Читать онлайн Фиалка, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Фиалка - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.22 (Голосов: 116)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Фиалка - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Фиалка - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Фиалка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

— Не знаю, капитан Латтимер, — сказал с мрачным удовлетворением интендант, — смогу ли я предоставить вам три орудия. — Вчера шесть забрали на «Изольду».
Капитан Хьюго Латтимер, состоящий на службе во флоте Его Величества, с трудом сдерживал раздражение. Он провел рукой по густым темно-каштановым волосам и оглядел ту часть верфи, где располагались артиллерийские орудия. Его очередь была третьей, а кроме него, еще шесть капитанов столь же отчаянно, как и он, желали набрать команду и получить орудия и с нетерпением ждали, когда они смогут приступить к уговорам интендантского начальника.
— Если бы вы нашли возможность дать мне два орудия, я по гроб жизни считал бы себя вашим должником, — сказал Латтимер, улыбаясь с достаточным, как ему казалось, раболепием. — А как миссис Хьюстон? В прошлый раз, когда я был в Лиссабоне, она, кажется, чувствовала себя неважно?
Лицо его собеседника слегка смягчилось;
— О, благодарю вас, она в порядке, капитан. Просто она в интересном положении.
— Ну в таком случае примите мои поздравления. — Капитан Латтимер просиял так, будто это его леди собиралась подарить ему наследника. — Передайте ей мои наилучшие пожелания.
— Да, да, разумеется, искренне благодарю вас. А теперь к делу: вы хотели получить три 152-миллиметровые пушки?
— Именно так, — подтвердил Хьюго, стараясь сдержать торжество и не позволить своим зеленым глазам выдать хоть частицу того, что он чувствовал. — Я был бы вам весьма признателен, сэр.
Интендант что-то нацарапал на листке бумаги и с мученическим выражением лица, будто эта операция стоила ему литра крови, передал драгоценный ордер капитану. Хьюго козырнул и покинул верфь, переполненный ощущением успеха.
Припекало, но палящую жару португальского лета еще смягчало ощутимое дыхание весны. В гавани кипела жизнь: чуть покачивались на волнах фелуки и баркасы, рыбачьи лодки деловито сновали между тяжеловесными торговыми судами. Четыре английских военных корабля стояли на внешнем рейде — три линкора и стройный фрегат.
Взор капитана Латтимера с гордостью остановился на изящных очертаниях «Изабеллы». Она как раз бросала якорь. Он поднял бинокль, разглядывая столпившуюся на, палубе команду. На верхушке передней мачты был укреплен «Синий Питер», флаг, который будет развернут, как только корабль отплывет. На всех палубах кипела работа;
Он удовлетворенно кивнул. Завтра утром они выйдут в море и оставят позади эту скучную портовую жизнь, где приходится так утомительно ловчить и интриговать для достижения своих целей.
— Прошу прощения, не имею ли я чести говорить с капитаном Латтимером?
— Именно так, сэр. — Капитан обернулся и увидел высокого человека примерно своего возраста. На нем был мундир полковника кавалерии.
— Полковник Сент-Саймон, — представился тот, протягивая руку. — Адмирал Мортон сказал, где вас можно найти.
Адмирал, начальник порта, был чертовски зловредной личностью, всегда нарушавшей его капитанские планы.
— Вот как! — Пожимая руку полковника, Хьюго старался сохранить непроницаемое выражение лица. — Чем могу служить?
— Мне бы хотелось отплыть на вашем корабле, — приступил Джулиан прямо к делу. — Вы, по-моему, завтра отправляетесь в Портсмут?
Военные корабли, как правило, брали в качестве пассажиров дипломатов и военных.
— Не вижу никаких затруднений, — сказал Хьюго с облегчением, увидев, что требовавшаяся от него услуга оказалась столь простой.
Полковник Сент-Саймон с явно смущенным видом пригладил свою шевелюру и сказал:
— Дело несколько сложнее, чем кажется, капитан. Если у вас найдется время выпить со мной стакан вина, я все объясню.
