Читать онлайн Достоинство, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Достоинство - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.58 (Голосов: 43)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Достоинство - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Достоинство - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Достоинство

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Белла важно вышагивала перед Джулианой по вычурной лестнице. Джулиана ступала очень осторожно и оттого медленно, с нарочитой небрежностью держась за перила, хотя на самом деле ее пальцы сжимали дерево с такой силой, что суставы свело от боли.
Мистер Гарстон царственной поступью подошел к подножию лестницы и, к удивлению Джулианы, поклонился.
— Рад вас видеть, мисс. Соблаговолите следовать за мной.
Теперь было очевидно, что ее положение в доме коренным образом изменилось за последние несколько часов. Джулиана едва ответила на его приветствие и пошла вслед за ним в дальний конец холла к высоким двустворчатым дверям. Мистер Гарстон распахнул их и возвестил:
— Мисс Джулиана!
— Дорогая моя, милости просим. — Элизабет Деннисон была сама любезность. — Тебе очень к лицу это платье! А какой изумительный цвет! — Она подошла к Джулиане и взяла ее за руку. — Позволь мне представить тебя нашему маленькому семейству.
Она провела Джулиану к овальному столу, вокруг которого стояли десять девушек. Лили и Эмму Джулиана помнила по неожиданной встрече в холле в первый день своего пребывания в этом доме. Имена и лица остальных промелькнули быстро и не запомнились, но Джулиана успела выделить мисс Дебору. Белла оказалась права: ее волосы утратили тот блеск и жизненную силу, которые отличали волосы Джулианы. И это сравнение несколько улучшило настроение Джулианы. Что с ней происходит? Она мысленным взором окинула себя со стороны и теперь разглядывала девушек, словно соперниц.
Черт побери! Она начинает думать, как проститутка. Наверное, в этом виновата атмосфера публичного дома, которой было пронизано все вокруг.
Джулиана приветствовала каждую девушку учтивым книксеном, получила в ответ такой же знак любезности, но от нее не укрылась недоверчивость во взглядах новых знакомых, которая в любую минуту грозила превратиться в открытую враждебность.
— Садитесь, мои дорогие, — повелительно взмахнула рукой госпожа Деннисон. — Теперь вы все знакомы, так что нет нужды в церемониях. Джулиана, займи место рядом с мистером Деннисоном.
Почетное место? Она села справа от Ричарда, который повел себя по отношению к ней, как к высокой гостье: галантно придвинул ей стул с учтивым поклоном.
Лакей бесшумно обходил стол и разливал напитки.
— Ты не против отведать куропатки, Джулиана? — спросила Лили, ловко перекладывая с блюда на ее тарелку птичье крылышко.
Джулиана заметила, что почти все девушки умело управляются с мясом, рыбой, утками и куропатками.
— Ты знаешь, как нужно правильно есть мясо, Джулиана? — спросил Ричард. — Мы считаем это умение чрезвычайно нужным для хорошо образованной светской дамы.
Для проститутки? Джулиану так и подмывало задать этот вопрос вслух, но она сдержалась. Не следует оскорблять девушек, с которыми она делит трапезу, только потому, что она враждует с их хозяевами.
— Жена моего опекуна тоже считала сие умение необходимым, — ответила она неопределенно, ибо ни за что не смогла бы справиться с этим, как, впрочем, и сделать ровный шов на ткани. Разумеется, теоретически она знала, как делается и то, и другое, но все ее практические опыты приводили к плачевным результатам.
Джулиана глотнула вина и стала прислушиваться к застольной беседе. Болтовня разнаряженных дам напоминала веселое птичье щебетание. Казалось, что все они пребывают в неестественно приподнятом настроении, Они обменивались шутками, обсуждали своих клиентов, покупки, судьбы своих бывших подруг, которые покинули стены этого дома и нашли себе других, более могущественных покровителей.
