Читать онлайн Достоинство, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Достоинство - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.58 (Голосов: 43)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Достоинство - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Достоинство - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Достоинство

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Тарквина разбудило утреннее солнце, проникавшее сквозь тончайшие шторы балдахина. Покрывало было отброшено, его обнаженное тело задрожало в ответ на волнующее прикосновение нежных рук. Тарквин чувствовал тепло Джулианы, по его животу разметались непослушные рыжие пряди. Ласковые движения ее пальцев и губ доставляли ему ни с чем не сравнимое наслаждение, и Тарквин блаженно закрыл глаза, отдаваясь во власть своих ощущений. Его рука невольно потянулась к ее плечу, коснулась груди и, наконец, зарылась в копне золотистых кудряшек.
…Тарквин помог Джулиане раздеться и уложил ее в постель, когда уже совсем рассвело. Когда он скинул с себя одежду и был готов присоединиться к ней, Джулиана уже крепко спала, удобно подложив ладошку под щеку, как уставший от долгой прогулки ребенок. Тарквин лег рядом с Джулианой, задаваясь вопросом, зачем ему понадобилось делить с ней ложе для сна, если за стеной уже давно приготовлена его собственная кровать. Тарквин никогда не оставался с любовницами на всю ночь, но в Джулиане было что-то настолько притягательное, что он изменил своей многолетней привычке. Глубокое, ровное дыхание; полумесяц ресниц, отбрасывающий темную тень на бледную щеку; детские веснушки на переносице; изгиб плеча, вдавленного в подушку; каскад волос, выбившихся из-под кружевного ночного чепчика, — перед всем этим невозможно было устоять. Джулиана, даже не проснувшись, потянулась к нему, как маленький зверек, в поисках тепла и защиты.
Тарквин заснул с улыбкой умиления на устах и проснулся с ней же…
— Крошка, иди сюда. — Тарквин легонько хлопнул ее по спине.
Джулиана, откинув волосы со лба, удивленно посмотрела на него:
— Почему?
— Потому что еще немного, и я не выдержу.
Джулиана подтянулась на руках и легла на него сверху, покрывая поцелуями заросший темными волосами торс, плавными движениями возбуждая его плоть.
— Так лучше? — прошептала она, трогая губами пульсирующую жилку на его шее.
Неуловимым и стремительным движением он вошел в нее, с улыбкой наблюдая, как изумление сменяется в ее глазах все возрастающим восхищением.
— Совершенно иное ощущение… — пробормотала Джулиана.
— Если ты сядешь на корточки, будет лучше.
Джулиана послушалась. У нее перехватило дыхание от восторга, когда ее пронзила налившаяся горячая плоть. Джулиана коснулась кончиками пальцев его груди и взглянула в глаза Тарквину. Он опустил веки и застонал от наслаждения.
— Вам нравится, когда я так делаю, сэр? — Джулиана приподнялась, потом медленно опустилась, изогнувшись дугой и обхватив руками лодыжки. Он глубоко проникал в ее лоно, и Джулиана постепенно сосредоточилась на собственных ощущениях. У нее кружилась голова, тело изнемогало от возбуждения.
Тарквин лежал неподвижно, понимая, что скоро Джулиана достигнет пика наслаждения. Он наблюдал за ней сквозь полуопущенные веки, восхищаясь той непосредственностью, с которой девушка отдается своим ощущениям. Когда же она издала стон наслаждения, он обхватил руками ее ягодицы и крепко прижал к себе.
— Что случилось? — спросила Джулиана, когда к ней вернулся дар речи. — Вы хотите, чтобы я оставила вас в покое?
— Ненадолго, — ласково ответил Тарквин. Изысканно чувственная нагота Джулианы рождала в Тарквине необузданную страсть. Он раздвинул ее колени и коснулся губами нежной алой плоти, чем привел Джулиану в настоящее неистовство: она заметалась по подушке, стеная от восторга. Почувствовав, что девушка вот-вот потеряет сознание, Тарквин снова вошел в нее. Когда же все было кончено и Тарквин стал различать формы и контуры ее тела на простыне, испещренной замысловатым рисунком солнечного света, он лег на спину, перевернул обессилевшую Джулиану и положил ее голову себе на плечо.
Граф ласково гладил ее повлажневшую спину и думал, что же в этой женщине вызывало в нем такой неизменный восторг. Что вынуждало его забывать обо всем, кроме радости соединения? Что заставляло оберегать ее, всеми силами души желать ей счастья? Ему тридцать два года, он обручен с раннего детства с достойной женщиной, которая станет ему хорошей женой и не будет вмешиваться в его внесемейную частную жизнь. Она знакома с правилами и требованиями высшего света. И потом, он ведь действительно хотел на ней жениться. Так почему перспектива счастливого брака стала вдруг для него невыносимо мучительной? Воображаемые годы благополучной супружеской жизни, которая ожидала его после церемонии венчания, ужасали Тарквина своей удручающей монотонностью. Он чувствовал себя подавленным и угнетенным. Но почему? И он сам, и Лидия были взрослыми, трезво мыслящими людьми, которые возлагали на свой брак определенные надежды. Тарквин понимал, что союз с Лидией — это их долг перед обществом, ожиданий которого они оба не вправе обмануть. Богатство, власть, положение — это не только возможность возвыситься над людьми, но и тяжкое бремя, нести которое с честью Тарквин научился сызмальства.
Раньше, в минуты сомнений, мысль о собственном долге избавляла его от ненужных колебаний. Но с тех пор, как рядом с ним появилась Джулиана, все изменилось. Любая другая женщина на ее месте с восторгом отнеслась бы к возможности благополучно устроиться в жизни и к тому же получить титул. Но только не Джулиана. Ей нужен был он сам, что важнее, чем материальные блага, на которые он не скупился. Это осознание потрясло его, наполнило неизъяснимым восторгом и одновременно раскрыло глаза на его предстоящее бракосочетание с Лидией.
Обнимая соблазнительную, восхитительную Джулиану, ощущая ее пристальный взгляд на своем лице и вдыхая аромат ее волос, Тарквин вдруг понял, что в его счастливой жизни не хватает чего-то самого главного. Он инстинктивно чувствовал, что оно коренится в мятежной, непокорной и страстной натуре Джулианы и что если ему удастся постичь ее, то в целом свете не будет человека счастливее. Но как это сделать? Как найти ключ к такому тонкому и сложному механизму, как душа этой необыкновенной женщины?
