Читать онлайн Достоинство, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Достоинство - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.58 (Голосов: 43)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Достоинство - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Достоинство - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Достоинство

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Джордж Ридж вышел из борделя «Два ключа», когда солнце уже стояло в зените, и почувствовал себя настоящим прожигателем жизни. Он повернулся на каблуках, с удовольствием наблюдая, как разлетаются полы его нового красновато-коричневого плаща, затем важно огляделся, положа руку на эфес шпаги, и стал размышлять, отправиться ли ему в таверну «Черный лев» и пообедать, или вернуться в гостиницу «Веселый садовник» и узнать, нет ли каких-нибудь откликов на его объявления.
Кухня в гостинице не отличалась изысканностью, но была весьма приличной. Те его приятели, с которыми Джордж обычно разделял трапезу, всегда были не прочь выпить и закусить, сопровождая возлияния грубой застольной беседой с непристойными выкриками и жестами. В принципе Джорджа это вполне устраивало, но вчера вечером, когда было решено сыграть в кости, выяснилось, что все они отпетые мошенники и шулера. По мере того как под столом росло количество пустых бутылок из-под портвейна, а в комнате становилось жарче, Джордж смеялся все громче и веселее, почти не обращая внимания на то, как ложатся кости, и только швырял на стол гинеи с беззаботной легкостью, которая впоследствии повергла его в ужас. По сю пору он не осмелился подсчитать свои убытки.
Его покойный отец пришел бы в неистовство, узнай он об этом. Сэр Джон был очень воздержанным человеком (если не считать его страсти к молоденьким девушкам) и слыл рачительным хозяином. Джордж же никогда прежде не бывал в Лондоне. Его батюшка считал столицу скопищем лентяев и мошенников, падших женщин и проходимцев, готовых перерезать тебе горло за медный грош.
Джорджу, напротив, падшие женщины очень понравились. Он выбрал трех, самых дорогих. И теперь его карманы стали намного легче, чем накануне утром, когда он вышел из «Веселого садовника». Но Джорджу не было жаль ни одной потраченной гинеи. Он наивно предполагал, что лондонские шлюхи не пьют ничего, кроме шампанского. Сидр был хорош для розовощеких, крутобедрых деревенских потаскух, которые обслуживали желающих на сеновале или в конюшне. А густо накрашенные дамы в кружевных открытых платьях, которые принимали мужчин на белоснежных простынях, по его мнению, должны отличаться более высокими запросами.
Вследствие своей щедрости Джордж пришел к выводу, что за сутки потратил сумму, превышающую ежегодный счет от кузнеца за подковку лошадей. А если он вернется в гостиницу, то его непременно втянут в игру в кости. Так что самым разумным времяпрепровождением на сегодняшний вечер был бы скромный обед в «Черном льве» и посещение театра. А поскольку Королевский театр был в двух шагах от таверны, то он наверняка успеет подойти к пяти часам, когда начнут продавать входные билеты, и занять удобное место в партере.
Джордж внимательно рассмотрел свою новую шляпу серебристого шелка, прежде чем водрузить ее на голову, и подумал, что голубиные перья как нельзя лучше подходят к переливчатому, сизому оттенку. Он сжал эфес шпаги и надменно огляделся, как будто собирался вызвать кого-то на поединок. Потрепанного вида господин в съехавшем набок парике быстро перешел на другую сторону улицы, испугавшись воинственной наружности Джорджа. У лондонских хлыщей было в обычае задевать безобидных прохожих.
Джордж высокомерно посмотрел ему вслед, щелчком сбрасывая крошку табака с камзола.
Он никогда не носил шпагу, но, оказавшись в городе, быстро сообразил, что оружие является отличительным признаком джентльмена. Поэтому он тут же приобрел клинок у оружейника на Эбери-стрит, который его почтительно заверил, что он теперь владеет прекрасной шпагой, могущей стать в руках такого искусного фехтовальщика, каким, без сомнения, является его достойный покупатель, смертоносным оружием и защитой.
Безгранично довольный самим собой, Джордж направился к «Черному льву». Вкусив прелестей столичной жизни, он решил, что вполне может проводить в Лондоне по нескольку недель в год — разумеется, зимой, когда хозяйство не требует его постоянного присутствия.
Джулиана будет для него прекрасной женой. Она выросла в дворянском доме, образованна, как и подобает настоящей леди, умеет вести себя в высшем обществе… Увы, гораздо лучше, чем он сам. Джордж был сыном своего отца — простого, грубого землевладельца, которого больше занимали урожаи, приплод свиней, бутылка вина да сытный обед, чем книги, или музыка, или утонченная беседа. А Джулиана была благородной дамой.
Вот только где она скрывается, черт побери! Его самодовольство и хорошее настроение вмиг улетучились. Все планы, которые он вынашивал, обращались в ничто без этой дрянной девчонки. Он должен найти ее и сделать своей женой. Он хочет иметь ее у себя в постели и увидеть, как высокомерие и сознание собственного превосходства покинут ее в ту минуту, когда она будет вынуждена признать в нем своего мужа и господина.
Он жаждал обладать этой женщиной, чьи глаза бывают холодными и глубокими, как морское дно; чьи полные губы трогает обворожительная улыбка, способная свести с ума любого мужчину; чьи вьющиеся кудри и пышная, высокая грудь так часто снились ему ночами.
Либо Джулиана, покорная и ласковая, окажется в его постели, либо на костре у позорного столба!
Джордж вошел в таверну и заказал бутылку бургундского. Он найдет ее, чего бы это ни стоило. Даже если придется выложить за это сто гиней!


