Читать онлайн Брачные игры, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Брачные игры - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.71 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Брачные игры - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Брачные игры - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Брачные игры

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Вскоре Дуглас откланялся, а Дунканы остались, чтобы обсудить с хозяйками планы на Рождество. Лаура настояла на том, чтобы Дуглас оставил ей свой адрес, пообещав, что сегодня же заедет к нему с кое-какими предложениями насчет оформления его приемной на Харли-стрит.
Один лишь Бог знает, как ему удастся отбиться от ее экстравагантных идей! Дуглас обнаружил, что ухмыляется, вспоминая реакцию Честити на предложение Лауры привнести флорентийский блеск туда, где должны размещаться удобные кожаные диваны, толстые ковры, полки с медицинскими трактатами и неброские картины на стенах, выкрашенных кремовой краской. Вот если бы этим занялась Честити...
Он покачал головой. Едва ли она предложит свои услуги в таком деле. Да и в любом другом – тоже. Достопочтенная мисс Честити Дункан явно не из тех, кто станет вмешиваться в чужую жизнь в отличие от множества представительниц женского пола, с которыми ему приходилось иметь дело до сих пор. Возможно, тем самым она и привлекает его. У нее острый, почти мужской ум, составлявший любопытный контраст с ее внешностью. Дуглас представил себе ее изящную фигурку с округлыми формами, поразившими его прошлым вечером, когда он увидел Честити в восхитительном красном платье. Он наслаждался ощущением теплой плоти под тонким шелком, когда держал ее за талию, подсаживая в экипаж. Никакого корсета! Вот что удивило его больше всего. Вопреки моде ее фигура сохраняла естественность.
Как врач Дуглас мог только приветствовать отказ любой женщины от орудий пыток в виде китового уса и шнуровки, но женщины, как правило, не спешили следовать медицинским советам. Тщеславие – суровый надсмотрщик, как говаривала Марианна. При мысли о бывшей невесте Дуглас горько скривился, несмотря на прошедшие семь лет. Честолюбие Марианны не выдержало перспективы брака с врачом, склонным к благотворительности. Выражение его лица стало еще более мрачным, когда он вспомнил, как она с отвращением отпрянула от него, когда он сообщил ей о своем желании основать клинику в трущобах Эдинбурга. Марианна вела себя так, словно он принес тифозных блох в гостиную ее матери. Разрыв их помолвки последовал так поспешно и решительно, что не оставалось сомнений: то, что Дуглас принимал за искреннюю привязанность, основывалось исключительно на стремлении удачно выйти замуж. Горечь и разочарование, которые он испытал при своем открытии, в какой-то степени смягчались сознанием, что он вовремя узнал правду.
Нет, у него не осталось ни малейшего желания снова подвергать себя подобной опасности! Если он вступит в брак, то на основе прочных взаимовыгодных отношений, не впутывая в него эмоции. Честити Дункан с ее явным презрением к условностям, конечно, привлекательна, но в ней есть нечто такое, что внушает тревогу. Пожалуй, она более сложная натура, чем образ жены, который сложился в его сознании.
А значит, остается предложение брачного агентства: синьорина Делла Лука. От профессионального ока Дугласа не ускользнуло, что она носит жесткий корсет, хотя ее талия и так достаточно тонка и не нуждается в подобных ухищрениях. С другой стороны, ее платья, чопорные и немодные, свидетельствовали об отсутствии тщеславия, во всяком случае, в его физической разновидности. Как и все самоуверенные люди, она не слишком считалась с логикой и фактами, когда настаивала на своем, и была весьма предприимчива, когда хотела чего-то добиться. Впрочем, при ее богатстве подобные недостатки могли обернуться преимуществами. Задавшись какой-то целью, она будет стремиться к ней с полной самоотдачей. А что может быть заманчивее для такой женщины, чем способствовать успешной карьере мужа в светском обществе?
Увы, Честити Дункан ни в малейшей степени не соответствовала сложившемуся в его голове представлению о жене.
