Читать онлайн Изумрудный лебедь, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Изумрудный лебедь - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.29 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Изумрудный лебедь - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Изумрудный лебедь - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Изумрудный лебедь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Двумя часами позже лорд Харкорт поставил свою кружку из-под пунша в общей комнате гостиницы и по узкой лестнице направился наверх, в спаленку над прачечной. От дрожащего пламени свечи, которую он нес в руке, на стенах плясала его необычайно удлиненная тень. Он осторожно переступил через стопку грязной посуды, аккуратно сложенной у двери. По-видимому, у Миранды была некоторая склонность к ведению домашнего хозяйства.
Подняв шеколду, он ступил в комнату. Она была тускло освещена луной, свет которой пробивался в маленькое оконце. Поставив свечу, Гарет огляделся. Пунш, поданный ему хозяином, оказался крепким, а компания, собравшаяся в общей комнате гостиницы, очень веселой и шумной.
Хмурясь, он заморгал: ему показалось, что комната пуста. Потом взгляд его упал на постель и маленький холмик на краю.
Он поднял свечу повыше и подошел к кровати. Мягкий желтый свет осветил тонкую белую руку, лежавшую на подушке, белоснежное плечо и два ярких глаза зверька, примостившегося возле Миранды и теперь злобно взиравшего на графа.
Некоторое время Гарет стоял, глядя на Миранду, и не знал, что делать. Она спала обнаженной, но ничего другого и ожидать не приходилось. Ведь на ней, кроме той одежды, больше ничего не было. Ему следовало бы подумать о том, где ее уложить на ночь, но раньше это почему-то не пришло ему в голову.
Он снова оглядел комнату. Если не считать пола и узкой лавки у окна, единственным местом, пригодным для сна, была постель.
Он хотел было оставить ее для себя — вполне понятная и хорошо оплаченная им привилегия, — однако ее, похоже, у него отобрали. Потянувшись к постели, он попытался вытащить подушку из-под головы девушки.
Миранда глубоко погрузилась в приятный, хотя и несколько беспокойный сон. Перьевая перина была для нее непривычной роскошью, тепло и мягкость постели убаюкали ее мгновенно, через минуту после того, как она легла. Но девушка всегда спала чутко и, когда Гарет наклонился над ней, тут же проснулась. Спросонья она непонимающе заморгала, ослепленная желтым светом свечи, и сначала даже не узнала его.
Потом вспомнила. И поднесла руку к лицу, чтобы защитить глаза от раздражающего света.
— Что случилось, милорд?
— Только то, что я не рассчитывал найти тебя в своей постели, — ответил он, встряхивая подушку, извлеченную из-под ее головы.
Миранда села на кровати. При этом одеяло спустилось вниз, и она оказалась обнаженной по пояс. Перед взором Гарета предстали две маленькие, совершенной формы груди и очень тонкая талия.
— Похоже, что больше здесь спать негде, а я занимаю немного места. Все, с кем мне приходилось до сих пор делить постель, говорят, что сплю я очень тихо. Я вас не побеспокою.
Гарет не был так уверен на этот счет. Голые женщины в его постели обычно вызывали у него некоторое беспокойство.
— Не сомневаюсь в том, что ты тиха, как мышка, — сказал он, засовывая подушку под пуховое одеяло посреди постели. — Но, учитывая, что я сплю совсем не так спокойно, воздвигнем некоторую преграду между нами.
— Разрешите мне помочь, — сказала Миранда. Она отбросила одеяло и деловито принялась укладывать подушку, сделав из нее нечто вроде валика, потом разгладила простыни.
Гарет сделал шаг назад, безошибочно определив свое состояние: сердце его стучало сильнее обычного. Она была божественно сложена — само совершенство. Прелестная миниатюрная женщина с нежными маленькими грудями, тончайшей талией и крутыми, не слишком широкими бедрами. В ней не было ни унции лишнего жира, а под безупречной кожей выделялись хорошо развитые мускулы. Она напомнила ему совершенный и прекрасный механизм.
