Читать онлайн Бархат, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Бархат - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.79 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Бархат - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Бархат - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Бархат

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Джейк едва сдерживал слезы, когда увидел, как Милнер выводит из конюшни Черного Роба. Пони был огромным – почтив два раза больше карликовой лошадки, на которой мальчик ездил уже два года. Но Милнер сказал, что ему пора учиться ездить на пони – так велел его отец. И каждый раз, когда Милнер сажал его в седло, Джейк замирал от ужаса и слезы градом лились из его глаз, как он ни старался сдержать себя.
– Ну, мистер Джейк, сегодня никаких слез, – с грубоватой добротой сказал Милнер. – Милорд хочет видеть, что вы скачете на Черном Робе, как настоящий кавалерист.
Тут Джейк отлетел в сторону, потому что пони фыркнул, обнажив большие желтые зубы.
– Ну же, дайте ему яблочка.
С этими словами Милнер дал мальчику половину яблока.
– Положите его на ладонь или суньте прямо в рот. Да он нежен, как ягненок. И не кусается он, а просто сопит.
Джейк лишь покачал головой и вздохнул. Потом взял яблоко и нерешительно протянул ручку к внушавшим ему ужас лошадиным губам. Пони наклонил голову, и его рот приоткрылся. В последнюю секунду Джейк отдернул руку, и яблоко упало на землю. Черный Роб спокойно наклонил голову и подобрал яблоко.
– Ох, – вздохнул Милнер. – Что же вы наделали?
– Извините, – едва прошептал мальчик. – Оно выпало у меня из рук.
Милнер покачал головой:
– Ну же, будьте посмелее. Вы просто объедете этот лужок. Конюх поднял одеревеневшее тело мальчугана и усадил его в седло. Джейк побелел, как полотно, вцепившись руками в луку седла и глядя в землю.
Как раз в эту минуту его отец и графиня де Бокер въехали во двор, возвращаясь после верховой прогулки.
– Давайте же, мастер Джейк, – поторапливал его Милнер. – Покажите его сиятельству, что вы умеете делать.
Грум повел пони вокруг лужка, а Джейк обливался слезами, представляя себе, как он свалится с седла и попадет под копыта пони.
– В чем дело? – вскричал Натаниэль, сидевший на своем скакуне. – Почему ты плачешь, Джейк?
Джейк не мог ответить. Слезы капали у него из глаз, а он не мог оторвать рук от луки седла.
– Да он немного побаивается, милорд, – объяснил Милнер. – Черный Роб поболее будет, чем его скакунок. Мальчугану надобно привыкнуть.
– Да он в ужасе, – проговорила Габриэль. – Бедный малыш.
– Не глупи, Джейк, – весело сказал Натаниэль. – Тебе нечего бояться. Выпрямись, а то ты похож на мешок с картошкой. Отпусти луку седла и прижми колени к бокам пони.
Указания Прайда привели лишь к тому, что мальчуган еще сильнее разрыдался.
– Посади его перед собой, – тихо предложила Габриэль. – Ему надо привыкнуть к высоте. Если он будет сидеть на коне рядом с тобой, то почувствует себя в безопасности и тогда успокоится.
– Не говори ерунды, – отрезал Натаниэль. – Ему уже почти семь лет. И он достаточно высок ростом, чтобы без капризов ездить на пони.
– Некоторые люди боятся лошадей, – возразила Габриэль. – Не знаю почему, но, похоже, это чувство боязни бывает у них с самого детства. Он ничего не может поделать.
Не успел Прайд ответить графине, как она подвела Грома к Черному Робу, подхватила Джейка и усадила на седло перед собой.
– А теперь, Джейк, мы с тобой покатаемся на Громе. Он гораздо больше твоего пони, но я буду тебя держать, и ты не упадешь.
Натаниэль удивленно смотрел, как она провела своего скакуна шагом по двору, а затем направила его на лужок.
– Вы уж простите меня, милорд, но, видать, ваша леди права, – заявил Милнер. – Уж как я ни бился с мастером Джейком, он все равно боялся пони. Может, сейчас он попривыкнет.
