Читать онлайн Достоинство, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Достоинство - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.58 (Голосов: 43)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Достоинство - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Достоинство - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Достоинство

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Джулиана проснулась, когда уже совсем рассвело. Она с детства привыкла вставать рано и никогда не нежилась по утрам в постели. Вот и теперь, открыв глаза, она сразу же села в кровати и стала с любопытством оглядывать спальню. Комната была небольшой, но уютной, со вкусом меблированной, хотя и не роскошной. Балдахин и шторы гармонировали с мебельной обивкой, на вощеном дубовом полу лежали ковры.
Джулиане была привычна такая обстановка — спальня очень походила на ту, которую она занимала в доме опекуна. Но звуки, которые доносились с улицы, не имели ничего общего с душераздирающими криками павлинов, бьюших крыльями на лужайке перед домом, и с далекой трелью пастушьего рожка, созывающего разбредшееся стадо.
Джулиана вылезла из постели и сладко потянулась, а потом на цыпочках подбежала к окну. Отдернув шторы, она увидела узкую улочку, по которой вереницей ехали телеги, груженные самой разнообразной снедью, направляясь на городской рынок. Охрипшие уличные торговцы продирались сквозь людскую толчею с полными всякой всячины лотками. Два молодых человека, заросших щетиной и в помятых камзолах, появились, шатаясь, в дверях кабачка. Женщина в ярком красном платье, таком коротком, что из-под него были видны голые икры, виляя бедрами, подошла к ним и, призывно улыбаясь, оттянула и без того глубокий вырез платья вниз так, что ее пышная грудь полностью обнажилась.
Один из молодых людей громко расхохотался, сграбастал ее и поцеловал в губы. А потом грубо оттолкнул, и оба приятеля зашагали в сторону Стрэнда.
Шлюха поднялась с земли и, беззлобно чертыхаясь и потрясая кулаками, пошла к рынку, на ходу поправляя вырез платья и отряхивая юбку.
Джулиана была потрясена сценой, разыгравшейся под окном. В Винчестере даже в базарный день такого не увидишь.
Охваченная любопытством и небывалым воодушевлением, Джулиана подбежала к гардеробу и достала из него муслиновое платье и нижнее белье — подарки ее благодетельницы, которые она получила накануне. Джулиана согласилась принять эту одежду, поскольку она была достаточно скромной и вполне могла сойти за праздничный наряд горничной.
Джулиана быстро облачилась в белье, надела платье и, довольная своим внешним видом, расправила складки на юбке и кружевной воротничок. Потом она обулась в легкие кожаные туфельки, также подаренные госпожой Деннисон, наскоро умылась, причесалась, заколола волосы в тугой пучок и, выскочив за дверь, поспешила вниз по широкой лестнице в гостиную.
Оказавшись в прихожей, Джулиана увидела, что дверь на улицу открыта, а перед ней на корточках ползает служанка и натирает полы. Накануне Джулиана не успела осмотреть дом. Почти целый день она провела вместе с госпожой Деннисон в ее будуаре. А потом ее отвели в отдельную комнату, где она пообедала в одиночестве и довольно рано легла спать, утомленная долгой дорогой и избытком впечатлений.
А теперь, освеженная сном, бодрая и отдохнувшая, Джулиана с интересом изучала свое новое жилище. Высокая двустворчатая дверь, открытая настежь, вела из прихожей в роскошную гостиную, манящую мягкими кушетками и оттоманками, густым ворсом персидских ковров, изяществом золотых канделябров и инкрустированных чайных столиков. В воздухе витал запах дорогого табака и вина, смешанный с ароматом роз.
Лакей с горничной старательно полировали мебель в гостиной. Кроме них и служанки, натирающей полы, в доме, казалось, не было ни души — такое безмолвие растекалось повсюду. Джулиана подумала, что гостиная очень напоминает театральную сцену, которую перед спектаклем приводят в порядок служители. И сам особняк, по мнению девушки, больше походил на гостиницу, чем на частный дом.
Озадаченная увиденным и несколько смущенная, Джулиана приблизилась к ползающей по полу с тряпкой служанке. Но не успела она обратиться к ней, как мягкий, но властный голос за ее спиной поинтересовался:
— И куда это вы собрались, мисс?
Джулиана резко обернулась, удивленная тем, что не слышала позади никаких шагов. Дородный человек в кудрявом парике и алой ливрее, расшитой тесьмой и кружевами, с внушительной золотой цепочкой от часов на огромном животе, подбоченясь, исподлобья смотрел на нее.