Когда они втроем сидели за обеденным столом, Квентин поразился, как удивительно и необратимо изменилось настроение Джулианы. Ее глаза светились счастьем, а кожа стала бархатистой. Джулиана была общительна, весела, остроумна, что говорило о ее образованности и полученном воспитании. Она перебрасывалась с Тарквином беззлобными колкостями и изредка кидала на него косые взгляды, неизменно вызывающие улыбку графа.
Квентин не был ханжой и не чурался женщин, несмотря на свое призвание. Впрочем, даже слепой догадался бы, что леди Эджкомб провела дневные часы с мужчиной. Снисходительная веселость и удивительная нежность, которые сияли в глазах Тарквина, когда он обращал свой взор на Джулиану, подтверждали, что граф Редмайн и супруга его кузена легко находят общий язык в спальне.
Квентин ничуть не осуждал их — он не был святошей. С одной стороны, его втянули в эту отвратительную интригу и он намеревался оказать Джулиане моральную поддержку. Но если ей доставляет удовольствие физическая близость с графом, тогда ни о каком принуждении и шантаже не может быть и речи. Следовательно, та миссия, которую он добровольно взял на себя, становится бессмысленной.
Джулиана не понимала, что явилось причиной ее оживленного поведения за обедом — последствия близости с графом или непривычное ощущение себя в новом качестве, виконтессы Эджкомб. К тому же она была единственной дамой за столом, средоточием мужского внимания. В доме опекуна Джулиана всегда сидела на отшибе, открывала рот, только когда к ней обращались, и считала это обременительное, скучное времяпрепровождение самыми унылыми часами в своей жизни. Теперь же, когда она принималась говорить, граф и его брат внимали ей с учтивым, искренним вниманием.
— А какую пьесу мы будем смотреть сегодня? — спросила Джулиана, поднимая бокал с вином. Лакей бесшумно подошел и поднял с пола вилку, которую она уронила, зацепив рукавом.
— «Макбет» с Гарриком, — ответил Тарквин с улыбкой, видя, как она смущена своей неловкостью.
— Вне всякого сомнения, мы получим массу удовольствия, — сказал Квентин. — С тех пор как Гаррик пригласил Томаса Арна на должность музыкального директора, интерлюдии стали настоящим зрелищем.
— Я никогда не была в театре, — призналась Джулиана, взяв с блюда пирожное. — На Рождество у нас, правда, устраивали представления, и иногда во время ярмарки. Но разве это спектакли!
— Уверен, что для тебя это будет незабываемым впечатлением. — Тарквин вновь изумился, насколько ему приятны восторженная болтовня и смех этой девушки. Он не сводил с нее глаз, подмечая, что ест она с удовольствием. Вероятно, никто никогда не говорил ей, что показывать хороший аппетит на публике считается для дамы неприличным. А может, она просто игнорировала условности? Ее речь была яркой и умной. Очевидно, опекуны Джулианы не пренебрегали ее воспитанием и образованием. Возможно, тем самым они стремились обуздать ее буйный нрав.
— Я испачкала нос, ваша светлость? — спросила Джулиана, потирая переносицу.
— Нет, не испачкала.
— Вы смотрите на меня чересчур пристально, вот я и подумала, что у меня что-то не в порядке.
— Насколько я могу судить, все в порядке. — Граф встал и отодвинул стул. — Если ты закончила, моя дорогая, давайте перейдем в гостиную и выпьем чаю.
— Да, конечно. — Джулиана вспыхнула и так резко вскочила, что ее стул опрокинулся. — Простите. Я оставлю вас ненадолго, чтобы вы спокойно выпили по бокалу портвейна.
— В этом нет необходимости, — ответил Тарквин, поднимая упавший стул и помогая ей выйти из-за стола. — Просто мы с Квентином не любим подолгу засиживаться за обеденным столом. Правда, дорогой брат?
— Да, — согласился Квентин. — К тому же я не хочу, чтобы Джулиана в одиночестве сидела в гостиной, пока мы будем накачиваться портвейном.