Джулиана не проронила ни слова, и никто не пытался втянуть ее в общий разговор, но она постоянно ощущала на себе косые взгляды присутствующих, как будто они хотели проверить ее реакцию на происходящее. Джулиана подозревала, что этот фейерверк веселья был задуман специально для нее. Девушки наверняка получили наставления постараться убедить ее в том, что они ведут интересную, увлекательную и беспечную жизнь под крышей дома Деннисонов и что всех их ожидает самое блистательное будущее. Если это так, то все их усилия пропали втуне: ничто не способно поколебать ее моральные принципы и ослабить бдительность.
Ричард Деннисон говорил мало, предоставляя жене возможность вести застольную беседу. Но Джулиана заметила, что он внимательно и неусыпно следит за происходящим, и если его взгляд падал на девушку, которая в это время что-то говорила, она смущалась и, запинаясь, спешила закончить фразу. Несомненно, его влияние в этом доме было необычайно велико.
Обед был роскошным. Блюда сменялись одно за другим: яйца ржанки, перепелов, острые гренки, взбитые сливки с вином и сахаром, пирожные. Джулиана оставила на время свою настороженность и ела с большим аппетитом, припоминая, как, сидючи взаперти в своей комнате, она терялась в догадках, какова природа тех или иных соблазнительных запахов, доносящихся с кухни. Жареное мясо и пудинг, пирог и тушеная рыба, которые подавались в ее темницу, насыщали желудок, но не могли удовлетворить тонкого вкуса гурмана.
Наконец госпожа Деннисон встала из-за стола.
— Пора, дорогие мои, пойдемте. Скоро прибудут наши друзья. Лили, милая, тебе не помешает подкраситься. Мэри, у тебя на рукаве оказалась капелька соуса. Вели своей горничной немедленно ее вывести. Ничто не может так расстроить и неприятно удивить джентльмена, как неряшливый вид дамы.
Джулиана невольно протянула руку к своим волосам, которые, в чем она не сомневалась, снова растрепались.
— Разве Белла не просила тебя оставить волосы распущенными? — поинтересовался Ричард, который остался сидеть, хотя все дамы встали. Он подлил вина себе в бокал и с любопытством взглянул на Джулиану.
— Просила, но я предпочитаю носить волосы по-другому, — спокойно ответила Джулиана. В ответ раздался еле слышный тяжелый вздох.
— Привыкай подчинять свои пристрастия пожеланиям джентльмена, моя дорогая, — ласково наставила ее Элизабет. — Тем более что эта просьба была очень убедительной.
— Мои желания для меня гораздо важнее, чем чьи бы то ни было, — ответила Джулиана хладнокровно, хотя сердце ее сжалось от страха. Она решила не сдаваться без борьбы. К ее изумлению, Элизабет улыбнулась.
— Клянусь, что очень скоро ты станешь думать по-другому. Пойдем.
Джулиана вместе со всеми вышла из столовой и направилась в ту великолепную гостиную, которая очаровала ее в первый же день пребывания у Деннисонов. Комнату уже освещали свечи в медных шандалах, хотя вечернее солнце еще довольно высоко висело в небе. Повсюду были расставлены вазы с цветами, наполняющими воздух сказочным ароматом. Огромный буфет сверкал начищенным серебром и хрусталем, на низком столике у софы были сервированы чай и кофе. Госпожа Деннисон заняла свое обычное место на кушетке, девушки расселись вокруг нее и взяли в руки чашки. В салоне воцарилась атмосфера напряженного ожидания.
Джулиана отказалась от чая и, подойдя к окну, стала смотреть на улицу. За ее спиной раздавались шепот и приглушенные смешки. Она слышала, как вернулись Лили и Мэри, и госпожа Деннисон одобрила их внешний вид. Кто-то сел за клавикорды.
В конце улицы появились два джентльмена, направляющиеся, очевидно, к дому Деннисонов. Они помахивали тросточками и оживленно беседовали, из-под плащей, раздуваемых ветром, виднелись роскошные камзолы. Молодые люди подошли к дому и остановились у подъезда. Стукнул дверной молоток. По гостиной пробежал легкий шепот. Девушка, сидящая за клавикордами, продолжала играть, остальные заерзали на стульях, оправляя юбки и раскрывая веера, и жадно уставились на дверь, пытаясь угадать, кто из гостей пожаловал первым.
— Лорд Бриджворт и сэр Амбуаз Белтон, — доложил мистер Гарстон.