Если бы Гарета спросили, каков его идеал женской красоты, он описал бы женщину, похожую на Шарлотту, высокую, полногрудую, широкобедрую, роскошное сладострастное создание с копной волнистых золотых волос, полными ярко-алыми губами и такими глазами, которые затягивают мужчину все глубже и глубже в водоворот страсти. Но божественное равнодушие Миранды к собственной наготе, неведение, какое действие производит на мужчину вид ее обнаженного тела, казались более влекущими, чем ухищрения Шарлотты.
«Слишком злоупотребил пуншем», — сказал он себе, отводя взгляд. Голос его звучал несколько необычно, когда он заметил:
— Вот так прекрасно. Ложись в постель, а то простудишься.
Миранда с живостью последовала этому совету. Ночной воздух, проникавший в незастекленное и не закрытое ставнями окно, неприятно холодил ее разогретое теплом постели тело. Она натянула одеяло до подбородка и дружелюбно спросила:
— Вы приятно провели вечер, милорд?
Гарет пробормотал в ответ что-то невнятное, не располагавшее к продолжению непринужденной беседы.
На мгновение на луну наползло облачко, и Гарет торопливо задул свечу. Комната погрузилась во мрак. Воспользовавшись темнотой, в которой его тело едва ли можно было разглядеть — наверное, оно казалось сейчас только бледной тенью, — он сбросил на пол одежду и нырнул в постель. Матрас прогнулся под его тяжестью, и легкое тело Миранды перекатилось к разделявшему их барьеру из подушки. Гарет ощущал ее тепло под одеялом, хотя они и не соприкасались. Он чувствовал запах ее кожи и волос, слабо напоминавший запах земли, легкий и какой-то невинный аромат.
Миранда перекатилась обратно, на свою сторону постели.
— Желаю спокойной ночи, милорд.
— Спокойной ночи, Миранда.
Но Гарет дольше обычного не мог заснуть.
Проснувшись, он увидел, что дневной свет льется в не защищенное ставнями окно, а в комнате нет ни следа ни Миранды, ни обезьянки. Он потянулся, зевнул, отбросил одеяло, удивленный тем, насколько хорошо себя чувствует и насколько ясна его голова.
Взгляд его упал на оранжевый наряд Миранды, лежавший на скамье у окна, и тотчас же его благодушию и спокойствию пришел конец. Если ее не было в комнате — а ее, безусловно, здесь не было, — в таком случае куда она, черт ее возьми, могла деваться в голом виде? Однако тотчас же он услышал аплодисменты, свист и улюлюканье, доносившиеся со двора гостиницы. Подойдя к окну, он выглянул — и сердце его подпрыгнуло. Миранда, босая и одетая только в облегающие кожаные штаны и нижнюю рубашку, показывала свои акробатические фокусы на крутой, покрытой черепицей крыше гостиницы, развлекая собравшуюся во дворе многочисленную гостиничную прислугу.
Сейчас она стояла на руках, а точнее сказать, на одной руке, кисло отметил он про себя, другой же приветственно махала своим зрителям. Чип держался на ее поднятой в воздухе ступне и, как и она, приветствовал публику, салютуя поднятой шляпой.
Гарет подавил готовый у него вырваться крик ярости, боясь нарушить своим возгласом ее шаткое равновесие. Он задержал дыхание, когда она сделала сальто на остром как бритва краю крыши, заставив Чипа взмыть высоко в воздух и тоже сделать кувырок. Как ни удивительно, они оба приземлились на крышу и встали на ноги, но в его памяти все еще оставалась картина кувыркающейся девушки. И он словно воочию увидел, как она летит вниз, молотя в воздухе руками и ногами, будто это могло задержать ее падение, падает на булыжник двора и остается лежать там, раскинувшись, мягкая и безжизненная, как тряпичная кукла, а из-под ее головы расползается лужица крови.
Шарлотта. Нет, то была Шарлотта, напомнил себе Гарет. Он все еще слышал ее крик, когда она опрокинулась спиной назад из окна и упала у его ног.
Гарет тряхнул головой, чтобы прогнать видение, и посмотрел на свои руки — большие и сильные. Они помогли ему убедиться в ее смерти. Он сам закрыл ей глаза в тот ужасный день. И каждое движение этих рук было холодным и рассчитанным…
Он позволил рукам упасть вдоль тела. Не о Шарлотте он беспокоился, во всяком случае сейчас, его волнение было вызвано не воспоминанием о ней. Он высунулся из окна как можно дальше.