— Я собираюсь прогуляться, — ответила Джулиана, невольно вздернув подбородок и вызывающе глядя на мужчину. — Если я вообще обязана отчитываться перед вами.
Трудолюбивая служанка издала какой-то странный звук, похожий на сдавленный смешок. Джулиана быстро взглянула на нее, но девушка по-прежнему терла каменную плитку. Джулиана снова перевела взгляд на ливрейного дворецкого — именно так она определила его должность.
Человек смотрел на Джулиану с некоторым недоумением, казалось, он не ожидал от нее такой дерзости.
— Я вижу, вы не знакомы с порядками, заведенными в этом доме, мисс, — заявил он наконец. — Запомните первое: меня зовут Гарстон. Для вас — мистер Гарстон или просто — сэр. И второе: вы обязаны докладывать мне о каждом своем шаге.
— Послушайте, милейший. — Глаза девушки метали молнии. — Единственный человек в этом доме, перед которым я намерена отчитываться, — это госпожа Деннисон. А теперь, извините, я все же хотела бы пройтись. — Джулиана развернулась и пошла к двери, но мистер Гарстон обогнал ее и загородил собой проход.
— Дверь закрыта, мисс, — сказал он скорее удивленно, чем зло.
— Неправда! — возмутилась Джулиана. — Она открыта настежь!
— Для всех дам в этом доме дверь открывается только тогда, когда я разрешаю, — веско заявил мистер Гарстон, скрестив руки на груди и глядя на девушку сверху вниз с улыбкой.
Джулиана растерялась от такого беспардонного вмешательства в свою частную жизнь. Она пыталась подыскать убедительные слова для решительного возражения против попирания собственных прав, но тут в прихожую с улицы вошли две женщины, за которыми следовал лакей. Они были одеты в вечерние платья, их лица закрывали маскарадные полумаски.
— Представь себе, прямо среди ночи! — смеясь говорила одна из них подруге, продолжая, видимо, давно начатый разговор. — Пара великолепных фехтовальщиков, Лили!
Ее спутница расхохоталась, быстро обмахиваясь веером, и ответила, снимая маску:
— Клянусь, лорду Бингею повезло! Из него бы сделали решето, если бы я к тому времени уже не падала в обморок от усталости… А, мистер Гарстон! Не будете ли вы так добры прислать в мою комнату соль для ванны? Она мне крайне необходима.
— Всенепременно, мисс Лили, — ответил Гарстон с поклоном. — Я полагаю, что вы с мисс Эммой прекрасно провели ночь. Господин и госпожа Деннисон будут рады услышать это.
— Да, ночь прошла великолепно, мистер Гарстон, — кивнула мисс Эмма. — Так что кружка пунша с молоком нам не повредит.
— Я немедленно распоряжусь, мисс. Поднимайтесь к себе и ни о чем не беспокойтесь. — Мистер Гарстон был отечески заботлив и предупредителен.
Джулиана наблюдала за этой сценой с нескрываемым любопытством. Обе женщины были хорошенькими, богато разодетыми, искусно причесанными, но до такой степени нарумяненными и напудренными, что невозможно было определить их возраст.
— А кто это у нас здесь? — спросила мисс Лили, заметив за широкой спиной мистера Гарстона Джулиану. Она с интересом разглядывала скромное платье девушки, наспех подколотые волосы. — Новая служанка?
— Да нет, вряд ли, — ответил Гарстон, многозначительно улыбаясь. — Госпожа Деннисон еще не посвятила меня в свои планы относительно этой юной леди.
— А, понятно, — вставила мисс Эмма. — Ну, я думаю, мы скоро это узнаем. Пойдем, Лили, я умираю от усталости.
Дамы стали подниматься по лестнице, болтая словно неугомонные сороки. Джулиана недоуменно смотрела им вслед, не понимая ни единого слова из их разговора, предметом которого она внезапно оказалась.
— Отправляйтесь в свою комнату, мисс, — сказал мистер Гарстон. — Если вам что-нибудь понадобится, позвоните в колокольчик. Горничная выполнит все ваши приказания. Думаю, госпожа Деннисон пригласит вас, как только освободится.
— А сколько сейчас времени? — спросила Джулиана, прикидывая в уме, сможет ли она быстро прошмыгнуть мимо Гарстона к двери, которая ведет на улицу.
— Полдень. Госпожа одевается и принимает посетителей у себя в будуаре. Вас она вряд ли захочет видеть до обеда. — Как будто разгадав замысел Джулианы, Гарстон подошел к двери и закрыл ее на засов.
Джулиана нахмурилась. Почему с ней обращаются, как с пленницей? И потом, как может порядочная женщина принимать в спальне посетителей в то время, когда занята своим туалетом?
Джулиана отправилась к себе в комнату, чувствуя необходимость спокойно обдумать свое положение. Она не желает оставаться в этом доме против собственной воли, да и госпожа Деннисон не намеревалась ограничивать ее свободу. А на дворецкого она как-нибудь найдет управу! Самое разумное, что она может сейчас сделать, это дождаться минуты, когда госпожа Деннисон соблаговолит встретиться с ней, и все выяснить.
