Читать онлайн Бархат, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Бархат - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.79 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Бархат - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Бархат - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Бархат

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

В уютном кабинете, расположенном в задней части высокого дома на улице д'Анжу, сидели два человека. Это были печально известные министр иностранных дел Наполеона Талейран и министр полиции. Талейран, аристократ до мозга костей, был прямой противоположностью Фуше – как внешне, так и в выборе методов и техники работы. Оба привыкли быть в тени, и для достижения своих целей им приходилось пробираться по извилистому пути интриг и тайн, быть временами тонкими дипломатами, а порой – беспощадными прагматиками.
После Наполеона это были самые влиятельные и сильные люди во Франции, да и во всей Европе, покоренной императором. По сути, им редко приходилось сотрудничать: каждый из них занимался только своей сферой деятельности, и каждый по-своему прислушивался к великому Наполеону. Но в эту холодную январскую ночь в Париже, когда Наполеон готовился к встрече с русской армией в Восточной Пруссии, им пришлось встретиться, чтобы обсудить один план, в котором их интересы совпадали.
– Она провела этот вечер в доме Ванбруков в Кенте, – произнес Талейран, потягивая маленькими глоточками коньяк и жестом предлагая гостю наполнить свой бокал.
Пальцы Фуше, которыми он держал изящный хрустальный бокал, были толстыми и грубыми, ногти обкусаны, на покрасневших суставах темнели волоски. Изысканный аристократ Талейран барабанил своими длинными, белыми, ухоженными пальцами по полированным подлокотникам кресла.
– Что она знает о Прайде? – спросил Фуше, отпив немного из своего щедро наполненного стакана.
– Что он самый умный из всех английских шпионов… что у нас не было возможности подобраться к нему поближе… что она должна это сделать.
– И сообщить нам способ навсегда убрать его с дороги, – заявил Фуше, облизывая губы после коньяка.
Талейран слегка вздрогнул. Фуше был таким грубым! По сути дела, устранение лорда Прайда вовсе не входило в планы министра иностранных дел, но Фуше не следовало об этом знать. Их обоих устраивало, что Габриэль вознамерилась проникнуть в английские секретные службы, и для достижения этого они объединили свои усилия. Фуше хотел иметь двойного агента в Англии, с помощью которого он бы камня на камне не оставил в секретных службах этой страны, а Талейран, любивший окольные пути, был не прочь получать сведения прямо из английского правительства. Вся информация, по его расчетам, должна идти от Натаниэля Прайда. Через Габриэль, конечно.
И сейчас был такой момент, когда Талейран и Фуше могли работать вместе для достижения своих совершенно различных целей. А если цели Фуше когда-нибудь в будущем станут несовместимыми с планами Талейрана, то министр иностранных дел решит, что делать.
– Вы верите, что женщине удастся внедриться в их систему? – Фуше сощурил глаза.
Талейран кивнул.
– В течение последних пяти лет, пока у нее была связь с Черным Зайцем, Габриэль была одним из наиболее удачливых и бесстрашных курьеров. Безусловно, эта миссия требует различных умений, но Габриэль – женщина решительная, с твердыми убеждениями. К тому же она полна решимости отомстить за смерть своего любовника. Удача будет ей сопутствовать.
– Господи, как бы я хотел знать, кто его предал! – воскликнул Фуше, как-то дико тараща глаза. – Так бездарно потерять лучшего агента! О Боже, просто плюнуть хочется!
Его рот скривился, а Талейран сделал гримасу, думая, что Фуше сейчас перейдет от слов к делу, но тот только осушил свой бокал до дна одним глотком.
На мгновение в комнате воцарилось молчание. Огонь в камине разгорелся сильнее, пламя свечи заплясало – из-под двери проник поток холодного воздуха.
– Тем не менее, – наконец произнес Талейран, – мы с вами пришли к выводу, что жар можно загребать и чужими руками. Габриэль сумеет превратить неудачи в преимущества. Как только она добьется расположения Прайда, и он станет доверять ей, графиня раздобудет список английских агентов, которые в настоящее время работают во Франции. И уж если Гийом был предан английским двойным агентом, который числится и у нас, мы это разузнаем.
– А вы уверены, что Габриэль де Бокер ничего не связывает с провалом Черного Зайца?
– Ничего, – твердо ответил Талейран. – Об их романе было известно лишь мне. Габриэль, как вы знаете, – моя крестная дочь. Ее отец был моим лучшим другом детства. И вполне естественно, что я предложил ей защиту, когда она вернулась из Англии после революции. Они встретились с Гийомом однажды ночью, когда он тайно приходил ко мне. И почти сразу стали любовниками.