— Разъясните мне одну вещь, — попросил Хьюго. — Есть ли у меня выбор, или вы принесли мне письменное предписание от адмирала Мортона?
— Адмирал согласился пойти навстречу желаниям герцога Веллингтона, — начал Джулиан деликатно. По традиции военный флот считался высшим ведомством, и потому даже главнокомандующий мог скорее просить, чем приказывать морскому офицеру высшего ранга.
— Понимаю. В таком случае действительно лучше, если вы пригласите меня на бутылку вина и постараетесь смягчить удар, который мне готовите, — сказал Хьюго кисло.
— Да… — Джулиан прочистил горло. — Пойдемте в «Розу». Там приличная пивная.
— С удовольствием.
Они уже пустились в путь, когда дорогу им преградил некто в широких полосатых штанах и красном жилете, какие носят моряки. Уши его украшали серьги в виде колец, а длинную, пропитанную дегтем косичку стягивал покрытый пятнами носовой платок.
— Эй, кэптэн, я разыскал для нас несколько свиней и трех славных козочек, лопающихся от молока, если позволите доложить. — Говоривший так и лопался от гордости.
— Хорошо, Сэмюэль. Послушай, возьми-ка эту бумажку и получи по ней все, что нам требуется: три 152-миллиметровки и столько ядер, сколько удастся из них выжать.
— Да, сэр. — Моряк взял ордер, бросил равнодушный взгляд на спутника капитана и двинулся прочь профессиональной морской походкой вразвалочку.
— Сэмюэль и в пустыне найдет полное ведро воды, — заметил Хьюго Латтимер, когда они очутились в полумраке и прохладе «Розы». — Бесценный человек.
— Мне знаком этот тип, — отозвался Джулиан, указывая жестом на столик возле окна. И обратился к прислуживавшему в кабачке пареньку:
— Эй, малый, принеси нам бутылку портвейна.
Капитан сел, расправив полы синего мундира и обнажив шпагу. На столе появились покрытая пылью бутылка и два стакана. Разлили портвейн. Капитан опрокинул свой первый стакан, почти не распробовав его вкуса.
— Не томите, скажите самое худшее, полковник.
— У нас четверо пассажиров, три лошади и куча багажа, — тупо заявил Сент-Саймон.
— Боже милостивый! — Капитан Латтимер в изумлении воззрился на него. — Как же я вас размещу на фрегате? «Изабелла» — не линкор, полковник.
Джулиан взмахнул рукой, выражая одновременно понимание и бессилие.
— Мне показалось, что адмирал считает…
— Адмирал — старый приставучий бездельник, ни черта не понимающий в военных кораблях. За всю свою жизнь он плавал разве что на письменном столе, — сказал Хьюго яростно.
Он снова наполнил стакан, мгновенно опрокинул его содержимое в глотку и тут же сделал Джулиану знак рукой.
Джулиан привык к тому, что мужчины пьют основательно, и потому наполнил снова стакан капитана, не задумываясь.
— А, вот вы где. Я везде вас искала. Хочу вас порадовать: у нас будет на два сундука меньше… О, прошу прощения! — Тэмсин замолчала, неожиданно заметив, что они не одни, и вопросительно взглянула на джентльмена в синем мундире с белыми отворотами и золотыми пуговицами на рукавах, — Это капитан Латтимер. А пивная — неподходящее место для леди. — Джулиан даже не сделал попытки скрыть раздражение. Он надеялся все уладить с капитаном до того, как Тэмсин успеет проявить себя в полной мере.
— Я же не леди, о чем вы мне твердите не переставая, — возразила Тэмсин весело, ставя ногу в сапоге на Свободный стул и положив руку на колено. — Доброе утро, капитан! Так мы поплывем на вашем корабле?
