Читать онлайн Бархат, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - Глава 26 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Бархат - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.79 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Бархат - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Бархат - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Бархат

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 26

– Они захватили весь датский флот! Копенгаген бомбили, и весь флот сдался! – то и дело восклицал император Наполеон, бегая по одной из зал Тюильрийского дворца.
Над коротенькими ножками Бонапарта нависал живот, глаза горели бешенством, когда он бросал взгляды на своих министров, рядком стоявших перед императором Франции.
– Похоже, что дела обстоят именно так, сир, – подтвердил Талейран, беря понюшку табаку.
Он стоял у окна, прислонившись к широкому подоконнику. В этой позе его больная нога отдыхала, и он мог спокойно выслушивать все, что говорилось вокруг.
Английское правительство моментально отреагировало на информацию, переданную лордом Прайдом. Датский флот не сможет вести блокаду Великобритании в портах Балтийского моря. Разумеется, датчане были не в восторге от этого, к тому же взятие датского флота не позволяло провести в жизнь один из секретных пунктов Тильзитского мира.
Талейран лениво смотрел на сады, окружающие Тюильри. Зеленая листва купалась во все еще ярких лучах сентябрьского солнца. Впрочем, платаны уже пожелтели и радовали глаз всеми переливами от золотистого до бежевого. По берегу Сены весело бегала собака, которая принялась неистово лаять при виде баржи, проплывающей под Новым мостом.
– Господин Талейран, а каково ваше мнение по поводу отказа португальского правительства поддержать континентальную блокаду?
Новый министр иностранных дел как-то неуверенно задал этот вопрос. Он привык во всем испрашивать прежнего министра, хотя уже давно настала пора иметь собственное суждение.
– Ничего хорошего для нас, особенно если принять во внимание катастрофу с флотом Дании, – произнес Талейран, только что назначенный помощником главы правительства.
– Ничего хорошего! Вы говорите «ничего хорошего»! – взорвался император. – Да это же настоящее предательство!
Наполеон злобно замолчал и неприветливо поглядел на Талейрана. Этот человек был слишком умен. Дипломаты любого европейского двора, не задумываясь, последовали бы его совету и приняли во внимание его мнение. А если бы дело дошло до разногласий между Наполеоном и Талейраном, то, как подозревал Бонапарт, с мнением его бывшего министра иностранных дел посчитались бы с большей готовностью, чем с его собственным.
Ах, как бы французскому императору хотелось обходиться без этого чересчур умного дипломата и самому судить обо всем! Негоже государю великой европейской державы зависеть от чьего-либо мнения, и в особенности от мнения человека, чьи взгляды отличались от взглядов императора, что Талейран с нескрываемым удовольствием показывал.
Но факт оставался фактом… Император Наполеон не мог управлять своей огромной империей без помощи Шарля Мориса де Талейрана-Перигора.
– Если Португалия присоединится к блокаде, ей конец, – тихо, как всегда, проговорил Талейран.
Это была еще одна причина постоянных разногласий между Бонапартом и Талейраном. Наполеон никогда не желал смотреть вперед и предвидеть возможные последствия своих действий. Его интересовали лишь собственные амбиции.
Гений Наполеона состоял в том, что он всегда умел подчинять обстоятельства своей выгоде, и именно это качество императора Талейран считал наиболее опасным для Франции.
– Хорошо, нам поможет Испания, – заявил Наполеон. – Мы предложим ей часть Португалии. Вот тогда Португалия встанет на колени! Шампаньи, направьте послание испанскому королю. Пусть он пришлет своих людей в Фонтенбло для участия в секретных переговорах. В следующем месяце! Весь двор будет там.
Талейран вновь принялся обозревать сад. Английское правительство должно знать, что еще затеял французский император. Подчинение себе Португалии означало лишь одно – желание установить полный контроль над Иберийским полуостровом. Испанцы могут попасться на удочку, услышав лицемерные заверения Бонапарта в любви и дружбе. И обман они обнаружат лишь тогда, когда позволят Наполеону проводить войска по своей территории. А уж оказавшись в Испании, Бонапарт не станет долго раздумывать и займет наиболее важные стратегические объекты.
Англия не должна оставаться в стороне, пока полуостров переходит во владение Французской империи. Ведь это также означает, что все португальские порты включатся в убийственную для Англии континентальную блокаду.
Габриэль была замужем за шефом тайных агентов Англии. А Фуше бесновался от злости. У министра полиции были длинные руки, но он не мог достать Габриэль, не испортив отношений с Талейраном. А сейчас эти отношения были для него важнее мести. Поэтому, пока Габриэль в Англии, ей не угрожает опасность.