Дуглас свернул на Харли-стрит и направился к зданию, где располагалась его новая приемная. Нужно смотреть правде в глаза. Несмотря на всю свою привлекательность, достопочтенная мисс Дункан никогда не станет женой, какая ему нужна. А вот Лаура Делла Лука – возможно... и, насколько он может судить, она совсем не против такой идеи.
Он отпер своим ключом наружную дверь, взял со столика в коридоре доставленную ему почту, покосившись на солидные пачки корреспонденции, адресованной другим врачам, ведущим прием в том же здании. Ладно, всему свое время. Сунув письма в карман, Дуглас зашагал вверх по устланной ковровой дорожкой лестнице. Ступеньки чисто выметены, отполированные перила блестели. Когда он поднялся на второй этаж, к нему вышла женщина средних лет, в пенсне, с уложенными в строгий пучок волосами.
– Доброе утро, – поздоровалась она. – Вы ведь доктор Фаррел, не так ли?
– Да, – подтвердил он.
– Я регистратор доктора Талгарта, – сообщила женщина, указывая на дверь за своей спиной. – Он просил узнать, не зайдете ли вы к нему пропустить стаканчик перед уходом домой... часов в пять. Он хотел бы отметить начало вашей деятельности в этом здании.
– Прекрасная мысль, – улыбнулся Дуглас. – Я с удовольствием зайду. – Он отвесил легкий поклон и двинулся дальше по коридору. Пожалуй, ему тоже понадобится регистратор. В Эдинбурге регистрацией больных занималась доблестная миссис Бродбент, служившая еще у его отца, но она никогда не согласилась бы покинуть своих многочисленных внуков ради того, чтобы отправиться в Лондон, который, как истинная кальвинистка, считала обителью порока.
Дуглас открыл дверь в свою приемную и огляделся. Скудно обставленная комната, выкрашенная в тускло-зеленый цвет, выглядела непрезентабельно. Краска местами облупилась, мебель казалась обшарпанной, кожаная обивка потрескалась, вытертый ковер нуждался в замене. Самое разумное – выбросить все и начать заново. Дорогостоящее предприятие, учитывая нынешнее состояние его финансов, но банк обещал предоставить заем, так что можно приступать к делу.
Он прошел через приемную в кабинет. Врач, который занимал помещение раньше, предпочитал темные панели и массивную мебель красного дерева. Такая обстановка могла ввергнуть в депрессию даже здорового человека, не говоря уже о тех, кто»страдает от подагры или головных болей. Светлое дерево, картины, толстый ковер – вот что нужно. При мысли о фресках, лепнине и позолоте Дуглас содрогнулся. Римская невоздержанность – совсем не то впечатление, какое он хотел бы произвести на своих будущих пациентов.
Он взглянул на часы. Время близилось к полудню. В больнице Святой Марии его ждут отчаявшиеся люди, он чертовски голоден, а в четыре пополудни придет Лаура Делла Лука, чтобы заняться его приемной. Привычным жестом взъерошив свои короткие волосы, Дуглас поспешно спустился вниз и чуть ли не бегом покинул Харли-стрит.
Честити и лорд Дункан ушли от графини и ее дочери вскоре после доктора.
– Нет-нет, лорд Дункан, я не могу оставить книгу у себя, – запротестовала графиня, когда ее гость решительно положил переплетенный в кожу том на журнальный столик.
– Просмотрите ее на досуге, дорогая леди. – Он сжал в ладонях ее довольно полную руку. – Мне чрезвычайно приятно, что вас заинтересовала книга, которая доставляла удовольствие моей покойной жене.
Улыбка графини была одновременно участливой и довольной.
– Благодарю вас, дорогой лорд Дункан.
Он похлопал по унизанной перстнями руке, прежде чем вернуть ее хозяйке, затем учтиво повернулся к Лауре:
– Мисс Делла Лука, мне не терпится продолжить наше знакомство на Рождество.