— Люсьен наверняка придерживался бы другого мнения, — заметил Тарквин.
Джулиана быстро взглянула на него через плечо, но выражение его лица было таким же бесстрастным, как и голос. Интересно, как бы изменилась атмосфера во время обеда, если бы за столом присутствовал ее супруг? Судя по отношению к нему обоих братьев, не в лучшую сторону.
Но Джулиана гнала от себя подобные мрачные мысли, которые могли бы испортить ее настроение в этот вечер, обещающий быть веселым и интересным. Ведь у этой сделки есть и приятные стороны, а значит, незачем ими пренебрегать.
Они отправились в Ковент-Гарден в графском экипаже, и Джулиана с интересом смотрела в окно на ночной город. Впервые за все время пребывания в Лондоне она видела его таким. Этот город не имел ничего общего с тем, каким он был в дневные часы: уличные торговцы и мальчишки-газетчики пропали, лавки и магазинчики закрылись до утра. В центре Ковент-Гардена в любое время суток было полно народу. Среди праздно гуляющей публики сновали зазывалы, предлагающие изведать дешевые удовольствия в борделях, скрывающихся под вывесками кондитерских и кафе.
У колоннады Пьяцца было настоящее столпотворение: здесь собрались театралы, желающие попасть на вечерний спектакль в Королевский театр. Было около шести, в открытые двери театра пытались пробиться те, кто не хотел мириться с отсутствием билетов ввиду аншлага.
Джулиана с ужасом посмотрела на эту толчею и подумала, что ей, пожалуй, будет трудно без ущерба для своего наряда пройти внутрь.
— Спектакль начинается в шесть? — спросила она.
— Да. — Тарквин подал ей руку и помог спуститься на мостовую.
— Но если у нас нет билетов…
— Не волнуйтесь, моя дорогая, — улыбнулся Квентин. — Тарквин отправил в театр лакея к четырем часам, и тот заказал нам ложу.
Так вот как заведено в высшем свете! Джулиана вдруг поймала себя на мысли, что ей льстит принадлежать к избранным. Граф с братом подхватили ее под руки. Джулиана так и не поняла, как в плотной людской массе, которая загораживала двери, вдруг появился проход. Через минуту они были уже в помещении. Ее платье нисколько не пострадало.
Оркестр уже играл какую-ту пьесу, но музыки почти не было слышно из-за шумного передвижения публики по залу. Кто-то переговаривался с соседом, кто-то, извиняясь за причиненное беспокойство, пробирался к своему месту в партере по ногам уже усевшихся зрителей, кто-то размахивал руками, пытаясь привлечь внимание знакомого. Из общего гула выделялись крики торговцев прохладительными напитками, прохаживающихся вдоль рядов.
— Нам сюда. — Джулиану ввели в ложу прямо напротив сцены, где уже находился лакей в ливрее дома Редмайнов, который низко поклонился, приветствуя вошедших. Тарквин не выпустил локтя Джулианы, пока она удобно не устроилась в первом ряду. — Ну вот, отсюда тебе будет хорошо видно и слышно, — сказал он, садясь позади нее.
— Если спектакль будут играть даже вполовину тише, чем шумит публика, и то будет прекрасно, — ответила Джулиана. — А зачем нужны эти железные шипы вдоль подмостков?
— Чтобы зрители не бросались на актеров, — улыбнулся Тарквнн. — Видишь тех здоровяков по бокам сцены? Они оттаскивают наиболее рьяных.
— Я так рада, что оказалась в Лондоне! — воодушевленно воскликнула Джулиана, но тут же смущенно покраснела, и на ее лицо легла мрачная тень. — Иначе я была бы сейчас не в театре, а совсем в другом месте.
Квентин сочувственно коснулся ее руки. Тарквин сделал вид, что не заметил этого невольного жеста. В ложе повисло неловкое молчание, которое нарушила призывающая ко вниманию барабанная дробь. Занавес поднялся, и на сцене появился Дэвид Гаррик.
Джулиана с замиранием сердца вслушивалась в голос актера. Публика все еще продолжала шушукаться и шаркать ногами, но ничто не могло отвлечь Джулиану от происходящего на сцене. Больше всего ее потрясло то, что актеры играли в костюмах той эпохи, в какой происходит действие пьесы.