Горничная, которая пришла на ее вызов, оказалась на удивление неразговорчивой, и ничего, кроме книксенов и учтивой фразы «Да, мисс», вытянуть из нее было невозможно. Она отказывалась отвечать на прямые вопросы Джулианы о госпоже Деннисон и ее доме, и, когда девушка ушла, оставив поднос с завтраком, несчастная пленница поняла, что аппетит у нее полностью пропал, а чувство голода сменилось нарастающей тревогой.
Через несколько минут Джулиана услышала, как в замочной скважине повернулся ключ. Она вскочила и, подбежав к двери, дернула ее. Дверь была заперта. Тогда Джулиана принялась колотить кулаками по толстым дубовым доскам и кричать что есть силы. Но ответом ей было полнейшее безмолвие.
Тогда она подбежала к окну и выглянула вниз с высоты третьего этажа. Стена была отвесной и гладкой, как стекло, — ни единого выступа, ни единой щербинки в каменной кладке. На уровне первого этажа прямо под своими окнами Джулиана увидела маленький железный балкончик, увитый плющом, но нельзя было даже помыслить о том, чтобы благополучно спрыгнуть на него с узенького козырька, которым заканчивался снаружи подоконник ее темницы. Она подумала было о том, чтобы воззвать к помощи какого-нибудь прохожего. Но что, с другой стороны, она ему крикнет? Что она пленница? И кто в это поверит? Скорее всего ее сочтут провинившейся служанкой, которую заперли в наказание за какой-нибудь проступок. Ни один человек не захочет вмешиваться в дела такого богатого домовладельца, как ее хозяйка.
Джулиана опустилась в кресло, от досады кусая ноготь большого пальца. Ее нахмуренные брови придали хорошенькому личику яростно-ожесточенное выражение. Сама виновата — нечего быть такой легкомысленной, доверчивой дурехой!
Утренние часы тянулись медленно, незадолго до обеда ключ в замке повернулся еще раз, и дверь открылась. На пороге стояла горничная.
— Госпожа ожидает вас в малой гостиной, мисс, — сказала девушка, почтительно приседая. — Будьте добры следовать за мной.
— Наконец-то! — Джулиана вскочила и бросилась в коридор, обогнав горничную, так что той пришлось семенить следом, время от времени забегая вперед, чтобы указывать дорогу. Через несколько минут они оказались у высокой двустворчатой двери, которую горничная с поклоном распахнула перед Джулианой.
— Моя дорогая! — с обворожительной улыбкой обратилась госпожа Деннисон к Джулиане. — Я приношу свои извинения за запертую дверь. — Она поднялась с кресла и направилась к девушке, благодушно протягивая руки. — Но после твоей утренней выходки я очень испугалась, что ты убежишь, так и не дав мне объяснить тебе некоторые вещи. Ну а теперь скажи, что ты прощаешь меня. — Госпожа Деннисон взяла руки Джулианы в свои благоухающие ладони и торжествующе улыбнулась.
Джулиана не заметила ни тени вероломства в ясном взгляде голубых глаз, не услышала ни намека на лукавство в мягких переливах грудного голоса. Но тем не менее она резко отдернула руки, нимало не заботясь о том, как это выглядит со стороны.
— Мадам, я ничего не понимаю. Если бы вы попросили меня не покидать пределов вашего дома, я бы выполнила вашу просьбу, памятую о вашей доброте.
— Правда? — Элизабет насмешливо взглянула на девушку и после небольшой паузы добавила: — Да, наверное, ты бы так и поступила. Но видишь ли, жизнь в городе делает человека мнительным и недоверчивым. Я совсем забыла, что такое наивные деревенские нравы.
Госпожа Деннисон указала Джулиане на пуфик, а сама села в кресло.
— Садись, пожалуйста, моя милая. У меня к тебе есть предложение.
— Мадам, я вчера уже говорила вам, что согласна на любую работу.
— Видишь ли, я не знаю, можно ли в полной мере считать мое предложение работой, — задумчиво нахмурилась госпожа Деннисон. — Хотя в каком-то смысле это, конечно же, работа.
Джулиана оглядела маленькую комнату. Она отличалась гораздо более интимной обстановкой по сравнению с большим салоном на первом этаже, сама атмосфера которого располагала к отдохновению и утонченной лени.
— Скажите, мадам, это ваше заведение — дом терпимости? — задала Джулиана вопрос, на который сама уже могла с уверенностью ответить после долгих наблюдений и раздумий.
— Разумеется, нет. — Госпожа Деннисон с достоинством выпрямилась в кресле, чеканя каждое слово. — В наших салонах собирается самое изысканное общество Лондона, а наши юные дамы по праву вхожи в высший свет.
— Понятно, — сухо ответила Джулиана. — Значит, это великосветский публичный дом!
Госпожа Деннисон внезапно утратила все свое внешнее добросердечие и мягкость.