– О да, милорд, – обещала она. – Мне чрезвычайно интересно посмотреть, чем английские обряды отличаются от итальянских.
Лорд Дункан изумленно моргнул.
– Но ведь итальянцы, кажется, католики? Вы не встретите подобной чепухи в старом добром английском приходе, мисс Делла Лука.
– Тем не менее у нас тоже христианская церковь, отец, – мягко возразила Честити. – Мы тоже восхваляем Господа и приносим святые дары. Надеюсь, наше богослужение не покажется вам слишком необычным.
– Я имела в виду скорее светские торжества, – пояснила Лаура. – Они должны быть другими.
– О да, – бодро согласилась Честити. – На Рождество мы устраиваем шествие с головой хряка, хотя на самом деле едим жареного гуся. Ну и, конечно, поем псалмы, дарим подарки. Уверена, для вас такая картина явится настоящим откровением.
– И для доктора Фаррела, – добавила Лаура. – Вряд ли шотландцы отмечают Рождество так же, как англичане.
– Я уже предвкушаю, как доктор Фаррел будет рассказывать нам об обычаях своей страны, – отозвалась Честити приятным тоном. – Всего хорошего, графиня... Лаура.
Похожий на оперный персонаж лакей проводил их наружу. Оказавшись на улице, лорд Дункан оглянулся на дом.
– Какая необычная особа, – многозначительно произнес он.
Честити нанесла пробный удар:
– Лаура?
– Да... да, конечно. Но ее мать... очаровательная женщина... совершенно очаровательная.
– Да, – поддержала его Честити. – Мне она тоже понравилась.
– Вот насчет дочки я не совсем уверен, – пробормотал лорд Дункан, двинувшись по Парк-лейн в направлении Марбл-Арч. – Слишком надоедливая.
– Думаю, она скоро выйдет замуж. – Честити чуть ли не перешла на бег, чтобы приноровиться к неожиданно энергичной походке отца.
– Хм, – буркнул он. – Кстати, зачем ты пригласила на Рождество Фаррела?
– В качестве возможного мужа для Лауры, – невозмутимо ответила Честити.
Лорд Дункан резко остановился.
– Боже правый, – произнес он. Затем повторил: – Боже правый. – И зашагал дальше.
Хмыкнув, Честити заторопилась следом. Отец ничего не знал о брачном агентстве – только о секретах «Леди Мейфэра».
К. четырем часам Дуглас вернулся на Харли-стрит, чтобы встретить своего самозваного декоратора. Он порядком вымотался и сознавал, что его костюм не стал чище от посещения больницы Святой Марии, поскольку его пациенты не отличались особой чистоплотностью. Тем не менее он расправил воротничок, застегнул пиджак и привел в порядок письменный стол в кабинете. Когда его гостья прибыла, он открыл ей дверь и широким жестом обвел комнату ожидания.
– Ну что, Лаура, у вас есть какие-нибудь идеи?
.– О да. – Она прошлась по комнате, зажав под мышкой сумочку. – Я так и вижу, что здесь нужно сделать. Пастельные тона... легкие занавески на окнах... мягкие кресла с подушками, обтянутыми набивным ситцем, удобные диваны... цветочные натюрморты на стенах. Все должно быть приветливым и бодрящим. – Она повернулась к Дугласу, взволнованно сцепив перед собой руки. – Предоставьте все мне, дотторе. Я знаю, как заставить пациентов расслабиться. Я обо всем позабочусь.
Заставить пациентов расслабиться? Определенно это входит в курс лечения. Дуглас с сомнением огляделся, пытаясь представить стены, выкрашенные в пастельные тона. Пожалуй, будет лучше, чем тускло-зеленый... не говоря уже о позолоченной лепнине. Кто сказал, что приемная солидного врача должна иметь темно-коричневую гамму? Цветы радуют глаз, а мягкие подушки располагают к покою. Вот только набивной ситец? Атмосфера сельского коттеджа не совсем то, что он имел в виду. Дуглас перевел задумчивый взгляд на свою гостью.
