Читать онлайн Фиалка, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Фиалка - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.22 (Голосов: 116)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Фиалка - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Фиалка - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Фиалка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

— Она ни слова не говорит по-английски, опекун.
— Кто?
Виконт раздраженно воззрился на вошедшего. Ему не нравилось, когда так бесцеремонно его отрывали от дел. Он смотрел на Дэвида, остановившегося в дверях библиотеки и не решавшегося двинуться дальше без приглашения.
— Да девка Сент-Саймона, — подал голос Чарльз из-за спины брата. — Мы думали, вам будет интересно это узнать.
Седрик тщательно сложил газету и положил ее на диван рядом с собой.
— Что вы думали? — Он прищурил черные глаза. — Надеюсь, вы не позволили себе ничего лишнего, сэр?
Дэвид переминался с ноги на ногу, но отвечал со своей обычной угрюмостью:
— Вы как-то вечером за обедом говорили, что вам хотелось бы знать, кто она. Мы подумали, что нам стоит выяснить это.
— И что навело вас на такую мысль, вы, услужливый остолоп?
Седрик взорвался, но ярость пока еще не перелилась через край. И это пограничное состояние, за которым неизвестно что могло последовать, казалось особенно угрожающим.
Оба молодых человека невольно отступили назад.
— Когда это я просил вас лезть в мои дела? И что же вы натворили?
— Мы задали девчонке пару вопросов, — ответил Дэвид неуверенно. — Но она не говорит по-английски… она лопотала что-то непонятное на каком-то иностранном языке.
— Но это не был язык «лягушатников», — бросился на помощь его брат. — Французский мы бы узнали.
Седрик все еще недоверчиво смотрел на них, размышляя, как долго они будут удивлять его своим идиотизмом.
— Она испанка, — сказал он. — Это уже известно всей округе.
— О! — Чарльз почесал голову. — Мы ведь только пытались помочь, опекун.
— Избавьте меня от вашей помощи, — возразил Седрик с отвращением. — Где вы вели эту поучительную беседу? — Его глаза смотрели пронизывающе. — Не на земле Сент-Саймона?
— О нет, сэр, — торопливо заверили они. — Она была в Фоуи, мы последовали за ней и… просто спросили ее имя.
Седрик откинулся на спинку дивана и внимательно изучал их, не скрывая непреодолимой брезгливости.
— Вы обидели ее? — спросил он тихо. — Вы оскорбили женщину, находящуюся под покровительством Сент-Саймона? Женщину, живущую в его доме на правах гостьи? Конечно же, вы этого не сделали. Конечно, вы не могли поступить так по-идиотски, хоть вы и ослы… Или все-таки сделали это? — внезапно закричал он.
— Нет, сэр… конечно, нет, — сказали они почти в один голос. — Мы просто задали ей несколько вопросов.
Седрик закрыл глаза со вздохом, выражавшим отвращение. Он знал их слишком хорошо, чтобы поверить. Они, похоже, могли получить удовлетворение, только причиняя женщине боль. У их отца была такая же причуда. И его жена, эта жалкая мышка, пряталась и скрывала свои синяки до тех пор, пока не умерла, упав с лестницы на седьмом месяце беременности. Никто из знавших Томаса Пенхэллана не поверил, что Мэри сама упала с лестницы. И близнецы унаследовали извращенные вкусы отца. Во всяком случае, обычно они возбуждались при виде уличных женщин, зато не уделяли внимания дамам своего круга. Оставалось только надеяться, что ни одна из них не окажется такой дурой, чтобы выйти замуж за Чарльза или его брата.
Вероятно, в данном случае они вообразили, что эта девушка была легкодоступной пассией Сент-Саймона, и потому, с их точки зрения, игра была честной.
— Кроме того, она не могла узнать нас, — заметил Чарльз с гордостью, — Мы надели маски.
— Что вы надели?
— Она не смогла бы нас узнать… как та, другая девушка, — объяснил Дэвид. — Но это не значит, что мы обидели ее, — добавил он поспешно. — Все было совсем не так, как в тот раз.
Они с надеждой смотрели на дядю, все еще ожидая, что он их похвалит хотя бы за предусмотрительность. Но с каждой минутой становилось яснее, что, несмотря на их попытку сделать ему приятное, похвал от дяди ждать не приходится.
— Вон отсюда!
