Читать онлайн Брачные игры, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Брачные игры - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.71 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Брачные игры - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Брачные игры - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Брачные игры

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Дуглас подбросил угля в огонь, но его было недостаточно, чтобы согреть приемную в больнице Святой Марии. Снаружи завывал ветер, и сквозняки уносили даже то скудное тепло, которое давал очаг. Утром он зафиксировал несколько случаев обморожения. Многие из его пациентов явились босиком, обмотав ноги тряпками и старыми газетами. В кабинете слишком холодно, чтобы осматривать больных. Он отчаянно нуждался в лучшем помещении, но, даже если бы в таком районе нашлось что-нибудь подходящее, лучшее помещение предполагало более высокую арендную плату.
Итак, он вернулся примерно к тому же, с чего начал, если не хуже, мрачно подытожил Дуглас. Он приехал в Лондон с четким планом действий: богатая жена, солидная практика и процветающая клиника для бедных. Но теперь первые два элемента плана внушали ему стойкое отвращение. Он по-прежнему хотел последнего, хотел с той же страстью и одержимостью, что и раньше, но не представлял, как добиться цели. Брак по расчету больше не казался ему идеальным решением проблемы, цивилизованным союзом, который удовлетворил бы обе стороны. Как выяснилось, он не способен на подобный компромисс. И никогда не согласится на меньшее, чем то, что он испытал с Честити Дункан.
Дуглас вдруг осознал, что все еще сидит на корточках перед очагом с пустым совком в руке. В комнате стояла промозглая сырость, пробиравшая до костей и, казалось, проникавшая в душу. Он медленно выпрямился. Пожалуй, пришло время отказаться от планов завоевания Лондона и вернуться домой. Там по крайней мере он сможет приносить пользу людям, работая в своей клинике. Конечно, она и так процветает, но работа всегда найдется. Можно охватить другие районы или открыть дополнительные отделения.
Но возвращение значило бы, что он смирился с неудачей, а Дуглас никогда не бегал от трудностей. Это противоречило его натуре. К тому же на самом деле он пытается убежать не столько от трудностей, сколько от Честити, от ощущения личного краха, который она олицетворяла собой. Стоило ему вспомнить о той встрече в Национальной галерее, как его бросало в жар от стыда и презрения к самому себе. Он будто слышал собственные слова, бесчувственные и расчетливые: «От жены мне требуется лишь одно – чтобы она была богата».
Неудивительно, что Честити даже не пыталась скрыть своего презрения. Тогда его взбесило поведение какой-то особы в шляпе с вуалью, представляющей брачное агентство, которая считает себя вправе судить о неизвестной для нее ситуации. В своей гордыне он полагал, что не обязан отчитываться перед теми, кого нанял и кому готов платить за услуги. Но может, если бы он объяснился с Честити, она ответила бы ему тем же? Дуглас вспомнил о неоправданных, как ему казалось, стараниях сестер довести до его сведения, что в семье нет денег, и стыд с новой силой захлестнул его. Неужели они решили, что он заинтересовался Честити из-за денег и аристократического происхождения? Даже думать о подобном было невыносимо.
Дуглас снял пальто с крючка у двери и оглянулся на огонь, надеясь, что он продержится еще несколько часов на тот случай, если какому-нибудь бедняге понадобится убежище, пусть даже такое убогое, в холодный январский вечер. Затем погасил газовые лампы и вышел на промерзшую улицу. Пора перевоплощаться в его другую ипостась! На Харли-стрит его ждет встреча с некоей леди Сидни, беременной дамой, решившей обратиться к нему по совету сестры лорда Бригема.
Дуглас уже несколько дней не посещал свою приемную на Харли-стрит. Город пустовал, и пациентов немного, но с началом сезона ситуация могла резко измениться. Свернув на Харли-стрит, он увидел у дверей здания, где находилась его приемная, длинную крытую повозку, запряженную парой тяжеловесов. Лошади встряхивали головами, выдыхая в морозный воздух клубы пара. Из дома вышли двое дюжих мужчин в фартуках, сгибавшихся под тяжестью массивного письменного стола. Его стола! Дуглас изумленно наблюдал, как они погрузили стол в повозку и вернулись в дом. Следом появились еще двое мужчин, тащивших кожаные кресла – старые потрескавшиеся кресла из его приемной. Избавившись от своего груза, свалив его на. повозку, они опять скрылись внутри дома.