– Ну, может, не совсем пастельные тона, – медленно размышлял он. – Вообще-то я думал о кремовых стенах.
Она рассмеялась:
– Что ж, можно подумать и о них, дотторе... я хотела сказать – Дуглас. Никак не привыкну к лондонским нравам. В Италии мы всегда придерживаемся формальностей.
– Можете обращаться ко мне, как вам удобно, – разрешил Дуглас.
– Так вы согласны предоставить мне полную свободу? – Лаура отворила дверь в кабинет.
Дуглас пожал плечами. У него нет времени на подобные вещи. Да и что он, собственно, теряет?
– Буду вам чрезвычайно признателен, – подавил он вспышку беспокойства, навеянную ярким видением резиденции Делла Лука на Парк-лейн. – Я представлял себе нечто солидное и вместе с тем уютное, отвечающее лондонскому ДУХУ! – высказался он.
Она повернулась к нему, протянув руки:
– Можете положиться на меня, дотторе. Я охотно сделаю все для вас. Видите ли, я не выношу праздности и очень рада, что могу заняться чем-то полезным.
Дуглас взял ее руки в свои.
– Благодарю вас, – произнес он вполне искренне. Было бы странно, если бы он отнесся к ее предложению иначе. Разве не такую женщину он искал, обратившись в брачное агентство? Женщину, которая примет активное участие в становлении его практики. А Лаура Делла Лука, похоже, горит желанием взять на себя его заботы.
Она не спешила отнять руки, и Дугласу пришлось проявить инициативу, мягко, но решительно отпустив их. Он проводил ее на улицу в густеющие сумерки и подозвал кеб.
– Мне не терпится приступить к нашей совместной деятельности, Дуглас, – многозначительно сжала его пальцы Лаура, когда он помог ей забраться внутрь.
Ситуация остро напомнила Дугласу прошлый вечер, когда он оказывал ту же услугу Честити Дункан. С той лишь разницей, что у него не возникло ни малейшего желания подсаживать Лауру Делла Лука в экипаж. Он отогнал мысль о мисс Дункан.
– Мне тоже, – ответил он и отступил на тротуар, когда кеб тронулся с места.
Так, теперь можно пропустить стаканчик с коллегой-врачом. Один из утомительных социальных ритуалов, которые ему придется исполнять на пути к заветной цели. Но он не собирается спешить. Как бы ни раздражала его нынешняя неспособность справиться с бесконечной очередью больных и нуждающихся, обитавших в окрестностях больницы Святой Марии, он должен проявить выдержку и проникнуть в высшие эшелоны лондонского общества, не выдав даже намеком своего нарастающего нетерпения.
– Но я серьезно, Кон, – настаивала Честити. – Лакей действительно выглядел так, словно сошел со сцены «Женитьбы Фигаро». Я бы не удивилась, если бы он вдруг разразился арией.
– А дом и вправду отделан в стиле итальянского палаццо времен эпохи Возрождения? – спросила Пруденс с недоверчивым смешком.
– Не снаружи, разумеется. На вид это большой и весьма респектабельный особняк в духе Парк-лейн. Но внутри! Такое ощущение, будто они перенесли весь интерьер прямо из галереи Уффици. – Она покачала головой. – Нехорошо, конечно, издеваться над ближними, но все там так... неуместно.
– И вы не придумали ничего лучше, чем пригласить их на Рождество, – констатировала Констанс. – Подумать только, нам придется терпеть ужасную Лауру целую неделю.
– Нам придется терпеть ее гораздо дольше, если она станет нашей сводной сестрой.
– Мы выдадим ее замуж, и вы должны признать, что ее мать – очень приятная женщина, – оправдывалась Честити. – Я понимаю, что нужно было посоветоваться с вами, прежде чем приглашать кого-либо, но отец застал меня врасплох.
– А по-моему, его инициатива – очень хороший признак, – проговорила Пруденс. – В конце концов, в свой дом и он вправе приглашать кого захочет.