Госпожа Деннисон поднялась и сделала книксен, все остальные последовали ее примеру, кроме Джулианы, которая прижалась спиной к тяжелым оконным гардинам и наблюдала за сценой встречи гостей. Дебора и бледная высокая девушка, которую, как с трудом вспомнила Джулиана, звали Розамунд, бросились навстречу джентльменам. Белла говорила, что лорд Бриджворт является постоянным клиентом мисс Деборы. Вероятно, сэр Амбуаз и Розамунд тоже составляют такую пару.
Дверной молоток снова стукнул, и доложили о прибытии компании из шести господ. Джулиана сильнее вжалась в оконную нишу и Принялась судорожно подкалывать выскользнувшие пряди. Один из вновь прибывших заметил ее и что-то спросил у миссис Деннисон, кивнув в сторону Джулианы. В ответе Элизабет Джулиана ясно слышала фразу «Его светлость граф Редмайн». Потом хозяйка салона с улыбкой повернулась к окну и поманила Джулиану рукой.
— Джулиана, виконт Амберсток желает быть представленным тебе.
Джулиана неохотно покинула свое укрытие и прошла через комнату, стараясь шагать мелко и осторожно, чувствуя себя так же неуверенно на высоких каблуках, как ребенок, который только учится ходить.
— Редмайну чертовски везет, — Пробормотал виконт с галантным поклоном и, улыбаясь, поднес ее руку к губам. Девушка присела в вежливом поклоне и опустила глаза. — Скажите, мадам, эта девушка так застенчива, что всегда молчит?
— Вовсе нет, — разуверила Элизабет. — У Джулианы на редкость бойкий язычок, когда ей хочется пускать его в ход.
— И он принадлежит Редмайну, не так ли? — Виконт громко рассмеялся своей остроте. — Ну что ж, всем нам остается только чахнуть без внимания такой леди. — Он выпустил руку Джулианы, и она, сделав реверанс, вновь удалилась к окну.
— Ты рассердишь миссис Деннисон, если будешь продолжать вот так стоять в стороне, — шепнула ей Эмма, проходя мимо окна в облачке тончайшего розового газа.
— Меня это не волнует.
— Тебя это начнет волновать, если они по-настоящему разозлятся, — нахмурившись, возразила Эмма. — Они содержат нас в хороших условиях, но требуют за это послушания и работы на совесть. Вряд ли это можно назвать несправедливым.
Джулиана внимательно посмотрела на Эмму и прочитала в ее карих глазах любопытство и искреннее желание быть полезной.
— Я здесь против своей воли, — объяснила Джулиана. — Поэтому я не вижу причины для послушания. Я хочу, чтобы меня оставили в покое и дали уйти отсюда.
— Дорогая моя, что ты говоришь! — воскликнула Эмма. — За стенами этого дома такие сводни и сутенеры, которые будут отбирать у тебя все до последнего фартинга, заработанного тяжелым трудом, в обмен на разрешение заниматься своим делом на Пьяцца. Они дерут по пять шиллингов за поношенное платье и шаль. Они вытянут из тебя все жилы, потому что знают — без духов и вина тебе не завлечь клиента. А если ты откажешься платить или просто не сможешь, тебя упекут во Флит или Маршалси, и ты полжизни проведешь за решеткой.
Джулиану до того поразили и напугали слова Эммы, что на какое-то время она утратила дар речи.
— Но я не собираюсь становиться проституткой, — сказала она наконец. — Ни здесь, ни в другом месте.
— Что же еще нам остается? — нахмурившись еще сильнее и обводя взглядом комнату, ответила Эмма. — Мы живем в комфорте и роскоши. Наши клиенты — благородные люди, знатные, высокопоставленные… по большей части. И если у тебя хватит ума, то можно так разложить свои карты, что у тебя окажется покровитель, который не только будет обходиться с тобой пристойно, но и обеспечит твое будущее.
— Но я не хочу всего этого! Я здесь против воли, — снова пыталась объяснить Джулиана.
— Ты думаешь, что все мы здесь по собственному желанию? — пожала плечами Эмма. — Но мы все равно благодарим судьбу. И тебе следует делать то же самое, а не то в один прекрасный день окажешься на улице, будешь ночевать под кустом в парке Святого Джеймса. Поверь мне, я знаю… А, вот и лорд Фаркар! — С радостной улыбкой, которую в равной степени можно было посчитать как искренней, так и лицемерной, Эмма поспешила навстречу средних лет джентльмену в роскошном алом камзоле.