Когда закончился первый акт, Джулиана обернулась к графу и прошептала:
— Это какое-то чудо! Слушать пьесу совсем не то же самое, что читать ее, даже вслух.
— Я очень рад, что тебе нравится, крошка. — Тарквин поднялся. — Прошу прощения, мне нужно кое-кого повидать.
Он вышел из ложи, а Джулиана принялась разглядывать публику. В первом ряду партера назревала дуэль, какой-то джентльмен уже потянулся к шпаге. Но тут подвыпивший шутник из второго ряда с хохотом швырнул в спорщиков целую пригоршню апельсиновых корок. Всеобщее внимание переключилось на него, и обстановка разрядилась.
Вдруг Джулиана увидела графа. Он стоял в ложе напротив позади кресла, в котором сидела дама, одетая в серые, почти черные переливчатые шелка. Тарквин что-то говорил ей, склонившись, а она, подняв к нему лицо, слушала.
— С кем разговаривает его светлость?
— Я полагаю, с леди Лидией Мелтон. Они помолвлены, — ответил Квентин. Он был погружен в раздумье и рассеянно оглядывал зал. В его голосе чувствовалась какая-то напряженность, но Джулиану так потрясла новость, что она ничего не заметила.
— Они помолвлены? — Ей не удалось скрыть отчаяния, которое вдруг наполнило сердце. — Они собираются пожениться?
— А разве он не сказал вам? — Квентин по-прежнему смотрел куда-то в пространство.
— Нет… похоже, он не счел нужным поведать мне об очень многих вещах. — Радостное настроение Джулианы уступило место горькой обиде.
— Тарквин считает, что его свадьба не имеет к вам никакого отношения… да и вообще ни к кому, — добавил он поспешно.
— Разумеется, — сухо ответила Джулиана. — А почему она должна иметь ко мне какое-то отношение?
— Она состоится не скоро, — продолжал Квентин. — По правде говоря, Тарквин должен был быть женатым человеком уже два месяца назад. Но у Лидии умер дед, и теперь вся семья в трауре, который продлится целых два года.
— Почему же тогда она пришла на спектакль? — язвительно поинтересовалась Джулиана. — По-моему, развлечения плохо сочетаются со скорбью по усопшему родственнику.
— Но ведь это «Макбет», — заметил Квентин. — А перед началом фарса она уйдет.
— Отвратительное лицемерие! — Джулиана украдкой бросила уничижительный взгляд в сторону леди Лидии Мелтон. Рассмотреть ее как следует девушке не удалось из-за яркого света шандалов, которыми были увешаны стены зала. — А сколько ей лет?
— Двадцать восемь.
— Старая дева! — заявила Джулиана.
— Не следует высказывать опрометчивых и резких суждений о том, чего не знаешь, — нравоучительно сказал Квентин. — Лидия и Тарквин помолвлены с колыбели, но три года назад у него умерла мать, и свадьба не состоялась. Теперь возникла новая отсрочка.
— Мне вовсе не хотелось быть бестактной, — виновато улыбнулась Джулиана. — Просто меня потрясло это неожиданное известие.
— Да, я понимаю. — Выражение лица Квентина смягчилось.
Джулиана снова посмотрела на ложу напротив и с удивлением увидела, что леди Мелтон пристально разглядывает ее. Очевидно, предметом их разговора с графом была она сама. Тарквин приветственно помахал ей рукой, когда их взгляды встретились, а леди Мелтон слегка склонила голову. Джулиана ответила ей тем же.
— Что он говорит ей обо мне? — поинтересовалась Джулиана.
— Я думаю, он объясняет леди Мелтон, что вы — супруга Люсьена, — предположил Квентин. — Она вправе поинтересоваться, почему мы с графом оказались в ложе с незнакомой женщиной.
— А не выглядит ли странным то, что моего супруга нет с нами?
— Нет, — не задумываясь ответил Квентин.
Снова раздалась барабанная дробь, и Тарквин исчез из ложи леди Мелтон. Через несколько минут он занял свое место позади Джулианы.
— Вы не говорили мне, что помолвлены, — укоризненно прошептала она, когда действие началось.