Что за черт? Неужели его выселяют? Нет, не может быть, он заключил аренду на год. Подписал договор и заплатил вперед. Дуглас перешел на бег. Добравшись до фургона, он заглянул внутрь и недоверчиво уставился на груду вещей, еще недавно составлявших обстановку его приемной. В замешательстве он повернулся к дверям дома, из которых вышел его коллега, занимавший первый этаж.
– Доброе утро, доктор Фаррел. – Доктор Талгарт поднес к глазам пенсне, висевшее на золотой цепочке, и дружелюбно посмотрел на Дугласа. – Меняете обстановку? Приятно видеть, когда твои соседи занимаются улучшениями, придающими зданию респектабельность.
Дуглас вбежал в холл, чуть не столкнувшись с мужчиной, тащившим массивное полотно, написанное маслом. Оно висело между окнами в комнате для ожидания и изображало исключительно мрачную охотничью сцену. Перескакивая через две ступеньки, Дуглас ворвался в свою приемную с настежь распахнутой дверью. Комната не имела ничего общего с комнатой, которую он оставил двумя днями раньше. В ней ярко пылал камин.
В дверях кабинета появилась Лаура.
– О, дотторе, я надеялась, что успею закончить до вашего возвращения. – Лаура держала в руках позолоченную лампу с темно-красным абажуром. – Вот только поставлю ее сюда...
Она водрузила лампу на золоченый столик рядом с обитым набивным ситцем диваном и повернулась к нему с торжествующей улыбкой.
– Ну, что скажете, дотторе? Разве здесь не прекрасно? – Она всплеснула руками, оглядывая интерьер, более уместный в сельской кондитерской, чем в приемной солидного врача. – Сколько уюта, сколько покоя, необходимого больным.
Дуглас огляделся. Лаура скрупулезно воплотила в жизнь все свои планы. Голубые, как яйцо малиновки, стены украшала розовая лепнина. Взгляд то и дело натыкался на картины, изображавшие букеты цветов. Повсюду пестрел набивной ситец: на окнах вместе с кружевными занавесками, на стульях и диванах. На полу лежал ковер с узором из роз, напоминавших кочаны капусты. Дуглас моргнул, ослепленный буйством красок. Как в тумане он проследовал в кабинет и обнаружил там парчу, гобелен, те же капустные розы и те же кружева. В углу красовалась вычурная ширма, скрывавшая стол для осмотра пациентов. Лаура впорхнула следом.
– Взгляните на ширму, – воскликнула она. – Какой изысканный штрих! Вы не находите?
Дуглас уставился на три золоченые панели, каждая из которых изображала то ли римскую оргию, то ли жертвоприношение девственной весталки. При мысли о неминуемом прибытии леди Сидни его пробрала дрожь. Он стоял настолько огорошенный, что не находил слов. Медленно повернувшись к Лауре, он приоткрыл рот, собираясь с мыслями.
Лаура схватила его руки и стиснула их от избытка чувств.
– О, дотторе, я понимаю. У вас нет слов. Но, ради Бога, не надо ничего говорить. Я обещала сделать все для вас, и я сдержала слово. Я счастлива употребить свои таланты на благое дело. – Она одарила его кокетливой улыбкой. – Вы, возможно, слышали, что мы с лордом Беренджером обручились.
– Примите мои поздравления, – выдавил Дуглас. – Э-э... – Он беспомощно огляделся, сделав неопределенный жест. – Все это...
– Ни слова больше, дотторе, – перебила его Лаура, снова схватив за руки. – Не благодарите меня. Я получила истинное наслаждение. – Ее улыбка стала еще более жеманной. – И потом, я приобрела некоторый опыт... так сказать, смогла подготовиться... к смене обстановки в доме милого лорда Беренджера, которая будет моим следующим проектом.
– Неужели? – пробормотал Дуглас.
– Ну, мне пора. – Лаура перебросила через плечо меховой палантин с лисьей головой, сверкавшей бусинками глаз, и подняла с дивана перчатки и сумочку. – Все счета на том столике. – Она небрежно махнула рукой в сторону одного из золоченых столиков, разбросанных по приемной. – Вы убедитесь, как ловко я торговалась в ваших интересах.