— Не будь наивной дурочкой, моя милая. У тебя за душой нет ни гроша. Тебя преследуют за убийство мужа. Ты пропадешь в этом городе одна, без друзей и без денег. А я предлагаю тебе свое покровительство и средства к существованию.
— Я не хочу заниматься проституцией, мадам. — Джулиана поднялась. — Если вы соблаговолите вернуть мне мою одежду, я незамедлительно покину ваш дом. Я очень благодарна вам за гостеприимство и с удовольствием бы отплатила за него работой на кухне, но…
— Не болтай ерунды! — Госпожа Деннисон схватила Джулиану за руку, мимоходом подмечая хрупкость тонких пальцев и нежность кожи. — Да ты никогда не выполняла тяжелую, грубую работу! Готова поклясться, что ты и понятия не имеешь о том, что это такое.
— Это не имеет значения! — зло вырвала свою руку Джулиана. — Я не белоручка, мадам. Я предпочитаю любой самый тяжелый труд проституции. Так что прошу прощения…
— В таком случае, боюсь, мне придется прибегнуть к более жестким мерам убеждения.
Джулиана резко обернулась на тихий звук чужого голоса. Из-за бархатной малиновой портьеры вышел мужчина. Он был в костюме для верховой езды, с плеч тяжелыми складками ниспадал темный плащ с серебряным шитьем, заколотый пряжкой с огромным бриллиантом.
Мужчина стоял, лениво нюхая табак. Взгляд его серых пронзительных глаз был устремлен на Джулиану, и ей казалось, что он проникает в самые потаенные уголки ее души, которые она доселе никому не открывала.
— Кто вы? — воскликнула Джулиана и невольно отступила к двери.
— Не надо, не убегай, — мягко сказал незнакомец и положил серебряную табакерку в карман. — Тебе нечего бояться, милая.
— Ну конечно, моя дорогая, — вставила госпожа Деннисон, вновь беря Джулиану за руку. — Это его светлость граф Редмайн. Он хочет тебе кое-что предложить.
— Я уже сказала, что меня не интересуют ваши гнусные предложения! — дрожащим от ярости голосом выкрикнула Джулиана и вырвала руку. — И не важно, от кого они исходят — от сиятельного графа или от золотаря.
Джулиана круто развернулась и устремилась к двери, не обращая внимания на обескураженного графа. Но негодование и удивление, промелькнувшие в его взгляде, быстро сменились любопытством и невольным восхищением. Граф привык к беспрекословному подчинению окружающих, поэтому внезапный и дерзкий бунт деревенской девушки удивил и позабавил его. Но голос его был суров:
— Если я не ошибаюсь, убийство мужа карается сожжением на костре.
Джулиана остановилась как вкопанная. Ее ладонь, уже покоящаяся на ручке двери, вдруг повлажнела, кровь застучала в висках. Она обернулась и с ожесточенным осуждением посмотрела на госпожу Деннисон.
— Так, значит, вы выдали мою тайну!
— Я это сделала ради тебя, дитя мое, — ответила Элизабет. — Ты сама в этом убедишься, если выслушаешь его светлость. Сотни девушек на твоем месте благодарили бы судьбу за такой подарок! Жизнь в роскоши, в высшем свете…
— Я думаю, сейчас не время говорить о наградах и почестях, мадам. — Теперь лицо графа выражало откровенное изумление, а на губах играла насмешливая улыбка. — Мне кажется, нам долго еще предстоит убеждать эту юную леди.
— Убеждать… вы хотите сказать — шантажировать? — вспыхнула Джулиана. — Вы действительно намерены угрожать мне?
— Если я буду поставлен перед суровой необходимостью, то да, — веско заметил граф. — Но я надеюсь, что ты примешь мое предложение просто потому, что это решит все твои проблемы и не составит для тебя никакого труда. Кроме того, не скрою, ты очень поможешь мне, и я готов щедро отблагодарить тебя за это.
Джулиана повернула фарфоровую ручку двери. Ей нужно было всего лишь толкнуть ее, пробежать по коридору и через холл, чтобы оказаться на свободе. Но она не может покинуть этот дом в одежде, которую ей дала госпожа Деннисон, поскольку мнимая доброжелательница не преминет в любую минуту поднять крик и обвинить ее в воровстве. И тогда Джулиану схватят и, узнав, кто она на самом деле, подвергнут смертной казни.