Прайд ничего не ответил, но пустил своего коня следом за Габриэль.
Джейк немного расслабился, чувствуя, что графиня де Бокер прижимает его к себе рукой. Габриэль велела ему взять поводья, и он послушался. Они вместе держались за уздечку, когда она направила своего большого коня к лужку для выездки лошадей.
– Ты готов к тому, чтобы мы поехали рысью? – спросила Габриэль.
Джейк сглотнул, но храбро кивнул головой. Следуя указаниям графини, он слегка тронул гигантского жеребца каблуками, и конь, которого затем пришпорила Габриэль, перешел на спокойную рысь.
Натаниэль угрюмо ехал рядом. Он был слишком зол на вмешательство графини. В то же время Прайд не мог не заметить, что во время этого столь необычного урока мальчик и в самом деле чувствовал себя свободнее. Было видно, что Джейк умеет ездить верхом, и его посадка на лошади была правильной. Натаниэль даже представить себе не мог, что его сын может бояться лошадей. Он сам впервые поехал на охоту, когда ему было восемь лет, и редкие похвалы от своего отца получал именно за умение хорошо ездить верхом. И Габриэль тоже, судя по всему, была прирожденной, бесстрашной наездницей. Правда, в отличие от Натаниэля она не считала страх Джейка чем-то особенным.
Прайда это раздражало, но он видел, что метод Габриэль принес ощутимый успех. Джейк, конечно, был не в восторге, но он перестал плакать и смог думать о технике езды.
– Может, пересядешь теперь на своего пони? – предложила графиня, когда они прошли очередной круг.
Джейк был бледен и молчал.
– После Грома пони покажется тебе совсем небольшим, – продолжала Габриэль. – Правда, Натаниэль?
– Да уж, наверное, – сухо произнес Прайд, направляя своего жеребца в сторону конюшни.
Джейк с тревогой обернулся на графиню, но она уверенно улыбнулась ему. Только теперь Габриэль начала понимать, каким недопустимым, с точки зрения Прайда, было ее поведение.
Вернувшись к конюшне, девушка передала мальчика поджидавшему их груму, а затем сама спрыгнула на землю.
– Хочешь, я поведу твоего пони, Джейк?
– Это работа Милнера, – резко сказал Натаниэль. Он усадил Джейка на Черного Роба. – Возьми поводья, – велел он, – и засунь ноги в стремена.
Прайд говорил суровым голосом, но его руки нежно поддерживали мальчика, и он помог ему управиться со стременами.
– Ну как?
Джейк лишь коротко кивнул, крепко сжав рот.
– Отведи его на круг, Милнер.
Натаниэль отошел в сторону, а грум взялся за уздечку. Он прищелкнул языком, и пони послушно пошел за ним, неся на спине маленького всадника, застывшего в седле. Но теперь у мальчика были сухие глаза и он молчал.
Габриэль и Прайд некоторое время смотрели на них, а затем лорд сказал:
– Пойдем в дом.
Лорд Прайд быстро пошел впереди графини, а она следовала за ним, понимая, что является причиной его гнева.
Натаниэль не терял времени. Он резко захлопнул дверь в библиотеку и гневно спросил:
– Какое ты имела право вмешиваться, Габриэль?
– Верно, никакого, – ответила она, стягивая перчатки. – Извини, если ты считаешь, что я сделала это нарочно. Но мне показалось, что ты не совсем прав.
Она осеклась. Но что сказано, то сказано.
– Мне лучше знать, как воспитывать собственного сына! – заявил Натаниэль, зло процеживая слова сквозь сжатые губы. – Мальчик чересчур робок и шагу не может ступить без нянек, поэтому он должен научиться преодолевать свой страх. И я не позволю, повторяю, не позволю постороннему человеку вмешиваться в мои дела.
Графиня не ожидала такой реакции. Она была готова извиниться, но перенести подобное унижение молча было выше ее сил.
– Конечно, воспитание вашего сына не мое дело, лорд Прайд, но если вы считаете, что с помощью запугивания он преодолеет свои страхи, то вы понимаете детей еще меньше, чем мне казалось… – с грустью сказала Габриэль.