– Вот именно, – согласилась Констанс. – И мы должны радоваться его реакции. Кстати, он не говорил, что мы не в состоянии накормить и напоить такую прорву людей?
– Пока нет, – пробормотала Честити. – Видимо, он еще не спустился с небес на землю.
– Если они приедут на Рождество, нет нужды давать обед в оставшееся до праздников время, – вымолвила Констанс. – А значит, нам не придется обрабатывать отца сегодня вечером.
– Кажется, он пришел. – Честити склонила голову набок, прислушиваясь к голосам, доносившимся из-за двери гостиной. – Разговаривает с Дженкинсом.
Спустя секунду лорд Дункан вошел в комнату.
– Ну-ну, мои дорогие, совсем как в старые времена, – объявил он, потирая руки. – Как насчет хереса? Вы уже налили себе?
– Нет еще, – ответила Констанс. – Ждем тебя.
– Тогда я разолью вам. – Он подошел к подносу с напитками. – Итак, какой приятный повод свел нас сегодня вместе?
– Никакой, – обернулась к нему Пруденс. – Просто мы решили устроить тихий семейный вечер.
Лорд Дункан вручил дочерям по бокалу хереса, поглядывая на них с нескрываемым подозрением, но не дождался в ответ ничего, кроме невинных улыбок и простодушных взглядов. Налив себе виски, он остановился перед камином. В черном вечернем костюме, с золотой цепочкой, поблескивавшей на круглом брюшке, он являл собой образец отца семейства, никогда не верившего в пользу отказа от маленьких радостей жизни.
– А где же ваши мужья? – Он сделал глоток виски, так и не избавившись от своих подозрений.
– О, они заняты своими делами... во всяком случае, Макс.
– Гидеон повел Сару в театр, – сообщила Пруденс. – На «Двенадцатую ночь». Она изучает в школе Шекспира.
Лорд Дункан нахмурился, уставившись в свой бокал. Объяснение выглядело вполне правдоподобным.
– Честити рассказала вам, что мы пригласили гостей на Рождество?
– Да, прекрасная идея, – поддержала Констанс. – Графиня – очень милая женщина.
– Сара будет в восторге от большой компании, – добавила Пруденс. – Как будто ей мало любящих тетушек, готовых вконец избаловать ребенка.
– А как вы собираетесь развлекать гостей? – спрос-ил лорд Дункан.
– Никак, – ответила Честити, взглянув на сестер. – А что, разве нужно делать что-то особенное?
– Думаю, гости рассчитывают, что их будут развлекать, – уверил лорд Дункан. – Может, нам пригласить соседей, как вы считаете? На легкий ужин, если не на обед.
– После охоты? – поинтересовалась Констанс.
– Кушать подано, милорд, – объявил Дженкинс, появившись в дверях.
– О, отлично. – Лорд Дункан потер руки. – Вы принесли вино, которое я просил, Дженкинс?
– Да, милорд. Две бутылки.
– Чудно, чудно. – Он вздохнул. – Две последние бутылки. Такого вина больше не будет. Но мы так редко обедаем всей семьей, мои дорогие, что нашу встречу стоит отметить.
– А почему такого вина больше не будет, отец? – полюбопытствовала Пруденс, когда они вышли в холл, направляясь в столовую.
Лорд Дункан испустил еще более тяжкий вздох.
– Из-за нашего финансового положения, дорогая. Я заплатил приличную сумму, когда закладывал его в погреб. Бог знает сколько оно теперь стоит.
Сестры обменялись раздраженными взглядами, усаживаясь за стол.
– Отец, нет никаких причин отказывать себе во всем, – произнесла Пруденс. – Конечно, мы не можем сорить деньгами, но мы сэкономим на лошадях и экипаже, когда Кобем оставит службу, и я уже нашла желающих арендовать нашу конюшню. Аренда обеспечит дополнительный доход, которого более чем достаточно, чтобы покупать хорошее вино. – У нее хватило благоразумия не упоминать о растущих прибылях «Леди Мейфэра». Отец не желал даже слышать о такого рода источнике дохода.