— Это не важно. А теперь тихо. Смотри на сцену.
Джулиана так и не смогла до конца пьесы сосредоточиться на игре актеров. Она думала о том, что Тарквин не смог бы до бесконечности скрывать от нее, что у него есть невеста. А что было бы с ней, когда в дом на Албермарль-стрит вошла бы новая графиня Редмайн? Вероятно, любовницу графа с ребенком поместили бы на одной половине дома, а графиню с ее потомством — на другой. А Тарквин стал бы делить свое внимание между ними.
Наверное, спальня и будуар, которые она занимает теперь, на самом деле предназначались для графини. Если не считать потайной двери в шкафу, то в остальном эти комнаты вполне достойны великосветской дамы. Так что, очевидно, после свадьбы Тарквина ей придется перебраться в покои поскромнее.
Джулиана раздраженно открыла и захлопнула веер. От сильного и резкого движения несколько раскрашенных деревянных пластинок, из которых он состоял, треснули. Оба ее спутника от неожиданности вздрогнули и удивленно переглянулись.
Граф протянул к Джулиане руку и попробовал взять у нее веер, но она с такой яростью взглянула на него, что Тарквин отшатнулся. Ему показалось, что в ее глазах прыгают настоящие языки дьявольского пламени, которые могут обжечь того, кто опрометчиво приблизится на рискованное расстояние. Одно он теперь знал о Джулиане наверняка: человек, который находится рядом с ней, всегда должен быть начеку. Она настолько переполнена самыми противоречивыми страстями, что не всегда может сдержать их.
— Если ты намерена ссориться, давай повременим, — прошептал граф. — Не стоит скандалить на публике, Джулиана. Прошу тебя.
Джулиана отвернулась и, выпрямившись, словно внутри у нее был стальной стержень, стала смотреть на сцену. Тарквин взглянул на брата, и тот укоризненно покачал головой.
Леди Мелтон, как и предполагал Квентин, уехала перед началом фарса. Она сделала это, не привлекая ничьего внимания, так что, когда Джулиана в очередной раз посмотрела на ненавистную ложу, она уже была пуста.
В антракте Тарквин перегнулся через барьер и подозвал торговку апельсинами. Она с обворожительной улыбкой бросила ему в ложу два спелых плода. Тарквин ловко поймал апельсины и кинул ей шестипенсовик. Девушка засмеялась и сделала книксен, пряча деньги в ложбинку между пышными грудями, приподнятыми узким корсетом.
— Не хотите спуститься и забрать деньги обратно, сэр? — крикнула она, сопровождая свои слова вульгарными телодвижениями. — Но при одном условии: без помощи рук. А если вы дадите еще столько же, монетка провалится ниже.
Тарквин со смехом отказался от такого предложения. Он достал маленький складной ножик из кармана и принялся чистить апельсин. Потом отломил от него дольку и поднес к губам Джулианы.
— Открой ротик, моя дорогая.
— Мне не до шуток, ваша светлость, — ответила Джулиана, плотно сжав губы; взяла из рук графа сочный кусочек и вежливо поблагодарила его.
Тарквин дольку за долькой отдал Джулиане весь апельсин, потом почистил другой и поделился им с Квентином, который к той минуте окончательно уверился, что Джулиана вовсе не была беззащитной жертвой, каковой он считал ее все это время.
Джулиана так искренне и заразительно смеялась, когда представляли фарс, что скованность и напряжение, возникшие было в ложе, растворились без следа. Обычно братья никогда не оставались на эту низкопробную комедию после спектакля, которая неизменно вызывала истерический хохот партера. Но Джулиана была в восторге и даже откровенно непристойные шутки находила веселыми, поэтому ее спутники терпеливо высидели до конца, радуясь ее хорошему настроению.
— Я давно так не смеялась. С тех пор, как видела Панча и Джуди на ярмарке в Винчестере, — сказала Джулиана, вытирая платочком выступившие на глаза слезы.