— Элизабет, будьте добры, оставьте нас. — Вкрадчивый голос графа вырвал Джулиану из вихря тягостных мыслей.
Она безвольно опустила руку. Девушка поняла, что оказалась в ловушке по вине собственной простодушной откровенности. И теперь ее уже ничто не спасет.
Джулиана посторонилась, чтобы дать пройти госпоже Деннисон. Та приостановилась и, потрепав девушку по щеке, напоследок сказала:
— Слушайся графа, милочка. И не делай такое мрачное лицо. Тебе бы следовало прыгать от радости…
— Благодарю вас, мадам. — От учтивой фразы графа повеяло ледяным холодом. На бархатной щечке Элизабет выступило алое пятно, как будто нежную кожу и впрямь тронуло морозцем.
Госпожа Деннисон присела в книксене, искоса бросила на Джулиану беспокойный взгляд и, подобрав юбки, выплыла из комнаты.
— Закрой дверь.
Джулиана, к своему удивлению, послушно выполнила приказ графа, а когда обернулась, то увидела, что он стоит у окна и смотрит на улицу. Солнечный луч играл его каштановыми локонами, подвязанными на затылке серебряной лентой.
— Подойди сюда, дитя.
— Я не дитя! — Джулиана не трогалась с места, прижавшись спиной к двери, словно не желая расстаться с последней призрачной надеждой на спасение.
— Семнадцать лет против тридцати двух — почти что детский возраст, — с усмешкой ответил граф. Эта внезапная улыбка преобразила его лицо: придала блеск глазам, смягчила резкие черты, обнажила белоснежные зубы.
— Что еще вам известно обо мне, сэр? — спросила Джулиана, заставляя себя не реагировать на улыбку графа.
— Что тебя зовут Джулиана Бересфорд, хотя я думаю, что это имя вымышленное, — усмехнулся граф. — Разве не так?
— Даже если и так, я все равно не скажу вам правду, — процедила Джулиана.
— Что ж, вполне откровенно, — заключил граф и протянул руку к шнуру колокольчика, висевшего над камином. — Не откажешься выпить миндальной наливки?
— Я ее терпеть не могу, — грубо ответила Джулиана, решив, что пришло время брать инициативу в разговоре в свои руки.
— Тогда, может, шерри? — усмехнулся граф.
— Я пью только шампанское. — Джулиана пренебрежительно пожала плечами и отошла от двери. Она принялась оправлять складки на юбке, напустив на себя самый горделиво-надменный вид, на какой только была способна, но нечаянно задела локтем маленькую фарфоровую статуэтку, которая стояла на столике, и уронила на пол.
— Чтоб ей пусто было! — выругалась Джулиана, позабыв всю свою величественность, и бросилась на колени. — Слава Богу, она не разбилась. Нет, ничего… ни единой трещинки. — Джулиана вертела безделушку в руках, рассматривая со всех сторон. — Клянусь, что это очень дорогая вещица. Иначе бы я ее ни за что не уронила, — заметила Джулиана, ставя ее на место и медленно отходя прочь, чтобы ненароком не повторить своей оплошности.
— Ты имеешь обыкновение уничтожать дорогие вещицы? — спросил граф с удивлением.
— Все несчастья в моей жизни от этой проклятой неуклюжести, — чистосердечно призналась Джулиана, поглядывая на статуэтку, чтобы выяснить, не собирается ли та снова упасть.
Граф ничего не успел сказать ей в ответ, поскольку в дверях появился мистер Гарстон.
— Шампанское для дамы, Гарстон. Кларет для меня. Лучше сорок третьего года, если есть.
— Уверен, что смогу разыскать, ваша светлость, — низко кланяясь, ответил Гарстон.
Джулиана, удрученная тем, что ее неловкость помешала ей использовать благоприятный момент, когда, по ее мнению, она могла бы получить преимущество в разговоре, предпочла отмолчаться. Граф, казалось, был совершенно доволен развитием событий. Он подошел к книжной полке и стал с большим интересом изучать корешки толстых фолиантов, и только приход Гарстона с подносом, уставленным напитками, отвлек его от этого занятия.