Через пять минут Гарстон доложил о появлении графа Редмайна. У Джулианы сердце ушло в пятки. Она повернулась к окну и стала смотреть на тонущую в сумерках Рассел-стрит.
Тарквин помешкал в дверях и ленивым движением поднес к ноздрям щепотку табака. Он окинул комнату взглядом и уставился на фигуру в зеленом платье у окна. Волосы девушки золотили последние лучи уходящего солнца. Он не видел ее лица, но в гордой осанке и повороте головы уловил знакомую непокорность. В эту минуту от прически девушки откололся тяжелый локон и каскадом рассыпался по белоснежным плечам. Девушка даже не шевельнулась.
Граф направился через всю комнату к хозяйке.
— Элизабет, вы, как всегда, очаровательны. — Он с поклоном прикоснулся губами к ее руке. — А дамы… сад наслаждений. — Граф взял с подноса бокал и обвел им комнату, приветствуя девушек, которые присели в реверансах.
В ответ на вопросительно приподнятую бровь графа Элизабет кивнула в сторону Джулианы. Его светлость понимающе прикрыл глаза и уселся рядом с госпожой Деннисон на софу.
— Не трогайте ее пока, — сказал он.
— Она по-прежнему продолжает упрямиться, ваша светлость, — шепнула Элизабет, подавая чашку чая.
— Я вижу, вам удалось уговорить ее надеть платье и спуститься вниз.
— С большим трудом.
— Понятно. — Граф сделал глоток чая. — Вам пришлось применять силу?
— Нет. Разве что разъяснить ситуацию, в которой она оказалась.
— Я рад, что она не настолько глупа.
— Поверьте, мисс Джулиана вовсе не глупа. У нее язык как бритва.
Граф улыбнулся и поставил чашку на стол.
— Если вы позволите, мадам, я хотел бы поприветствовать ее. — Он поднялся и направился к окну.
Джулиана почувствовала его приближение. Еще одна прядь волос откололась от пучка и скользнула вниз по шее. Она машинально протянула руку к голове.
— Позволь мне.
Голос, раздавшийся над самым ухом, прозвучал очень неожиданно для Джулианы, и она едва заметно вздрогнула.
— Я напугал тебя? — ласково поинтересовался граф. — Это странно… Я думал, что ты ожидала увидеть меня здесь.
Он мягко отвел ее руку и запустил пальцы в золотистую копну. Джулиана не сразу поняла, что он проворно вынимает из ее прически шпильки.
— Нет! — воскликнула она, хватая его за руки. — Я не стану носить волосы распущенными!
— По-моему, твои волосы противятся этому решению, — возразил он, сжав ее запястье одной рукой, а другой продолжая начатое дело до тех пор, пока вся прическа не рассыпалась. — У них свое мнение, моя дорогая Джулиана. Ну вот, так гораздо лучше.
— Мне нет дела до того, что вы считаете лучшим, ваша светлость. — Она изо всех сил пыталась освободить свои зажатые руки, и граф немедленно их отпустил.
— Я надеюсь со временем изменить твой взгляд на вещи, — ответил он, улыбаясь и поворачивая ее за плечи лицом к себе. — По-моему, тебе больше всего на свете хотелось бы вонзить кинжал в мое сердце, не так ли?
— С огромным удовольствием я вонзила бы его вам в живот и еще несколько раз повернула, чтобы на сталь намотались кишки! — свирепо прошептала Джулиана. — Я хотела бы вырезать свои инициалы на вашей спине, а потом вздернуть вас на виселице, колесовать и четвертовать! Ох, как бы я повеселилась, глядя на вашу агонию!
— Сколько же в тебе злости, дитя мое! — засмеялся Тарквин.
— Никакое я вам не дитя! — прошипела Джулиана, выворачиваясь из его объятий. — Если вы считаете меня неопытной простушкой, которой можно вертеть по своему усмотрению, то вы очень ошибаетесь!
— Кажется, мы привлекаем к себе внимание, — сказал граф. — Давай поищем какое-нибудь место поспокойнее, где ты могла бы бранить меня сколько душе угодно, не рискуя заслужить справедливые обвинения в невоспитанности.
Джулиана вдруг поняла, что разыгравшуюся сцену все присутствующие наблюдают в полнейшей тишине. Она оглянулась по сторонам, и разговоры, затихшие на время, возобновились.
— Пойдем, — сказал граф, предложив ей руку.
— Я никуда не пойду с вами.
— Пойдем, — повторил он, и в его голосе появились непреклонные нотки, которые не смогла смягчить добродушно-галантная улыбка.
Джулиана нерешительно посмотрела на графа, тогда он продел ее руку под свою и мягко заметил:


— Ты ничего не потеряешь, если будешь вести себя любезно, моя дорогая, зато многое приобретешь.
Джулиане пришлось подчиниться. Ее окружали мужчины, глаза которых горели похотливым огоньком, женщины, удивленные и смущенные ее поведением. Джулиана могла бы закричать или устроить скандал, но не встретила бы понимания и сочувствия ни в одном из присутствующих в этом отвратительном борделе, замаскированном под изысканный светский салон. Какие чувства, кроме презрительного недоумения, может вызвать непокорная проститутка?
А если попытаться вырваться и убежать? Но даже если представить, что ей удастся проскочить мимо Гарстона и лакея, встречающего гостей у входа, то куда она пойдет? В таком наряде ей не удастся затеряться в узких переулках Ковент-Гардена, и ее быстро вернут назад.
Ей оставалось только положиться на порядочность графа Редмайна, если таковая ему вообще присуща. Джулиана молча вышла с графом из салона. Общество проводило их косыми, любопытными взглядами. Ричард Деннисон, направлявшийся в гостиную, столкнулся с графом и Джулианой в дверях и низко поклонился.
— Рад вас приветствовать, ваша светлость. — Он взглянул на Джулиану и удовлетворенно кивнул, заметив ее распущенные волосы. А потом с улыбкой добавил, обращаясь к ней: — Не сомневаюсь, что ты окажешь его светлости должное гостеприимство, которым славится наш дом, Джулиана.
— Поскольку я являюсь членом вашей большой семьи, сэр, я чувствую себя обязанной поступить именно так, — ответила она.
Ричард казался пораженным до глубины души. Тарквин ухмыльнулся, подивившись такому самообладанию юной особы.
— Желаю вам всего хорошего, Деннисон. — Он повел Джулиану вверх по лестнице в ту маленькую гостиную, где они увиделись впервые.
Когда они оказались в комнате, он отпустил ее руку, закрыл дверь и дернул шнурок звонка.
— Насколько я помню, ты пьешь только шампанское.
Джулиана отрицательно покачала головой, хотя понимала, что эта попытка обмануть графа выглядит по-детски бессмысленно.
— Нет, не только.
— А, — понимающе кивнул Тарквин. — Ты хочешь поставить меня на место, как я вижу.
— А это возможно?
— Сомневаюсь, — засмеялся граф. — Так что мне заказать для тебя?
— Ничего, спасибо.
— Ну как угодно.
Он попросил лакея принести себе кларету, а сам встал позади кресла, положив холеную белую руку на его спинку, и неотрывно глядел на Джулиану. Она подошла к камину и стала смотреть в холодный, пустой очаг.
Тарквин обнаружил в Джулиане качество, которое восхищало и необычайно притягивало его. Трогательная ранимость причудливо сочеталась в ней с твердой волей и яростной решимостью бросить вызов целому свету, если ее права и свободы каким-либо образом ущемлялись. Ее нельзя было назвать хоть чуточку красивой. Неправильные черты лица и неуклюжие манеры никак не соответствовали общепринятым представлениям о красоте. Но при одном только воспоминании о ее теле в Тарквине закипала кровь. Ни один мужчина не признал бы это тело несоблазнительным. Люсьен наверняка не сочтет ее привлекательной, чувственность этой девушки слишком необычна, чтобы быть доступной его пониманию.
Вдруг Джулиана бросилась в кресло и с такой силой сбросила туфли, что одна из них угодила на трюмо. Канделябр, о который она ударилась, зашатался, и несколько капель воска упало на полированную поверхность.
— Черт бы побрал эти проклятые туфли! — Джулиана со стоном принялась растирать затекшие ступни. — И кто это выдумал носить на ногах такие орудия пыток!