Хьюго заморгал, разглядывая крошечную особу с невинными и нахальными фиалковыми глазами и шапочкой коротких блестящих золотистых волос. На ней был костюм для верховой езды, но под приподнявшейся юбкой обнаружились кожаные бриджи;
— Нет, девушка, если только мне удастся от этого отвертеться. — Таково было еще не высказанное капитаном решение, как только он подумал, какую сумятицу вызовет среди команды появление на корабле этого взбалмошного создания.
— Ради Господа, поставь ногу на пол, — потребовал Джулиан, вытягивая из-под ее ноги стул. — Уж лучше сядь, если это так необходимо.
Тэмсин села и нежно улыбнулась капитану:
— Не обращайте внимания на полковника. Сегодня утром он зол на всех, как черт! Думаю, это от жары. Меня зовут Тэмсин. — Она дружески протянула ему руку.
Смущенный Хьюго принял ее. «Тэмсии — кто? Неужели у нее нет фамилии?»
— Я в восторге, мисс Тэмсин, — пробормотал он.
— Обещаю не быть помехой на вашем корабле, — продолжала Тэмсин, зловредно сокрушая все планы полковника. — Мы с Хосефой займем одну каюту. Нам не привыкать к неудобствам и тесноте, вам следует это знать. А что касается Габриэля, то он может оказаться очень полезен… разве не так, полковник?
— Вполне возможно, — огрызнулся Джулиан, медленно оправляясь от намека на то, что пострадал от солнечного удара. — Где он?
— Заканчивает дела с купцами, проворачивает пару сделок, — пояснила она. — Я уже говорила, что наш багаж уменьшается на два сундука. Мы продали все штуки ткани и ларец драгоценностей. Осталось только золото и два больших сундука. У вас есть место, капитан, чтобы сложить наши вещи?
— Гром и молния! — проворчал Хьюго, не в силах отделаться от ощущения, что его поймали и крепко держат, как рыбу на крючке.
— Уж лучше вам показать мне, что у вас там такое.
— Тогда пойдем. — Тэмсин оттолкнула стул и энергично вскочила на ноги. — К тому же познакомитесь с Хосефой. Она как раз сторожит наши пожитки.
Хьюго бросил на полковника взгляд, выражавший отчаянное смятение, но полковник и сам выглядел мрачнее тучи.
— Если речь идет о Виолетте, — сказал он, — приходится забыть о благородном обращении. В ней столько же изящества и тонкости, сколько в несущемся стаде слонов.
— Виолетта? — переспросил капитан Латтимер, его смущение уже грозило перейти в панику. — Я так понял, что девушку зовут Тэмсин.
— Да, — ответил Джулиан. — Я потом вам все объясню подробнее. — Он повернулся к Тэмсин; — Ты не можешь исчезнуть на полчаса? Когда Габриэль вернется, попроси его присоединиться к нам.
— Вы собираетесь рассказать капитану все? Если это так, я должна присутствовать при вашем разговоре. — Брови Тэмсин сошлись в сплошную линию. — В конце концов это мой план, и я, конечно, могла бы рассказать о нем лучше…
— Нет, — решительно возразил Джулиан. — Я познакомлю капитана Латтимера с фактами, как сам сочту нужным, а теперь живо отсюда!
Тэмсин, очень уязвленная, прикусила губу. Это было ее предприятие. Конечно, ей следовало бы присутствовать при обсуждении стратегии. Потом ей пришло в голову, что во время путешествия по суше все делалось, как она хотела, но теперь она — гостья на корабле Его Величества и находится под защитой британской армии и флота. В таком качестве она оказалась впервые и, конечно, не должна была вмешиваться и высказывать свое мнение. А полковник лорд Джулиан Сент-Саймон и без того не упускал возможности поставить ее на место, будь это при свидетелях или без.
Грустная мысль. Не говоря больше ни слова, она повернулась и с потерянным видом направилась к дверям, Джулиан наблюдал за ее печальным отступлением. Было странно видеть, что существо с таким огненным темпераментом так легко сразить одним язвительным словом. Ну ничего, пусть привыкает. Он вернулся к своему явно смущенному собеседнику.
— Позвольте еще налить вам, Латтимер.