— Можешь идти, Гарстон, — повелительно махнул рукой граф и ловко открыл бутылку. — Я полагаю, оно вам понравится, мисс, — добавил он, наполняя бокал шампанским и протягивая его неподвижно застывшей Джулиане.
Джулиана пробовала шампанское только один раз в жизни — на своей свадьбе. Единственный напиток, к которому она привыкла, было легкое пиво, изредка — стакан кларета. Теперь же ей пришлось взять бокал и, сделав большой глоток, с видом знатока одобрительно кивнуть головой.
Граф наполнил свой бокал и учтиво сказал:
— Если бы вы соблаговолили присесть, я бы с радостью последовал вашему примеру.
Обходительность графа казалась Джулиане неуместной и издевательской в той ситуации, в которой она находилась, но тем не менее она послушно села на софу. Граф поклонился и, придвинув стул, расположился напротив нее.
Тарквин наслаждался изысканным букетом вина и в то же время любовался девушкой. Она напоминала ему загнанную охотниками лань: та же безрассудная смелость, то же непонимание жестокой реальности своего положения. Девушка храбро встречала испытующий взгляд графа, ее подбородок был гордо вздернут, полные губы плотно сжаты. Было что-то притягательное в этой необузданной Джулиане Бересфорд — от макушки до пят. Граф хранил в памяти образ ее обнаженного тела. Его томный взгляд скользил по фигуре девушки, смакуя воспоминания о роскошных формах, ослепительной белизне кожи.
— Если вы настаиваете на том, чтобы я выслушала какое-то ваше предложение, граф, пожалуйста, приступайте. — Джулиана вдруг резко прервала повисшее в комнате молчание, которое произвело на нее странное, волнующее действие. Все ее тело покрылось мурашками, напрягшиеся соски уперлись в прохладный шелк корсета, в ушах зашумело. Ей пришлось сделать над собой усилие, чтобы выдержать проникновенный взгляд графа.
— Прежде всего я должен задать вам вопрос, — сказал граф, спокойно потягивая вино. — Вы девственница?
От лица Джулианы отхлынула кровь. Она ошеломленно смотрела на графа, и прошло несколько секунд, прежде чем к ней вернулось самообладание.
— Какое вам до этого дело?
— От вашего ответа зависит, стану ли я вам делать это предложение.
— Я не желаю отвечать вам, — холодно и твердо заявила Джулиана.
— Вам придется ответить, моя дорогая, если вы не желаете подвергнуться осмотру. Госпожа Деннисон самолично это выяснит, если вы будете и дальше запираться.
Не в силах произнести ни слова от ужаса, Джулиана молча кивнула.
Граф поднялся со своего места и пересек то небольшое пространство, которое их разделяло. Он склонился к Джулиане и, притянув ее за подбородок, посмотрел прямо в глаза.
— Джулиана, ты сказала госпоже Деннисон, что твой муж умер прежде, чем успел исполнить свой супружеский долг. Это правда?
— Мне незачем было обманывать ее. — Строптивость Джулианы понемногу исчезла. Ей оставалось только покориться судьбе.
Граф долго не отпускал ее, и Джулиана пожалела, что у нее нет под рукой кинжала. Как бы ей хотелось вонзить острую сталь в его грудь, которая была так близка, что Джулиана чувствовала запах его кожи и аромат дорогих духов и табака!
Наконец граф отпустил ее и самодовольно кивнул.
— Я верю тебе.
— О, вы оказываете мне такую честь, ваша светлость! — воскликнула Джулиана, не справляясь с захлестнувшей ее волной ярости, и, вскочив, что было мочи ударила графа кулаком в живот.
Он согнулся пополам от боли, но когда Джулиана собралась бежать, изловчился и схватил ее. Задыхаясь и побледнев от злости, он так крепко сжал ее запястье, что, сколько бы Джулиана ни старалась вырваться, у нее ничего не получалось. Она уже выставила ногу для второго удара, но граф вовремя увернулся, и удар не достиг цели.
— Успокойся! — проревел он сквозь зубы. — Черт бы тебя побрал, проклятая девчонка!
Он сжал ее руку еще сильнее, и наконец Джулиана перестала сопротивляться. Через несколько секунд граф выпрямился и отдышался.