— Большинство женщин делают это с легкостью и не без удовольствия, — заметил граф, немало удивленный такой внезапной переменой в ее настроении. Волосы скрывали от него выражение лица девушки, но он легко представлял недовольно поджатые губы, раздраженный блеск в глазах. Тарквину показалось странным, что уже после второй встречи он может с точностью предсказать ее реакцию на то или иное событие.
Джулиана подняла голову и убрала волосы с лица. Граф убедился в том, что не ошибся.
— Мне наплевать на других! Это просто невыносимо. — Она с облегчением вытянула ноги.
— Со временем ты научишься носить их, — сказал Тарквин, снимая туфельку с трюмо. Потом он подобрал другую, которая очутилась в ведерке с углем, сдул пыль с тончайшего атласа и пробормотал: — Достойное обращение с парой туфель, которая стоит пятьдесят гиней.
Так, значит, все же он покупал для нее наряд! Джулиана откинулась в кресле и беззаботно ответила:
— Не огорчайтесь, ваша светлость. Я уверена, что множество продажных женщин с радостью примут эти туфли в подарок.
— Да, наверное, — сказал он, немного подумав. — Если только среди них найдется женщина с таким огромным размером ноги.
Приход лакея с кларетом помог Джулиане взять себя в руки и не отвечать резкостью на неучтивые слова графа. И когда слуга ушел, она уже была готова спокойно воззвать к лучшим чувствам графа, как и собиралась.
— Ваша светлость, — начала она, поднявшись с кресла и гордо выпрямившись. — Я прошу вас оставить касающиеся меня притязания. Жестоко с вашей стороны требовать подобной вещи от девушки, не имеющей ни покровителя, ни друзей. Наверняка найдутся женщины, которые не откажутся… может, даже будут рады… заключить с вами эту сделку. Я не из их числа. Пожалуйста, позвольте мне беспрепятственно покинуть этот дом.
Тарквин знал, что почти любая женщина на месте Джулианы ухватилась бы за его предложение, сулящее богатство, безопасность, положение в свете. Так что она либо деревенская дурочка, либо очень редкая и необычная гордячка. Тарквин не стал делиться с ней своим открытием, а просто ответил:
— Насколько я понимаю, крошка, плаксивые жалобы тебе не свойственны. — Он глотнул кларета и добавил: — В твоих стенаниях не было ни на грош убедительности.
— Черт бы побрал эту сволочь трактирщика! — воскликнула Джулиана. — Отродье грязной потаскухи! Мерзкая, вонючая свинья! А если вы думаете, что сможете силой принудить меня к чему-либо, то это самое большое заблуждение в вашей богомерзкой жизни!
Она бросилась к графу с самыми враждебными намерениями, но наступила на подол платья и чуть не упала, успев ухватиться рукой за спинку кресла. Когда она подняла глаза, в них сверкала дикая ненависть. Она сжала кулаки и заскрипела зубами от ярости.
Тарквин невольно отшатнулся, внезапно утратив желание шутить. Вне всякого сомнения, мисс Джулиане претило его остроумие.
— Хорошо, хорошо. — Он примирительно сложил ладони, будто собрался молиться. — Я прошу прощения за свою дерзость. Присядь, пожалуйста, и давай начнем все сначала.
Джулиана оторопела. Лихорадочный румянец покрыл ее щеки, грудь взволнованно вздымалась.
— Подлец и сукин сын! — свирепо процедила она сквозь стиснутые зубы.
Тарквин приподнял бровь от удивления. Это уже чересчур! Он подождал, пока Джулиана успокоится, и когда ее дыхание выровнялось, холодно спросил:
— Ну что, поток твоих грязных оскорблений наконец иссяк?
— Нет оскорбления, которое я могла бы нанести вам, ваша светлость, равного тому, которое вы собираетесь нанести мне, — мрачно ответила Джулиана.