Тень пробежала по надменному лицу Талейрана, когда он вспомнил, какая страсть связывала молодых людей. Сила любви и влечения была так велика, что он не мог припомнить ничего подобного.
Фуше промолчал. Подобные связи – вещь куда более частая, чем общество это официально признает.
– И когда их страсть разгорелась, Габриэль, конечно, узнала правду и о Гийоме, и о том, как он служил на благо Франции. Признаться, мне казалось, что он уж слишком легко раскрыл свою тайну.
Талейран, улыбаясь, пожал плечами, вспоминая, как он журил молодого человека за такое легкомыслие. Впрочем, Гийом так пламенно защищал себя и свою любовницу, что был прощен.
– Габриэль настояла на том, чтобы принимать участие в секретной работе, и Черный Заяц обучил ее должности курьера. В обществе она появлялась как моя крестная дочь и вдова придуманного графа де Бокера, который, как все считают, внезапно умер при трагических обстоятельствах в своем поместье в Миди. Ее же реальная жизнь остается в тени. – Талейран развел руками. – Они встречались в обстановке полной секретности и ждали того времени, когда смогут жить открыто… пожениться, иметь детей. Этому не суждено было случиться.
– Нет, – немного нетерпеливо проговорил Фуше. Это был человек, лишенный сантиментов. – Так она соблазнит этого Прайда?
– Если в этом будет необходимость.
Такое осторожное заявление вызвало улыбку полицейского.
– Вы так же хладнокровны, как и я, – заявил он, поднимаясь на ноги. – Несмотря на сан епископа, Талейран.
– Отлученного от церкви епископа, – спокойно поправил его Талейран, вставая вслед за своим гостем, – который любил свою страну. Вы уйдете через черный ход? – спросил он, приподнимая брови.
– Как же еще? – согласился Фуше. – Соглядатаи есть везде, и наш император будет не в восторге, если узнает, что его министр иностранных дел и министр полиции тайно встречаются.
Талейран улыбнулся:
– Согласен. Я полагаю, что наш хозяин отнесется к нашему союзу как к вещи, не менее ужасной, чем второй Трафальгар.
– И будет прав, – поддержал Фуше, еще раз сухо улыбнувшись.
Талейран вернулся к камину, как только дверь за полицейским закрылась. Они с Фуше были не лучшими друзьями, но в интриге, которую они вели, ставки были самыми высокими: император Наполеон должен быть низвергнут со своего трона. Они вместе будут добиваться этой цели, используя разные способы и сферы влияния. И наступит день, когда их труд будет увенчан успехом. Но в тот же день их непростой союз распадется, поскольку они станут соперниками в борьбе за власть.
Талейран задумчиво попивал коньяк. Фуше знал все это не хуже его, и в нужный момент он был готов пожертвовать старшим по званию соперником в интересах дела.
Мир не лишен интереса, заметил Талейран, снимая с книжной полки вольтеровского «Кандида». Он пролистал книгу в который раз, усмехаясь над осторожным оптимизмом Панглосса: «Все к лучшему в этом лучшем из всех миров». Лишь полное неприятие этой философии объединяло министра иностранных дел и министра полиции императора Наполеона. Всегда можно было все изменить.
А в доме Ванбруков Габриэль спала сном праведника, и ее сны не омрачались мыслями об упрямом Натаниэле Прайде. Девушка проснулась до того, как горничная принесла ей горячий шоколад, и чувствовала себя свежей и отдохнувшей, как будто ей не пришлось часть ночи карабкаться по стенам. Графиня выскочила из кровати и распахнула шторы. Было прекрасное утро. Иней на газонах под ее окнами сверкал в лучах не успевшей спрятаться луны.
Габриэль высунулась наружу и посмотрела на другую увитую плющом часть здания – туда, где находилось окно лорда Прайда. Ей было интересно, закрыл ли лорд окно после визита ночной гостьи. Сейчас, при свете дня, ей показалось, что не так уж безопасно было подниматься с усыпанной гравием дорожки вверх по стене, как это виделось в ночной тьме. Девушку так волновала поставленная перед ней цель, что она забывала об опасности.
Габриэль отвернулась от окна, когда горничная внесла в комнату поднос с шоколадом и сладкими бисквитами.