Утро еще не наступило, и сероватые предрассветные сумерки сочились сквозь маленькое оконце в каюте капитана.
Тэмсин потянулась и повернулась на бок, от ее движений закачался гамак, в котором она лежала. Совсем как в колыбели! Это мягкое покачивание очень успокаивало, и Тэмсин чувствовала, как она вместе с фрегатом скользит по спокойной водяной глади Атлантики. В соседнем гамаке проснулась Хосефа и что-то забормотала.
Но вот покой раннего утра был нарушен громкими пронзительными звуками свистка: боцман возвещал о конце вахты и будил вахтенных, прикорнувших где-то на нижней палубе. По палубам затопали, на трапах и у люков послышались голоса.
— Подъем! Немедленно выполнять приказ! Топот бегущих ног теперь не прекращался, будто накатывая волнами, — это матросы один за другим выбегали на палубы, чтобы сложить свои свернутые и скатанные в узлы гамаки в сети, укрепленные по бортам фрегата.
Проведя на море три дня, Тэмсин привыкла к шумному утреннему ритуалу. Но Хосефа каждый раз ворчала, просыпаясь от этого грохота. Теперь она сидела, ухватившись руками за деревянные бока своей люльки, дико раскачивающейся от каждого ее движения.
— Горе мне! — вздыхала она теперь каждое утро, перед тем как выбрать подходящий момент, чтобы выбраться из раскачивающейся койки и опустить свои объемистые телеса на пол каюты.
— Буэнос диос, Хосефа. — Тэмсин села, ее легкое тело вызвало лишь едва заметную дрожь в канатах, на которых висел гамак.
Послышался громкий стук в дверь, и сквозь дубовые доски до них донесся голос Сэмюэля:
— Горячая вода, миссус!
— Благодарю, сеньор. — Хосефа прошаркала к двери, целомудренно набрасывая на себя все свои шали. Она чуть приоткрыла дверь, в образовавшуюся щелку увидела улыбающегося Сэмюэля и, выхватив из его рук медный кувшин с водой, втащила сосуд в каюту. Хосефе не нравилось путешествие по морю, и она не доверяла морякам.
Тэмсин уже сидела, обняв колени и слегка нахмурив изящно очерченные брови:
— Сегодня ведь понедельник, верно, Хосефа?
— Да, так мне кажется, — ответила Хосефа, наливая воду в миску.
— Это последний понедельник в апреле.
Внизу ее живота образовалось какое-то странное ощущение — будто часть его куда-то проваливалась. Засада Корнише была организована 28 марта. Тогда как раз только закончился ее месячный цикл: она вспомнила, как сидела с веревкой на шее, свернувшись в клубочек, в его хижине, и язвительно благодарила небеса хотя бы за эту дарованную ей милость.
Значит, оно должно было начаться еще пять дней назад. Она потрогала свои груди, ощутив их предательскую болезненность. Ничего. Это было большим риском — три эти восхитительные встречи. Но в первый раз в этом вихревом пламени не было времени рассуждать и думать о последствиях. В Двух других случаях ей не хотелось портить ритм и спонтанность их соединения, проявляя практичность. До сих пор у нее не возникало подобных проблем, но лорд Сент-Саймон не был обычным любовником.
Она убеждала себя, что этот период в ее цикле был относительно безопасным. Деревенские женщины считали, основываясь на преданиях, что самое опасное время в цикле женщины — его середина. Для Тэмсин эти легенды звучали не очень убедительно, казались результатом случайных совпадений. Но надо же было на что-то надеяться.
— Проклятие! — пробормотала она себе под нос. Мрачная, она выбралась из гамака и исчезла в проходе, куда выходила спальная каюта, в тщетной надежде на то, что сейчас узнает, что была не права и опасения ее оказались напрасными.
Надежда не сбылась, и она вернулась в каюту. Может быть, месячные придут сегодня. У нее не всегда они начинались точно в срок, и запоздание в пять дней было не таким уж страшным. Она с яростью растерла тело губкой, будто хотела его заставить вести себя должным образом. Потом надела бриджи и костюм для верховой езды, дававшие ей возможность двигаться свободно и вместе с тем не нарушая приличий.