Тарквин задумчиво посмотрел на ее рыжеволосую голову, умиротворенно покоящуюся на его плече. Джулиана провалилась в глубокий, но чуткий сон. Впрочем, все это какое-то дьявольское наваждение! В этой женщине его прельщает лишь новизна, которую он путает с чувством более глубоким. Она молода и свежа. Ее необузданный нрав изумляет и трогает его, а храбрость и решительность приводят в восторг. При удачном стечении обстоятельств она станет матерью его ребенка. В самом лучшем случае останется его любовницей и после того, как разрешится от бремени. А фантазии о вечных, божественных чувствах неуместны.
Джулиана вздрогнула во сне и открыла глаза.
— Я забыла сказать вам, что видела Джорджа Риджа в таверне вчера ночью.
— Как же ты могла забыть о такой важной вещи?
— Вначале мне было не до него, — пояснила Джулиана, садясь на постели и откидывая волосы. — А потом я так устала, что он просто вылетел у меня из головы.
— Ну что ж, это понятно. — Он лениво дотянулся до ее правой груди и большим пальцем медленно провел по соску. — А он тебя видел?
— Меня было трудно не увидеть, когда я стояла на столе с веревочной петлей на шее. — Она отстранилась от его ласковой руки и, вздрогнув, добавила: — Кажется, он даже потрогал меня за ногу.
Тарквин резко выпрямился, лицо его вдруг стало злым.
— Люсьен сполна заплатит за свой поступок, — сурово пообещал он. — Пусть только вернется! — Тарквин вскочил с постели и, подойдя к окну, выглянул на залитую утренним солнцем улицу.
Джулиана смотрела на его сильную, мускулистую спину и чувствовала волнами расходившуюся от Тарквина ярость. У нее и в мыслях не было, что по большей части он злится на самого себя.
— Я уже пережила вчерашнюю ночь, — сказала Джулиана. — Она вся в прошлом… и петушиные бои, и проданная женщина, которую мы видели раньше, и джин…
— Джин?! — воскликнул Тарквин и обернулся, отвлекшись от самоуничижительных мыслей. — Люсьен позволил тебе пить джин?
— Он просто влил мне его в рот. Я понятия не имела, что это такое. — Ее глаза гневно полыхнули.
Тарквин мысленно приписал джин на счет, заплатить по которому он заставит своего кузена по возвращении, и перевел разговор на другую тему:
— Давай вернемся к Джорджу Риджу. Он узнал тебя?
— Настолько, что приготовился заплатить за меня пятьсот гиней.
Тарквин нахмурился. Он подбоченясь стоял посреди комнаты с таким гордым и властным видом, как будто был полностью одет.
— Ну и что ты сделала?
— Ничего, — ответила Джулиана растерянно. Девушку смутила его нагота, взгляд задержался на широких плечах, уловил игру мышц под атласной кожей. Стоило ей опустить глаза вниз, как его плоть немедленно откликнулась, как бы отвечая на ее невысказанное желание. Тарквин же держался так, как будто ничего не происходило.
— Что значит — «ничего»? Должна же ты была как-то отреагировать на его появление?
Джулиана потянулась вперед, стремясь коснуться его. Она вожделенно облизнулась и сосредоточенно нахмурила брови. Тарквин отступил на шаг и улыбнулся:
— Пожалуй, я лучше накину халат, раз уж у нас зашел такой серьезный разговор.
Он нагнулся и взял с кресла халат. Джулиана завороженно смотрела на его согнутую спину, на темную пушистую дорожку на ней, испытывая непреодолимое желание потрогать ее, но в следующий миг Тарквин набросил на плечи халат, быстро сунул руки в рукава и, повернувшись к кровати, завязал пояс. Джулиана не скрывала своего разочарования. Тарквин хмыкнул.
— Я польщен, крошка. Ты умеешь делать комплименты мужчинам.
— Я вовсе не льстила вам, — вздохнула Джулиана и с обиженным видом забралась под покрывало.
— А теперь все же ответь на мой вопрос. Как ты поступила, когда увидела Джорджа?
— Я подумала, что самое разумное — сделать вид, что я с ним не знакома, — сказала Джулиана. — У меня не было, времени как следует оценить ситуацию, но я решила, что ему будет труднее доказать, что я — Джулиана Ридж, если я откажусь это признать.
— Гм-м… — Тарквин задумчиво почесал подбородок. — Конечно, ты поступила правильно. Но ведь твои опекуны могут опознать тебя, если дело дойдет до магистрата.
— Я буду твердо стоять на своем, а вы, со своей стороны, поручитесь за меня и подтвердите, что я являюсь виконтессой Эджкомб. И никто, уверяю вас, не осмелится перечить графу Редмайну.
Джулиана вывезла из провинции непоколебимую уверенность в способности аристократов манипулировать законом по своему усмотрению. Но, к сожалению, даже если бы Тарквин употребил все свое влияние, чтобы обезопасить Джулиану от Джорджа Риджа и Форсетов, то перед лицом закона он все равно был бессилен.
— Лучше бы тебе больше не сталкиваться с Джорджем, — заявил Тарквин после минутного раздумья. — Не выходи из дома без меня… или без Квентина.
У Джулианы упало сердце. Ведь она собиралась встретиться с подругами на Рассел-стрит!
— Я не боюсь Джорджа, — возмутилась она. — И не согласна сидеть взаперти только потому, что этот идиот крутится поблизости. И потом, сейчас я нахожусь под защитой и покровительством самого графа Редмайна. — Джулиана ласково улыбнулась ему и натянула покрывало до самого подбородка. — Чего стоит деревенский простофиля по сравнению с вами, милорд!
— Именно поэтому я прошу тебя не выходить из дома без меня или Квентина. — Тарквин нагнулся и поцеловал Джулиану. — Ты меня очень обяжешь, если будешь послушной на этот раз. — Взгляд его серых глаз был спокоен, но Джулиана чувствовала в его словах тревогу.
После того как Тарквин ушел, Джулиана выскользнула из-под покрывала, позвонила, чтобы пришла Хенни, и принялась планировать предстоящий день. Она не могла отказаться от поездки на Рассел-стрит. Она согласна соблюсти все предосторожности, отправиться туда в закрытом экипаже и без крайней необходимости не высовываться из окна.
Когда Джулиана зашла проведать Люси перед завтраком, девушка спала, но даже во сне выглядела более окрепшей и посвежевшей, чем накануне. Казалось, душа вернулась в ее исстрадавшееся тело и возродила к жизни свое земное обиталище.
Джулиана крадучись вышла из комнаты и спустилась в столовую, где в одиночестве завтракал Квентин. Он оторвался от тарелки и быстро оглядел Джулиану с головы до пят. Похоже, он обрадовался ее появлению. Хенни сотворила настоящее чудо с ее волосами, искусно уложив их в затейливую прическу, и вдобавок настояла, чтобы Джулиана надела к завтраку бледно-зеленое муслиновое платье, которое как нельзя лучше сочеталось с изумрудным цветом ее глаз.