В этой стране она в безопасности, и там же она может быть наиболее полезна, если, конечно, ее удастся уговорить, думал Талейран.
Он пошлет ей шифрованное письмо, предложив кое-что сделать для общего блага. У его крестницы – ясная, трезвая голова; он и думать не мог, что она откажется еще раз сделать то, что однажды уже выполнила с таким успехом. Габриэль поймет: это будет лишь на пользу ее друзьям, мужу и родной стране ее мужа, ставшей теперь и ее страной.
Габриэль сидела, откинувшись на спинку своей любимой каменной скамьи в саду. У нее на коленях лежало шифрованное письмо Талейрана. Ее ноги утопали в ковре из пожелтевших буковых листьев, которые все летели и летели с деревьев, застилая все вокруг осенним покрывалом. Садовник собирал их в кучи и жег, а запах дыма напоминал леди Прайд годы ее детства, когда она и дети де Вейнов, собравшись вместе, жарили в камине каштаны. Им было так тепло и уютно, а за окном бушевала непогода.
Проклятый Талейран! Черт бы побрал эту войну! Она сложила письмо и положила его в карман ротонды. Ее крестный не подумал о том, как она передаст очередную информацию; он лишь еще раз напомнил ей, как важно, чтобы все оставалось в строжайшем секрете. Адрес на конверте был написан женским почерком, письмо прибыло вместе со всей почтой из Лондона. Никто бы не смог предположить, кем оно написано.
Габриэль поежилась. Становилось холодно, на серебристом небе над рекой тут и там зажглись вечерние звезды. Леди Прайд встала со скамьи и направилась к дому.
Конечно, можно было, попросту не обратить внимания на письмо.
Габриэль пнула ногой кучу листьев, и внезапно воспоминание об одном давнишнем дне с удивительной ясностью встало перед ее глазами, как будто дело было лишь вчера. Хохочущий Гийом лежит на такой же куче листьев, куда она только что толкнула его… Гийом протягивает к ней руки… Это тоже было в октябре, в Валенсии…
Воспоминания такого рода все еще будоражили душу Габриэль, но теперь они стали не такими горькими. Она вспоминала своего прежнего любовника с тихой грустью и нежностью. Ее чувства были похожи на чувства любого взрослого человека, который вдруг где-нибудь на чердаке обнаруживает свои старые игрушки, картинки, засушенные цветы…
Гийом всегда смотрел на войну глазами Талейрана, и от нее он ждал того же. Гийом считал, что это просто его обязанность.
– Габби!.. Габби!.. – внезапно возник перед ней маленький Джейк. – Похоже, тебе грустно, – с обычной для детей прямотой заявил мальчик. – Тебе грустно? Не печалься!
Джейк взял Габби за руку, с тревогой заглядывая ей в глаза.
– Нет, – ответила Габриэль, с усилием улыбаясь. – Я просто кое-что вспомнила. Ты уже сделал уроки?
Джейк скорчил гримасу:
– Мне не нравится, что я должен ходить в дом викария по субботам!
Джейк теперь ходил заниматься в дом викария, где он учился с детьми приходского священника. Ребенку нравилось там, и к тому же он мог общаться со сверстниками.
– Может, ты поговоришь с папой? – спросил мальчик, глядя в сторону.
Он уже понял, что, когда Габби вмешивалась в его дела и говорила о чем-нибудь с папой, все, как правило, менялось к лучшему.
Габриэль, не сдержавшись, рассмеялась.
– Ах ты, хитрюга, маленький Джейк! Если уж ты ходишь учиться в дом викария, то должен следовать всем их правилам. Мне это кажется вполне справедливым, не так ли?
– А может, стоит поговорить с преподобным Эддисоном? – уже не так уверенно произнес мальчик: влияние Габриэль на викария было под вопросом.
– Я, пожалуй, все-таки спрошу у папы, но ничего заранее не обещаю.
Довольный мальчуган вприпрыжку побежал впереди Габриэль. Они вошли в дом. Уже зажгли свечи, и воздух был напоен запахом лаванды и роз: букеты этих чудных, благоуханных цветов стояли повсюду в доме.
– Беги, мой дорогой, тебе, наверное, уже пора пить чай, – сказала Габриэль Джейку.
Мальчик помчался наверх, в детскую, а леди Прайд на мгновение задумалась. Поначалу она хотела подняться в свои покои и подумать там, в тишине о полученном послании, но потом решила, что принять решение просто невозможно. У нее не было выбора.
