясная мысль, что некоторых предметов нижнего белья на ней по-прежнему нет, однако затуманенное сознание отказывалось ей повиноваться, и она тут же забыла об этом. Наконец Луиза надела на нее белое шелковое платье с длинными рукавами и высоким гофрированным воротником, а служанка прикрепила прозрачную фату к золотистой короне ее волос.
— Как ты прекрасна! — сказала Луиза голосом, полным слез, глядя на прелестную девушку… на жертву, которую она только что приготовила для своего сына. Она пыталась успокоить свою совесть тем, что Криспин станет хорошим мужем, а для Хлои это прекрасная партия. Многие девушки хотели бы оказаться на ее месте. Может быть, Хлоя и не очень горит желанием выйти замуж за Криспина, но какая молоденькая девушка так уж стремится к браку? Конечно, это брак не по любви, но сильные чувства — редкость в нынешнее время, а они оба еще так молоды; они могут научиться любить.
Все невесты нервничают. Луиза обманывала себя, делая вид, что не знает, почему глаза Хлои безжизненны, а движения замедленны. Это просто нервозность перед свадьбой, уговаривала она себя.
— Пойдем вниз, дорогая.
Хлоя позволила вывести себя из заточения и отвести в холл. Ей казалось, что ее окутывает прозрачная пелена, ноги осторожно ступали по земле, как будто по губке. В холле были люди, но их лица расплывались у нее перед глазами.
— Вот девственная невеста. — Джаспер сделал к ней шаг и внезапно понизил голос: — Чудный пример чистоты, моя маленькая сестрица. Но мы-то с тобой знаем правду. — Насмешка не проникла в затуманенный ирреальный мир, в котором она пребывала: Хлоя едва слышала его. Он положил ее ладонь на свою руку, и они пошли через холл, перед ними расступались приглашенные по особому списку гости… гости, носившие знак Эдема на груди. Позднее они проводят чету новобрачных в подземную часовню, соблюдая давние и почитаемые ритуалы Конгрегации.
Луиза держалась в стороне, но не уходила. Она знала, что Джаспер не хотел, чтобы она осталась, но ведь имеет же право мать присутствовать на свадьбе своего единственного сына!
Преподобный Элгар Понсоби стоял перед собравшимися, руки его нервно поглаживали гладкий кожаный переплет Библии. Ткань рясы обвисла, кое-где виднелись пятна. Взгляд блуждал, дыхание было насквозь пропитано алкоголем; это не укрылось от Криспина, стоявшего рядом с ним и наблюдавшего за приближавшимися отчимом и невестой. Старый Элгар никогда не был трезв, и только благодаря кошельку Джаспера у него на столе не переводились хлеб и вино.
Когда они подошли к священнику, Джаспер положил руку Хлои на руку Криспина. Увидев рядом Криспина через прозрачную ткань фаты, сквозь розовый туман забытья Хлоя ощутила какое-то беспокойство. Несмотря на действие странного напитка, она поняла: ее выдают замуж за Криспина. Джаспер так захотел, и, значит, так тому и быть!
«Так не должно быть, этого нельзя допустить!» — эта мысль прорвалась сквозь дурман, и на какое-то мгновение девушка пришла в себя, услышала треск горевшего дерева в камине, почувствовала запах горячего воска свечей. Ее губы зашевелились под вуалью, изо всех сил она старалась что-то протестующе крикнуть окружавшим ее людям. Но ничего не получалось. Голос отказывался повиноваться ей. Мимолетное прояснение тут же вновь сменил теплый туман. Она рассеянно улыбнулась и покорно шагнула к Криспину, стоявшему у стола.