— Миранда… — Гарет старался не повышать голоса и говорить спокойно.
— Желаю доброго утра, милорд! — весело крикнула она, поворачиваясь всем телом, сейчас образовавшим тугой треугольник: одной рукой она держала себя за лодыжку, в то время как другая рука и вторая лодыжка были подняты высоко над головой.
— Иди сюда, — позвал он все еще спокойно, хотя сердце его билось где-то в горле. Она только рассмеялась б ответ, и он взъярился: — Сию же минуту сюда!
Миранду удивил его тон, но она не поняла, почему он злится. Ей и в голову не приходило, что он мог испугаться за нее. Всю свою жизнь, сколько помнила себя, она проделывала подобные трюки, и ни она сама, ни другие актеры не считали их опасными.
Она могла случайно вывихнуть ногу, это было понятно, но ей никогда не приходило на ум, что она рискует жизнью. Поэтому она пропустила приказ графа мимо ушей и продолжала свои упражнения.
Гарет отвернулся от окна, поняв, что она не собирается следовать его приказу. Глядеть на это зрелище было выше его сил.
Разъяренный, он выхватил из саквояжа чистое белье и принялся стремительно одеваться, и только доносившийся со двора восторженный рев зрителей говорил ему, что Миранда еще жива. И каждый всплеск аплодисментов вызывал у него все больший гнев.
Он уже застегивал рукава рубашки, когда крики прекратились, а оживленная Миранда прыгнула в окно и, приземлившись на полу, тут же села на шпагат.
— Черт возьми, чем это ты занимаешься? — спросил Гарет, и голос его, хотя и спокойный, был полон яда.
— Тренируюсь, — бодро сообщила она. — Мне приходится тренироваться каждый день, а крыша — весьма удобное место. — И она встала на руки, впрочем, не переставая болтать. — Чипу нужны упражнения, ему надо быть на воздухе… Когда он сидит взаперти, его это очень удручает. А если бы я спустилась с ним по лестнице, хозяин опять бы начал на пас орать. Поэтому я решила прогуляться по крыше. А раз уж мы там оказались, я подумала, что могу убить двух зайцев сразу и потренироваться тоже.
На мгновение Гарет зажмурился. Миранда выпрямилась и только тогда заметила выражение его лица.
— Вы сердитесь? — спросила она удивленно.
Ее непритворное удивление оказалось последней каплей, переполнившей чашу его терпения.
— Разумеется, сержусь! А чего ты ждала? Я проснулся, а тебя нет! А потом оказалось, что ты готова сломать себе шею из чистого озорства! Или ты намеревалась послать обезьяну со шляпой — собирать деньги?
Миранда смутилась:
— Нет, я же объяснила. Я просто тренировалась. Я должна делать это каждый день. Если люди хотят смотреть на мои упражнения, я ничего не имею против.
Он массировал затылок, глядя на нее в полном замешательстве.
— А тебе не приходило в голову, что ты можешь сломать шею?
Миранда совсем растерялась:
— Вы испугались, что я могу упасть… соскользнуть?
— Черт возьми! Конечно, испугался! — выкрикнул он.
— Но я не могу сделать такую ошибку!
Сначала Гарет никак не мог ее понять. Она верила в свои силы. Эта убежденность сверкала в ее взгляде, сквозила в каждом жесте. Она верила, что там, высоко на крыше, находилась в полной безопасности. А потом он понял: малейшее колебание, малейшая неуверенность, даже тень сомнения в своем мастерстве могли бы стать для нее роковыми. Конечно, она должна верить в свои силы, в свою неуязвимость и в свой успех.
Он медленно выдохнул воздух. Потом уже другим тоном сказал:
— Не передашь ли мне сапоги? И тебе, пожалуй, тоже пора одеться.
Миранда протянула ему кожаные сапоги, пальцы ее неосознанно погладили мягкую, как масло, кордовскую кожу. Никогда еще в своей жизни она не прикасалась ни к чему столь роскошному. Девушка робко улыбнулась, испытывая при этом странное и непривычное чувство. Оказывается, он боялся за нее.