Квентин встал из-за стола и с улыбкой поклонился.
— Жизнь в этом доме очень сильно изменилась с вашим появлением, дорогая Джулиана. Вы позволите мне отрезать для вас кусочек бекона?
— Да, спасибо. — Джулиана села на стул, почтительно отодвинутый для нее лакеем, и слегка нахмурилась, раздумывая, что значит сия фраза Квентина. Когда она слышала от людей подобные признания, это означало, что она доставляет им неудобства. Но, судя по выражению лица Квентина, он подразумевал что-то другое.
— Вы хотите сказать, что ваша жизнь изменилась к лучшему, с тех пор как я здесь поселилась? — уточнила она.
— Вне всякого сомнения, — рассмеялся Квентин. — Находиться в доме моего брата стало веселее и гораздо приятнее.
— Надеюсь, его светлость разделяет вашу точку зрения, — широко улыбнулась Джулиана.
— Какую это точку зрения я разделяю? — С этими словами в столовую вошел Тарквин и занял место во главе стола, бросив взгляд на свежую газету, лежащую возле его прибора.
— Лорд Квентин галантно заверил меня, что с моим появлением жизнь в вашем доме стала приятнее и веселее. — Джулиана намазала кусочек хлеба маслом и доверительно сообщила: — Я не привыкла к подобным признаниям. Как правило, окружающие считают, что я лишь доставляю им неудобства.
— Нет ничего удивительного, что кто-то считает излишнее веселье обременительным, — задумчиво ответил граф.
— Очень неучтиво с вашей стороны говорить так, милорд!
— Полагаю, что немногим доставит удовольствие и покажется веселым носиться за тобой по городу среди ночи.
— Как вы можете! — воскликнула Джулиана с негодованием. — Это неблагородно!
— Дорогая моя, отвечу твоей собственной фразой: ты пожинаешь, что посеяла. — Сказав это, граф обратился к Квентину с намерением изменить тему беседы: — Что слышно о твоем отъезде? Когда ты собираешься нас покинуть?
— Кажется, архиепископ доволен тем, что я нахожусь при нем, и поэтому тянет с выполнением просьбы нашего епископа, с которой я приехал в Лондон.
— Мне бы очень не хотелось так быстро расстаться с тобой, — честно признался граф. — Так что, надеюсь, архиепископ не скоро тебя отпустит.
Спустя некоторое время Джулиана извинилась и покинула братьев. Она решила дождаться, пока граф уйдет по делам, и только после этого отправиться самой. Уединившись в своей гостиной, Джулиана чутко прислушивалась к голосам в прихожей и хлопанью входной двери, стараясь не пропустить ухода Тарквина.
Незадолго до полудня граф велел подать лошадь и куда-то уехал верхом. Джулиана для верности подошла к окну и убедилась, что он скрылся за поворотом улицы. В доме остался один Квентин. Джулиана сбежала вниз по лестнице и велела Кэтлету найти для нее кеб.
— Миледи, не прикажете подать паланкин его светлости? — предложил лакей.
Джулиана вспомнила, что Квентин говорил ей о возможности пользоваться им, равно как и экипажем графа. Коль скоро она отправится в паланкине, то с ней будут два носильщика. И если Тарквин по возвращении набросится на нее с упреками, она всегда сможет сказать, что полагала его людей столь же надежным эскортом, как и его самого.
— Да, спасибо, Кэтлет, — мягко улыбнулась Джулиана. — Я просто думала, что он сегодня понадобился его светлости.
Лакей поклонился и отправил посыльного в конюшню за паланкином. Когда его внесли в холл, Кэтлет помог Джулиане усесться на мягких подушках и обратился к носильщикам:
— Несите осторожнее. Чтобы никакой тряски. — Потом он почтительно поинтересовался у Джулианы: — Куда прикажете отнести вас?
— На Бонд-стрит, — сказала Джулиана первое, что пришло в голову. Она решила сообщить носильщикам нужный адрес, когда они окажутся подальше от дома.
Носильщики быстрыми и частыми шажками направились вверх по Албермарль-стрит, не обращая никакого внимания на человека, который следовал за ними от самого дома графа Редмайна. Он трусил за носилками, смешно и неловко подпрыгивая. Его глаза заливал пот, а одутловатое лицо побурело от неимоверных усилий. Человек выбивался из сил, но упорно продвигался вперед, боясь отстать от паланкина хоть на шаг.
Джулиана подождала, пока носильщики свернули на Пиккадилли, и только тогда постучала в крышу веером и, высунувшись из-за занавески, беспечно заявила:
— Я передумала. Отнесите меня, пожалуйста, на Рассел-стрит.
Носильщики удивленно переглянулись. Благородным дамам не пристало наносить визиты в дома, расположенные в Ковент-Гардене. Но рассуждать они не привыкли, поэтому покорно развернулись и зашагали в сторону Рассел-стрит.
Джордж, пользуясь их короткой остановкой, тоже успел нанять себе паланкин и взгромоздиться на него.
— Следуйте за паланкином с гербом.
Носильщики еле оторвали от земли тушу Джорджа и, опустив на истертые в кровь плечи деревянные поручни, медленно двинулись за сияющими на солнце гербами паланкина Джулианы.
Спустя некоторое время Джулиана оказалась перед дверью особняка Деннисонов. Она оправила юбки и оглядела тот дом, который сперва был для нее убежищем, а потом тюрьмой. Ее взгляд остановился на окне третьего этажа, которое принадлежало ее бывшей комнате, где она проводила бессонные ночи, прислушиваясь к тому, как бурно протекает богатая развлечениями жизнь обитательниц дома. Интересно, как бы сложилась ее судьба, если бы хозяин постоялого двора не послал за Элизабет Деннисон? Она наверняка никогда бы не встретилась с Тарквином, графом Редмайном. Джулиана невольно коснулась рукой живота. А вдруг она уже носит под сердцем его ребенка?
Отгоняя от себя неуместные размышления, Джулиана повернулась к носильщикам и приказала:
— Подождите меня здесь.
Один из носильщиков направился к входной двери, чтобы постучать. Джулиана последовала за ним с самым независимым и самоуверенным видом. Она видела плохо скрываемое недоумение в глазах слуг, теряющихся в догадках, что привело их госпожу в такое злачное место.
Мистер Гарстон в первое мгновение замер на пороге, потрясенный столь неожиданной встречей. Затем пришел в себя и низко поклонился. Виконтесса Эджкомб подумала, что Джулиана Ридж никогда не удостаивалась подобных знаков внимания от высокомерного дворецкого.
— Прошу покорно, входите, миледи.
— Я пришла навестить мисс Лили и остальных девушек. — Джулиана надменно оглядела прихожую, постукивая сложенным веером по ладони, всем своим видом показывая, что не намерена пускаться в разговоры со слугой. К ее большому удовольствию, мистер Гарстон смешался, не зная, как повести себя с той, которая совсем недавно была здесь беззащитной пленницей. Джулиану порадовал этот реванш, который она одержала, помня об их первой встрече.