Тэмсин слышала, как капитан Латтимер разговаривал в соседней каюте с Сент-Саймоном. Латтимер предоставил свою ночную каюту женщинам, а в дневной повесил два гамака — для себя и полковника. Габриэль же устроил себе спальное место в орудийном помещении и теперь много времени проводил в обществе главного канонира и Сэмюэля, с которым они легко нашли общий язык.
Волнующие ароматы завтрака привели Тэмсин в каюту капитана. Она была залита ярким солнечным светом, который струился из выходивших на корму окон.
На сундуках, стоящих под окнами, лежали диванные подушки, и сидеть на них было мягко и удобно. На стенах висели книжные полки. Капитан и Сент-Саймон расположились за накрытым посреди комнаты столом. Если бы у каждого окна, выходившего на корму, не было выставлено по пушке, комнату можно было принять за уютную столовую в деревенском доме.
— Доброе утро, мисс Тэмсин, — приветствовал ее капитан Латтимер, кивком приглашая садиться. В руке он держал кружку с грогом, на тарелке перед ним лежали баранья отбивная и яичница.
Полковник поднял голову, оторвавшись от завтрака, и удостоил ее короткого кивка — приветствие, подходящее для едва знакомой и не слишком приятной особы.
Тэмсин нахмурилась. Обычно, когда она входила, он встречал ее более тепло. Она села за стол, и Сэмюэль поставил перед ней вареное яйцо.
— Сейчас, мисс, я отнесу поднос с едой вашей дуэнье.
— Благодарю вас, Сэмюэль, — Тэмсин одарила его беглой улыбкой. Хосефа настояла на том, чтобы есть отдельно ото всех, в спальне. Габриэль же питался прямо в орудийной, вместе со старшиной.
— Когда мы пересечем Бискайский залив, капитан? — Она сняла верхушку яйца и, к удивлению Латтимера, стала есть, обмакивая в желток тост.
— Если повезет, сегодня вечером. Ну и как вы себя чувствуете в бурном море?
— Господи, не знаю, — сказала Тэмсин, окуная в желток следующий ломтик тоста. — Прежде мне никогда не доводилось плавать, но пока — я вполне здорова.
— Да я и не думаю ничего плохого о вашем здоровье, — ухмыльнулся Хьюго.
Сент-Саймон кратко описал ему прошлую жизнь девушки, и он более-менее составил о ней свое представление Полковник сказал, что сопровождает ее в Корнуолл к семье матери, однако капитан Чувствовал, что дело не только в этом. Сент-Саймон явно тяготился своей миссией, но Хьюго был убежден, что напряжение в отношениях девушки и полковника имело более глубокие корни.
— Вот когда мы окажемся в Бискайском заливе, прозванном «делателем вдов», мы узнаем, какой вы моряк, — сказал он весело, отодвигая стул. — Этот залив славится чудовищно бурным морем, даже когда нет настоящего хорошего шторма.
— Я предупреждена, капитан. — Она улыбнулась и с удовольствием допила свой кофе. Считается, что беременность портит аппетит, во всяком случае, по утрам. Пока что она была так же голодна, как всегда.
Капитан вышел из каюты и вернулся на квартердек
type="note" l:href="#note_16">[16]
, а Тэмсин закончила свой завтрак.
— Сэмюэль, вы не знаете, что сейчас поделывает Габриэль?
— Как всегда, сторожит сокровище, — высказал Сэмюэль свое предположение, стряхивая крошки в ладонь. — Он не любит выпускать его из виду, хотя оно лежит в таком надежном месте, что надежнее и не бывает.
— Возможно, он опасается, что кто-нибудь разживется дукатом-другим, — смеясь сказала Тэмсин, хотя знала, что Габриэль на самом деле этого опасался.