Прежде никогда и никто за нее не боялся, и теперь Миранда не знала, как к этому отнестись. Особенно тревожило то, что это ее почему-то очень радует.
Потому обращенная к Гарету улыбка девушки была неотразимой. И со смущением граф был вынужден признать это. Корсаж ее рубашки был зашнурован только наполовину, и он мог видеть кремовую кожу ее грудей, их изящные очертания и розовые соски.
Не сознавая, что делает, по первому побуждению Гарет подошел к ней, стянул шнурки корсажа и крепко завязал.
— Ты маленькая неряха, — пробормотал он. — Тебе мало того, что ты рискуешь сломать шею ради толпы конюхов, так ты еще и показываешься им полуголой.
— Прошу прощения, — смиренно ответила Миранда, опуская глаза на его ловкие пальцы, умело продевающие шнурки в петли корсажа.
Она через голову натянула свое оранжевое одеяние. Оно было бесформенным, сквозь него проглядывала не очень чистая нижняя холщовая рубашка. Девушка бросила смущенный взгляд на белоснежное белье милорда.
— Если мне придется изображать леди Мод, — сказала она, — мне понадобится другая одежда.
— Да, это так, — согласился он, натягивая сапоги и заворачивая широкие отвороты ниже колен. — Но у нас будет время позаботиться об этом, пока отрастут твои волосы.
Миранда провела рукой по коротко подстриженным прямым волосам.
— Длинные волосы — только помеха, когда приходится кувыркаться через голову.
— Но тебе не придется кувыркаться, пока ты будешь изображать мою кузину, — заметил он.
— Полагаю, что не придется, — согласилась Миранда, надевая свои деревянные патены. — Вряд ли она умеет делать сальто.
Она направилась к двери.
— Приказать принести горячей воды для вас?
— Если будешь так любезна.
Гарет попытался представить Мод, кувыркающуюся на крыше, и рассмеялся.
— А может быть, ты попросишь также послать весточку на конюшню, чтобы они оседлали свою клячу, потому что мы выезжаем через час?
— Мы едем в Лондон?
— Да, — ответил он и заметил, что она заколебалась. — Ты умеешь ездить верхом?
— Ездила только на мулах и вьючных лошадях. Но ведь Лондон далеко. Верно? Слишком далеко, чтобы ехать туда на муле.
— Ты можешь сесть сзади, держась за меня. Скажи, чтобы они оседлали клячу на двух седоков.
Миранда бодро отправилась выполнять поручение. Чип запрыгал впереди нее по узкой лестнице. Однако у подножия лестницы вскочил девушке на плечо, подчиняясь приказу. На кухне Миранду весело приветствовали, отдавая дань ее таланту, проявленному во время тренировки на крыше, и, передав, что было велено, девушка направилась к строеньицу, где помещалось отхожее место.


К этому моменту семья ее должна была находиться где-то у берегов Франции, если ветер был попутным. Интересно, что они подумали, когда заметили ее отсутствие? Тревожились ли, чем она занята и есть ли у нее деньги на проезд? Конечно, они, должно быть, вспоминали о ней. В особенности мама Гертруда, Бертран и Люк. А Робби будет так переживать! Люк, конечно, позаботится о том, чтобы мальчика не обделили едой, когда все они примутся за обед, но он не обратит внимания на то, что малыш устал и с трудом ковыляет, поспешая за труппой. Робби никогда не признается, что устал, и не попросит, чтобы ему позволили ехать в повозке, в которой они возили большую часть своих пожитков. Миранда всегда настаивала на том, чтобы мальчик сидел там.
Чип устроился на крыше сарая, ожидая, когда она выйдет, и, как только девушка появилась, прыгнул ей на плечо. Вместе они вернулись на кухонный двор.


Миранда чувствовала себя одинокой и покинутой. Разве она сумеет справиться с тем, что просил ее сделать лорд Харкорт? И что там вообще будет? Что ждет ее в Лондоне? Каких людей ей предстоит там встретить? И вдруг перед ее взором предстали знакомые лица, мысленно она услышала знакомые голоса, и ее обычная тяжелая жизнь показалась милой и желанной, как никогда прежде.