Хьюго подошел к закрытым дверям подземной часовни и остановился. Казалось, вот-вот появятся призраки, чтобы встретить его. Он замер, словно пытался отдалить момент, когда достанет ключ с тайной полочки, откроет дверь и войдет внутрь, пройдет вниз по каменным ступеням в лабиринт холодных сводчатых комнат, пахнущих землей, плесенью и смертью.
Самюэль терпеливо молчал, переминаясь с ноги на ногу рядом с ним. Приближался вечер, и стая грачей, шумно покружив над ними, черным облаком опустилась на голые ветви небольшой рощицы неподалеку. Мокрый снег прекратился, но небо все еще было затянуто снеговыми облаками, и пронизывающий до костей ветер гулял по пустоши.
— Тут чуток мрачновато, — заметил Самюэль деловито. — Мы чего, будем торчать тут, пока не окаменеем?
— Прости, — сказал Хьюго. Он просунул руку под оконный переплет, и его пальцы безошибочно попали в нишу. Все было, как будто вчера. Он вытащил большой медный ключ и вставил его в замок. Дверь отворилась, и из темноты на него пахнул знакомый запах. Неужели когда-то этот запах волновал его, наполняя ликованием, предвкушением неизведанного и запретного? Только в тот, последний раз он спустился в часовню ничем не одурманенный, осознав наконец, какое зло скрывалось за их необузданными страстями.
Самюэль зажег лампу, которую захватил с собой, и они вошли в часовню. Хьюго закрыл дверь. Вряд ли за ними сейчас кто-то следит, но нет смысла рисковать без нужды. Он отвлекся от воспоминаний, пытаясь сосредоточиться на предстоящем деле.
— Господи, помоги нам, — пробормотал Самюэль, пока они спускались в часовню. — Что это за адская дыра?
— И не спрашивай, — ответил Хьюго, радуясь незатейливому замечанию Самюэля. Они оказались в сводчатом зале. Хьюго высоко поднял лампу. Все было готово к ночной церемонии: новые алтарные свечи вставлены в подсвечники вокруг постамента, факелы заправлены смолой. Возвышение в центре зала было покрыто белым камчатым полотном, в изголовье лежала большая подушка. На длинном низком столе у дальней стены стояли графины с вином, маленькие баночки с травяными снадобьями, глиняные трубки для опиума.
Хьюго замер и позволил воспоминаниям вернуться. Он не должен прятаться от демонов, если хочет навсегда избавиться от них. Он закрыл глаза, и комната заполнилась шепотом призраков, смехом и восторженными восклицаниями. Как наяву, перед ним предстали переплетенные тела, язык его чувствовал горьковатый привкус маленьких гранул, которые погружали мужчину в мир неописуемых наслаждений.
Даст ли Джаспер это снадобье Хлое до того, как она займет свое место на возвышении? Она и так очень страстная натура, а от этого зелья ее пылкость станет просто необузданной.
— Сюда. — Хьюго направился к темному проему в дальней стене. Лампа осветила комнату поменьше первой. Самюэль следовал за ним по каменным ступеням лестницы. Наверху ступени заканчивались узкой каменной галереей, возвышавшейся над часовней. — Я буду здесь, наверху, — тихо сказал Хьюго, глядя вниз, в зал.
Он взял пару шпаг у Самюэля и аккуратно прислонил их к низкому бордюру. Рядом он положил узкую коробку с двумя дуэльными пистолетами. Проверив еще один пистолет у себя за поясом, он провел пальцем по острому лезвию сабли, прежде чем вложить ее в ножны.
— У вас тут целый арсенал, — заметил с удовлетворением Самюэль. Он знал, как Хьюго владеет пистолетом и шпагой, точно так же как знал, каким хладнокровным он остается, вступив в схватку с противником. Человек-армия, он будет дожидаться в засаде и внезапно атакует врага, использовав хитрость опытного стратега.
— А сейчас займи свое место снаружи, — сказал Хьюго, передавая ему ключ. — Ты видел, куда положить его?
— Ага. — Самюэль взял ключ и лампу. — Если я унесу лампу, тут станет жутко темно.
— Это не важно, — сказал Хьюго. — Ты понял, что делать?
— Ага, — повторил Самюэль так же флегматично. — Ладно, я пошел.
Хьюго опустился на каменный пол, прислонился к стене и проводил глазами мерцавший свет лампы. До него донесся глухой звук: дверь за Самюэлем закрылась; и он остался в темноте один. Закрыв глаза, Хьюго сосредоточился на своем плане: он обязан был добиться успеха, проигрыш был немыслим.