– Я хотел бы кое-что обсудить с вами, девочки, – объявил лорд Дункан, берясь за ложку. – У вас теперь имеются собственные дома, которые требуют ваших забот. Незачем обременять себя еще и нашим хозяйством.
– Мы так долго занимались им, что не можем остановиться, – возразила Констанс.
– Да к тому же нам это нравится, – поддакнула Пруденс. – Дело не такое уж хлопотное.
– И у нас хорошо получается, – вставила Честити с льстивой улыбкой. – Мама позаботилась о том, чтобы научить нас всему, что мы умеем. Ты же знаешь, она хотела, чтобы мы приняли на себя ее обязанности, по крайней мере пока... – Она осеклась.
– Пока что? – спросил он, глядя на нее из-под нахмуренных седых бровей.
Честити пожала плечами:
– Никогда не знаешь, что может случиться завтра.
– Или кого можно встретить, – подхватила Констанс.
Последовало короткое молчание, пока лорд Дункан переваривал услышанное. Затем на его щеках выступил легкий румянец, и он энергично тряхнул головой.
– Чепуха, – заявил он. – Сущая чепуха. Не знаю, что на вас нашло... – Он потянулся к своему бокалу. – Давайте лучше поговорим о Рождестве, хотя не представляю, как мы сможем принять такую уйму народу. Я подумываю о том, чтобы отменить сбор охотников в имении.
– Но мы всегда проводили сбор охотников, – возразила Констанс. – Сложилась традиция, мы не можем от нее отказаться.
– Вино, закуски, – пробормотал лорд Дункан. – Сбор влетит в копеечку.
– О, вряд ли, – рассмеялась Честити. – Полсотни рюмочек хереса, только и всего.
– Как-нибудь справимся, – кивнула Пруденс.
– Кроме того, не все рождественские развлечения требуют значительных расходов, – рассудила Честити. – Мы устроим вечеринку для соседей, сбор охотников на следующий день после сочельника, а в остальное время будем играть в домашние игры, например, разгадывать шарады. Во сколько это может обойтись?
– Трехразовое питание для... какого количества людей? – Лорд Дункан задумался. – Завтрак, обед, ужин... не говоря уже о пятичасовом чае для... – он принялся считать в уме, – двенадцати человек! – объявил он чуть ли не с торжеством. – Не считая слуг, разумеется. И добавьте ко всему прочему рождественский обед и подарки для прислуги.
– Отец, за все годы после смерти мамы мы ни разу не изменили семейным традициям, отмечая Рождество. А сейчас у нас больше денег, чем раньше, – терпеливо разъяснила Пруденс. – Тебе не о чем беспокоиться, кроме винного погреба. Обсуди с Дженкинсом, что там есть, а остальное можно заказать.
Вместо ответа лорд Дункан буркнул что-то неразборчивое, что могло сойти за согласие, и сменил тему:
– Как я понял, девочки, вы собираетесь на свадьбу к Луканам?
– Да, и приедем на поезде. Дженкинс и миссис Хадсон отправятся на день раньше, – сообщила Честити.
– Пожалуй, мне следует поехать с ними, чтобы проследить за приготовлениями.
– Отличная идея! – воскликнула Честити, спеша заверить отца, что его участие в организации приема не будет лишним. – Где, по-твоему, лучше всего разместить графиню?
– В зеленой спальне, вне всякого сомнения, – отозвался он. – Это самая большая из гостевых комнат с прекрасным видом на парк. Уверен, графине понравится.
– Похоже, посеянное нами зернышко пустило корни, – резюмировала Констанс позже, когда лорд Дункан уединился в библиотеке со стаканчиком портвейна, а сестры поднялись в свою гостиную наверху.
– И мы дали ему понять, что не возражаем против его повторной женитьбы, – откликнулась Честити со своего уютного местечка на диване.