— Соблаговолите пройти в гостиную, миледи. — Он пошел впереди нее и распахнул дверь комнаты, которая была ей так хорошо знакома.
Салон был прибран, мебель отполирована, полы начищены, но аромат духов, вина и табака сохранился с прошлого вечера, несмотря на то что все окна были открыты настежь. В этом сочетании запахов было что-то нездоровое, развратное. Джулиана подошла к окну и выглянула на улицу. Яркое солнце не могло скрасить убогого пейзажа, который открылся ее взору: одноногий мальчик опирался на костыль и с заунывной, протяжной мольбой тряс перед прохожими драной шапкой; мертвецки пьяная женщина спала посреди дороги в обнимку с пустой бутылкой. Из книжной лавки Томаса Дэвиса вышли два джентльмена. Они производили впечатление ученых людей: завитые парики, темные строгие плащи, тяжелые кожаные фолианты в руках. Господа, вероятно, были погружены в очень важную научную дискуссию, поскольку переступили через валяющуюся на пути женщину, даже не заметив ее, и чуть было не налетели на покалеченного мальчика.
Тяжело опираясь на костыль и что-то бормоча себе под нос, мальчик отошел в тень высокого дерева и стал терпеливо поджидать очередного прохожего. Джулиана внимательно присмотрелась к нему и внезапно помрачнела. С первого взгляда она заметила в нем какую-то странность и наконец поняла, в чем дело. Он вовсе не был калекой: его нога была подогнута и привязана к бедру. В первую минуту Джулиана возмутилась при виде такого чудовищного обмана, но тут же прониклась состраданием к несчастному ребенку, который терпит ужасные муки из-за крайней нищеты. Наверняка у него есть хозяин, заставляющий его просить милостыню, может быть, он жестоко издевается над ним или морит голодом, если тот не заработает достаточного количества потертых медяков. Джулиана вздрогнула и, зябко поежившись, отошла от окна. Тут открылась дверь, и гостиная наполнилась веселыми возбужденными голосами.
— Как себя чувствует Люси, Джулиана? — с озабоченным видом спросила Розамунд, и ее хорошенькое личико нахмурилось.
Вслед за ней, как стайка тропических птичек, в комнату впорхнули девушки. Все они были одеты в разноцветные шелковые кружевные пеньюары. Джулиана помнила, что в этом доме не принято одеваться раньше чем к обеду.
— Она уже пошла на поправку. За ней присматривает моя камеристка Хенни. — Джулиана присела на софу. — Его светлость против того, чтобы к ней пускали посетителей, потому что Люси все еще очень слаба, — уклончиво пояснила Джулиана. — Так что я пока буду выступать в качестве посредницы между вами и ею.
К счастью, никто из девушек не усомнился в правдивости слов Джулианы, и Лили заговорила о том, как Деннисоны откликнулись на их просьбу взять в дом Люси после того, как она окончательно поправится и сможет работать.
— Госпожа Деннисон очень удивилась и обрадовалась, когда узнала, что Люси покровительствует сам граф Редмайн. Она согласна помочь Люси, — сказала Эмма, присаживаясь рядом с Джулианой и ласково беря ее за руку.
— Вот что значит могущественный покровитель! — вздохнула Розамунд, тряхнув кудрями.
— А я не думаю, что это из-за графа, — заявила Лили. — Просто госпожа Деннисон всегда рада насолить мамаше Хэддок.
И тут Лили вспомнила об обещании Джулианы поделиться с ними каким-то своим планом.
— Да, Джулиана, кстати, о чем ты хотела поговорить с нами?
Джулиана замялась, сначала открыла, а потом закрыла свой веер и, наконец, неуверенно начала:
— Дело в том, что… я подумала… если бы мы все смогли объединиться и помогать друг другу, наша жизнь стала бы лучше. Если бы мы стеной стояли друг за друга, того, что случилось с Люси, никогда бы больше не повторилось.
— Как это? — спросила девушка с высокой прической и колючими глазками.
— Если каждая из нас согласится еженедельно вносить небольшую сумму в общий котел, мы сможем организовать фонд помощи тем из нас, кто попадет в беду. Например, окажется в долговой тюрьме, как Люси…
Девушки смотрели на Джулиану с недоверием. В гостиной повисла напряженная тишина. Мгновение спустя ее нарушил незнакомый Джулиане голос:
— Это хорошо для нас… и для тех девушек, которые работают в богатых, фешенебельных домах. А как быть тем, которые едва сводят концы с концами и должны при этом платить своим хозяевам за выпивку, свечи, уголь и постельное белье? Молли Хиггинс за одну неделю вынуждена была потратить пять фунтов на свечи и новые ленты для капора, чтобы не выглядеть неряхой перед клиентами. И кроме того, ей пришлось потратиться на подарок для мадам, чтобы та приберегла ей клиентов побогаче.
— Да, но если девушки не должны будут покупать все эти вещи у своих хозяев, они перестанут так сильно зависеть от них, — заключила Джулиана.
— Не забывай, что, как правило, именно на таких условиях девушки арендуют помещение для работы, — возразила Эмма с тем терпеливым выражением на лице, с которым взрослые объясняют ребенку очевидные вещи.
— Но если все они дружно откажутся работать на таких условиях и если нам удастся собрать необходимые деньги, чтобы поддержать друг друга, тогда этой отвратительной, унизительной зависимости от содержательниц притонов и сутенеров придет конец.
— Похоже, речь идет о значительной сумме, — задумчиво заметила темноволосая девушка, разглядывая сломанный ноготь на большом пальце.
— Деньги решают все, — печально вздохнула Розамунд. — Честно говоря, я не вижу способа осуществить твою идею, Джулиана.
— Главное — солидарность и решительность, — упорствовала Джулиана. — Если каждая девушка пожертвует в общий фонд даже скромную сумму, вы увидите, как легко и быстро в нашем распоряжении окажется целый капитал. Единственное, что нас всех спасет, — это сплоченность. Если все поймут важность общего дела, никакие сводни и сутенеры нам не страшны.
И снова в гостиной воцарилась тишина. Джулиана чувствовала, что ее предложение не находит горячего отклика среди девушек, которые привыкли к тому, что их жизнь полностью подчинена воле хозяев, и боялись перемен. Тогда Джулиана запальчиво оглядела своих подруг, которые молча обступили ее, избегая встречаться с ней глазами, и достала из сумочки двадцатифунтовую банкноту — ту, которая осталась у нее от графских денег после выкупа Люси.