— Можете поцеловать невесту, — пробормотал старый Элгар, вздохнув с явным облегчением: каким-то чудом ему удалось благополучно завершить церемонию.
Криспин медленно поднял вуаль Хлои, наклонился к ней, и тут она, наконец, увидела его совсем близко — каждую черту его похотливого лица. Когда его рот коснулся ее губ, безотчетный страх окончательно вытеснил из ее сознания сладкий дурман, и с необыкновенной ясностью она вдруг поняла, что происходит. Она резко оттолкнула Криспина, глаза ее широко открылись, и она устремила их на преподобного Понсоби, стоявшего за спиной ее мужа.
Криспин отпрянул, почувствовав, как она изменилась. Ее сердце забилось от страха, и, чтобы не выдать себя, она тут же опустила глаза; руки безвольно упали.
— Зелье перестает действовать, — прошептал он встревоженно отчиму.
Джаспер взял ее за руку и отвел в сторону от импровизированного алтаря. Хлоя заметила, что людей в холле не так много, как показалось вначале, — всего лишь небольшая группа мужчин.
— Мы должны дать ей еще, — продолжал шептать Криспин, пока их никто не мог слышать.
Джаспер приподнял ее подбородок и пристально посмотрел ей в глаза. Усилием воли Хлоя попыталась придать лицу бессмысленное выражение. Это было не так трудно сделать, поскольку она еще только начала приходить в себя, но она уже поняла: любым путем нельзя допустить, чтобы ей опять дали зелье.
— Слишком большая доза сделает ее чересчур пассивной, — тихо сказал Джаспер. — Нам не нужно, чтобы она стала сонной и неподвижной. Она не ела как следует два дня, а на пустой желудок это снадобье действует гораздо сильнее.
Хлоя обвела их затуманенным взглядом и рассеянно улыбнулась. Джаспер опустил ее подбородок.
— С ней все нормально. Я дам ей еще кое-что, когда мы начнем.
Хлоя не спеша направилась к кушетке у огромного камина и села. У нее разболелась голова, ее подташнивало, но ощущение реальности стремительно возвращалось. Прошло еще несколько минут, она наконец полностью пришла в себя и поняла, что произошло. Ее обвенчали с Криспином. Она — жена Криспина. До самой смерти.
Хлоя не поднимала глаз от пола, руки ее покоились на затянутых шелком коленях. Огонь камина отбросил отсвет на извилистые золотые переплетения кольца в виде змеи, которое красовалось у нее на пальце. Все было кончено для нее. Вся жизнь ее будет теперь связана с этим издевательским символом. И все в этой жизни будет ей безразлично… за исключением Хьюго… Хьюго должен попасть в ловушку, когда они поведут ее в часовню. Его заставят наблюдать за церемонией посвящения, а потом Джаспер убьет его. Сама она уже ничего не боялась, раз она обречена быть женой Криспина… его пленницей, то все, что могло случиться с ней, уже совершенно не волновало ее. Но она должна попытаться помочь Хьюго. Если они поверят, что зелье все еще действует, то у нее есть шанс.
Она откинулась на кушетку и закрыла глаза. Пусть они думают, что она снова задремала.
Гул голосов вокруг нее усилился, и она потеряла ощущение времени, пока не услышала голос Джаспера совсем рядом:
— Пойдем, сестрица, пора готовить тебя к брачной ночи.


Самюэль пошевелил замерзшими пальцами и глотнул бренди из фляжки. Неожиданно он услышал голоса. Неверный огонь осветил тропинку за его укрытием, до него донесся звук чьих-то шагов.
Появились двое мужчин. Один из них, найдя в тайнике ключ, открыл дверь, и они исчезли, спустившись по каменным ступеням.
Хьюго, услышав, что дверь заскрипела, тут же насторожился. Он еще сильнее вжался в стену, хотя знал, что снизу его невозможно увидеть. Он внимательно прислушивался к звукам, доносившимся до него. Мужчины зажгли факелы и свечи, их свет отбросил огромные тени на сводчатый потолок часовни.
Одним из вошедших был Дэнис де Лейси. Он налил вина в хрустальный бокал и жадно выпил. Открыв одну из маленьких баночек, стоявших на столе, он взял небольшую щепотку трав и, высунув язык, слизнул содержимое с ладони. Снадобье вот-вот должно было начать действовать.
Самюэль продолжал ждать снаружи. Опять послышались голоса, тропинка осветилась, и на нее вышла группа мужчин. Среди них он заметил закутанную в накидку фигурку, в свете лампы блеснула белая ткань платья, показавшегося из-под накидки.
Самюэль напрягся, его душил гнев. Ему пришлось несколько раз глубоко вздохнуть, чтобы совладать с собой. Вся компания, за исключением двух мужчин, вошла в часовню. Оставшиеся, с пистолетами в руках, укрылись в густых кустах по обе стороны двери.
Они дожидались Хьюго Латтимера.
Самюэль подождал, пока вновь не установилась глубокая ночная тишина, которую потревожила странная процессия, а потом он стал действовать. Несмотря на мощную фигуру и то, что ноги его затекли от долгого ожидания, он двигался бесшумно, как молния.
Первый мужчина даже не понял, что произошло, когда на его шею обрушился страшный удар. Беззвучно он сполз на землю. Его приятель едва успел повернуться, когда его придавило что-то темное, большое. Его палец соскользнул с курка, и крик ужаса замер на губах, когда чья-то рука рубанула его по горлу. Как и его напарник, он упал как подкошенный.
Самюэль осторожно приоткрыл дверь в часовню и протиснулся в образовавшуюся щель, затем присел на корточки на верхней площадке лестницы. В обеих руках он держал по пистолету; на боку, в чехле, ждал своего часа обоюдоострый нож. Самюэль прекрасно слышал все, о чем говорилось внизу.