– Вы ничего не понимаете в этом, мадам! – яростно вскричал лорд. – Вы беспардонно ворвались в мою жизнь и теперь считаете, что у вас есть право…
– Это не так! – возмущенно перебила его Габриэль. – Я не врывалась в вашу жизнь…
– Хорошо, не в жизнь, а в постель! – в свою очередь, прервал ее Прайд:
– И вовсе не беспардонно!
Они уже не могли остановиться, но графиня лишь отвечала на выпады Натаниэля. Впрочем, она была готова спорить до последнего.
– Я не потерплю, чтобы вы вмешивались в дела моего сына.
– И что вы собираетесь делать – выбивать из него страх силой?! – презрительно воскликнула Габриэль. – Надо полагать, именно так поступал ваш отец! Который был в полной уверенности, что вы боялись его больше, чем лошадей!
В висках у Натаниэля застучало, лицо покраснело. Но он не стал сразу отвечать на вызывающее высказывание графини, и между ними повисло долгое, напряженное молчание. А когда лорд вновь заговорил, его голос стал абсолютно спокойным: в нем ни следа не осталось от кипевшего минуту назад гнева.
– Возможно, он так и поступал, но я не собираюсь следовать его примеру.
Прайд отвернулся от девушки и наклонился, чтобы подбросить в огонь сухое полено. В комнате после их яростной ссоры сразу стало как-то неуютно.
– Я бы не мог причинить Джейку вреда, – произнес Натаниэль, опершись локтем о каминную полку и глядя на огонь. – Это было бы равноценно оскорблению Элен.
Габриэль не знала, что на это сказать. Слова лорда были слишком доверительными, слишком интимными.
Прайд поднял голову и посмотрел на девушку. Его лицо стало открытым, печальным и растерянным лишь на мгновение, а затем вновь обрело свое обычное выражение, как будто захлопнулась створка морской раковины. Натаниэль выпрямился и произнес:
– Прошу простить меня, но мне надо заняться работой.
Все было ясно. Не говоря ни слова, Габриэль вышла из комнаты.
Натаниэль некоторое время стоял, нахмурившись и барабаня пальцами по каминной полке. Потом он подошел к полкам и вытащил несколько томов «Трактата о правительстве» Локка, скрывающих сейф. Лорд набрал шифр и открыл дверцу. Вытащив бумаги, он сунул их за пазуху, а в сейф положил документы из секретера, касающиеся его поместья. Абсолютно невинные бумаги. Затем он вырвал с виска серебряный волосок и аккуратно вложил его между дверцей и стенкой сейфа, закрывая его. Убедившись, что волоска не видно снаружи, он поставил книги на место и ушел из библиотеки.
Габриэль, все еще находившаяся под впечатлением от их ссоры, направилась в свои покои, чтобы снять костюм для верховой езды и переодеться. Она встретила экономку, которая спускалась по лестнице, неся в руках кипу белья.
Графиня остановилась и спросила:
– В каком часу обедает его сиятельство, миссис Бейли?
– В шесть часов, мадам, – ответила женщина. – Его сиятельство придерживается здесь деревенского режима. В пять тридцать он встречается с мастером Джейком в библиотеке, а в шесть идет обедать.
– Понятно. Благодарю вас.
– Я пошлю Элли помочь вам переодеться, миледи. Она выгладила ваши платья. Все так помялось в саквояже.
– Да, это неудивительно, – заявила Габриэль, не моргнув глазом, хотя и подумала о том, что, пожалуй, экономка и Элли оторопели, увидев среди ее вещей брюки. – Остальные мои вещи должны прислать через несколько дней, и я буду благодарна, если Элли поможет мне выбрать что-нибудь подходящее из того, что есть.
– Конечно, миледи.
Миссис Бейли отправилась дальше, по-прежнему сгорая от любопытства по поводу графини де Бокер. Ясное дело, графиня – настоящая леди, несмотря на странные вещи в ее саквояже. Вот только как истинная леди с обручальным кольцом на руке оказалась в такой двусмысленной ситуации? Сплетни о ней распространятся, как огонь. Однако похоже, что это не беспокоит его сиятельство.