— Ну уж только не на этом корабле, — заявил Сэмюэль, и его обычно бесстрастное лицо оживилось неким подобием чувства. — На корабле кэпа Латтимера нет воров. Все здесь знают, что капитан отдает воров своим же товарищам на расправу, а у нас тут все здоровые парни. Намного суровее и жестче, чем капитан.
Тэмсин уже пришла к выводу, что жизнь матросов на военных кораблях Его Величества довольно мрачна, поэтому она только кивнула в знак согласия, допила свой кофе и отправилась на палубу.
С первого же часа пребывания на корабле она усвоила, что часть квартердека у правого борта — священная территория капитана и появляться там можно только по его приглашению. Однако похоже было на то, что у лорда Сент-Саймона туда постоянный пропуск. Наслаждаясь тишиной и безмятежностью утреннего моря, двое мужчин стояли у поручней возле правого борта и разговаривали. Часовой только что повернул песочные часы, пробило три склянки, это означало, что начались третьи полчаса вахты. Резко прозвучал свисток боцмана, и трое юнг начали карабкаться по снастям и вантам, опережая друг друга, к верхушке мачты, расположенной на высоте нескольких сот футов.
Тэмсин подняла голову вверх, вытянула шею и с завистью наблюдала за ними. Она почувствовала, что у нее занялся дух. Должно быть, зрелище с вершины мачты открывалось захватывающее… Высота не казалась такой уж страшной. Если бы она могла подобрать юбку…
— Даже и думать об этом не смей…
— О! — Она обернулась и увидела стоявшего у нее за спиной Джулиана; его глаза смотрели на нее из-под тяжелых век пронзительно и насмешливо. Уже не в первый раз он угадывал ее мысли.
— Откуда вы знаете, о чем я думаю? Он одарил ее ленивой улыбкой.
— Можешь поверить, Лютик, иногда я читаю тебя, как книгу — Не называйте меня так, — сказала она сердито. Он рассмеялся. В безмятежности сегодняшнего утра было что-то, от чего его мрачные мысли исчезли. Он не пытался анализировать свои чувства и понять, способствовала ли сверкающая красота Тэмсин в этот великолепный день тому, что на него снизошло ощущение покоя и благополучия.
— Трудно не поддаться искушению, когда солнце сверкает на твоих волосах. — Он провел ладонью по ее голове. — Когда я был мальчиком, деревенские девушки частенько собирали лютики и держали их под подбородками в День мая. И если этот золотистый цветок бросал отблеск на их кожу, считалось, что до истечения дня они найдут возлюбленного.
Тэмсин размышляла, почему исчезла его скованность. Он оперся о поручни и, стоя рядом с ней, смотрел на море. Сейчас он казался спокойным и дружелюбным. Тэмсин продолжала наблюдать за мальчиками, карабкавшимися среди снастей, — они раскачивались и перескакивали с ванты на ванту, как обезьяны. Но ее мысли все возвращались к тому, что происходило в ее непослушном теле. Она не чувствовала ничего необычного, но это еще ни о чем не говорило. И что же, ради всего святого, она будет делать, если и в самом деле окажется беременной?
Джулиан обернулся, почувствовав в ней невесть откуда взявшееся напряжение.
— Что тебя беспокоит?
Он убеждал себя: нет ничего, что волновало бы его меньше — и все-таки задал этот вопрос.
Тэмсин на секунду встретилась с ним взглядом, затем отвела глаза и снова стала наблюдать за играми мальчишек.
— Я устала бить баклуши, хочется заняться чем-нибудь полезным.
Как она и рассчитывала, эта отговорка его удовлетворила. Что ж, в этом действительно была доля правды.
— Только попробуй полезть на снасти, дружок, и нашему договору придет конец… он будет разорван навсегда. Ясно?
— Вы всегда говорите ясно, — сказала Тэмсин, на этот раз радуясь ссоре.
— Стараюсь, как могу, — ответил Джулиан уксусным тоном. — Он уже собирался вернуться к капитану, когда с вершины мачты раздался громкий крик:
— Движемся вперед, сэр! Видны три точки по правому борту! Хьюго взял бинокль, поднес его к глазам и стал вглядываться в синюю гладь океана. Действительно, на горизонте виднелись корабли.