– А вы раненько, мадам, – заявила горничная, ставя поднос возле кровати. – Здесь холодно, как в могиле. Лучше закройте окно, а я разожгу огонь в камине.
– Спасибо, Мейзи, – дрожа от холода в тонкой ночной сорочке, проговорила Габриэль.
Затем она закрыла окно, забралась в постель и стала наблюдать, как служанка, склонившись над очагом, ворошила угли и разводила огонь.
– Приготовить вашу одежду, мадам?
Горничная выпрямилась и отряхнула руки, когда огонь в камине запылал.
– Пожалуйста, – сказала Габриэль, наливая себе ароматный шоколад из серебряного кофейника.
– Мальчик хорошо почистил ботинки, – заметила Мейзи, внимательно рассматривая ботинки из испанской кожи, на которых не осталось и следа грязи.
Габриэль что-то невнятно пробормотала. Они договорились с Талейраном, что она будет путешествовать без собственной горничной, полагаясь на слуг Джорджианы. Чем меньше людей будет вокруг нее, тем меньше вероятность случайной ошибки. К тому же у нее будет больше свободы передвижения, если она ни от кого не будет зависеть.
Мейзи суетилась вокруг нее с кувшином горячей воды, зашнуровывала тесемки, застегивала пуговицы, расчесывала волосы, и все время без умолку болтала о своей беременной сестре и о браконьере, которого егерь поймал ночью. Габриэль молча слушала веселую болтовню, лишь изредка прерывая ее короткими приказаниями. Все ее мысли были направлены на то, как она проведет нынешний день и как лучше возобновить атаку на Натаниэля Прайда.
Часом позже она спустилась вниз к завтраку, тихо напевая про себя старую детскую песенку: «Мы поедем на охоту, мы поедем на охоту. Там поймаем мы лисицу и запрем ее в темницу. Мы поедем на охоту».
Дичь, которую она собиралась преследовать сегодня, была несколько крупнее лисицы.
Слуга, подскочив, отворил дверь в гостиную. Войдя, Габриэль обнаружила, что в комнате, кроме нее, был лишь лорд Прайд.
– Доброе утро, сэр.
Она приветствовала его с ангельской улыбкой и с таким видом, как будто это не она забралась посреди ночи в спальню к мужчине, и сидела на его кровати.
– Кажется, мы пришли раньше всех, – продолжила она.
– Да, – коротко согласился он, на мгновение оторвавшись от своей тарелки.
– Прекрасный день, – настырно продолжала она беседу, приподнимая крышки над горячими блюдами.
– Да.
– Как раз для охоты.
Ответа не было.
– О, простите меня! Вы, кажется, из тех людей, которые ненавидят разговаривать за завтраком?
Ответом лорда Прайда было то ли рычание, то ли невнятное хмыканье.
Габриэль выбрала себе блюдо и уселась на противоположном конце стола – как можно дальше от своего молчаливого сотрапезника. Намазывая на хлеб масло, она продолжала напевать детскую песенку и старалась не смотреть в сторону Натаниэля.
– Вы должны это делать? – резко прервал ее лорд Прайд. Лоб его прорезала глубокая морщина, а серо-зеленые глаза были наполнены раздражением.
– Делать – что? – Габриэль невинно посмотрела на него.
– Петь эту чертову песенку, – ответил он. – Это действует мне на нервы.
– Ах да, – проворковала Габриэль с обворожительной улыбкой. – Меня это тоже раздражает, но я ничего не могу поделать. Знаете, как привязываются такие глупые песенки.
– Нет. К счастью, я этого не знаю, – оборвал ее Прайд.
Габриэль пожала плечами и потянулась за кофейником.
– Знаете, лорд Прайд, если бы я так же, как и вы, ненавидела разговаривать за завтраком, то предпочла бы есть в одиночестве.
– Именно этого я и хотел. Большая часть гостей спустится к завтраку не раньше половины восьмого, а к этому времени я бы давно ушел.
– Боже, да вы целую речь произнесли, – заметила девушка с восхищением. – Будьте добры, передайте, пожалуйста, молоко.
Натаниэль с грохотом отодвинул стул, взял серебряный сливочник и прошел вдоль всего стола, а затем с такой силой опустил сливочник возле ее чашки, что часть молока расплескалась.
– Благодарю вас, – с милой улыбкой произнесла Габриэль, вытирая пролитое молоко салфеткой.