Она направилась к выходу, задержавшись на минутку, чтобы обратить его внимание на золоченую пальму у входа.
– Ну разве не изумительная вешалка? Я пришла в восторг, когда наткнулась на нее в магазине. Как раз то, что нужно. – Она одарила его очередной самодовольной улыбкой и вышла из комнаты.
Дуглас почувствовал себя так, будто его переехал паровой каток. Он не осмеливался взглянуть на счета. Двигаясь как во сне, он снял пальто, машинально потянувшись к вешалке, и замер с протянутой рукой, уставившись на чудовищное сооружение. Затем повернулся к нему спиной, прошел в кабинет и бросил пальто на спинку стула, а шляпу – на подоконник. При мысли, что пациентка может появиться в любую минуту, его охватила паника. Ладно, сейчас не время думать об окружающем кошмаре. Врач должен излучать спокойствие и уверенность. Он расправил лацканы черного пиджака, одернул серый жилет и вернулся в комнату ожидания.
– Доктор Фаррел, может, вам что-нибудь... О Боже! – Помощница доктора Талгарта, приемная которого располагалась этажом ниже, замерла на пороге, изумленно озираясь. – Боже, – повторила она слабым голосом.
– Здесь все пока временно, мисс Грей, – замахал руками Дуглас, надеясь, что его голос звучит уверенно.
– Да... да, конечно, – пробормотала она, хотя ее глаза все еще оставались круглыми, как плошки, и прочистила горло. – Может, вам что-нибудь нужно?
– Нет, ничего, спасибо. Очень любезно с вашей стороны работать в обеденный перерыв. – Он попытался изобразить свою обычную вежливую улыбку.
– По пятницам соседка делает для моей матери чай с бутербродом, – рассеянно сообщила она, продолжая крутить головой из стороны в сторону, как сломанная марионетка. – По пути домой я всегда покупаю рыбу с картошкой на ужин, чтобы возместить скромный обед.
Дуглас заставил себя сосредоточиться на текущих делах. Вряд ли он успеет изменить внешний вид своей приемной до прихода пациентки.
– Я очень благодарен вам за помощь, – искренне признался он.
Мисс Грей оказалась настоящим подарком судьбы. Дуглас не мог позволить себе постоянного регистратора, и когда мисс Грей предложила ему свои услуги в те часы, когда она не занята у доктора Талгарта, он ухватился за представившуюся возможность. Видимо, она нуждалась в дополнительном заработке и не особенно стремилась домой, в маленькую квартирку на Бейсуотер-стрит, где жила вместе с престарелой матерью. К тому же она отлично справлялась со своими обязанностями.
– Если вас не затруднит, проводите леди Сидни в приемную, когда она появится, – попросил он и вернулся в свой кабинет.
Остановившись перед ширмой, Дуглас нагнулся, разглядывая обтянутые гобеленом панели. При ближайшем рассмотрении оказалось, что они изображают не оргии и жертвоприношения, а пасторальные сценки в римском храме.
Леди Сидни, как ни странно, явилась вовремя. Дуглас уже начал понимать, что светские пациенты ценят его время гораздо меньше, чем собственное, но до поры до времени придерживал язык. Когда его положение упрочится, он, возможно, даст ему волю. Вопреки его ожиданиям леди Сидни произвела на него приятное впечатление. Впрочем, ему понравилась вся компания Честити, с которой он познакомился в «Ковент-Гардене», казалось бы, целую вечность назад. Вполне возможно, что ему понравились бы все друзья сестер Дункан. Вздохнув, Дуглас устремил отсутствующий взгляд на письменный прибор, впервые заметив цепочку иероглифов, выгравированную вдоль края. Лаура, видимо, полагала, что древние письмена содержат какие-то старинные рецепты.
– Доктор Фаррел... Доктор? – вывел его из задумчивости голос пациентки, смотревшей на него с явным недоумением. – Вы что-то посоветовали насчет железа?
– Да, конечно, – очнулся он. – Вы должны включить в свой рацион печень и рыбий жир. Употребляйте их хотя бы три, четыре раза в неделю. Беременным женщинам необходимо поддерживать силы.
– Терпеть не могу печень. – Молодая женщина сморщила нос.