Близнецы бежали, а Седрик уставился на холодный камин, размышляя о том, насколько они ему навредили. Он начал собственное расследование и с легкостью выяснил, что женщина в Тригартане была испанкой и приехала из Испании, что она пользовалась особо подчеркиваемым покровительством полковника лорда Сент-Саймона, а также Веллингтона. Теперь все в округе это знали. Благодаря нескромному любопытству своих племянников он знал об их отношениях с Сент-Саймоном даже больше, чем остальные соседи. Его не так интересовало, спит Сент-Саймон с девицей или нет, как то, что свело их вместе и с какой стати Сент-Саймон взял на себя труд притащить любовницу из Испании и поселить в Тригартане.
Кто она такая и почему оказалась здесь? В любом случае нельзя было пренебречь двумя фактами: в чертах девушки было необъяснимое сходство с Силией и она была испанкой.
Было ли это чистым совпадением? Нет, Седрик не верил в совпадения. Он знал, что все в жизни происходит не случайно, и верил в хитрый и изворотливый высший ум, подобный его уму.
Похищение прошло так, как и было запланировано, разве что эта дура Марианна осталась в живых и рассказала всем произошедшую историю. Но он легко с ней поладил — страх, щедрая пенсия и уединенный домик в шотландских горах обеспечили ее молчание. Уже десять лет, как ее не было в живых, и она унесла тайну в могилу. Но не удалось ли Силии сбежать от похитителя? Возможно, она сбежала… вышла замуж за какого-то испанца, родила ребенка?
Это предположение не выдерживало критики. Если она спаслась, то должна была вернуться домой. Ей бы не пришло в голову, что ее брат имел какие-то связи с разбойником, грабившим путешественников на горных перевалах. Но если девушка и впрямь законная дочь Силии, то почему бы ей не обнаружить себя и не заявить о своем происхождении?
Если она имеет какое-то отношение к Силии, то придется ему самому заняться ею. Дело несколько осложнялось тем, что ей покровительствовал Сент-Саймон. Еще хуже было то, что она уже почувствовала к себе чье-то повышенное внимание. Возможно, она не смогла бы узнать своих обидчиков, ведь на них были маски. И с чего бы ей в голову пришло, что это как-то связано с ним?.. Если только она не рассказала о нападении Сент-Саймону. Ему было бы нетрудно назвать негодяев по имени. Но и Сент-Саймону не было причины заподозрить, что их поведение как-то связано с Седриком. Скорее всего он решит, что они снова принялись за свои штучки.
Виконт встал, налил себе коньяку, и, хмурясь, перекатывал на языке янтарную жидкость. Если девушка имела какое-то отношение к Силии, то какова ее цель? А она наверняка чего-то хотела. Все чего-то хотят. Охотилась ли она за деньгами?
Ну что бы это ни было, он скоро разузнает. Возможно, даже это произойдет в личной беседе…


— Этот прием не должен быть слишком большим и пышным, — сказала Люси. Ее фарфорово-синие глаза были полны азарта. — Всего десять пар, не более, и все те же гости, что и всегда. Специально танцевального вечера мы устраивать не будем, хотя, возможно, после ужина надо будет скатать и убрать ковер. Ужин не будет слишком уж изысканным…
— Моя милая Люси, — перебил Джулиан, поднимая руку, чтобы остановить этот поток красноречия. — Если ты хочешь устроить небольшой прием, у меня нет возражений. Остается единственный вопрос: готова ли уже Тэмсин выйти на большую арену? Хочет ли она этого?
— О, разумеется, хочет, — сказала Люси нежно. — И это ни в малейшей степени не должно вызывать беспокойства.
Все так добры, и так интересуются ею, и мечтают с ней познакомиться. — Вы ведь хотите этого, Тэмсин?
Тэмсин внутренне забавлялась, слушая возбужденную болтовню Люси. Она любезно откликнулась на вопрос:
— Как скажете, Люси.
— Но ведь иногда на тебя находят приступы робости, и ты совершенно забываешь, что умеешь говорить по-английски. — заметил Джулиан небрежно, откидываясь на спинку стула и оглядывая ее из-под полуопущенных век. — Ты полагаешь, что и в самом деле готова ворваться, на светскую сцену, и так, чтобы тебя хоть сколько-нибудь понимали?
— Но Тэмсин великолепно говорит по-английски, — запротестовал Гарет, хмурясь и отряхивая носовым платком пылинки с лакированных сапог. — Я бы даже сказал, создается впечатление, что английский ей родной.
— Да, такой парадокс, — заметил Джулиан мягко. — Но, к сожалению, в смятении она совершенно забывает английский и извергает потоки испанской речи.
— Думаю, я преодолела свою застенчивость, — объявила Тэмсин с достоинством. — Мне кажется, я способна вести себя так, чтобы не опозорить вас, милорд полковник, — Действительно теперь ты это можешь?