Джорджу Риджу тоже понравилось представление, и особенно фарс. Пространные и патетические монологи трагедии были ему скучны, хотя поединки на шпагах произвели на него впечатление, поскольку выглядели очень натуралистично.
Джорджа вынесло из партера людской волной. У выхода собралась толпа ищущих развлечений на предстоящую ночь мужчин. Они обступили старую, размалеванную бандершу, окруженную целым выводком шлюх, и наперебой выкрикивали цену, которую были готовы дать за ту или иную из них. Мадам внимательно следила за тем, чтобы аукцион проходил по всем правилам. Джорджа привлекла глазастая блондинка в платье канареечного цвета. Но тут старая сводня выкрикнула:
— Десять гиней. Джентльмен в зеленом камзоле, — и подтолкнула блондинку в объятия означенного господина, который тут же вытащил деньги, через секунду исчезнувшие в объемистом кожаном кошеле на груди у бандерши.
Тогда Джордж подумал, что уже достаточно потратил на девочек днем и что пора вернуться в «Веселого садовника» и поужинать, а если будет настроение, то пару раз перекинуться в кости. Он решил строго ограничить траты, чтобы не остаться без денег к концу своего пребывания в столице.
Пробившись сквозь толпу гуляк, Джордж вышел на улицу и полной грудью вдохнул свежий вечерний воздух. Похоже, он стал привыкать к обычному городскому зловонию. Джордж размышлял, взять ли кеб до Чипсайда или прогуляться пешком, сэкономив фартинг, и вдруг увидел ее.
Он отказывался верить своим глазам, сердце гулко заколотилось в груди. Джулиана стояла на другой стороне улицы, как раз напротив него. Она оживленно беседовала с двумя господами, которые были одеты таким образом, что собственный наряд вдруг показался ему безвкусным и провинциальным. И не важно, что он шил у портного на Бонд-стрит. По сравнению с роскошным платьем спутников Джулианы его камзол напоминал грубую рабочую блузу.
А Джулиана! Джордж никогда не видел ее такой. Если бы не ее волосы, черты лица и восхитительная фигура, которая так давно будила в нем желание, он решил бы, что это наваждение. Джулиана была одета, как те благородные леди, которых он видел в соборе Святого Джеймса и в Гайд-парке. В одежде девушки и в умении носить ее был тот едва заметный налет высокой моды и вкуса, который напоминал Джорджу Риджу, что он всего лишь грубый, неотесанный мужлан. Он подумал, что леди Форсет изошла бы желчью, если бы увидела свою бывшую воспитанницу в таком наряде: кринолин, шелка, умопомрачительное декольте.
Джордж немедленно отступил в тень, чтобы Джулиана, даже вздумай она посмотреть в его сторону, не заметила его, и из своего укрытия продолжал наблюдать за всей троицей. Кто эти господа? Неужели Джулиана стала проституткой? Другого объяснения Джордж придумать не мог. Наверное, оказавшись в Лондоне без средств и друзей, она нашла богатого и могущественного покровителя. Или двух покровителей. Она смеялась и болтала с этими джентльменами с такой легкостью и непринужденностью, которые возможны или при долгом знакомстве, или при интимной связи.
Джордж окончательно убедился в своем предположении. Удивительно, как быстро и до неузнаваемости изменил образ жизни лондонской проститутки неопытную, неуклюжую деревенскую девочку! И как она теперь отнесется к перспективе вернуться в Хэмпшир в качестве супруги сэра Джорджа Риджа, если привыкла разъезжать по столичным театрам в компании сиятельных господ?