Остановившись возле бочки с дождевой водой, она ополоснула лицо, пригладила волосы и попыталась смыть грязь с манжет своей рубашки, но без особого успеха. Милорд Харкорт будет за завтраком чисто выбрит, белье его будет сиять белизной и свежестью. Она же выглядит как грязный уличный мальчишка.
Она с удвоенной энергией принялась наводить чистоту, даже не заметив, что во двор вышел Гарет. Он наблюдал за ней, пока она причесывалась, проводя пятерней по волосам, вытирала мокрое лицо подолом юбки и с пристрастием разглядывала рукава своей рубашки. Вид у нее при этом был безутешный.
Она наконец подняла глаза и заметила его.
— Прошу прощения, милорд. Я вас задержала? — Она поспешила ему навстречу, смущенная и расстроенная. — Я пыталась привести себя в порядок, но, похоже, без осрбого успеха.
— Да, — согласился он, но улыбка его была столь ободряющей, что она сразу успокоилась. — Но ведь лиха беда начало. Идем завтракать.
Они прошли через кухню в общую комнату гостиницы, где сейчас никого не было, кроме служанки, ставившей тарелки и блюда на длинный, хорошо вымытый и вычищенный стол в центре комнаты.
Миранда при виде яичницы, белого хлеба из лучшей пшеничной муки и окорока облизнулась. Она скользнула на длинную скамью, забыв о своем одиночестве и страхе.
— Я просто умираю от голода.
— Меня это не удивляет после твоих утренних упражнений. — Гарет взял нож для разделки мяса. — Зельца или филе?
— И того и другого, если не возражаете.
Она подвинула к нему свое деревянное блюдо с хлебом, чтобы он положил на него тонкие ломти мяса. Потом взяла яичницу.
Служанка поставила перед ними кружки с элем, поклонилась и поспешила к камину разгрести вчерашние угли и золу.
Несколько минут Миранда ела в молчании. Потом встрепенулась:
— А где Чип? Он исчез.
— Господь милостив в своих неустанных заботах о нас, — пробормотал Гарет. — А я-то удивляюсь, отчего это наш завтрак такой мирный.
Миранда вскочила со скамьи и подбежала к окну, выходящему на улицу. Мимо проходил мальчик с коробом, полным пирожков, зазывая покупателей. За мальчиком следовал продавец овощей, толкая перед собой тележку с луком и капустой. Пожилая женщина чистила собачью конуру посреди двора. Она поспешила скрыться в доме, услышав предупредительный крик «Берегись!», и тотчас же из окна выплеснули содержимое ночного горшка.
Перед глазами Миранды развертывалась обычная для раннего утра уличная сцена. Чипа нигде не было видно.
Миранда вернулась к столу, но аппетит у нее пропал.
— Пойду поищу его во дворе, — сказала она.
Гарет кивнул и взял кружку с элем.
Пронзительный вопль заставил его вскочить на ноги. Он опрокинул кружку и уронил на пол нож. Гарет был на полпути к двери, ведущей в кухню, когда понял, что крик этот не человеческий. Уже в дверях он услышал, что к воплям обезьяны присоединились далеко не мелодичные крики Миранды. Она кричала с такой яростью, что он даже испугался.
Гарет ринулся через кухню, расталкивая кухонную челядь, столпившуюся у двери. Во дворе он остановился. Чип кричал оттого, что к хвосту его кто-то привязал горящую ветку. В панике он носился кругами по двору между столпившимися хохочущими увальнями, бросавшими камнями и конскими яблоками в обезумевшее животное и в девушку, тщетно пытавшуюся поймать зверька.
— Миранда, ты его не поймаешь, пока не перестанешь кричать! — Гарет рванулся вперед и схватил девушку за плечи. — Говори с ним спокойно!
— Но он сгорит! — крикнула она. По ее щекам струились слезы, лицо было белым, а губы бескровными.
Гарет бросился куда-то вбок, схватил ведро и выплеснул его на вопящую обезьянку. Потом ринулся на хохочущих оболтусов. В одной руке он держал шпагу, а другой расстегивал пояс. В мгновение ока Гарет оказался среди мужланов. Клинок описал в воздухе дугу. В другой руке Гарет держал тяжелый, с металлическими украшениями пояс, которым тоже размахивал изо всей силы. Теперь парни кричали не хуже обезьяны, пытаясь увернуться от ударов этого дьявола.