Хоть они и приехали ранним утром, у графини еще не было возможности как следует осмотреть отведенные ей покои. Спальня была большой и солнечной. Покрывало на кровати и шторы были сделаны из одинакового тяжелого бархата розового цвета, на натертом до блеска полу лежал персидский ковер, за изящной решеткой в камине пылал огонь. К комнате примыкал небольшой будуар с розовым ковром и шторами, как в спальне. В будуаре стояли шезлонг, несколько кресел и небольшой секретер. И здесь в камине был разведен огонь.
Дверь в противоположной стороне комнаты вела в покои лорда. Интересно, прежде это были комнаты Элен? С одной стороны, так могло и быть, но с другой – Габриэль не могла поверить, что Прайд поселил случайную знакомую в апартаментах своей любимой жены. Он был суровым человеком со скверным характером, и чувства просыпались в нем только тогда, когда он был в постели с женщиной. Графиня была уверена, что он не оскорбит память жены.
Габриэль решила больше не думать о покойной леди Прайд. Эти мысли не вязались с причиной ее присутствия здесь… равно как и ее вмешательство в воспитание сына лорда Прайда.
Она останется в своих покоях до шести часов, чтобы Натаниэль мог побыть с сыном наедине.
Ее мысли были прерваны приходом Элли, которая предложила принести горячей воды для ванны. Девушка с радостью согласилась. Она не представляла себе, как Прайд будет себя вести после их ссоры, но решила дать ему время успокоиться.
В половине шестого она сидела возле окна в будуаре, любуясь опускавшимися на реку сумерками. Слышно было, как стая грачей с шумом устраивается на ночлег в дальнем конце сада. Что и говорить, фамильное поместье Прайда было великолепным! С одной стороны текла река Болье, впадающая в пролив Те-Солент – бескрайнее водное пространство между Англией и островом Уайт. С другой стороны находился Новый Лес.
Днем они катались по лесу, наслаждаясь видом вековых дубов и буков. Габриэль не знала этой части страны, но она чувствовала ее очарование и понимала, что Прайд здесь успокаивается. Море и лес дарили покой…
Вдруг легкий стук в дверь нарушил тишину. Стук был таким слабым, что графиня едва расслышала его, скорее, это был шорох.
– Войдите.
Дверь медленно отворилась. За ней стоял Джейк. Он все еще держался за ручку двери, лицо его было серьезным. Мальчик сиял чистотой и аккуратностью, его накрахмаленная белая рубашка с кружевным воротничком была заправлена в нанковые брюки, а волосы, чтобы они лучше лежали, он намочил водой.
– Джейк! – изумилась Габриэль, подходя к двери. – Вот так сюрприз! – Она улыбнулась мальчику: – Заходи.
Джейк покачал головой:
– Мне надо идти в библиотеку.
Но он не отходил от двери и стоял, глядя вниз на свои ботиночки с пуговицами.
– Папа будет ждать тебя, – согласилась Габриэль, посмотрев на часы.
– Вы тоже пойдете? – Он поднял глаза вверх. – Увидеться с папой?
Графиня вспомнила, что Прайд запретил мисс Приммер провожать мальчика. Неужели Джейк действительно так робел в присутствии отца, что боялся оставаться с ним наедине? Это просто смешно. Не может быть! Но дети нередко боятся самых неожиданных вещей, а Натаниэль не был располагающим к себе человеком.
– Если хочешь, – молвила Габриэль.
Графиня приняла решение: она пойдет вместе с мальчиком, но не будет принимать участия в разговоре.
Взяв Джейка за руку, она спустилась с ним вниз по лестнице.
– Ну, как Черный Роб, Джейк? Ты ездил рысью?
– Нет, – серьезно ответил мальчик. – Но я ехал шагом, и Милнер не держал поводья. Завтра я поеду рысью… но только по кругу, – добавил он. – До тех пор, пока не стану смелее – так сказал Милнер.
– Весьма разумно, – согласилась Габриэль. – Как ты узнал, где меня найти?