— Я делаю первый взнос, — заявила она и положила банкноту на столик.
— Но, Джулиана, почему ты вносишь деньги? — спросила Лили. — Ты ведь не такая, как мы.
— Это не так, — ответила Джулиана. — Мое положение мало чем отличается от вашего, разве что более безопасно. Но у меня так же, как у вас, нет выбора. Я одинока, у меня нет ни друзей, ни близких, на которых я могла бы положиться. Меня используют так же, как любую из вас. Моя судьба зависит от воли человека, который хотя и не является содержателем борделя, но, по сути дела, именно таковым выступает по отношению ко мне.
Джулиана бросила взгляд на окно, внезапно испугавшись, что из-за гардины может показаться сам граф Редмайн. Если бы он услышал, каким образом Джулиана отзывается о нем, трудно было бы вообразить себе, в какую ярость его привели бы ее слова. Судя по всему, он был не из тех людей, которые предпочитают нелицеприятную правду красивой лжи.
— Прежде всего нужно обсудить твое предложение с девушками из других домов, — сказала Лили. — Если никто, кроме нас, не захочет принять участия в этом деле, оно обречено на провал. Мы не справимся без их поддержки.
— Верно, — согласилась Джулиана. — Мы все должны сплотиться, иначе толку не будет.
— Ты поможешь нам провести переговоры с остальными, Джулиана? — спросила Розамунд. — Ты говоришь очень уверенно… очень убедительно. И потом, ведь это твоя идея.
— Хорошо. Но только не сегодня, — кивнула Джулиана.
Она и без того уже слишком долго отсутствовала. И если ее отлучка продлится еще несколько часов, то граф непременно это заметит и будет недоволен, в то время как ее краткая прогулка по городу в его собственном паланкине вряд ли вызовет нарекания.
— Лучше всего собраться в каком-то заранее условленном месте, — предложила Эмма. — Мы можем разослать повсюду письма с указанием места и времени сбора.
— А где мы могли бы встретиться? — Все взгляды обратились на Лили, которая играла роль лидера среди подруг.
— Например, «У Бэдфорда», — ответила Лили. — Мы уговорим миссис Митчел сдать нам на день одну из комнат. Думаю, она ничего не будет иметь против.
Джулиане была известна эта таверна по их прогулке с Люсьеном. Она находилась в самом центре Ковент-Гардена и представляла собой грязное, с очень дурной репутацией заведение, поэтому Джулиана не была уверена, что хочет нанести туда повторный визит. Однако интересы общего блага были для Джулианы важнее, и к тому же скорее всего днем Ковент-Гарден не так ужасен, как по ночам.
В гостиную вошел лакей с чаем и пирожными. Он передал приглашение госпожи Деннисон к виконтессе Эджкомб навестить ее после того, как ее визит к юным леди закончится.
— Надо же, она меня приглашает, а не приказывает, — усмехнулась Джулиана. — Это новость!
Девушки дружно рассмеялись, и торжественная напряженность обстановки в гостиной уступила место непринужденной и легкой беседе, щедро расцвеченной шутками и остроумными замечаниями по поводу внезапного появления учтивости у госпожи Деннисон. Наблюдая за девушками, Джулиана сначала подумала, что взрыв безудержного веселья вызван желанием скрыть свои настоящие чувства, но вскоре она убедилась, что он был абсолютно искренним. Девушки действительно веселились от всего сердца, хотя, казалось бы, такое серьезное дело, о котором они только что говорили, должно было заставить их задуматься над своей жизнью. Возможно, они инстинктивно понимали, что, если однажды посмотрят со стороны на себя и на ту жизнь, которую ведут, это отобьет у них охоту смеяться раз и навсегда.
Джулиана никогда не любила женское общество. В Хэмпшире у нее не было подруг, кроме спесивых и скучных дочерей местного викария, которые смотрели на Джулиану, как посетители зоопарка на диковинного зверя, и всякий раз, когда взрослые оставляли их в ее компании, смущенно краснели, опускали глаза и упорно молчали. В округе за Джулианой прочно закрепилась репутация девчонки-сорванца, особенно после того, как она упала с векового дуба и сломала руку. Разумеется, этот поступок единодушно сочли детской непослушностью и неблагоразумием, но между Джулианой и местным дамским обществом возникла стена непонимания и взаимного неприятия.
А веселое, непринужденное общение с девушками из дома госпожи Деннисон понравилось Джулиане с самого начала, поэтому в том, что между ними сложились теплые, дружеские отношения, не было ничего удивительного.
В то время как девушки наслаждались пирожными и легкой, приятельской беседой, Джордж Ридж старался завязать разговор с носильщиками, которые доставили Джулиану на Рассел-стрит. Вначале они отнеслись к молодому человеку, изнывающему от жары в отороченном кружевами плаще алого бархата, с любопытством и недоверием. Но вскоре поняли, что перед ними деревенский олух, который из кожи лезет, чтобы казаться джентльменом. Тогда носильщики снизошли до разговора с ним.
— А что это за дом? — непринужденно указав тростью на входную дверь, за которой скрылась Джулиана, спросил Джордж.
— Как что! Бордель. — Один из носильщиков плюнул на мостовую и цыкнул зубом. — Правда, бордель первоклассный, тут уж ничего не скажешь.
— А ваша хозяйка не похожа на шлюху, — небрежно заметил Джордж, доставая табакерку.
— Что? Леди Эджкомб? — Второй носильщик разразился громким хохотом. — Она порядочная женщина, по крайней мере так считает ее камеристка. И то сказать, его светлость глаз с нее не спускает. Велел миссис Хенни заботиться о ней, как о собственном ребенке. Обычно знатным дамам нанимают камеристок из светского общества, каких-нибудь обедневших дворянок. К тем и не подступишься! А граф специально вызвал из поместья миссис Хенни. Она для юной виконтессы вроде няньки.
— Вот оно что! — Его товарищ с пониманием покивал головой. — Я слышал, миссис Хенни — теща твоего брата, это правда? Ну теперь понятно, откуда ты все это знаешь.
— Конечно, — самодовольно улыбнулся другой носильщик. — Она много чего рассказывает о господах. Вот только… — Он нахмурился. — Непонятно, что будет с девушкой, которую леди Эджкомб привезла вчера. Мистер Кэтлет говорил, что его светлость был недоволен ее появлением, а лорд Квентин сказал, что вылечить ее их долг… ну или что-то в этом роде. — Он снова сплюнул и зябко поежился на внезапно налетевшем холодном ветру. — А из самой Хенни слова не вытянешь по этому поводу, она умеет держать язык за зубами.