– Но вы же хотите иметь здорового ребенка, – произнес он чуть более резко, чем следовало, думая о тех женщинах, которые не могли позволить себе питание, необходимое для благополучного исхода беременности.
Она смутилась:
– Да, конечно. Я буду делать все, что нужно, доктор. Он улыбнулся, надеясь сгладить впечатление от своей резкости:
– Не сомневаюсь, леди Сидни. Зайдите ко мне через месяц. Если хотите, можете записаться на прием у миссис Грей.
Она встала, подхватив сумочку и перчатки, и протянула ему руку.
– У вас такое... необычное оформление. Для приемной врача, я хочу сказать. Не то чтобы мне не нравилось. Здесь очень мило, – поспешно добавила она.
– Наследство от предшественника, – невозмутимо отозвался Дуглас, пожимая ее руку.
– Наверное, дело рук его жены, – высказала догадку леди Сидни.
– Вероятно, – согласился он.
Посетительница ушла. Оставшись один, Дуглас протяжно вздохнул и откинулся на спинку стула, глядя на золоченую ширму и темно-красные абажуры ламп.
Мисс Грей, появившаяся на пороге со стопкой папок в руках, в замешательстве огляделась.
– А где ваша картотека, доктор? – спросила она. – Похоже, она исчезла.
– Возможно, она просто замаскирована, – предположил Дуглас. – Например, под вешалку.
– А я-то гадала, что напоминает такое сооружение, – дрогнувшим от сдерживаемого смеха голосом объяснила женщина. – Извините, доктор, но все так необычно... – Она не выдержала и, уронив папки на письменный стол, расхохоталась.
Оценив всю абсурдность ситуации, к ней присоединился Дуглас, и комната задрожала от взрывов их смеха.
– О Боже, – наконец выговорила мисс Грей, вытирая слезы платком. – Не знаю, что на меня нашло, доктор. Уже не припомню, когда я так смеялась.
– Смех нам пошел на пользу, – изрек Дуглас.
Он действительно чувствовал себя лучше. Смех подействовал на него, подобно очищению, не оставившему следа от горечи, желания мести и ощущения стыда. Теперь он точно знал, чего хочет. Собственно, он всегда это знал, но теперь понял, как достигнуть своей цели.
Когда мисс Грей ушла, все еще утирая слезы от смеха, Дуглас выдвинул ящик стола и достал чистый лист бумаги. Затем обмакнул перо в чернильницу и написал короткое послание, тщательно выводя печатные буквы. В конце послания он поставил совершенно неразборчивую подпись. Промокнув чернила, он сложил листок, сунул его в конверт и теми же печатными буквами вывел адрес углового магазинчика миссис Бидл.
– Боюсь, эта штуковина мне не по зубам, – посетовала Пруденс, стучавшая двумя пальцами по клавишам пишущей машинки. – Вместо одних букв выскакивают другие.
– Когда я пишу пером, у меня голова работает лучше, – сообщила Констанс из-за своего стола в конторе «Леди Мейфэра» на Шу-лейн.
– Все дело в привычке. – Честити ловко перевела весело звякнувшую каретку. – Я уже немного освоилась. Получается гораздо быстрее, особенно если отвечать на письма под копирку. Ваша беда в том, что вы слишком умные.
– Чепуха, – бросила Пруденс. – Просто ты быстрее приспосабливаешься.
– Я бы не сказала, – вздохнула Честити, продолжая печатать.
Констанс откинулась на спинку стула и потянулась, покрутив запястьями и разминая пальцы.
– Ладно, пора перекусить, – поднялась она. – Три работающие женщины имеют право на обеденный перерыв.
– Я – за, – поддержала ее Пруденс и тут же вскочила. – Давайте сходим в маленькое кафе на Флит-стрит, где обедают все газетчики. Хотелось бы посмотреть на их реакцию, когда мы появимся в их мужской цитадели.
– Не стоит, Пру, – остановила ее Констанс. – Незачем привлекать излишнее внимание. Лучше сходить в какое-нибудь более привычное место.
– Идите вдвоем. – Честити продолжала бодро стучать по клавишам. – Я еще не проголодалась. Закончу печатать, а потом наведаюсь к миссис Бидл. Мы уже целую неделю не забирали у нее почту.