— Дайте сигнал юнгам на мачте, мистер Коннот. — Голос капитана был спокойным, в нем не ощущалось и намека на возбуждение, которое он чувствовал. — Надо их опознать.
— Да, сэр.
Команда оживилась, хотя это еще никак не проявилось внешне, — не было ни возгласов, ни суеты, пока что люди застыли в настороженном молчании. Матросы на палубе столпились у поручней, боцман стоял наготове со своим рожком, все глаза были устремлены на горизонт, все в напряжении ждали, когда юнга опознает флаги.
Наконец сверху донесся срывающийся от возбуждения голос мальчика:
— Готов поручиться, сэр, что это французский флаг!
— Я не собираюсь держать пари, мистер Грантли. Мне нужны факты. — Голос капитана резал, словно алмаз по стеклу.
— Развернуть паруса, мистер Коннот. Возможно, если мы подойдем поближе, это поможет молодому джентльмену разглядеть как следует.
Пронзительно зазвучали боцманские свистки, и корабль мгновенно ожил. Тэмсин зачарованно наблюдала, как матросы гроздьями повисли на снастях, заняв свои привычные места, как разворачивался парус за парусом и «Изабелла» на всех парах помчалась вперед.
— Это точно, сэр. На флаге французские цвета, — крикнул юный джентльмен с вершины мачты, чуть не свалившись от возбуждения со своего насеста.
— Отлично, поднимите американский флаг, Коннот. Мы слегка собьем их с толку. — Капитан повернулся к Джулиану, скромно стоявшему рядом. — Как отнесетесь к перспективе морского боя, Сент-Саймон?
Джулиан только улыбнулся, но этого было достаточно. Он наблюдал, как спускали английский флаг и водружали американский. В таком обмане не было ничего необычного, только флаг бедствия был священен. Они поднимут флаг со своими цветами лишь в самый последний момент, и это будет означать, что они готовы к битве.
— По местам, мистер Харрис!
Снова пронзительно запел боцманский свисток.
— Всем на палубу!
Масса людей, слишком большая для столь ограниченного пространства, — как волна прилива, хлынула на палубу, и сначала могло показаться, что движение это хаотично, но вскоре стало ясно, что в нем есть смысл и строгий порядок. Наконец каждый занял свое место, и корабль погрузился в напряженную тишину, слышен был только скрип снастей, и «Изабелла» неслась вперед по водной глади. Тэмсин почувствовала, что и ее тоже охватывает возбуждение, и кровь быстрее заструилась по ее жилам. За ее спиной выросла фигура Габриэля, лицо его было мрачно.
— Достаточно будет этим «лягушатникам» бросить один взгляд на наше сокровище, и — поминай, как звали. Мы никогда его больше не увидим.
— Для этого им понадобится победить, Габриэль, а я почему-то не думаю, что капитан Латтимер собирается проиграть эту битву, — отозвалась Тэмсин, не в силах скрыть волнения.
Габриэль что-то проворчал и вытащил из ножен палаш.
Он повернул его к свету, плюнул на лезвие и начал протирать платком, потом снова спрятал в ножны.
— Готовьтесь к бою, мистер Коннот. — Голос капитана был таким же спокойным и размеренным, как всегда, но его зеленые глаза сверкали, и свет этот отражался в ярко-синих глазах полковника.
— Пока что морским пехотинцам не показываться — цвет их мундиров может нас выдать. Он покосился на полковника, и тот с усмешкой начал стаскивать с себя ярко-красный мундир.
Палубы были надраены и густо посыпаны песком. Орудия выкатили в полном молчании. Были приготовлены пушечные ядра и картечь. У орудий выстроились артиллерийские расчеты по шесть человек в каждом, хирург и его помощники переместились к рубке, разложили свои инструменты на рундуках, которые должны были стать импровизированными операционными столами.