— Было бы глупо предполагать, что у женщины с волосами цвета адского пламени окажется ангельский характер, — сказал граф и, к большому удивлению Джулианы, кротко и печально улыбнулся, по-прежнему не выпуская запястья девушки. — У всех рыжих такой дьявольский нрав? Надо запомнить на будущее.
— Чего вы хотите от меня? — спросила Джулиана.
Ощущение собственной беспомощности незаметно овладело ею. И как бы Джулиана ни старалась избавиться от него, она вскоре поняла всю тщетность своих стараний.
— Ничего особенного, дитя мое. Я хочу выдать тебя замуж за своего кузена, виконта Эджкомба. — С этими словами граф выпустил руку Джулианы и принялся расправлять плащ и воротник камзола.
— Что вы сказали?!
— Ты прекрасно слышала меня. Еще шампанского?
Джулиана отрицательно покачала головой:
— Нет, я ничего не понимаю.
— Все очень просто. Я хочу женить своего кузена Люсьена. Мне нужна женщина, которая произведет на свет нового наследника поместья Эджкомб и дворянского титула Люсьена. Нынешний наследник, мягко говоря, слабоумный. У него добрая душа, но он не сможет вытащить Эджкомб из той трясины, в которую его вверг Люсьен. Мой кузен растаскивает поместье по частям и продает, чтобы заткнуть рот кредиторам. Я намерен положить этому конец. И кроме того, я хочу, чтобы его прямой наследник находился под моей опекой. — Граф холодно и зло улыбнулся, глядя в окно, и через секунду продолжил: — Таким образом, у меня в запасе будет двадцать один год, чтобы вернуть Эджкомбу былое славное имя… чтобы возместить ущерб, который нанес и продолжает наносить Люсьен. А делает он это, прежде всего желая досадить мне.
— А почему вы не хотите, чтобы ваш кузен сам нашел себе жену? — удивленно спросила Джулиана.
— Потому что ему это будет сделать труднее, чем мне, — ответил граф, задумчиво вертя на пальце бриллиантовое кольцо. — Люсьена нельзя назвать приятным мужчиной. Ни одна порядочная женщина не согласится добровольно пойти с ним под венец.
Джулиане казалось, что она сходит с ума. Судьба столкнула ее с каким-то сборищем жестоких, ущербных людей.
— Так, значит… вам нужна шлюха! — воскликнула она в порыве безрассудной и беспомощной ярости. — Вы собираетесь шантажировать меня, чтобы заполучить мое тело для зачатия потомка своего кузена, потому что ни одна уважающая себя женщина не согласится на это! Вы… вы обращаетесь со мной, как с племенной сукой!
— Я смотрю, ты не стесняешься в выражениях, — нахмурился граф. — Вступив в этот брак, ты получишь титул, а в скором времени и приличное состояние. Мой кузен долго не протянет, поэтому я так спешу. Я полагаю, что ты избавишься от его малоприятного общества не позже чем через год. Когда же ты овдовеешь, у тебя будут деньги и титул и, разумеется, эта неприятная история, которая случилась с твоим бывшим мужем, канет в Лету.
Граф сделал глоток вина и взглянул на Джулиану, которая слушала его, потрясенная до глубины души неслыханным коварством и хладнокровной расчетливостью графского предложения. Довольный эффектом, который произвели на девушку его слова, граф продолжал:
— Твоя тайна навеки умрет в стенах дома госпожи Деннисон. Никто не догадается связать воедино леди Эджкомб и Джулиану… не знаю, как твое настоящее имя. Ты станешь богатой, знатной дамой, на которую никто не осмелится бросить ни тени подозрения.
Джулиана залпом осушила бокал и яростно швырнула его в камин. В ее лице не было ни кровинки, взгляд окаменел, голос вдруг стал сухим и бесцветным.
— И для того, чтобы получить все эти блага, я всего лишь должна буду зачать от какого-то мерзкого инвалида, который…
— Все совсем не так, — перебил ее граф. — Ты не будешь носить под сердцем ребенка Люсьена. Ты будешь носить моего ребенка.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Достоинство - Фэйзер Джейн