– Разве ты не хочешь есть, Чес? – усомнилась Констанс, глядя на ее затылок.
– Как ни странно, нет, – ответила младшая сестра. – Идите вдвоем.
Пруденс прикусила нижнюю губу, размышляя, следует ли им пробиваться сквозь частокол, которым окружила себя Честити, и решила, что не стоит. Она взглянула на Констанс, та кивнула и сняла с вешалки свое пальто.
– Принести тебе что-нибудь, Чес? – спросила она. – Может, немного супу?
– Нет, спасибо. Миссис Бидл наверняка угостит меня своим фирменным кексом. – Честити так и не обернулась в их сторону. – Заодно и поболтаем. Мы не виделись целую вечность.
– Ладно, увидимся позже. – Сестры вышли из комнаты, не добавив ни слова, пока не оказались на улице.
– Я беспокоюсь за нее, Пру, – сказала Констанс.
– Знаю. Я тоже, но не представляю, что делать.
– И я тоже, – вздохнула Констанс.
Честити кончила печатать и откинулась назад на жестком конторском стуле, потирая натруженные мышцы шеи. Печатать на машинке было быстрее, чем писать пером, но физически тяжелее. Оставалось надеяться, что когда она привыкнет, то не будет тратить столько усилий.
Она нуждалась в передышке, а пешая прогулка до остановки омнибуса давала возможность размяться. Честити бодро шагала по улице, закутанная в шарф, надвинув на уши фетровую шляпку и засунув глубоко в карманы затянутые в перчатки руки. В последнее время она не позволяла себе ни о чем задумываться, по крайней мере о том, что не касалось «Леди Мейфэра» и развития отношений между отцом и графиней. И только по ночам на нее накатывали сожаление и тоска, от которых она не знала как избавиться.
Она вышла из омнибуса и быстро зашагала к миссис Бидл, поймав себя на том, что поглядывает на прохожих, то ли надеясь, то ли опасаясь увидеть Дугласа. Впрочем, теперь у него нет причин здесь бывать. Его трущобная клиника находится в стороне отсюда, а квартира – на респектабельной Уимпол-стрит. Ему больше незачем посещать миссис Бидл.
– Давненько вы не наведывались, мисс Чес. – Лицо пожилой женщины расплылось в радостной улыбке. – С Новым годом! Как прошло Рождество?
– Хорошо, миссис Бидл, спасибо. Очень хорошо, – повторила Честити, чувствуя, что ее ответу не хватает энтузиазма. – Со снегом и морозцем, – добавила она для пущей убедительности. – Сара была в восторге.
– Вот и славно, – добродушно отозвалась хозяйка магазина. – Выходит, у малышки состоялось настоящее Рождество. А у меня для вас есть почта. – Она подняла секцию прилавка, приглашая Честити пройти внутрь.
В кухне было тепло и уютно, как всегда, и пахло свежей выпечкой.
– Фруктовый рулет, – сообщила миссис Бидл. – Съешьте кусочек, мисс Чес. Только что из духовки.
Как раз то, что нужно, решила Честити, чтобы поднять настроение. Тем более никто не стоит над душой, говоря, что она должна питаться мясом и овощами.
– Спасибо, не откажусь, миссис Бидл. – Размотав шарф, она села за стол.
– Вот ваша почта.. – Миссис Бидл взяла с полки стопку конвертов и положила ее рядом с Честити, прежде чем подать ей тарелку с огромным куском фруктового рулета, щедро политого взбитыми сливками.
Честити не глядя убрала конверты в сумочку и сосредоточилась на угощении. Миссис Бидл оживленно болтала, рассказывая о своих детях и внуках, и, похоже, не нуждалась в ответах. В магазине зазвонил колокольчик, и она отлучилась, чтобы обслужить покупателя. В ее отсутствие Честити очистила тарелку. Пожалуй, рулет вернет ее фигуре округлость, которой она лишилась за последние недели.
– Как поживает его милость? – осведомилась миссис Бидл, торопливо входя в кухню.
– Неплохо, – подмигнула ей Честити. – Он завел себе приятельницу.
– Ах, Боже мой! – воскликнула пожилая женщина. – Ну разве не замечательно? Я всегда говорила, что даже самые преданные супруги, оставшись одни, не должны отказываться от повторного шанса.