Натаниэль взглянул на нее с бессильной злобой. Потом он резко повернулся на каблуках и пошел к дверям, нарочито не замечая Майлза Беннета и мисс Бейберри, которые, оживленно болтая, вошли в столовую комнату.
– Доброе утро, Натаниэль, – весело приветствовал его Майлз. – Надеюсь, ты наслаждался завтраком в одиночестве?
– Нет, напротив, – ответил Прайд и ушел.
Майлз, ухмыляясь, отодвинул стул для мисс Бейберри.
– Доброе утро, Габби. Кажется, ты нарушила спокойствие нашего друга с самого раннего утра?
– Похоже, что так, – ответила Габриэль. – Ему следует есть у себя в комнате, если он не терпит компании.
Комната быстро наполнилась жаждущими поохотиться. Габриэль поднялась к себе, чтобы взять шляпу, перчатки и хлыст. Натаниэль Прайд был в костюме для верховой езды, значит, он тоже намеревался отправиться на охоту. Хотя, если на поле он будет так же молчалив, как за завтраком, то его будет трудно втянуть в беседу. Но всегда оставалась надежда на какую-нибудь неожиданность, которая поможет им разговориться.
Лорд Прайд по тем же причинам, что и Габриэль, путешествовал без собственных слуг. Перед зеркалом, он поправил на себе одежду и отряхнул рукой шляпу. Он был одет аккуратно и изысканно, но неброско. Надо признаться, графиня де Бокер вывела его из равновесия, явившись к завтраку в такую рань, хотя он твердо намеревался не доставлять ей такого удовольствия.
Уж если кто из женщин и мог привлечь к себе внимание своей одеждой, так это была графиня. Большинство высоких женщин стараются скрыть свой рост. Габриэль поступила наоборот. Черный костюм для верховой езды был так же строг, как и ее вчерашнее платье. А потому он удивительно подчеркивал и рост, и соблазнительные линии ее гибкого тела. На шее у нее был белоснежный шейный платок с изумрудной булавкой.
Но как же, к дьяволу, он сумел разглядеть все это в то время, когда она изводила его своей бессмысленной болтовней?
Конечно, он должен соблюдать правила приличия и дождаться Саймона, затем высказать ему все, что думает о его дурацком плане. А потом… потом уехать в Гемпшир. Там царят мир и покой. Там он проведает Джейка.
Джейк. Одно лишь воспоминание о ребенке приводило его в смятение. На что вчера намекал Майлз, спрашивая, что Джейк думает о своей жизни? И разве шестилетний малыш имеет право на собственное мнение?
Перед взором Натаниэля стояли карие глаза мальчика. Живые, эмоциональные, обрамленные густыми ресницами. Глаза Элен. И чудные кудри. Кудри Элен. Ямочка на подбородке. Ямочка Элен. И ее подбородок.
Измученное лицо Элен на подушке… Белое, как простыня. Лихорадочный блеск глаз. Она смотрела на него с таким отчаянием, но все же с надеждой, что он не даст ничему плохому случиться с ней.
Но Прайд потерял ее. Она умерла в тот самый момент, когда они своими ужасными инструментами вытащили Джейка из ее тела. Она никогда не увидела ребенка, которому дала жизнь.
Это было шесть лет назад, но он помнил все, как будто это было вчера. Кончится ли когда-нибудь эта пытка? За какую вину он несет эти бесконечные страдания, и когда Господь положит им предел?
Повелительные звуки охотничьего рожка прервали его мрачные мысли. Прайд взял перчатки и хлыст и вышел из комнаты. День охоты хотя бы на некоторое время отвлечет его от грустных воспоминаний. Физическая усталость – лучшее лекарство.
Выйдя из дома, он заметил Габриэль де Бокер. На графине была треуголка с серебристым плюмажем, свисающим на ее левое плечо. Она сидела верхом на черном, как смоль, скакуне, и юбки водопадом искусной драпировки прикрывали лошадь.
Как бы почувствовав, что он рассматривает ее, Габриэль обернулась и посмотрела лорду Прайду прямо в глаза. Она была слишком далеко от него, чтобы он мог как следует рассмотреть выражение ее лица, но Натаниэль догадался, что в черных глазах графини играет насмешка, а рот кривится той самой улыбкой, которую он так хорошо запомнил. На мгновение Натаниэлю показалось, что она своим взглядом пригвоздила его к месту, лишила способности двигаться. Затем она изогнулась, чтобы взять у слуги чашу с вином. Тут грум подвел к Натаниэлю серого коня с заплетенным хвостом. Наваждение исчезло. Прайд быстро вскочил на коня и отъехал в сторону от толпы, болтовни, приветствий и шумной брани псарей.