странно что нет отзывов об этом прекрасном романе о страстной и сильной любви приключениях которыми насыщена эта книга читала несколько раз и каждый раз на одном дыхании не прекращая читать пока не закончу восхищаюсь сильному духу главной героине как она противостоит всем несчастьям которые выпали на ее долю чудесная история любви
Достоинство - Фэйзер Джейннаталия
16.11.2011, 14.36





Необычный , интересный роман ! Название романа переведено неправильно . VICE-ПОРОК.Именно так называется роман .Поэтому достоинства в нём маловато .
Достоинство - Фэйзер ДжейнМарина
17.11.2011, 6.54





Дорогая Наталия! Солидарна с Вами что это прекрасный роман, который не оценен нашими читательницами.Прекрасный сюжет с элементами юмора. Кстати, он напоминает нам о сифилисе. Советую почитать.
Достоинство - Фэйзер ДжейнВ.З.-64г.
16.07.2012, 14.21





Роман замечательный! Не могла оторваться.Интересно, с юмором. Наткнулась совершенно случайно. Советую прочитать.
Достоинство - Фэйзер ДжейнЛюдмила
25.07.2012, 5.07





и снова девственница-истеричка....необдуманные,глупые поступки,да и все поведение
Достоинство - Фэйзер Джейнанна
25.07.2012, 16.04





Прочитала 9 глав и дальше читать не собираюсь.ТЯГОМОТИНА!героиня такая красавица,что занимаясь любовью,любуется собой,и описание ее неземной красоти почти в каждом абзаце,тошно.и вообще скучная манера написания романа.2/10
Достоинство - Фэйзер ДжейнВикторияН:-)
27.07.2012, 0.07





Не могла оторваться.Интересно, с юмором. Наткнулась совершенно случайно. Советую прочитать.
Достоинство - Фэйзер Джейнrimma
9.08.2012, 20.37





Не могла оторваться.Интересно, с юмором. Наткнулась совершенно случайно. Советую прочитать.
Достоинство - Фэйзер Джейнrimma
9.08.2012, 20.37





Банально и надумано...Героиня пустышка. Не стоит терять время
Достоинство - Фэйзер ДжейнМарго
22.08.2012, 5.53





Неплохой роман, но концовка как-то очень резкая,напрягает взбалмошность главной героини
Достоинство - Фэйзер ДжейнItis
3.08.2013, 20.37





Очаровательно, тоже нечаянно наткнулась на этот роман, интересный, с юмором.Читайте.
Достоинство - Фэйзер ДжейнАнна.Г
24.04.2015, 17.48





юмора я не увидела, если честно. любовь есть, но ее место в романе 1\32. много скитаний по борделям и грязным кабакам, выдуманных побегов, грязи и похабщины. можно почитать, но лучше пропустить этот роман, особо ничего не потеряете. вероятно положительные отзывы писали те, кто пока не прочел лучшего. у этого автора рекомендую Коршун и горлица. Почти невинна, Серебряные ночи.
Достоинство - Фэйзер ДжейнИрина
24.04.2015, 23.25





Героиня глупая. Герой добрый и богатый, хотя эти качества несовместимы. И приятно было бы читать, если бы не столько несоответствий.
Достоинство - Фэйзер ДжейнКэт
14.08.2015, 12.34





не знаю, где тут любовь. я простов акуе была от этого романа.
Достоинство - Фэйзер Джейнлёлища
16.11.2015, 19.58





Меня поражают девственницы того времени, в описании автора. Вся она такая идейная, высокоморальная, не дам и все тут, не продаюся я. И как только мужик целует, она вся в лужицу, и вроде как автор нас всю книгу убеждает, что она чиста, как слеза младенца. Не контролирующая себя идиотка, которая доставила герою больше проблем, чем кузен до женитьбы)))))
Достоинство - Фэйзер ДжейнГалина
16.11.2016, 9.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100