– Очень разумная мысль, миссис Билл, – промолвила Честити. – Матушка согласилась бы с вами.
– О, она была чудесной женщиной, – вздохнула та. – С золотым сердцем.
– Да, – печально улыбнулась Честити и встала, потянувшись за своим пальто. – Спасибо, миссис Билл, все очень вкусно. Я бы с удовольствием еще посидела, но пора идти.
– Заходите почаще, – пригласила хозяйка. – И передайте мои наилучшие пожелания сестрам.
– Обязательно. Они тоже просили передать вам привет. – Честити чмокнула ее в круглую щеку и плотнее запахнула пальто, прежде чем выйти на холод.
Когда она вошла в контору, сестры уже вернулись. Пруденс разбирала книги, а Констанс, орудуя двумя пальцами, печатала на машинке довольно ядовитый отчет о новогодней вечеринке у Элизабет Армитидж.
– Ну как там миссис Билл? – подняла глаза от клавиш Констанс.
– Неплохо. Шлет свои наилучшие пожелания. – Честити повесила пальто на вешалку и полезла в сумочку за почтой. – Нам пришло несколько писем.
– Ты хоть поела? – поинтересовалась Пруденс. – Мы на всякий случай прихватили для тебя бутерброд.
– Я слопала огромный кусок фруктового рулета со взбитыми сливками, – фыркнула Честити. – Может, и напрасно, зато отвела душу.
– Значит, не напрасно, – успокоила ее Констанс. – Давайте просмотрим почту.
Честити положила письма на стол, стоявший посередине комнаты, и сестры расселись вокруг. Пруденс, как было заведено, вооружилась ножом для разрезания бумаги.
– Так, два письма от читательниц, желающих излить душу. Как раз для тебя, Чес. – Она передала письма Честити. – А это критический пассаж по поводу твоей статьи о Фрейде, Кон.
Констанс взглянула на письмо и поморщилась:
– Ну и ханжа. Еще один невежественный сельский священник, уверенный, что наши публикации должны оберегать деликатные чувства дам, а не бросать им вызов.
– Будешь отвечать? – рассеянно произнесла Честити, пытаясь вникнуть в очередное письмо, врученное ей Пруденс.
– Что там у тебя? – спросила Констанс. « Честити задумчиво улыбнулась:
– Кому-то опять понадобились услуги свахи. Странно только, что письмо написано печатными буквами.
– Возможно, автор стесняется своего почерка. Кто это, он или она?
– Скорее, он. – Честити протянула ей листок. – Хотя я не взялась бы утверждать, что автор – мужчина.
Сестры прочитали письмо.
– Думаю, у читателей «Леди Мейфэра» с почерком все в порядке, – заметила Констанс. – Очевидно, у него есть причины не желать, чтобы стало известно, кто отправил письмо.
– ««Все интереснее и интереснее», – сказала Алиса», – процитировала Пруденс. – Кто пойдет на встречу с таинственным незнакомцем?
– Я, – ответила Честити без особого энтузиазма. – Назначу ему свидание в Национальной галерее и попрошу захватить экземпляр «Леди Мейфэра». Как обычно.
– Ты и вправду не возражаешь? – усомнилась Констанс. Встреча в том же месте, где она познакомилась с Дугласом, могла подействовать на Честити как соль на свежую рану.
– Нет, конечно, – откликнулась Честити с недрогнувшей улыбкой. – Общение с клиентами брачного агентства – моя работа. И я не собираюсь от нее отказываться. – Она взяла письмо и вернулась к своей пишущей машинке. – Сегодня пятница, так что я предложу ему встретиться в следующую среду. Достаточно времени, чтобы подготовиться к нашему рандеву.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Брачные игры - Фэйзер Джейн



ась
Брачные игры - Фэйзер Джейнйцуенгш
18.07.2011, 17.54





тртроотритии
Брачные игры - Фэйзер Джейнтима
20.10.2012, 19.18





Все три книги этой серии прекрасны.Чинайте и наслаждайтесь.
Брачные игры - Фэйзер ДжейнЕлена
16.07.2013, 17.30





Не очень увлекательно, не слишком интересно. Если нечего читать, то один раз можно...
Брачные игры - Фэйзер ДжейнItis
28.09.2013, 14.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100