Габриэль одним глотком выпила горячее, со специями, вино и отдала чашу слуге, а потом ехидно заметила своему соседу:
– А лорду Прайду, похоже, наплевать на своего приятеля, а, Майлз?
Майлз усмехнулся:
– Так вы это заметили?
– Да, трудно не обратить внимания. Посмотрите, он отъехал куда-то в сторону. – Она нахмурилась. – А может, тому есть причины?
– Натаниэль в таком состоянии с тех пор, как от родов умерла его жена. Он обожал ее.
– А-а!
Габриэль замолкла. Талейран ничего не рассказал девушке о человеке, которого ей предстояло соблазнить и предать. А Саймон, добрый старина Саймон, невольно вовлеченный в ее план, сообщил лишь, что Натаниэль – непростой человек и Габриэль придется с ним нелегко.
Но в ее планы не входило сочувствовать ему. Она не хотела понимать его, не хотела заглядывать в скрытые уголки его души. Габриэль намеревалась использовать Прайда легко и просто и по ходу дел отомстить за смерть Гийома. Она не хотела видеть в нем человеческое существо, да еще с трагедией в прошлом, иначе ее планы нарушатся.
– У него есть мальчик… Джейк, – продолжал Майлз, не знавший, о чем она думает. – Замечательный малыш, который разлучен со своим отцом. Похоже, Натаниэль не знает, как обходиться с ним. Дело в том, что Джейк вылитая копия его матери.
Нет, она определенно не хотела его слушать.
– Надеюсь, у него это пройдет, – равнодушно промолвила она, пожав плечами.
Габриэль понимала, что это звучит холодно, бессердечно. Она ждала, что Майлз осудит ее, но ничего не могла с собой поделать.
– Егерь сказал, что надо ехать в рощу Даннет, – сказала графиня, резко меняя тему разговора. – Они всегда охотятся там.
– Будем надеяться, что нам повезет.
Майлз слегка поклонился Габриэль и ускакал прочь с ледяной улыбкой на устах.
Протрубили начало охоты, Псари спустили свору гончих, и они с лаем понеслись вперед. Слышны были крики доезжачих, понятные лишь собакам и егерям. Охотничий сбор поскакал по длинной дороге. Габриэль со знанием дела заняла место впереди – сразу за собаками и егерями. Натаниэль, пробираясь вперед, с невольным уважением наблюдал за ней. Габриэль де Бокер явно была отличной наездницей, которая знала толк в охоте. И он вынужден был признать, что это их объединяет. Даже если ему придется ехать позади нее, он не собирается отставать. Но вот Прайд поравнялся с графиней и коротко кивнул ей в знак приветствия.
– Верхом на лошади вы так же расположены к беседе, как и за завтраком, лорд Прайд? Или я могу обращаться к вам, не рискуя быть побитой?
Вопрос был задан самым елейным голоском, но в нем звучал вызов. Казалось, от нее исходит какая-то зовущая сила. Он заметил это еще прошлой ночью, и сейчас ощущение усилилось… У Прайда появилось чувство, что ему уготована какая-то роль и девушка знает нечто такое, чего не знает он. Вроде бы цель ее ночного визита все объясняла, но тревога Натаниэля не проходила.
– До тех пор, пока вы не запоете эту дурацкую песенку, – ответил лорд Прайд и вдруг, к своему изумлению, понял, что улыбается.
Улыбка изменила его. Его холодный взгляд внезапно потеплел. Резкие черты стали мягче, в уголках глаз появились добрые лучики, и рот потерял свою обычную жесткость.
– «И мы поедем на охоту, поедем на охоту…» – засмеявшись, тихо пропела Габриэль. Это ваша вина, лорд Прайд, вы сами мне напомнили. Теперь мне опять не выбросить песенки из головы. «Там поймаем мы лисицу…»
– Габриэль, прекратите!
– Мне нужен какой-нибудь стимул, сэр.
Чистой воды озорство. Но – многообещающее. Он почти слышал, как она предлагает ему себя, будто Габриэль сказала это вслух. Мысли закружились у него в голове. С ним открыто флиртовала женщина. А он уже лет восемь как забросил искусство флирта – с тех пор, как познакомился с Элен. Элен не умела кокетничать: ее невинность и простота исключали расчет, она была слишком естественна.