Хлоя неподвижно стояла посреди небольшого зала, украдкой осматриваясь. Вот место, откуда приходили мучавшие Хьюго демоны. Порочный дух источали даже каменные плиты часовни, казалось, он исходит и от сводчатых стен, на которых мерцали смоляные факелы. Так вот где Хьюго убил ее отца…
Почему-то ей совсем не было страшно. Дурман от выпитого зелья исчез, и сознание ее полностью прояснилось. Она не чувствовала голода, его сменило ощущение пустоты внутри. И эта пустота, казалось, рождала какую-то мощную энергию, от которой пульсировало все ее тело.
Когда же появится Хьюго? Она должна спасти его. Только это волновало ее. Как это сделать? У нее не было никакого плана, и она решила полагаться на интуицию и действовать по обстоятельствам.
Кто-то снял накидку с ее плеч. Все благоговейно замолчали при виде чистоты и непорочности девушки с золотыми волосами в белоснежном платье.
Тишину внезапно нарушил голос Хьюго.
— Вот мы, наконец и встретились, Джаспер.
Собравшиеся члены Конгрегации посмотрели вверх.
Перекинув ногу через узкий парапет галереи, там сидел Хьюго. В одной руке он держал две шпаги. Изящным движением он бросил одну из них вниз.
Джаспер автоматически поднял руку и поймал эфес.
В оглушающей тишине, как будто по команде, группа ошеломленных мужчин отступила к стене. Хлоя сначала испытала глубочайшее потрясение, а затем ее охватило безудержное ликование: так это Хьюго сам устроил им ловушку!
Внезапно Джаспер рассмеялся.
— Не ожидал, что ты опередишь меня, Латтимер. Я забыл, что ты теперь у нас образец трезвости и ясности мыслей. Какое упущение с моей стороны… и какая жалость… Я такую хорошую встречу подготовил тебе. Ну, что ж…. — Он поднял свою шпагу в приветственном движении фехтовальщика. — Как ты сказал когда-то, у нас есть незаконченное дело. Приступим к нему.
Хьюго перекинул ногу через ограждение галереи и спрыгнул вниз. Несмотря на высоту, он легко приземлился — пригодился опыт лазания по снастям военного парусника.
— Можешь выбрать оружие, у меня есть пистолеты, — учтиво предложил он, ожидая, пока Джаспер сбросит сюртук.
— Нет-нет… — спокойно ответил Джаспер, наклоняясь, чтобы стянуть сапоги. — Все должно быть, согласно ритуалу, как всегда.
— И, согласно ритуалу, честь женщины достанется победителю.
— Именно так.
Хлоя понимала, что происходит. Джаспер, рассказывая «историю на ночь», не упустил ничего, и она теперь знала детали ритуалов Конгрегации. Хьюго будет драться за нее, как дрался за ее мать. Если он победит, она навсегда будет избавлена от часовни, а если проиграет… но тогда все будет уже не важно, ведь проигрыш значит, что он будет мертв. Дуэли Конгрегации всегда заканчивались смертью одного из противников.
Криспин, стоявший очень близко к Хлое, зашипел сквозь зубы. Хьюго внезапно повернулся и впервые посмотрел на Хлою.
— Отойди и встань на лестницу, девочка, — велел он ей ровным голосом.
— Но я…
— Иди!
На этот раз она немедленно подчинилась, а когда подошла к лестнице, поняла, чем объяснялся этот приказ. Там, в темноте, не заметный для посторонних глаз, стоял Самюэль.
Хьюго не собирался играть по правилам. Даже если он проиграет, она не останется беззащитной перед Конгрегацией.
Мужчины отсалютовали друг другу. Затем Хьюго тихо произнес:
— Защищайся.
Он сделал прямой выпад, и Джаспер ответил тем же. Клинки встретились и разомкнулись.
Хлоя следила, оцепенев, за мужчинами, легко двигавшимися по каменным плитам; их клинки сверкали, скрещиваясь с непостижимой быстротой. Дуэлянты серией стремительных атак и контратак пытались обнаружить слабые места в обороне противника. Ей казалось, что за каждым выпадом тут же следовал ответный удар, и атакующий немедленно превращался в обороняющегося.
Прошло десять… пятнадцать… двадцать минут. Как долго они смогут продолжать бой, поддерживая такую скорость? Кто первый потеряет точность в ударах?
«Господи, прекрати это… пожалуйста, прекрати!» — Хлоя без устали твердила про себя слова молитвы. Она чувствовала, как нарастает их усталость, несмотря на сопротивление железной воли… Обоих подстегивало сознание, что кого-то из них ждет смерть.
Внезапно Хьюго упал на одно колено, коснувшись пола свободной рукой. Он вскочил, едва увернувшись, в тот момент, когда Джаспер выбросил вперед клинок. Шпаги вновь скрестились, звон клинков гулким эхом отозвался в вышине свода. Хьюго сделал ложный выпад… и, когда Джаспер отпрыгнул назад, готовясь к ответному удару, клинок Хьюго достал его и медленно вошел в тело.
Джаспер упал на колени; шпага со звоном покатилась по каменному полу. Кровь показалась у него на боку.
Криспин с жутким шипением кинулся вперед, схватив выпавшее из рук отчима оружие. Он не стал церемониться с приветствием и крикнул:
— Защищайся!
Хьюго даже не перевел дыхания. Он легко отразил атаку нового противника, позволив Криспину наступать, пока он оценивал силу и мастерство молодого человека. Хьюго чувствовал, что силы его на пределе. Он также знал, что на какую-то долю секунды, чуть не ставшую роковой, он позволил себе расслабиться и поверить, что уже победил, и все закончилось. Но ему предстоял еще один поединок.