— Девушке лучше бы спуститься вниз, — заметил Хьюго полковнику, указывая на Тэмсин, которая все еще как зачарованная стояла у левого борта.
— В таком случае, прикажите ей, — сказал Джулиан с суровой усмешкой. — Она — прирожденная воительница и не так-то легко согласится уйти.
Хьюго нахмурился и пристально посмотрел на девушку, застывшую у дальнего поручня. Она стояла, как моряк — ноги на ширине плеч, — борясь с качкой, голова ее была высоко поднята, и ветер ворошил короткие волосы.
Тэмсин почувствовала взгляд и отважно направилась к Латтимеру.
— Вы хотели мне что-то сказать, капитан?
— Я размышлял, не приказать ли вам спуститься вниз. Палуба фрегата в разгар боя — неподходящее место для девицы.
— Возможно, сэр. — Она твердо выдержала его взгляд, понимая, что на этом корабле слово капитана — закон. Если он прикажет ей спуститься вниз, то у нее не будет выбора — ей придется подчиниться. По крайней мере сначала. Как только начнется пальба, она сможет вернуться на палубу, и никто этого не заметит.
— Но я сомневаюсь, что вы там останетесь, — продолжал он задумчиво, потом рассмеялся, увидев по ее глазам, что она потрясена.
— Ведь вы об этом думали, верно?
— Да, — согласилась она, не в силах побороть досаду.
— Конечно, можно было бы приказать задраить люки и держать вас там во время боя насильно, — размышлял Латтимер. — А вы как думаете, полковник?
— Вам решать, капитан, — сказал Джулиан официальным тоном. — Здесь ваше слово — закон.
У Тэмсин возникло безошибочное впечатление, что мужчины разыгрывают ее, хотя они казались торжественными, как дьяконы.
— Ладно, пусть ответственность падет на вашу голову, — сказал Латтимер. — Но, если вы, девушка, будете путаться под ногами, кто-нибудь из пехотинцев отнесет вас вниз.
— Вам не стоит беспокоиться, — сказала Тэмсин с таким достоинством, на какое только была способна, и вернулась на свой пост.
Французский корабль теперь приблизился, и его уже можно было разглядеть. Хьюго не сомневался, что с французского корабля «Изабеллу» разглядывают столь же внимательно. Они должны были заметить американский флаг и на какое-то время успокоиться. Америка готовилась объявить войну Англии и, стало быть, не считалась врагом Наполеона. Но французы наверняка обратили внимание, что корабль готов к бою. Это противоречие должно было озадачить их, но как долго могло продолжаться замешательство? Даст ли этот выигрыш во времени «Изабелле» возможность подойти достаточно близко, чтобы сделать первый выстрел по борту?
Теперь их разделяло расстояние не более чем в милю.
— Сделать поворот на шесть румбов, мистер Харрис, и стать к ним правым бортом, — давал капитан указания штурману. В полной ожидания тишине его голос звучал особенно ясно и громко.
«Изабелла» медленно развернулась правым бортом к вражескому фрегату. И тут, кажется, французы начали понимать в чем дело.
На палубах их корабля теперь можно было заметить лихорадочную активность, противник готовился к бою. В люках появились тупорылые пушки.
— Все в порядке, мистер Коннот, — сказал Хьюго тихо, и на мачте «Изабеллы» подняли английский флаг. — Огонь!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Фиалка - Фэйзер Джейн



Очень понравился роман, чем то похож на Возлюбленный враг, но история другая. Пылкая разбойница просто завораживает.А Гг просто класс.Читала на одном дыхании, не пожалела потраченного времени.
Фиалка - Фэйзер ДжейнАлена
23.12.2013, 12.09





Прекрасный роман! Рекомендую! 20+
Фиалка - Фэйзер ДжейнМарта
3.06.2014, 18.44





Прочла с удовольствием. Герои весьма привлекательные.
Фиалка - Фэйзер ДжейнСофия
4.06.2014, 16.06








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100