Вдруг Прайд понял, что не знает, как отвечать на кокетство Габриэль, и от этого у него язык прилип к нёбу и он, как школьник, почувствовал смущение.
– Я подумала… – серьезно начала Габриэль, помогая ему избавиться от неловкости. – Я подумала, что вы могли бы устроить мне что-то вроде проверочных испытаний, чтобы убедиться в том, насколько я могу быть полезной.
– Что-о?
Его восклицание было тихим, но, тем не менее, возмущенным.
– Испытание, – терпеливо проговорила девушка. – Какое-нибудь задание… например, раздобыть информацию… или…
– Тихо! – сказал Натаниэль, резко взмахнув рукой. – Как вы можете?! Вслух!
– Да нет, – прервала она Прайда. – Это безопасно. Как кто-то может догадаться, о чем мы с вами говорим? Если кто-нибудь вообще что-то слышал. Мы же далеко впереди всех.
Она махнула назад рукой. Действительно они были одни.
Однако это не остудило злобы Натаниэля. Он проклинал Саймона за то, что тот проговорился о нем этой языкатой женщине, которая считает, что его, по сути, смертельно опасное занятие не больше чем игра.
– Я не знаю, о чем Саймон, черт побери, думал, – яростно прошипел он. – Никто, я повторяю, никто, кроме членов правительства и секретных служб, не знает, чем я занимаюсь. Даже Майлз. И у вас хватает безрассудства болтать о вопросах жизни и смерти посреди этого чертова поля?!
– Вы преувеличиваете, – ничуть не смутившись, заговорила Габриэль. – Я уже доказала Саймону, на что я способна, и лишь поэтому он решил представить меня вам. Вы можете сами у него об этом спросить.
– Уж спрошу, можете мне поверить, – хмуро сказал лорд Прайд.
– К тому же, – продолжала Габриэль, как будто не услышав его, – я думаю, что обо всех секретных делах как раз и надо говорить в людных местах. Мне это кажется наиболее разумной тактикой. Можно обмениваться сверхсекретной информацией за обеденным столом, и никто ни о чем не догадается, если все продумать как следует.
Она стрельнула в него черными глазами, вопросительно приподняв брови.
Натаниэль сжал зубы. Так оно и было на самом деле, и он сам предпочитал именно эту тактику. Но слушать, как эту теорию себе в защиту развивает избалованная, светская львица, было выше его сил.
– Довольно! – опять заговорила девушка. – Вы знаете, что я права. И могу поклясться, что не буду невоздержанной. Я не обману вашего доверия. Саймон это знает. К тому же он знает меня лучше, чем вы, но… я надеюсь, мы это исправим, – задумчиво добавила она.
– Мадам, я не могу разделить вашей уверенности, – крепко сжав зубы, процедил лорд Прайд.
Он откинулся в седле назад и быстро проскакал к дорожке, ведущей к норе лисицы. До него туда уже промчались гончие, за которыми в шеренгу следовали егеря.
Затем Натаниэль чуть отстал, чтобы пропустить вперед графиню. С неприятностями можно разделаться двумя способами: либо бороться с ними, либо убегать от них. Второй способ казался ему более приемлемым, тем более что неприятность была олицетворена графиней де Бокер.
Габриэль проскакала мимо него. Она раздумывала, удалось ли ей сделать хоть шаг вперед или, напротив, было сделано два шага в обратном направлении. Ведь был же тот теплый момент, когда они весело рассмеялись! Неужели она все испортила, поторопившись? Но ей надо спешить. У нее была лишь одна неделя. Ведь шеф шпионов уедет из усадьбы Ванбруков, и она понятия не имела, когда вновь окажется рядом с ним под одной крышей. Не исключено, что у нее не будет другой такой возможности обработать его.
Внезапно резкие крики егерей, перемежающиеся собачьим лаем, зазвучали в другой тональности, Габриэль напряженно откинула голову, из которой мгновенно вылетели все мысли, кроме одной – о лисе. Она почувствовала знакомое возбуждение, мурашки забегали по ее телу.
Егерь задул в охотничий рог – в морозном воздухе прозвучали всего лишь два протяжных звука.
Свора бросилась с лаем к норе, а затем один из псарей издал невообразимо дикий вопль, от которого кровь забурлила и жилах Габриэль.
– Вот она! Кто-то увидел лису.
Охотничий, рог протрубил, что зверь выгнан из норы, – для тех, кто не слышал выкрика псаря. В одно мгновение все поле пришло в движение: охотники прорвались вперед из-за деревьев, копыта стучали по мерзлой земле, в воздух поднимались струйки пара от разгоряченного дыхания людей и животных.