Хлоя ахнула, ужаснувшись предательскому вмешательству Криспина. Она обвела взглядом зал, ожидая какого-нибудь протеста, возмущения, надеясь, что кто-нибудь остановит этот несправедливый бой. Но никто из мужчин не шелохнулся, и она продолжила напряженно следить за боем. Дэнис в волнении облизывал губы, она поймала его взгляд, хищный и полный азартного предвкушения.
Хьюго отступил назад, вызвав на себя выпад, ответил выпадом в направлении левого плеча Криспина. Затем он ловко уклонился, когда противник сделал ложный выпад. Шпага Криспина внезапно слишком быстро приблизилась к его руке — клинок вспорол ткань рубашки, царапнув кожу. Это был не смертельный удар, однако предупреждение было страшным.
Хлоя едва могла дышать, ей казалось, что ее сердце стучит на всю часовню. Она осмотрелась. Сейчас, похоже, уже больше никто не интересовался ею; все наблюдали за смертельной схваткой. Джаспера оттащили к стене, кто-то пытался остановить ему кровь. Глаза его были закрыты; в гулкой тишине было слышно лишь его затрудненное дыхание и звон клинков.
Хлоя, крадучись, прошла вдоль стены, добралась до странного, покрытого полотном стола, освещенного свечами. Пальцами она погасила пламя одной из свечей и осторожно подняла тяжелый канделябр. Взгляды мужчин по-прежнему были прикованы к сражавшимся.
Она осторожно шагнула вперед. Пот блестел на лбу Хьюго; его лицо казалось маской, выражавшей только два чувства: решимость и изнеможение. Движения обоих мужчин явно замедлились, хотя Криспин продолжал наступать, его превосходство становилось все заметнее.
Сейчас Хьюго чувствовал себя так, как, вероятно, когда-то Стивен: он осознал неизбежность поражения в схватке с более молодым и более сильным мужчиной. Но Криспин не был сильнее, а только моложе и свежее. Хьюго пытался держаться за эту мысль, чтобы окончательно не поддаться разрушительной силе отчаяния и безнадежности. Кровь стучала у него в висках, легким катастрофически не хватало воздуха…
Хлоя спокойным, небрежным движением выставила вперед ногу, задев лодыжку Криспина, когда он сделал полный выпад вперед. Он потерял равновесие и покачнулся, тут Хлоя сильно ударила его канделябром по голове. Криспин упал на пол и замер.
Наступила полная тишина. Внезапно на лестнице появился Самюэль с пистолетами в руках. Он направил оружие на собравшихся и, небрежно кивнув, сказал:
— Господа, на вашем месте я бы не двигался.
Хьюго согнулся пополам, пытаясь восстановить дыхание, пока находившиеся в часовне мужчины, оторопев, переводи ли взгляд с Самюэля на Хлою, все еще стоявшую с канделябром в руке рядом с поверженным Криспином.
— Я убила его? — резко прозвучал в тишине голос Хлои. Хьюго медленно выпрямился.
— Ты не играешь по правилам, девочка, да? — выдохнул он, когда легкие его, наконец наполнились воздухом.
— Я не могла ему позволить убить тебя, — сказала Хлоя. — Надо же, какая подлость!
— Постыдный поступок, согласен, — сухо сказал он, наклоняясь над Криспином и нащупывая пульс у него на шее. — Конечно, один бесчестный поступок заслуживает другого. Но хорошо, по крайней мере, что ты воздержалась от убийства.
— Но он должен быть мертв, — сказала она голосом, который показался ей чужим, и вновь подняла канделябр. — Я его жена, но я предпочла бы быть его вдовой.
Хьюго перехватил ее руку.
— Спокойно, девочка. — Он говорил тихо, но твердо.
— Но ты не понимаешь…
— Нет, понимаю, — перебил он Хлою, подняв ее накидку. — Оденься. — Он обернул накидку вокруг ее плеч и легким поцелуем коснулся ее лба. — Доверься мне, девочка.
Джаспер зашевелился и открыл глаза.
— Латтимер? — Голос его был едва слышен. Хьюго подошел к нему. Он остановился перед своим павшим врагом и произнес медленно и четко:
— Все кончено, Джаспер. Круг замкнулся. Девушка моя.
— И была твоей уже некоторое время, насколько я понимаю. — Кровь потекла из уголка его рта, когда Джаспер попытался ухмыльнуться. — Несмотря на твои праведные речи, Латтимер, ты соблазнил ее. Ты не лучше, чем все мы.
Хьюго замер, лицо его казалось белым в свете свечей, но голос был ровным и тихим.
— Разумеется, ты способен воспринять это только в таком свете, Джаспер, не правда ли? Конечно, для тебя любовь — лишь растление. — Он пожал плечами. — Наконец я разделался с тобой и с твоими… со всей этой клоакой.
Он обвел взглядом собравшихся мужчин, словно пытаясь запомнить каждого, и отвернулся. В этот момент в горле раненого что-то хрипло заклокотало, и голова Джаспера безвольно упала. Хьюго резко обернулся. Его лицо было непроницаемым, когда он смотрел, как пленка смерти затягивала глаза, устремленные к сводчатому потолку часовни. Затем он отвернулся и направился к Хлое. Он взял ее левую руку и сорвал кольцо с изображением змеи. Оно зазвенело, покатившись по каменным плитам, когда Хьюго швырнул его на пол.
— Пойдем, девочка. Ты уже достаточно долго дышала отравленным воздухом. — Он увлек ее за собой к лестнице, где продолжал стоять Самюэль, держа под прицелом пистолетов группу мужчин в часовне. Никто из них даже не шевельнулся.
Хлоя молчала, пока они поднимались по ступеням, чтобы выйти на чистый морозный воздух. Она могла думать лишь об одном: Хьюго говорил о любви… он сказал Джасперу, что любит ее. Он бился за нее… рисковал своей жизнью ради нее, как когда-то ради ее матери.