У тротуара остановился экипаж и скрыл Джулиану и ее спутников от Джорджа. Выступив из тени, он увидел, как один из мужчин помог Джулиане войти в экипаж, потом сел сам и, наконец, за другим из них закрылась дверца. Графские гербы, глянцем сверкнувшие в свете фонарей, потрясли Джорджа, который хотя и не мог разобрать девиза, начертанного по-латыни, и сложной символики, догадался, что коляска принадлежит знатной особе. Похоже, Джулиана теперь высоко летает! Возможно, чересчур высоко для простого провинциального землевладельца, пусть даже и очень богатого.
Джордж кинулся к кебу, который остановился возле подвыпившей компании, не сошедшейся во мнениях по поводу того, где провести ночь. Он грубо растолкал гуляк и занял кеб, прежде чем они поняли, что произошло.
— Поезжай вон за тем черно-желтым экипажем! — крикнул Джордж, стукнув шпагой по крыше.
Повозка сорвалась с места под грубую брань обойденных джентльменов, которые даже пытались броситься вдогонку, оставив своего приятеля, прислоненного к стене, без поддержки, вследствие чего тот рухнул на тротуар.
Джордж высунулся из окна, чтобы не упускать из виду графский экипаж, который так и норовил скрыться в узких улочках. Кучера, похоже, захватила погоня: он лихо завернул за угол, поставив кеб на два колеса, и Джорджа с такой силой отбросило назад, что он стукнулся головой о противоположную стенку. Он с проклятиями выпрямился и снова высунулся в окно.
— Эй, сударь! Ранела-Гарденс, — сказал кучер, останавливая кеб перед железными воротами и наклоняясь к высунувшемуся из окна сэру Джорджу. — Дальше поедем?
— Нет, я пойду пешком. — Джордж выпрыгнул из кеба, заплатил кучеру и ринулся к будке у ворот сада, где купил входной билет. Он направился прямиком к ресторану, куда, как он догадался, отправились ужинать Джулиана и ее спутники.
Джордж провел остаток вечера, неотступно следуя за Джулианой. Он видел, как они ужинали в открытом летнем ресторане, где играл маленький оркестр. Джулиана была весела, но Джордж не мог понять по ее поведению, была ли она близка с кем-либо из сопровождающих ее мужчин. Если бы она была шлюхой, то застолье не обошлось бы без поцелуев, любовных прикосновений и флирта. Но на самом деле Джулиана больше напоминала маленькую девочку, которую вывели на прогулку двое взрослых, благовоспитанных дядюшек.
Потрясенный и немало озадаченный, Джордж до рассвета прятался в кустах, пока интересующая его троица не закончила ужин. Потом он вышел следом за ними из сада, снова нанял кеб и выследил их до Албермарль-стрит, где графский экипаж остановился и высадил седоков. Джордж велел вознице проехать мимо дома, в дверях которого они скрылись, и хорошенько запомнил его. Затем он откинулся на спинку сиденья и погрузился в размышления.
Джулиана вошла в дом в компании двух мужчин. Это может означать только одно: она избрала древнейшую в мире профессию. Причем весьма преуспела за такой короткий срок. Но она не перестает оставаться убийцей его отца. А шлюхе, пусть даже имеющей могущественного покровителя, он не позволит избежать наказания.
Он должен узнать, кто эти люди, и подождать подходящего момента. И уж тогда Джулиана от него не ускользнет!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Достоинство - Фэйзер Джейн