— А что же тогда леди Эджкомб делает в этом доме? — вмешался в разговор Джордж.
— А тебе какое дело? — грубо ответил один из них, и Джордж понял, что больше ничего разузнать не удастся.
— Да никакого, — пожал плечами Джордж. — Мне просто показалось, что я видел ее вчера вечером в «Голове Шекспира», в мужской компании. Может, она была с мужем?
— Да какой из виконта муж! И зачем ему только понадобилось брать ее в жены? Жалко девушку, собачья жизнь ее ожидает!
— Как сказать, — добавил его товарищ. — Не забывай, что его светлость покровительствует ей. И вообще, разве господ поймешь? Не нашего это ума дело.
— Это точно.
Носильщики впали в задумчивое молчание, и Джордж в конце концов буркнул им что-то на прощание и пошел прочь. Нынешняя жизнь Джулианы по-прежнему оставалась для него тайной. Действительно ли она была законной женой виконта, который не далее как вчера ночью пытался ее продать в таверне Ковент-Гардена? Или Джулиана оказалась просто-напросто втянутой в интригу какой-нибудь хитроумной сводни? Последнее было больше похоже на правду, поскольку настоящая виконтесса Эджкомб не может быть выставлена на аукцион, как какая-нибудь простолюдинка. А человек, носящий дворянский титул, никогда не подвергнет свою жену подобному унижению, если только она Не шлюха. С другой стороны, все до единого графские слуги были уверены в том, что Джулиана — законная жена виконта. Значит, разгадку тайны надо искать не на поверхности, а глубже. На эту мысль Джорджа натолкнуло упоминание о миссис Хенни. Но почему Джулиана оказалась жертвой этого жульничества?
Скорее всего из-за денег. Она убежала из дома его отца, не взяв ни единого пенни, ни единого платья из своего гардероба. В Лондоне Джулиана каким-то образом попала под влияние графа Редмайна, который уговорил ее сыграть роль супруги виконта за определенную плату. Не исключено, что граф является и организатором этих козней или по крайней мере активным их участником, раз он так неожиданно для всех пришел ей на выручку прошлой ночью. Интересно, а знает ли он, что проститутка, которую он нанял, обвиняется в убийстве? Если нет, то пришла пора открыть ему глаза.
Джордж завернул в ближайшую таверну и заказал кружку эля. Наверное, прежде чем выкладывать всю ее подноготную графу, стоит переговорить с самой Джулианой. Вдруг она будет настолько потрясена тем, что он все-таки нашел ее, и. понимая, что теперь полностью находится в его власти, тихо и мирно покорится. А коль скоро ее замужество было фиктивным, ничто не помешает их свадьбе. И если она не заметила и не узнала его прошлой ночью в таверне, то только потому, что была испугана и морально уничтожена своим унизительным положением.
Джордж осушил свою кружку и потребовал бутылку бургундского. В нем росла уверенность, что очень скоро он найдет нужную тропинку в этом дьявольском лабиринте и добьется наконец заветной цели. Ему нужно подкараулить Джулиану, когда она будет одна, без сопровождения, и выложить ей все начистоту. Джордж был уверен, что без труда объяснит ей недостатки ее теперешнего положения и убедит, что свадьба с ним даст ей многие преимущества.
Принесли бургундское, но Джордж, едва сделав несколько глотков, поднялся и взволнованно направился к двери таверны. Джулиана влекла его как магнит. Ноги сами принесли Джорджа обратно на Рассел-стрит, где он занял наблюдательный пост возле витрины книжной лавки, делая вид, что рассматривает порнографические картинки.