Но ведь она замужем за Криспином! Даже если она больше никогда его не увидит, она его жена. Джаспер мертв, но Криспин-то жив.
Привязанные в рощице лошади волновались и подрагивали на холодном ночном воздухе. Хьюго посадил ее на своего коня и вскочил в седло позади нее. Он был так же молчалив, как и она, но крепко прижимал ее к себе, пока они ехали в Денхолм. Самюэль скакал рядом, тоже погруженный в свои мысли.
— Я займусь лошадьми, — сказал Самюэль, когда они спешились во дворе. — А вы лучше подбросьте дров в камин, если он еще не погас.
Хьюго и Хлоя вошли в дом. В кухне было темно и холодно, только угли в печке едва светились. Хьюго зажег свечи, помешал угли, подбросил в огонь щепок и несколько поленьев. Хлоя, завернувшись в накидку, наблюдала за ним взглядом. Ей стало казаться, что она снова погружается в дурманящий туман.
— Хьюго, они выдали меня замуж за Криспина, — сказала она, наконец. Слова звучали так, как будто их произнес кто-то другой. — То, что ты снял кольцо, ничего не изменит.
Хьюго подвинул стул к огню и позвал ее кивком головы.
— Да, я знаю, — ответил он, притягивая ее к себе. — Позволь объяснить. Ты несовершеннолетняя, выдана замуж против воли и без согласия твоего опекуна. И, кроме того, брак не был скреплен физически. Это так?
— Да.
Он знал это, но все равно в глубине души временами появлялся страх, что он мог просчитаться… что Джаспер найдет способ надругаться над ней, прежде чем придет помощь. Теперь он мог вздохнуть с облегчением. Улыбнувшись, Хьюго сказал:
— Брак будет аннулирован, девочка моя. Это простая формальность. Криспин не осмелился бы оспаривать его, даже если бы и имел какое-то право.
— Значит, я не замужем?
— Да, но это продлится недолго, пока я не найду мирового судью.
— О! — Ее колени затряслись, а глаза внезапно наполнились слезами. — Извини… — Поток слез просто невозможно было остановить.
— Тише, любимая. — Он посадил ее себе на колени, прижал к груди и стал слегка покачивать. — Тебе было больно, милая?
Она покачала головой, попыталась что-то сказать, но слова тонули в рыданиях.
Самюэль вошел в кухню, взглянул на пару у огня и сел в кресло напротив, вытянув ноги к огню.
Когда Хлоя немного успокоилась, Хьюго посадил ее прямо и сказал:
— Дорогая, ты должна сказать мне. Они делали тебе больно?
— Только чуть-чуть, но было очень неприятно, — сказала она честно, вытирая глаза носовым платком, который он передал ей. — Я не знаю, почему я так расплакалась… наверное, потому, что я голодна.
Хьюго откинулся назад и от всей души рассмеялся. Самюэль расплылся в улыбке и направился в кладовую.
— Как насчет запеченных яиц, девочка?
— Да, пожалуйста. — Она улыбнулась сквозь слезы и вновь прижалась к Хьюго.
— Расскажи нам подробно все, что произошло с тобой, — велел ей Хьюго, зная, что не успокоится до тех пор, пока не узнает все до мельчайших деталей. Пока она ужинала, он слушал ее рассказ о похищении. Она поведала ему обо всем, включая и то, что Джаспер сообщил ей о прошлом Хьюго. Глаза Хьюго стали жесткими, губы сжались, и, когда она закончила свой рассказ, он с тихой злостью, произнес: — Слишком быстро и легко он умер.
Слишком легкой оказалась смерть и отца, и сына — не такой кары они заслуживали за все причиненное ими зло! Но все это должно остаться в прошлом. Без Грэшема — лидера Конгрегации — она распадется сама собой. У Криспина нет ни авторитета, ни зрелости, чтобы занять место Джаспера. Конгрегация была создана Грэшемами, вместе с ними и умрет.
Он взглянул на девушку: последний отпрыск рода Грэшемов подчищал тарелку кусочком ячменного хлеба.
Стивен так никогда и не узнал, какую жемчужину он зачал. И те качества, которые она унаследовала от него, — огонь и страсть — не были запятнаны грязью, которая была частью жизни ее отца.
Он откинулся на стул, прикрыл глаза и расслабился. Наконец-то он свободен. Он выполнил наказ Элизабет: Грэшемы больше никогда не причинят вреда Хлое, а сам он, встретившись с демонами, победил их. Он знал, что теперь он не хуже и не лучше любого другого человека, и эта мысль радовала.
Он открыл глаза и увидел, что Хлоя серьезно смотрит на него.
— Почему ты не рассказал мне, что любил мою мать? Почему ты не рассказал мне, что произошло?
Он не отвел взгляд.
— Трусость, девочка моя. Я страшно боялся, что если все расскажу, то потеряю твое доверие. Как бы ты могла полагаться на человека, который тоже был завсегдатаем часовни, который делал такое… Мне невыносима была мысль о том, что я потеряю твою любовь и твое доверие — они были… они — самая прекрасная награда… награда, которой нет цены.
Ее охватило чувство огромного облегчения. Он молчал не из-за того, что не любил ее. Именно любовь заставляла его хранить тайну.
— Для меня это не имеет значения, — сказала она. — То, что случилось… то, что ты делал…
Какое-то мгновение он смотрел ей в глаза, потом тихо сказал:
— И для меня все это уже не важно. Прошлое и так слишком долго отравляло мне жизнь.
Самюэль вздохнул с видимым облегчением и принялся собирать грязную посуду. Хьюго встал.
— Пора спать, — сказал он, потягиваясь и зевая. — Отправляйся-ка наверх, девочка.