В стороне от охотничьей тропы тянулся луг. Габриэль резко свернула туда, в то время как все охотники проскакали вперед.
– Натаниэль! – вскрикнула она, увидев, как он мчится впереди остальных. – Сюда!
В порыве она даже не заметила, что назвала Прайда по имени, чтобы привлечь его внимание. Она думала лишь об одном: был ли он таким же страстным и неустрашимым охотником, как и она сама? Ей хотелось, чтобы Натаниэль разделил с ней те чувства, которые обуревали ее на охоте, – чувства, знакомые графине с самого детства.
Прайд повернул в ее сторону, даже толком не осознав, что произошло. Габриэль проскакала впереди лорда, указывая ему путь в дальний угол луга.
Вдруг Прайд увидел высокую изгородь, поросшую куманикой. Он оцепенел, когда понял, что лошадь Габриэль готовится к прыжку.
«Это невозможно, – думал он. – Это самоубийство». Но в то же мгновение его собственный скакун оттолкнулся от земли, и Прайд почувствовал, что парит в воздухе. Лишь приземлившись на другой стороне изгороди, Натаниэль заметил покрытую льдом широкую канаву, которую им тоже предстояло преодолеть.
Безумная, сумасшедшая женщина! У него не было времени раздумывать. Она неслась впереди него по гладкому полю, направляясь к более низкой изгороди. В его крови бурлило возбуждение от погони, он слышал лай собак, в ушах звучали звуки охотничьего рога.
Они перемахнули через изгородь и оказались рядом с егерем и сворой. Прайд увидел, как в роще, справа от них, мелькнул рыжий мех лисицы.
Их лошади летели рядом голова к голове. Они проскакали вслед за сворой в рощу, а весь сбор отставал от них на несколько сотен ярдов. Вдруг в роще собаки потеряли след и, громко скуля, стали рыскать вокруг.
Габриэль едва успела осадить лошадь, догнав собак. Она была страшно разочарована остановкой.
– Лиса как сквозь землю провалилась, – задыхаясь, проговорила она. – Даже не знаю, радоваться или огорчаться. Как мы мчались!
Ее шляпа слегка съехала набок, из-под нее выбивались рыжие кудряшки. Обычно бледная, прозрачная кожа на лице сейчас пылала ярким румянцем, темные глаза горели. У Натаниэля вновь голова пошла кругом.
– Вы сумасшедшая, – объявил он. – Ваша езда – просто безумие! Можно было объехать эту изгородь.
Габриэль взглянула на Прайда, как будто не узнавая его.
– Конечно, можно было. Но мы же хотели опередить всех.
– Это не оправдание.
Она все еще смотрела на него непонимающим взглядом.
– О чем вы говорите?
– Да я впервые видел, чтобы человек так бессмысленно рисковал, – решительно сказал Прайд.
– Так зачем же вы последовали за мной, если так боялись?
– Я не боялся. Мне было нетрудно перескочить забор: мой скакун больше и сильнее вашего.
– Погодите-погодите, – тихо промолвила графиня. – Это не имеет отношения к лошадям, не так ли, лорд Прайд? Вы сейчас говорите о том, что мужчины могут делать, а женщины – нет… точнее, не должны?
– Можете думать, что хотите, – ответил лорд. – Но вы еще раз продемонстрировали мне, что у вас нет тех качеств, которые необходимы для секретной службы. Я вам и прошлой ночью говорил, что бессмысленно подвергать себя и других опасности, для меня это вообще неприемлемо.
– Чушь, – упрямо возразила Габриэль. – Тут нет ничего безрассудного. Мой скакун принадлежит одному из егерей Саймона. Он отлично выдерживает вес взрослого мужчины, не говоря уж о моем. К тому же он очень вынослив. И ко всему прочему, я перепрыгивала этот, забор сотни раз. Фамильное поместье Джорджи недалеко от земель Ванбруков, и всего лишь несколько лет назад я каждую зиму охотилась здесь.
– Вы упорно не хотите думать о последствиях, мадам, – вновь заговорил Натаниэль. – Такие привычки опасны. Вы не можете быть надежным партнером.
Лорд Прайд нетерпеливо оглянулся. Он увидел собак и охотников, проклинающих все на свете, отставших всадников, которые въезжали в рощу.
– Сюда ехать нет смысла. Почему они не возвращаются и не травят еще одну лисицу?