Он провел рукой по подбородку, все еще глядя на нее с ленивой усмешкой.
Люси быстро оглядела их обоих. Как правило, Джулиан обращался с Тэмсин с подчеркнутой и почти отстраненной учтивостью, и трудно было вообразить, что сцена, которую она и Гарет наблюдали в коридоре, не была плодом их фантазии. Хотя иногда, вот как теперь, в их манере разговаривать и смотреть друг на друга был какой-то намек на общую, разделенную тайну.
— Тэмсин ни в коем случае не опозорит тебя, — вмешалась Люси, и ее реплика прозвучала несколько не в тон. — Кроме того, я все время буду рядом, весь вечер. И буду показывать, как надо себя вести, если у нее возникнут какие-нибудь трудности.
— В таком случае вопрос решен, — сказал брат, и его голос снова стал холодным и отчужденным. — Но не рассчитывай, что я тоже приму участие в устройстве твоего праздника. Можешь приказать Хибберту позаботиться о вине и шампанском из моих погребов.
— Мы должны подать ледяной пунш, — объявила Люси, вскакивая на ноги. — В прошлом сезоне он был гвоздем программы в Лондоне. Амабель Фезерстоун знает замечательный рецепт. Он есть у меня в записной книжке. Я не сомневаюсь, что миссис Хибберт сумеет его приготовить.
Люси быстрыми шагами направилась к двери. Куда подевалась ее обычная томность?
— Тэмсин, идемте со мной, поможете мне выбрать меню ужина. А потом мы напишем приглашения, если не возражаете. Это скучная работа, но если мы покончим с этим сегодня вечером, то Джадсон завтра утром их отправит.
— Когда вы планируете устроить прием? — спросила Тэмсин, с сожалением думая о том, что ей придется отказаться от верховой прогулки на Цезаре.
Люси помолчала, соображая:
— В следующую субботу. Это подойдет, Джулиан?
— О, вполне, — сказал он. — Если повезет, я сумею получить приглашение в другое место.
— Ах, нет! — воскликнула Люси, приходя в ужас. — Мы не можем устраивать вечер в Тригартане, если дома не будет хозяина.
— Я думаю, Сент-Саймон просто шутит, дорогая, — вмешался Гарет, вставший, чтобы полюбоваться на себя в зеркало и поправить складки галстука. Люси казалась несколько обескураженной.
— Пойдемте, Люси, — окликнула ее Тэмсин, твердо беря за руку. — Вы должны мне показать во всех деталях, как устраивают светский прием. Единственно, где мне довелось побывать…
— Ты ходила на приемы в своем монастыре? — перебил Джулиан быстро, и в голосе его прозвучало предупреждение.
Тэмсин одернула себя. Она уже собиралась поведать о великолепных празднествах в горных селениях, в которых принимала участие вся братия, если не вся деревня, когда жарили целых овец и коз, и веселье продолжалось по три дня кряду.
— Нет, — ответила она. — Но до того, как я попала в монастырь, до того, как умерла моя мать, я однажды побывала на праздновании дня рождения.
— О бедняжка! — воскликнула Люси, потрясенная до глубины души таким трогательным воспоминанием. — И с тех пор вы не бывали на приемах?
— Нет, — ответила Тэмсин, проникновенно глядя на полковника.
— Побресита! Бедняжка! — пробормотал он, прикрывая тяжелыми веками насмешливый блеск ярко-синих глаз.
— Хочешь ознакомиться со списком гостей, Джулиан, когда я его составлю? — спросила Люси, все еще занятая этим серьезным вопросом, отданным на ее усмотрение.
— Нет, я целиком полагаюсь на тебя и отдаю это в твои надежные руки, — ответил он, демонстративно принимаясь за газету.
Люси удовлетворенно кивнула:
— У меня талант устраивать светские приемы. В прошлом сезоне у нас был потрясающий вечер. Ты помнишь, Гарет?
— О да, дорогая, — согласился он, вспоминая об этой ужасной скучище, когда он при первой же возможности улизнул в маленький уютный домик Марджори. Весь следующий день Люси лила горькие слезы, но с ее губ не сорвалось ни слова упрека. Чувство вины побудило его устроить скандал.
При этом он позволил себе сказать, "что не собирается проводить время с лейкой.