— Оказывается, нет существенной разницы между добрачной связью и изменой мужу, — заметила Хлоя с озорным смешком, повернув голову на груди у Хьюго. Она посмотрела на него, в глазах ее плясали бесенята и еще не угасла страсть.
— Конечно, ведь в обоих случаях речь идет о падшей женщине, — мягко сказал Хьюго, захватив густую прядь ее золотистых волос и наматывая ее на запястье. Затем он отпустил ее, прикрыв видневшийся на плече иссиня-черный след от удара кнута. Все позади; и Джаспер за все заплатил сполна.
Хлоя, не ведавшая, о чем он думает, улыбнулась и мягко провела рукой по его животу.
— И о падшем джентльмене! Поскольку, судя по моему опыту, тут нужны двое.
Хьюго погладил ее волосы.
— Ну, так, может, нам стоит расширить твой опыт и попробовать заняться этим после благословения церкви?
Он говорил так тихо, что Хлоя сразу не поняла, что он сказал. Когда же до нее наконец дошел смысл его слов, она резко села.
— Ты собираешься жениться на мне?
— Ну, кто-то же должен, — сказал он торжественно. — В противном случае тебе грозит опасность быть отлученной от света, может быть, потому, что ты оскорбляешь его нравы?
— Но… но ты ведь говорил, что все подумают, что ты воспользовался опекунством. — Она нахмурилась, все еще не уверенная в том, что он серьезен.
— Светское общество может думать все, что ему заблагорассудится, и черт с ним, — ответил Хьюго. — Вопрос в другом: хочешь ли ты выйти замуж за своего опекуна, девочка?
— Но ты же знаешь, что хочу. Я же уже целую вечность твержу об этом. Только ты и слушать не хотел.
— Да, это прискорбное упущение с моей стороны, — согласился он; глаза его смеялись. — У меня была очень скверная привычка не слушать тебя. Однако я начинаю понимать, что ты всегда говоришь то, что чувствуешь, и что ты отлично знаешь, что тебе нужно.
— И тебе, — тут же вставила она.
— Самодовольная и дерзкая девчонка. — Он схватил ее и притянул к себе. — Милая, я давно уже понял, что мне больше всего нужно, мне только необходимо было убедиться, что и для тебя это самый лучший вариант.
Хлоя страстно поцеловала его, она прильнула к нему, касаясь каждой ложбинки, каждого изгиба его тела. Глаза ее наполнились истомой, волосы рассыпались по плечам.
— Я действительно знаю, что тебе больше всего нужно, — сказала она с довольной улыбкой. — И я докажу это тебе.
— Попробуй, девочка моя. — Хьюго закинул руки за голову и следил за ее лицом, наслаждаясь собственной пассивностью не меньше, чем она.
— Полагаю, — сказала она, проводя ладонями по твердым мускулам его живота, — полагаю, ты захочешь сам контролировать мое состояние.
— О, я не сомневаюсь, что в этом мы достигнем компромисса, — сказал он, сверкнув зелеными глазами.
— Но… — ее пальцы скользнули по внутренней стороне его бедер. — Но вряд ли ты пойдешь на компромисс в отношении моего гардероба? — Ее нежные руки продолжали ласкать его.
— Нет… — Он закрыл глаза, вздохнув от наслаждения. — В этом ты совершенно ничего не понимаешь, так что никаких компромиссов.
— Даже если я буду делать вот так? — Она чуть склонила голову и посмотрела на него, прищурившись, в то время как ее пальцы продолжали чувственную озорную игру.
— Да, хитрая маленькая лисичка. — Прижав ее к себе, он перевернулся, и она оказалась под ним. — Меня можно морочить только до определенного момента. — Он засмеялся, увидев, что она встревожилась, и поцеловал ее в кончик носа. — Но пусть это тебя не останавливает, девочка моя.
— Разве это меня остановит… разве что-нибудь может остановить меня? — сказала она нежно, уже без всякого озорства. Кончиком пальца она коснулась его губ. — Я люблю тебя.
— И я тебя, малышка. До самой глубины души…
Глядя ей в глаза, он соединился с ней, ее дыхание стало его дыханием, их сердца забились в унисон, и из невероятной красоты этого слияния родилось их будущее — чистое и светлое, оставив позади мрачные тени прошлого.


Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Колдунья - Фэйзер Джейн



Анатация... зацепила... прочитаем))))
Колдунья - Фэйзер ДжейнФрол
21.08.2010, 13.59





Смутные впечатления )
Колдунья - Фэйзер ДжейнЛера
8.08.2011, 18.22





Роман понравился. Советую почитать
Колдунья - Фэйзер ДжейнНастя
18.06.2012, 18.01





Супер)
Колдунья - Фэйзер ДжейнЛена
24.07.2012, 16.03





Местами затянуто, но в целом интересно. И даже связь между опекуном и подопечной не кажется такой избитой!
Колдунья - Фэйзер ДжейнВиктория
21.06.2013, 10.43





Роман прекрасен.Читайте, думаю не пожалеете.
Колдунья - Фэйзер ДжейнЕлена
31.07.2013, 22.08





Очень много всего намешано.
Колдунья - Фэйзер ДжейнКэт
17.09.2013, 16.51





Было бы скучно,если бе не ее характер!В целом роман оставил хорошее впечатление.Прочитала бы еще раз! 9 из 10
Колдунья - Фэйзер ДжейнКристина
18.10.2013, 23.04





Роман неплохой, прочитать можно, но остался неприятный осадок, не могу я читать про издевательства над животными, да и подземная часовня - жуть. История любви понятна, но не хватило всплеска эмоций (правда ГГ отразил это в музыке), душевной тяги друг к другу, только страсть в постели.
Колдунья - Фэйзер ДжейнТаня Д
9.06.2014, 10.27





Роман легкий,неплохой. Но особенных эмоций не вызвал.Понравилась главная героиня и юмор есть. Но все равно это далеко не лучший любовный роман и мною прочитанных. Ставлю 7 баллов.
Колдунья - Фэйзер ДжейнЕлена
30.05.2015, 22.57





Итак , домучала этот роман.Что скажу:не впечатлил.Ггня может и с юмором , но перебор , как и ее любовь к животным .Сама хочет , чтоб Ггй ее воспринимал , как опытную женщину , а ведет себя весь роман , словно ребенок разбалованный . А это ее отсутствие хоть малейшего вкуса в выборе одежды !!!!Что за тяга к яркому ?И еще обижается на разумные доводы Ггя .Ггй тоже хорош :взрослый мужик , управлял кораблем , людьми , а какой то девице 17 лет не может сказать твердое "нет"!А она и пользуется тем , что он мямля , вертит им , как вздумает .То медвежонка притащит в дом , то бродяжку беременную.Я все ждала , когда же Ггй стукнет по столу и рявкнет свое крепкое и непререкаемое мужское слово......недождалась .....Не самы лучший ЛР :4/10.
Колдунья - Фэйзер ДжейнElena
13.11.2015, 13.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100