– Примми сказала мне, что вы в королевских покоях. Эти комнаты так называются, потому что здесь останавливалась королева.
– О, а какая королева?
– Я не знаю.
Они дошли до библиотеки, и Джейк остановился, чтобы постучать в дверь.
Графиня чувствовала, что мальчик побаивается, и ободряюще улыбнулась ему. Она отворила дверь, прежде чем он успел постучать.
– Джейк сказал, что в моей спальне однажды спала королева, Натаниэль. Какая королева?
Прайд сидел за столом, склонившись над бумагами. Услышав голос Габриэль, он поднял голову и был вновь поражен графиней – таким изысканным вкусом отличалась ее одежда. Облегающее платье из мягкого шелка было серо-болотного цвета. Узкие рукава застегивались на пуговицы на запястьях. Три ряда черных кружевных оборок вокруг шеи делали ее платье похожим на вечернее. Часть волос была затянута в тугой узел на затылке, а остальные кудри волной спадали на ее плечи.
При виде этого утонченно-изысканного видения лорду внезапно вспомнилось ее обнаженное тело на сиденье кареты, и дыхание его прервалось. Прайд сразу как-то забыл их ссору и охватившую его холодную решимость, когда он ставил свою ловушку.
– Мне нравится это платье, – сказал он.
– Прошу прощения, что оно не вечернее, – серьезно ответила графиня, хотя в глазах ее плясали искорки смеха. – Боюсь, что у меня нет с собой вечерней одежды, я не знала определенно, куда еду.
– Какие могут быть церемонии у нас в деревне! – воскликнул лорд Прайд, указывая на свой костюм, в котором он был еще утром, – панталоны с буфами и изысканный коричневый камзол.
– Да и мне так больше нравится, – ответила Габриэль, облизнув губы.
Оба они поняли, что она говорит вовсе не о вечерних туалетах.
Но тут Джейк взял ее за руку, и внезапно охватившее ее возбуждение прошло.
– Так какая королева? – во второй раз спросила Габриэль, как будто предыдущий обмен любезностями не прерывал хода ее мыслей.
– Королева Каролина, жена Георга Второго, – ответил Натаниэль. – Она провела здесь ночь по пути из Саутгемптона в Лондон. – Натаниэль поднялся: – Могу я предложить вам бокал хереса? Или мадеры?
– Хереса, благодарю вас.
С бокалом в руках она села возле окна и взяла какой-то журнал. Это был «Альманах фермера». Не самое лучшее чтение для графини, но этот журнал первым попался ей в руки, и Габриэль намеревалась показать лорду, что не собирается вмешиваться в его разговор с сыном.
Прайд присел на край письменного стола, вытянув вперед ноги, и потягивал вино. Джейк возил ногами по ковру и ждал, когда отец начнет, как обычно, расспрашивать об его успехах в учении.
Графиня лениво листала альманах и слушала бесконечные вопросы и ответы. У нее сердце щемило – до того ее раздражали нудные вопросы лорда и монотонные ответы мальчика. Прикусив язык, она твердо решила не вмешиваться. Казалось, между Джейком и его отцом не было никакой связи – ни физической, ни эмоциональной. Габриэль безумно хотелось заставить их обняться, подтолкнуть друг к другу.
Почему Натаниэль был так отстранен от сына, так холоден с ним? Ясно, что он хотел быть жестоким с ребенком. Лорд явно дал понять, что у него были трудности со своим собственным отцом, но он не собирался брать с него пример. Неужели Прайд не понимал, что его манера обращения с мальчиком могла нанести такой же вред, как и телесные наказания?
Нет, конечно, нет… Наконец Натаниэль отпустил Джейка, кивнув ему головой. «До чего нелепо они прощаются», – думала Габриэль, когда маленькая ручка ребенка исчезла в отцовской ладони, а затем мальчик официально поклонился ему на прощание.
– Пожелай графине спокойной ночи, – приказал Натаниэль, наполняя свой бокал. Чувствовалось, что он испытывает облегчение: его отцовские обязанности на сегодня закончились.
– Спокойной ночи, Джейк.