— Я вовсе не намерен оскорблять тебя. Сядь и успокойся. Выпей вина.
Спокойный и заботливый тон графа подействовал на Джулиану обезоруживающе. Она села и приняла от него бокал вина. Вспышка ярости лишила ее сил и приблизила к осознанию собственной беспомощности.
— Почему же все-таки вы не хотите подыскать другую женщину? — устало поинтересовалась Джулиана.
— Да потому что лучше тебя мне никого не найти. — Он стал медленно загибать пальцы на левой руке. — Ты обладаешь всеми качествами, чтобы стать женой Люсьена, не вызывая ни у кого удивления. Ты можешь стать хорошей матерью моего ребенка. И, наконец, тебе просто необходимо то, что я предлагаю взамен: безопасность, высокое положение, деньги. И что самое важное, Джулиана, — независимость.
— Независимость? — удивленно переспросила она. — Какая же может быть независимость при том, что вы принуждаете меня к сожительству?
Тарквин поднялся и прошел к столику, чтобы налить себе еще вина. Девушка эта отнюдь не глупа, и вопрос в том, не напрасно ли он теряет с ней время. Он обернулся и стал разглядывать ее, смакуя вино.
Джулиана сидела в кресле, откинувшись на спинку, устало прикрыв глаза. Вокруг ее бледного лица застыл ореол золотистых кудрей. Глубокая впадинка между ее грудей привлекла его внимание. Нет, в этой девушке определенно есть что-то необычное и волнующее! Ее стойкое сопротивление не было похоже на кокетство и казалось непреодолимым. Тарквину захотелось понять, что же делает ее столь не похожей на других. И откуда она взялась! Сердце подсказывало ему, что на эту девушку стоит тратить время и силы.
Он поставил бокал на стол и подошел к ней. Склонившись, взял ее за руки и поднял.
— Позволь мне показать тебе кое-что.
Джулиана открыла было рот, но Тарквин тотчас запечатлел на ее устах страстный поцелуй. Его губы были мягкими и настойчивыми, язык беззастенчиво проникал внутрь с захватывающей дыхание нежностью. Джулиане казалось, что она тонет в каком-то красном тумане, по всему ее телу волнами растекалась сладкая истома.
Тарквин медленно отстранился и, глядя на смущенное лицо девушки, улыбнулся и сказал:
— Вот что я хотел показать тебе.
— Вы… вы изнасиловали меня!
— Нет, моя крошка, — рассмеявшись, возразил он. — Это лишь аванс. — Он дотронулся ладонью до ее щеки, потом пальцем провел по алеющим губам. Джулиана молча смотрела на него, и он прочел смущение, растерянность и восхищение в ее глазах. — Все, что произойдет между нами, доставит тебе лишь удовольствие, обещаю. С тобой не случится ничего, кроме того, чего ты сама возжелаешь всем сердцем, Джулиана.
— Тогда позвольте мне уйти, — попросила она, с отчаянием осознавая, что если останется, то Тарквин, граф Редмайн, одержит над ней верх. Она ответила на его поцелуй и даже не попыталась сопротивляться! Боже милостивый, она сделала это, ни секунды не колеблясь!
— Нет, ты останешься в этом доме. Это мое единственное требование.
Джулиана медленно пересекла комнату и подобрала туфли. Сев в кресло, она обулась, понимая, что ее поведение будет воспринято как согласие. Но в ту минуту она не чувствовала в себе сил для борьбы. Джулиана поднялась и направилась к двери.
— Позвольте пожелать вам спокойной ночи, граф, — сказала она бесцветным голосом и сделала книксен.
— Ступай, — со спокойной улыбкой ответил Тарквин. — Завтра мы все начнем сначала.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Достоинство - Фэйзер Джейн