странно что нет отзывов об этом прекрасном романе о страстной и сильной любви приключениях которыми насыщена эта книга читала несколько раз и каждый раз на одном дыхании не прекращая читать пока не закончу восхищаюсь сильному духу главной героине как она противостоит всем несчастьям которые выпали на ее долю чудесная история любви
Достоинство - Фэйзер Джейннаталия
16.11.2011, 14.36





Необычный , интересный роман ! Название романа переведено неправильно . VICE-ПОРОК.Именно так называется роман .Поэтому достоинства в нём маловато .
Достоинство - Фэйзер ДжейнМарина
17.11.2011, 6.54





Дорогая Наталия! Солидарна с Вами что это прекрасный роман, который не оценен нашими читательницами.Прекрасный сюжет с элементами юмора. Кстати, он напоминает нам о сифилисе. Советую почитать.
Достоинство - Фэйзер ДжейнВ.З.-64г.
16.07.2012, 14.21





Роман замечательный! Не могла оторваться.Интересно, с юмором. Наткнулась совершенно случайно. Советую прочитать.
Достоинство - Фэйзер ДжейнЛюдмила
25.07.2012, 5.07





и снова девственница-истеричка....необдуманные,глупые поступки,да и все поведение
Достоинство - Фэйзер Джейнанна
25.07.2012, 16.04





Прочитала 9 глав и дальше читать не собираюсь.ТЯГОМОТИНА!героиня такая красавица,что занимаясь любовью,любуется собой,и описание ее неземной красоти почти в каждом абзаце,тошно.и вообще скучная манера написания романа.2/10
Достоинство - Фэйзер ДжейнВикторияН:-)
27.07.2012, 0.07





Не могла оторваться.Интересно, с юмором. Наткнулась совершенно случайно. Советую прочитать.
Достоинство - Фэйзер Джейнrimma
9.08.2012, 20.37





Не могла оторваться.Интересно, с юмором. Наткнулась совершенно случайно. Советую прочитать.
Достоинство - Фэйзер Джейнrimma
9.08.2012, 20.37





Банально и надумано...Героиня пустышка. Не стоит терять время
Достоинство - Фэйзер ДжейнМарго
22.08.2012, 5.53





Неплохой роман, но концовка как-то очень резкая,напрягает взбалмошность главной героини
Достоинство - Фэйзер ДжейнItis
3.08.2013, 20.37





Очаровательно, тоже нечаянно наткнулась на этот роман, интересный, с юмором.Читайте.
Достоинство - Фэйзер ДжейнАнна.Г
24.04.2015, 17.48





юмора я не увидела, если честно. любовь есть, но ее место в романе 1\32. много скитаний по борделям и грязным кабакам, выдуманных побегов, грязи и похабщины. можно почитать, но лучше пропустить этот роман, особо ничего не потеряете. вероятно положительные отзывы писали те, кто пока не прочел лучшего. у этого автора рекомендую Коршун и горлица. Почти невинна, Серебряные ночи.
Достоинство - Фэйзер ДжейнИрина
24.04.2015, 23.25





Героиня глупая. Герой добрый и богатый, хотя эти качества несовместимы. И приятно было бы читать, если бы не столько несоответствий.
Достоинство - Фэйзер ДжейнКэт
14.08.2015, 12.34





не знаю, где тут любовь. я простов акуе была от этого романа.
Достоинство - Фэйзер Джейнлёлища
16.11.2015, 19.58





Меня поражают девственницы того времени, в описании автора. Вся она такая идейная, высокоморальная, не дам и все тут, не продаюся я. И как только мужик целует, она вся в лужицу, и вроде как автор нас всю книгу убеждает, что она чиста, как слеза младенца. Не контролирующая себя идиотка, которая доставила герою больше проблем, чем кузен до женитьбы)))))
Достоинство - Фэйзер ДжейнГалина
16.11.2016, 9.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100