Когда мальчик подошел к ней, графиня наклонилась к нему, обняла и поцеловала.
– Примми будет читать тебе на ночь?
– Не знаю, – ответил Джейк.
На секунду он задержался в объятиях графини, неловко прижавшись к ней, как будто ему хотелось остаться, но он не знал, можно ли это сделать.
Габриэль еще раз поцеловала ребенка.
– Завтра я расскажу тебе одну из моих историй, – пообещала она.
– А вы знаете много историй?
Натаниэль вдруг почувствовал, что в комнате что-то происходит. Свет стал мягче, огонь разгорелся ярче, наполняя привычно-сдержанную атмосферу библиотеки теплом домашнего уюта. И тепло это исходило от Габриэль. Шторы на окне были еще раздвинуты, и луна, освещая темный изгиб реки, создавала черно-серебристый фон для рыжеволосой головки и бледного лица.
– Да, конечно, я знаю много всяких историй, – ответила Габриэль, осторожно отстраняя от себя мальчика: она видела, что Прайд смотрит на них. – Доброй ночи, Джейк.
Дверь за Джейком закрылась, и наступило неловкое молчание, которое прервал Натаниэль:
– Я бы не хотел, чтобы ты давала моему сыну обещания, которые помешают его распорядку дня.
– Натаниэль, но я же просто обещала мальчику рассказать на ночь сказку! – воскликнула она. – Если ты не хочешь, чтобы это делала я, то почему сам не расскажешь ему?
– Я не знаю сказок, – быстро проговорил лорд Прайд.
– Но должен же ты помнить что-нибудь с детства!
Габриэль недоверчиво смотрела на него поверх своего бокала.
Лорд покачал головой.
– Мне ничего такого не рассказывали.
– Бедный маленький мальчик, – мягко сказала она. – Что за ужасное детство у тебя было.
– Вовсе не ужасное. – Он сердито посмотрел на огонь.
– Ты был единственным ребенком?
– Да, как и ты.
– Откуда ты знаешь?
– Майлз говорил.
Он пожал плечами и осушил свой бокал до дна.
– Если ты готова, мы можем идти обедать. Я не хочу расстраивать кухарку. Она сердится, когда обед остывает.
– Не могу сказать, что я ее не понимаю.
Габриэль поднялась и оперлась о его официально подставленную руку, а затем вновь заговорила:
– Мне было всего десять лет, когда я поселилась в семье Джорджи, и жила я у них до восемнадцати. Поэтому я никогда не чувствовала себя единственным ребенком.
Натаниэль ничего не ответил, открывая дверь и пропуская графиню. Столовая была огромной комнатой с тяжелой дубовой мебелью и темными панелями. С разных концов длинного стола стояли приборы. Свечи в изысканных серебряных подсвечниках стояли посередине стола, освещая тусклым светом пространство между двумя обедающими.
Габриэль хотела было сказать что-нибудь дружеское прислуге, но затем закрыла рот. Она и так достаточно наговорила сегодня. Каковы бы ни были порядки в доме, графиня была здесь всего лишь гостьей.
Она села на стул, отодвинутый для нее лордом, и уставилась на него, пытаясь придать своему лицу приветливое выражение.
– Ты знаешь семью Джорджи?
– Да нет, – рассеянно ответил Натаниэль.
Он попробовал вино и лишь затем сделал знак лакею, чтобы тот наполнил бокал графини. Лакей, громко стуча ногами по натертому дубовому паркету, прошел к месту Габриэль.
– Джорджи – старшая из шестерых детей, – настойчиво заговорила девушка.
У нее было такое чувство, как будто нужно было объяснить человеку, который не умеет обходиться с детьми, почему она с такой легкостью делает это.
Габриэль улыбнулась. Де Вейны были большой, шумной семьей, довольно счастливой. Вечные ушибы, царапины приводили леди де Вейн в отчаяние. А ее муж, замечая их, то раздавал подзатыльники, то жалел потерпевших. Никто из детей никогда не считал себя несправедливо обиженным. Справедливость у де Вейнов стояла на первом месте и воспринималась как нечто должное.