– И вполне успешно, – подвела итог Пруденс. – Главное теперь – не торопить события. Вы же знаете, как он упрям.
– Жаль только, что он настолько одержим деньгами, точнее, их отсутствием, – вздохнула Честити.
– Бедняжка, тебе .приходится постоянно сталкиваться с подобными разговорами. – Пруденс одарила ее сочувственной улыбкой. – Мы избавлены от них хотя бы дома.
– О, все не так уж плохо, – поспешно успокоила их Честити.
Констанс бросила на нее задумчивый взгляд, прежде чем сменить тему:
– Если графиня займет зеленую комнату, где разместятся остальные? Как насчет нашего славного доктора? У тебя есть какие-нибудь мысли, Чес?
– Может, поместить его в соседнюю с Лаурой комнату? – предложила Честити. – Или будет слишком нарочито?
– Едва ли, – хмыкнула Пруденс. – Не могу представить себе, чтобы Лаура шастала по чужим постелям. А вы?
Сестры дружно рассмеялись над столь абсурдной идеей. Лаура Делла Лука слишком чопорна и высокомерна для тайных вылазок под покровом ночи.
– Зато, если поселить их в соседних комнатах, они будут то и дело натыкаться друг на друга, – высказалась Констанс. – На лестнице, в коридоре... ну и вы понимаете.
– В таком случае мы поместим доктора в китайскую комнату, а его будущую невесту – в розовую спальню рядом, – подытожила Честити. – Думаю, ей там понравится. Не совсем в итальянском духе, но все розовое-розовое, а мебель белая с золотом. Она будет чувствовать себя как дома.
– А дамы привезут с собой слуг? – спросила Констанс, потянувшись к секретеру за пером и блокнотом. – Пора начинать делать заметки.
– Думаю, они возьмут своих личных горничных, – сказала Честити. – Миссис Хадсон найдет, где их разместить.
– А доктор?
– Вряд ли он явится с камердинером, – ответила Честити. – Если, конечно, не пожелает пустить нам пыль в глаза.
– Джентльмены, обитающие на Уимпол-стрит, обычно имеют камердинеров, – объяснила Пруденс.
– Насколько мне известно, у него есть экономка, она же кухарка, – задумчиво произнесла Честити. – Он сказал, что она досталась ему вместе с квартирой. Но я не уверена насчет камердинера.
– Придется спросить его, – молвила Констанс. – При следующей встрече.
– И когда же она будет? – задала вопрос Честити. – У нас нет его адреса, чтобы связаться с ним напрямую, и мы не можем воспользоваться услугами миссис Билл, не выдав своей причастности к брачному агентству.
– Зато он знает, как найти тебя, – напомнила ей Констанс, зевнув, и поднялась на ноги. – Так или иначе, но ему придется объявиться до Рождества, чтобы уточнить маршрут, время и прочие детали, связанные с поездкой.
– Лучше я спрошу у Лауры. Доктор оставил ей адрес своей приемной на Харли-стрит, – поведала Честити. – Я напишу ему и все узнаю. Для того чтобы известить его, незачем встречаться.
– Пожалуй, – согласилась Пруденс, с любопытством глядя на младшую сестру. – Не хочешь встречаться – и не надо. Дело твое.
– Вот именно, – проворчала Честити.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Брачные игры - Фэйзер Джейн



ась
Брачные игры - Фэйзер Джейнйцуенгш
18.07.2011, 17.54





тртроотритии
Брачные игры - Фэйзер Джейнтима
20.10.2012, 19.18





Все три книги этой серии прекрасны.Чинайте и наслаждайтесь.
Брачные игры - Фэйзер ДжейнЕлена
16.07.2013, 17.30





Не очень увлекательно, не слишком интересно. Если нечего читать, то один раз можно...
Брачные игры - Фэйзер ДжейнItis
28.09.2013, 14.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100