Миссис Деннисом встретила Джулиану приветливо и радушно, как старую знакомую. Она усадила гостью на софу, предложила ей шерри и, расположившись в кресле напротив, с самым беспечным видом поинтересовалась:
— Ты уже забеременела или еще нет?
Джулиана едва не поперхнулась, но взяла себя в руки, вспомнив, что в стенах этого дома нет запретных тем, касающихся интимной жизни.
— Еще слишком рано об этом судить, мадам, — доверительно сообщила Джулиана.
— Тебе известны признаки, свидетельствующие о беременности? — деловито спросила Элизабет.
— Да, мадам, в общих чертах. Но если вы сможете рассказать мне об этом, я с радостью вас выслушаю.
Элизабет налила себе еще стаканчик шерри и приступила к подробному описанию симптомов беременности и метода подсчета предполагаемой даты рождения ребенка. Госпожа Деннисон не стеснялась в выборе слов, называла вещи своими именами, зато исключала любую возможность непонимания.
— Ну вот, дитя мое. Теперь, я надеюсь, тебе все ясно.
— Да, мадам. — Джулиана поднялась и сделала книксен. — Благодарю вас.
— Джулиана, запомни, когда девушка выходит из-под моей опеки и самостоятельно устраивается в жизни, она всегда будет желанным гостем в моем доме и найдет здесь помощь и поддержку. Когда придет время, я с радостью выступлю в роли повитухи. Не забывай, что мы все — одна семья, — тепло улыбнулась госпожа Деннисон.
— Спасибо, что вы открыли двери своего гостеприимного дома для Люси Тибет, мадам, — пользуясь случаем, вставила Джулиана. — Его светлость был настолько добр, что обещал выдать ей значительную сумму подъемных, но, когда Люси покинет его дом, ей не обойтись без вашей поддержки. Как, впрочем, и всем нам, — почтительно добавила Джулиана.
Госпожу Деннисон рассердил такой напор со стороны Джулианы, но она изобразила улыбку и сдержанно ответила:
— Его светлость — само великодушие. Люси очень повезло. Возможно, больше, чем она того заслуживает. Хочется верить, что этот урок пошел ей на пользу и впредь она будет вести себя скромнее.
Джулиана скрепя сердце опустила глаза, чтобы Элизабет не заметила блеснувшую в них ярость.
— Я уверена, что вы поступите с Люси так, как считаете нужным, мадам.
— Разумеется, дитя мое. Я всегда поступаю именно так. — Элизабет многозначительно улыбнулась. — Смею тебя заверить, что, если Люси будет послушной, мы с мистером Деннисоном будем рады видеть ее в кругу нашей дружной семьи.
— Мадам… — Джулиана поспешила откланяться и покинуть гостиную госпожи Деннисон, чтобы не наговорить лишнего. Выходя из комнаты, Джулиана задела маленький инкрустированный столик, и горсть безделушек, которая лежала на нем, разлетелась по всей комнате.
— Ах, прошу прощения, мадам. — Джулиана нагнулась, чтобы поднять жемчужное ожерелье.
— Не стоит беспокоиться, моя милая. — Элизабет поднялась с кресла и позвонила в колокольчик. — Горничная все уберет.
Джулиана осторожно попятилась и вышла за дверь. Ее щеки заливал румянец, причиной которому было отнюдь не смущение за допущенную неловкость, а злоба на госпожу Деннисон.
Джулиана спустилась в холл. Девушки разошлись по комнатам, чтобы переодеться и приготовиться к вечернему приему гостей. Горничная несла в гостиную огромную вазу с розами. В салоне лакей расставлял на буфете бутылки и кувшины с напитками. Спустя каких-нибудь пару часов гости начнут съезжаться.
Мистер Гарстон церемонно склонил голову, придерживая для нее дверь, а потом вышел следом за Джулианой на крыльцо и крикнул сидевшим на ступенях носильщикам:
— Эй, вы, лодыри! Подайте паланкин!
Носильщики что-то проворчали, но проворно вскочили на ноги. Джулиана собралась уже занять свое место в паланкине, как вдруг заметила Джорджа на другой стороне улицы. Он насмешливо поклонился ей, на его губах прыгала злая усмешка. Джулиана нахмурилась и повелительно обратилась к слуге:
— Носильщик, тот человек как-то странно смотрит на меня. Я нахожу это оскорбительным.
— Прикажете поучить его хорошим манерам, миледи?
— Нет. Просто отнесите меня поскорее домой.
Джордж был вне себя от ярости. Как смеет эта грязная проститутка обращаться с ним, будто он — пустое место, ветошь под ее ногами? Что она о себе вообразила? Ну ничего, теперь он знает, где она живет. Он подкараулит ее, когда она выйдет из дома одна, и приведет свой план в исполнение. Он заставит уважать себя! Чего бы ему это ни стоило! Джордж вернулся к бургундскому, томимый жаждой мщения и справедливости.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Достоинство - Фэйзер Джейн