Габриэль отведала артишоков, которые ей величественно подал лакей, и принялась рассказывать своему сотрапезнику о жизни де Вейнов. Графине казалось, что она увлекательно повествует об их семье, но лорд Прайд отвечал ей в лучшем случае невнятным бормотанием, а в худшем – нахмуренными бровями и сердитым ворчанием.
Через некоторое время она оставила свои попытки разговорить Натаниэля и замолчала. Тишина нарушалась лишь шагами лакея и его тихими вопросами.
– Оставляю тебя наедине с портвейном, – сказала графиня, когда приборы наконец были убраны, лакей ушел и они в полном молчании съели второе блюдо.
– Это необязательно, – ответил Прайд, наполнив свой бокал из графина, стоящего возле него. – Ты можешь и остаться… хотя, конечно, если тебе хочется уйти…
– Думаю, нет никакой разницы, – ответила Габриэль, отодвигая свой стул. – Раз уж ты считаешь, что говорить за едой не нужно, то я не вижу смысла оставаться здесь. Мои жалкие попытки разговорить тебя потерпели неудачу.
Натаниэль смотрел на неровный свет свечей.
– Черт возьми, да просто нелепо так обедать! – заявил он. – Кто придумал таким образом накрывать на стол?! Я едва тебя вижу, не говоря уже о том, что не могу с тобой разговаривать.
Габриэль встала из-за стола.
– Что ж, если ты хочешь выпить со мной вина, то я присяду поближе к тебе.
– Да, пожалуйста.
Пока она шла вдоль стола, он поднялся и пододвинул графине стул.
– Надеюсь, ты меня простишь за то, что я вновь продемонстрировал свой скверный характер.
– Покажи, что ты не таков, – вызывающе проговорила Габриэль.
– Да не могу я, черт возьми!
Он очистил орех и положил его на ее тарелку.
– Не думаю, что ты обиделся на мои разговоры, – весело произнесла графиня, отправив ядрышко ореха в рот. – Может, попробуем сначала? О чем бы нам поговорить? О детях и детстве говорить запрещено.
Она искоса посмотрела на Натаниэля, желая увидеть, как он отреагирует на такое откровенное замечание. Выражение его лица было хмурым.
– Да, уж поверь, эта тема не вдохновляет меня. И мне совсем не хочется говорить о Джейке, поэтому давай договоримся, что о нем речь больше идти не будет.
– Как хочешь.
Она отпила портвейна, призывно глядя на него поверх бокала.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Бархат - Фэйзер Джейн



Любительницы горячих приключений, читайте, вам понравится!
Бархат - Фэйзер ДжейнЕлена
14.04.2011, 19.41





Класс! Если вы любите книги про шпионов, самодостаточных, умных женщин, читайте!
Бархат - Фэйзер ДжейнЛюся
23.02.2012, 12.09





Кто ищет остросюжетные приключения и шпионские страсти - это ваш роман.А кто, как я, ищет высокие чувства - ищите другие книги.
Бархат - Фэйзер ДжейнВ.З.,64г.
28.12.2012, 12.57





Не согласна с предыдущим автором комментария. В этом романе есть и приключения и страстная любовь.
Бархат - Фэйзер ДжейнЕлена
19.07.2013, 3.20





Хороший роман, читается легко! Рекомендую!)
Бархат - Фэйзер ДжейнИрина
21.10.2013, 0.35





Роман не захватывает. Я все время ищу что-то, похожее на "Джудит", но этот роман какой-то искусственный.Главный герой никакой, героиня тоже.Не помогает даже фон из Талейрана, Наполеона
Бархат - Фэйзер ДжейнСофия
20.06.2014, 16.00





Еще один интересный роман Фэйзер. Захватывающе легко читается. 10 балов
Бархат - Фэйзер ДжейнВарвара
26.10.2014, 12.24





Роман чудесный,читается легко,свободно,интересно.Люблю такое чтиво.
Бархат - Фэйзер Джейнгалина
24.07.2015, 1.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100