– Они сейчас поедут в лес Хогартов, – задумчиво произнесла Габриэль.
Она понимала, что спорить с ним бесполезно, потому что Прайд полностью был во власти предрассудков. Они только начнут кричать друг на друга, и этим дело кончится. Нужно было придумать что-то другое, более убедительное.
– С вашего разрешения, лорд Прайд, я отправлюсь в лес. Я знаю, где можно проехать коротким путем. Вы, разумеется, не поедете со мной: там надо взять еще одно высокое препятствие. Но думаю, вы ничего не пропустите, если присоединитесь ко всем.
Она повернула коня и поскакала прочь из рощи. За спиной послышался цокот копыт. Габриэль удовлетворенно улыбнулась, наклонив голову к лошадиной шее, когда они проезжали по зарослям можжевельника на общинной земле. Графиня пришпорила коня, и он перешел в галоп. Она не преувеличивала, говоря, что он с легкостью выдерживал вес куда более тяжелого человека, чем она сама. Это давало ей преимущество перед Натаниэлем Прайдом.
Они поднялись по крутому склону встретившегося на пути холма, а затем спустились вниз. Препятствие, которое она собиралась преодолеть, представляло собой трехфутовую каменную стену на склоне горы, окружающую фруктовый сад большой фермы. Лес Хогартов был за противоположным концом сада, и гончим надо было бежать вокруг. Таким образом, отважный всадник мог намного обогнать свору.
Натаниэль не понимал, почему он последовал за ней. Разве что своими насмешками она опять бросила ему вызов. Но, похоже, ему не удавалось держать дистанцию. Кажется, в ее компании он становился таким же упрямцем, как и сама графиня де Бокер.
Впереди Прайд увидел стену – золотистые рассыпающиеся камни, сверкающие в ярком солнечном свете, – которая встала на пути коня и всадницы. Он чуть было не крикнул, чтобы она не валяла дурака, но вовремя заметил, что ее вороной, изготовился к прыжку, и лорд не захотел пугать его своим криком. Ведь малейшее промедление могло привести к тому, что конь потеряет равновесие. Если на такой высоте при бешеной скорости конь хотя бы копытами заденет стену, то всадник полетит с него, как ядро, выпущенное из пушки.
Натаниэль невольно зажмурился, а когда он открыл глаза, стена была уже перед ним. Животное, как и все лошади, доверчиво следовало за лидером. Поздно было останавливать своего скакуна, если он вообще хотел это сделать. Какое-то безумное мгновение они были в воздухе, а затем приземлились на твердую землю среди яблонь фруктового сада, принадлежащего фермеру Грегону.
Скакун Габриэль хрипел от усталости. На земле, за лошадью, лежала всадница. Ее шляпа отлетела на несколько футов, а юбка чернела на влажной, темно-зеленой траве.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Бархат - Фэйзер Джейн



Любительницы горячих приключений, читайте, вам понравится!
Бархат - Фэйзер ДжейнЕлена
14.04.2011, 19.41





Класс! Если вы любите книги про шпионов, самодостаточных, умных женщин, читайте!
Бархат - Фэйзер ДжейнЛюся
23.02.2012, 12.09





Кто ищет остросюжетные приключения и шпионские страсти - это ваш роман.А кто, как я, ищет высокие чувства - ищите другие книги.
Бархат - Фэйзер ДжейнВ.З.,64г.
28.12.2012, 12.57





Не согласна с предыдущим автором комментария. В этом романе есть и приключения и страстная любовь.
Бархат - Фэйзер ДжейнЕлена
19.07.2013, 3.20





Хороший роман, читается легко! Рекомендую!)
Бархат - Фэйзер ДжейнИрина
21.10.2013, 0.35





Роман не захватывает. Я все время ищу что-то, похожее на "Джудит", но этот роман какой-то искусственный.Главный герой никакой, героиня тоже.Не помогает даже фон из Талейрана, Наполеона
Бархат - Фэйзер ДжейнСофия
20.06.2014, 16.00





Еще один интересный роман Фэйзер. Захватывающе легко читается. 10 балов
Бархат - Фэйзер ДжейнВарвара
26.10.2014, 12.24





Роман чудесный,читается легко,свободно,интересно.Люблю такое чтиво.
Бархат - Фэйзер Джейнгалина
24.07.2015, 1.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100