Воспоминания были неприятными. И когда Тэмсин и Люси вышли из комнаты, он снова сел и беспокойно схватился за винный стакан. Тот был пуст. С минуту он созерцал его, пытаясь восстановить душевное равновесие. Он решил, что постарается возместить все неприятности, доставленные своей хорошенькой малышке. Она была такой нежной и невинной, когда они поженились, и он не принял это во внимание. Не могла же она вести себя, как Марджори… и было глупо с его стороны думать, что это возможно. Собственно говоря, теперь, когда он об этом поразмыслил, ему, пожалуй, и не хотелось бы, чтобы она имела опыт и манеры Марджори. Пожалуй, это бы его даже смутило.
— Сомневаюсь, что ваш стакан наполнится, если вы будете так пристально смотреть на него, Фортескью.
Холодный голос шурина прервал нить его размышлений, и, вздрогнув, он поднял голову. Над ним стоял Джулиан с графином, вопросительно приподняв брови.
— Погружены в свои мысли, Гарет? Лицо зятя стало пунцовым.
— Для Люси очень полезно что-нибудь организовывать, — сказал он. — Когда у нее есть занятие, она счастлива.
Джулиан снова всего лишь поднял бровь и вернулся к своей газете. Представить Тэмсин местному светскому обществу, когда она пользуется покровительством его сестры, удобнее, чем если бы это пришлось делать ему самому. Люси знала все хитросплетения местных семейных отношений, и он мог быть уверен, что она никому не наступит на любимую мозоль, когда будет рассылать приглашения. Она уж позаботится, чтобы в список гостей попали и такие старые кошки, как почтенная миссис Энслоу и мисс Гретхен Долби, и люди более молодого поколения, А кроме того, всегда есть шанс, что кто-нибудь из местных старейшин вспомнит исчезновение, происшедшее двадцать лет назад.
Тэмсин все еще казалась экзотическим цветком в этой тихой заводи. Но если бы она не слишком много болтала и держалась на заднем плане, то смогла бы продержаться этот вечер, конечно, под неусыпным вниманием его и Люси.
Забавно, что они с Люси так подружились. Напряженность, ощущавшаяся в первый вечер их знакомства, исчезла без следа. Гарет все еще делал неуклюжие попытки флиртовать с Тэмсин, но она ловко ускользала от них, и кажется, Люси это больше не беспокоило. По правде говоря, сестра теперь казалась счастливее. Слава Богу, хоть одна забота отпала. Но этого было недостаточно, чтобы избавиться от депрессии.
Джулиан прекрасно знал: его угнетенность объяснялась тем, что он застрял здесь, а его друзья и солдаты в это время страдали от невыносимой жары в далекой Испании. Если не случится чуда, ему придется торчать в Корнуолле до октября. А тогда уж он предоставит Тэмсин самой решать, останется ли она в Англии или уедет. Он же отплывет назад, в Лиссабон, чтобы соединиться с армией, до того как она определится на зимние квартиры.
Но мысли об этом не подняли его настроения, и он знал почему. Не радовало, что его экзотическая любовная связь на этом окончится. В самые глухие часы ночи, когда она спала рядом, свернувшись калачиком у него на груди, как усталый щенок, он позволял себе помечтать. Например, о том, как вернется с ней обратно в Испанию и сделает своей узаконенной любовницей. Для нее не составит труда следовать куда угодно по зову барабана — страсть к скитаниям у нее в крови. Но тогда ему пришлось бы убедить ее отказаться от поисков своих английских родственников, а что он мог предложить ей взамен? Связь на неопределенное время, скитания за армией по стране, разоренной войной. А когда война окончится, ему придется вернуться сюда, найти себе жену и заняться продолжением рода. Было бы несправедливым просить ее об этом, а сама Тэмсин на эту тему не заговаривала.
В маленькой гостиной, расположенной в глубине дома, Люси протянула Тэмсин лист бумаги.
— Я составлю список всех, кого мы пригласим. И одновременно буду объяснять вам, кто они такие, чтобы вы смогли сразу уяснить, какие семьи пользуются влиянием.
Тэмсин села рядом.
— Сколько народу вы собираетесь пригласить? Люси задумчиво постучала гусиным пером по зубам:
— Собственно говоря, мы должны пригласить всех, — ответила она. — Если только это не будет вечеринкой в узком кругу.
— А таким ваш вечер не будет.
— Нет, — подтвердила Люси со смешком. — Стоит ли городить огород из-за каких-нибудь двадцати человек? Тем более что Джулиан все труды по устройству вечера все равно взвалил на нас.
Она начала составлять список, и, по мере того как он заполнялся именами, описывала гостей и посвящала Тэмсин в самые пикантные сплетни, ходившие о разных известных ей людях.