странно что нет отзывов об этом прекрасном романе о страстной и сильной любви приключениях которыми насыщена эта книга читала несколько раз и каждый раз на одном дыхании не прекращая читать пока не закончу восхищаюсь сильному духу главной героине как она противостоит всем несчастьям которые выпали на ее долю чудесная история любви
Достоинство - Фэйзер Джейннаталия
16.11.2011, 14.36





Необычный , интересный роман ! Название романа переведено неправильно . VICE-ПОРОК.Именно так называется роман .Поэтому достоинства в нём маловато .
Достоинство - Фэйзер ДжейнМарина
17.11.2011, 6.54





Дорогая Наталия! Солидарна с Вами что это прекрасный роман, который не оценен нашими читательницами.Прекрасный сюжет с элементами юмора. Кстати, он напоминает нам о сифилисе. Советую почитать.
Достоинство - Фэйзер ДжейнВ.З.-64г.
16.07.2012, 14.21





Роман замечательный! Не могла оторваться.Интересно, с юмором. Наткнулась совершенно случайно. Советую прочитать.
Достоинство - Фэйзер ДжейнЛюдмила
25.07.2012, 5.07





и снова девственница-истеричка....необдуманные,глупые поступки,да и все поведение
Достоинство - Фэйзер Джейнанна
25.07.2012, 16.04





Прочитала 9 глав и дальше читать не собираюсь.ТЯГОМОТИНА!героиня такая красавица,что занимаясь любовью,любуется собой,и описание ее неземной красоти почти в каждом абзаце,тошно.и вообще скучная манера написания романа.2/10
Достоинство - Фэйзер ДжейнВикторияН:-)
27.07.2012, 0.07





Не могла оторваться.Интересно, с юмором. Наткнулась совершенно случайно. Советую прочитать.
Достоинство - Фэйзер Джейнrimma
9.08.2012, 20.37





Не могла оторваться.Интересно, с юмором. Наткнулась совершенно случайно. Советую прочитать.
Достоинство - Фэйзер Джейнrimma
9.08.2012, 20.37





Банально и надумано...Героиня пустышка. Не стоит терять время
Достоинство - Фэйзер ДжейнМарго
22.08.2012, 5.53





Неплохой роман, но концовка как-то очень резкая,напрягает взбалмошность главной героини
Достоинство - Фэйзер ДжейнItis
3.08.2013, 20.37





Очаровательно, тоже нечаянно наткнулась на этот роман, интересный, с юмором.Читайте.
Достоинство - Фэйзер ДжейнАнна.Г
24.04.2015, 17.48





юмора я не увидела, если честно. любовь есть, но ее место в романе 1\32. много скитаний по борделям и грязным кабакам, выдуманных побегов, грязи и похабщины. можно почитать, но лучше пропустить этот роман, особо ничего не потеряете. вероятно положительные отзывы писали те, кто пока не прочел лучшего. у этого автора рекомендую Коршун и горлица. Почти невинна, Серебряные ночи.
Достоинство - Фэйзер ДжейнИрина
24.04.2015, 23.25





Героиня глупая. Герой добрый и богатый, хотя эти качества несовместимы. И приятно было бы читать, если бы не столько несоответствий.
Достоинство - Фэйзер ДжейнКэт
14.08.2015, 12.34





не знаю, где тут любовь. я простов акуе была от этого романа.
Достоинство - Фэйзер Джейнлёлища
16.11.2015, 19.58





Меня поражают девственницы того времени, в описании автора. Вся она такая идейная, высокоморальная, не дам и все тут, не продаюся я. И как только мужик целует, она вся в лужицу, и вроде как автор нас всю книгу убеждает, что она чиста, как слеза младенца. Не контролирующая себя идиотка, которая доставила герою больше проблем, чем кузен до женитьбы)))))
Достоинство - Фэйзер ДжейнГалина
16.11.2016, 9.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100