Они разбегались, визжа, как стадо испуганных свиней, сбивая друг друга с ног. Наконец Гарет прекратил колотить их. Он застегнул пояс, вложил шпагу в ножны и подошел к Миранде, немного успокоившейся и поймавшей наконец мокрого Чипа. Она сняла с его хвоста обугленную головню. Осматривая опаленную шерстку зверька, девушка баюкала его на руках.
Она подняла на Гарета заплаканное лицо, и он увидел ее сверкающие жаждой мести глаза. В голосе ее звучало настоящее торжество, когда она сказала:
— О! Вы их отлично проучили! Жаль только, что им удалось удрать!
Гарет сам удивлялся своему приступу ярости. Такого гнева он не испытывал много лет. Он чуть не убил их. Но спросил только:
— Как он?
— Шерсть немного обгорела. Он просто страшно испугался. Как они могли такое сделать? — Глаза ее снова наполнились слезами. — Я была такой глупой. Не могла догадаться, что надо окатить его водой… Но в голове у меня помутилось. Я не могла ничего сообразить.
— Ну, это едва ли удивительно, — ответил он, протягивая руку, чтобы отвести слипшуюся от слез прядь волос с ее щеки. — Неси его внутрь.
Обезьянка высвободила головку из рук Миранды и смотрела на своего спасителя блестящими глазами, в которых, как показалось Гарету, стояли слезы. Потом Чип что-то тихонько залопотал, протягивая тощую лапку графу.
— Он благодарит вас, — сказала Миранда, и Гарет. при всем свойственном ему скептицизме, был склонен ей поверить. — Теперь он всегда будет доверять вам и отныне станет вашим другом навеки, — добавила она.
— Как мне повезло! — пробормотал Гарет и был вознагражден слабой улыбкой девушки, после чего она снова принялась ласкать все еще дрожавшего Чипа.
Голова ее была склонена к зверьку, а сверкающие медью волосы разделены пробором на две ровные части. Гарет по привычке положил руку ей на плечо, побуждая войти первой. И загляделся на стройную шейку, открывшуюся его взору. Его рука невольно скользнула к шее, и пальцы прошлись по тонкой серебристой отметине в форме полумесяца, видной сейчас под волосами.
— Откуда он у тебя?
— Что?
Она подняла голову и попыталась посмотреть на то, что он показывает, через плечо.
— Да вот эта отметина. Это ведь шрам? Откуда он?
Он заставил ее снова наклонить голову, чтобы получше рассмотреть его. И вдруг кровь забурлила в его жилах. Миранда потрогала кожу на шее, пытаясь понять, о чем он говорит.
— Я не знаю, что это. Никогда его не видела. У меня ведь нет глаз на затылке, — добавила она со смехом, который не мог скрыть ее внезапного смущения. Она почувствовала его напряжение. У нее возникло неприятное ощущение, что она носит на коже какой-то уродливый знак, который принесет ей несчастье.
— Ты не помнишь, может быть, ты когда-нибудь упала и порезала шею?
— Нет, — она покачала головой, — такого не было. А что, это выглядит очень безобразно? — Она старалась изо всех сил скрыть тревогу, но голос ее дрожал.
— Ничуть, — последовал торопливый ответ. — Он совсем крошечный и почти не видим.
Он убрал руку. Она подняла голову, и волосы упали ей на шею, скрыв шрам.
— Пойдем. Нам пора собираться.
Но когда девушка, опередив его, вошла в здание гостиницы, он задержался во дворе. Это было нечто из ряда вон выходящее. Теперь он знал, что бродячая акробатка не просто двойник Мод.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Изумрудный лебедь - Фэйзер Джейн



муторный
Изумрудный лебедь - Фэйзер Джейнлира
29.06.2014, 17.53





муторный
Изумрудный лебедь - Фэйзер Джейнлира
29.06.2014, 17.53





Хочу скачать
Изумрудный лебедь - Фэйзер ДжейнПетя
26.11.2015, 16.43





Симпатичный романчик. Лихо придумано
Изумрудный лебедь - Фэйзер ДжейнСофи-Мари
20.09.2016, 14.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100