странно что нет отзывов об этом прекрасном романе о страстной и сильной любви приключениях которыми насыщена эта книга читала несколько раз и каждый раз на одном дыхании не прекращая читать пока не закончу восхищаюсь сильному духу главной героине как она противостоит всем несчастьям которые выпали на ее долю чудесная история любви
Достоинство - Фэйзер Джейннаталия
16.11.2011, 14.36





Необычный , интересный роман ! Название романа переведено неправильно . VICE-ПОРОК.Именно так называется роман .Поэтому достоинства в нём маловато .
Достоинство - Фэйзер ДжейнМарина
17.11.2011, 6.54





Дорогая Наталия! Солидарна с Вами что это прекрасный роман, который не оценен нашими читательницами.Прекрасный сюжет с элементами юмора. Кстати, он напоминает нам о сифилисе. Советую почитать.
Достоинство - Фэйзер ДжейнВ.З.-64г.
16.07.2012, 14.21





Роман замечательный! Не могла оторваться.Интересно, с юмором. Наткнулась совершенно случайно. Советую прочитать.
Достоинство - Фэйзер ДжейнЛюдмила
25.07.2012, 5.07





и снова девственница-истеричка....необдуманные,глупые поступки,да и все поведение
Достоинство - Фэйзер Джейнанна
25.07.2012, 16.04





Прочитала 9 глав и дальше читать не собираюсь.ТЯГОМОТИНА!героиня такая красавица,что занимаясь любовью,любуется собой,и описание ее неземной красоти почти в каждом абзаце,тошно.и вообще скучная манера написания романа.2/10
Достоинство - Фэйзер ДжейнВикторияН:-)
27.07.2012, 0.07





Не могла оторваться.Интересно, с юмором. Наткнулась совершенно случайно. Советую прочитать.
Достоинство - Фэйзер Джейнrimma
9.08.2012, 20.37





Не могла оторваться.Интересно, с юмором. Наткнулась совершенно случайно. Советую прочитать.
Достоинство - Фэйзер Джейнrimma
9.08.2012, 20.37





Банально и надумано...Героиня пустышка. Не стоит терять время
Достоинство - Фэйзер ДжейнМарго
22.08.2012, 5.53





Неплохой роман, но концовка как-то очень резкая,напрягает взбалмошность главной героини
Достоинство - Фэйзер ДжейнItis
3.08.2013, 20.37





Очаровательно, тоже нечаянно наткнулась на этот роман, интересный, с юмором.Читайте.
Достоинство - Фэйзер ДжейнАнна.Г
24.04.2015, 17.48





юмора я не увидела, если честно. любовь есть, но ее место в романе 1\32. много скитаний по борделям и грязным кабакам, выдуманных побегов, грязи и похабщины. можно почитать, но лучше пропустить этот роман, особо ничего не потеряете. вероятно положительные отзывы писали те, кто пока не прочел лучшего. у этого автора рекомендую Коршун и горлица. Почти невинна, Серебряные ночи.
Достоинство - Фэйзер ДжейнИрина
24.04.2015, 23.25





Героиня глупая. Герой добрый и богатый, хотя эти качества несовместимы. И приятно было бы читать, если бы не столько несоответствий.
Достоинство - Фэйзер ДжейнКэт
14.08.2015, 12.34





не знаю, где тут любовь. я простов акуе была от этого романа.
Достоинство - Фэйзер Джейнлёлища
16.11.2015, 19.58





Меня поражают девственницы того времени, в описании автора. Вся она такая идейная, высокоморальная, не дам и все тут, не продаюся я. И как только мужик целует, она вся в лужицу, и вроде как автор нас всю книгу убеждает, что она чиста, как слеза младенца. Не контролирующая себя идиотка, которая доставила герою больше проблем, чем кузен до женитьбы)))))
Достоинство - Фэйзер ДжейнГалина
16.11.2016, 9.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100