— Ну вот, — удовлетворенно сказала она. Откинувшись на спинку стула, Люси потрясла рукой, уставшей от непрерывной писанины.
— Думаю, здесь все, кто имеет хоть какое-нибудь влияние — от Корнуолла до Труро. Конечно, некоторые из них не явятся, но они будут страшно разобижены, если не получат приглашения.
Тэмсин пробежала глазами список из ста имен. Она ожидала, что Люси упомянет Пенхэлланов, но это имя не было произнесено, и в списке его не оказалось.
— Габриэль упоминал очень известную семью, кажется, Пенхэлланы, — заметила она, обнаруживая умеренное любопытство. — Он слышал разговоры о них в тавернах Фоуи.
— Виконт Пенхэллан, — отозвалась Люси. — Он очень влиятельный человек, но не появляется в местном обществе. Думаю, он занимает достаточно важное положение в правительстве. Я сама только дважды встречала его в Лондоне.
Хмурясь, она посмотрела на список гостей и сказала с отсутствующим видом:
— Он мне не нравится. Очень высокомерен и пугает меня.
— Ваш брат с ним знаком?
— Да, конечно, — ответила Люси все еще отрешенным тоном. — Но там был какой-то скандал, связанный с его племянниками, и теперь их никто не принимает… Не знаю, что там случилось, и ничего не спрашивайте у Джулиана, а то он обвинит меня в любви к сплетням и будет после этого совершенно неприступен и некоммуникабелен.
— Но разве не следует пригласить Пенхэллана, раз вы приглашаете всех остальных? — спросила Тэмсин беззаботным тоном, беря из стоявшей на столе вазы с фруктами яблоко и деловито вытирая его подолом юбки.
— О, он и не подумает приехать, — возразила Люси заговорщическим тоном.
— Но вы ведь сказали, что и другие, возможно, не приедут и все-таки их следует пригласить.
— Ну, разумеется, но это совсем другое дело. Лорд Пенхэллан — очень важная птица и не нуждается в приглашении на такой скромный прием, как этот.
— Сто человек гостей — это немало. — Тэмсин захрустела яблоком. — Мне представляется, что это половина графства. По крайней мере, если вы его пригласите, у него не будет повода обидеться. Я всегда говорю, лучше принять меры заранее, чтобы потом не жалеть.
Люси, хмурясь, в очередной раз обозревала список.
— Если то, что он остался за бортом, может быть сочтено пренебрежением…
— Я напишу приглашение, — решительно предложила Тэмсин, придвигая с деловитым видом лист бумаги. — Давайте я возьму на себя одну половину списка, а вы — другую.
Придет ли он? Если она его заинтересовала, то непременно придет. Тэмсин была убеждена, что не он натравил на нее близнецов. Для столь умного и хитрого человека, каким, несомненно, был ее дядя, такой ход казался крайне неуклюжим. Но это нападение не было случайностью. Просто близнецы взяли дело виконта в свои грязные, порочные и неумелые руки.
Безусловно, Седрик Пенхэллан проявлял к ней интерес, и он, конечно, должен прийти.


Приглашение прибыло на следующее утро во время завтрака. Седрик дважды перечитал его, и легкая улыбка скривила его мясистые губы. Почерк свидетельствовал об отважном и решительном характере. Тот, кто писал, не жалел чернил — линии букв были широкими и четкими, а манера письма не походила на женскую. Конечно, это не было похоже на руку Люси Фортескью. Каким-то образом он понял, что письмо было написано девушкой, которую он видел на лестнице, девушкой с фиалковыми глазами, ездившей на молочно-белом арабском жеребце. Он тщательно изучал послание, стараясь обнаружить в нем какую-нибудь связь с Силией. Ничего подобного он, разумеется, не обнаружил, и все же учуял вызов, исходивший от плотной веленевой бумаги. Приглашение можно было счесть открытым вызовом.
Но, ради всего святого, каким образом Джулиан Сент-Саймон вписывался в эту картину?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Фиалка - Фэйзер Джейн



Очень понравился роман, чем то похож на Возлюбленный враг, но история другая. Пылкая разбойница просто завораживает.А Гг просто класс.Читала на одном дыхании, не пожалела потраченного времени.
Фиалка - Фэйзер ДжейнАлена
23.12.2013, 12.09





Прекрасный роман! Рекомендую! 20+
Фиалка - Фэйзер ДжейнМарта
3.06.2014, 18.44





Прочла с удовольствием. Герои весьма привлекательные.
Фиалка - Фэйзер ДжейнСофия
4.06.2014, 16.06








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100