Габриэль направилась в библиотеку. Она должна была выполнить данное Джейку обещание, пока не забыла про него.
Натаниэль оторвался от своих бумаг и непроизвольно улыбнулся. День ото дня Габриэль становилась все более привлекательной и желанной.
– Подойди и получишь поцелуй, – сказал он, отодвигая стул от стола.
Габриэль нагнулась к мужу и нежно погладила его губы своими губами.
– Это не похоже на поцелуй, – заявил Натаниэль, схватив жену за руку и усадив на колени. Но потом нахмурился: – Что случилось?
– Случилось? Ничего, – ответила Габриэль, пытаясь встать. Прайд крепче сжал ее талию.
– Что-то огорчило тебя, дорогая. Я чувствую это.
– Это время года, – заговорила она. И это отчасти было правдой. – Мне всегда грустно осенью. Почему-то я вспоминаю осенью своих родителей. В октябре я приехала к де Вейнам. Знаешь, сколько лет прошло, а я до сих пор не могу забыть то, что произошло в те годы.
Габриэль прислонилась к плечу мужа, поигрывая его пальцами.
– Хочешь на пару месяцев поехать в Лондон? Скоро начнется сезон.
– Ты же ненавидишь Лондон, – произнесла она, слегка улыбаясь.
– Я смогу продержаться там до Рождества.
В Лондоне ей будет проще сделать то, что она намеревалась. Куда легче обманывать, находясь в окружении множества людей.
– Да, мне бы хотелось поехать.
Габриэль обняла лорда за шею, крепко поцеловала в губы, а затем разняла его руки, державшие ее за талию, и встала.
– Мы могли бы взять с собой Джейка?
Натаниэль задумчиво почесал подбородок:
– А как же его занятия?
– У меня полно друзей с детьми его возраста. Уверена, что мы найдем, где ему можно будет временно поучиться. Кстати, он считает, что это несправедливо заставлять его заниматься в субботу. Он попросил меня поговорить с тобой об этом.
Натаниэль усмехнулся:
– Маленький хитрец! А ты что думаешь по этому поводу?
– Я считаю, что по субботам можно найти более интересные занятия, – заявила жена лорда Прайда.
– Ну что ж, если мы возьмем его с собой в Лондон, то эта проблема на время будет решена.
– Какой разумный и справедливый папа! – насмешливо воскликнула Габриэль. – Даже, не верится, что вся эта справедливость и весь разум будут растрачены всего лишь на одного маленького мальчика.
Глаза Натаниэля стали злыми. Он резко отодвинул стул и собрал в стопку свои бумаги. Прайд ничего не сказал, но молчание его говорило больше слов.
Габриэль ни на йоту не удалось продвинуться вперед в ее попытках изменить отношение лорда Прайда к детям. Он был просто тупым упрямцем! Натаниэль никогда не поддерживал разговор о детях и предпочитал упорно молчать, уже высказав раньше свою точку зрения.
Габриэль расстроившись, наблюдала за тем, как он складывает бумаги в сейф. Между ними повисло напряженное молчание.
Но перед леди Прайд в эту минуту стояла другая, более срочная проблема.
– Итак, когда же мы отправимся в Лондон? – весело спросила она, как будто только что не было этих напряженных минут.
Натаниэль обернулся. В его глазах было облегчение, и он, подобно своей жене, ответил тем же тоном:
– На следующей неделе… если тебя это устраивает.
– Ванбруки уже целых три недели живут на Гросвенор-сквер. Я напишу Джорджи, что мы скоро приедем. А может, пошлем вперед миссис Бейли и… и Бартрама, чтобы они подготовили дом на Брутон-стрит к нашему приезду?
– Как вам больше нравится, мадам жена.
Габриэль уверенно держала в руках бразды домашнего правления, и Прайд знал, что она спрашивает его лишь для порядка.
Габриэль кивнула мужу и вышла из библиотеки. В ее покоях Элли задергивала шторы и, едва леди Прайд вошла в комнату, принялась жадно рассказывать госпоже какую-то деревенскую сплетню.
Хозяйка слушала вполуха. Обычно она не останавливала служанку, потому что знала, что хозяйское мнение иногда может быть полезным при решении споров и выяснении всяческих недоразумений, но на этот раз голос Элли раздражал Габриэль и к тому же случай был абсолютно неинтересным.
– Элли, будь добра, принеси мне чаю, – прервала она девушку. – У меня начинает болеть голова.
– Да, миледи, конечно. Сейчас принесу.
На добродушном лице служанки появилось выражение сочувствия, когда она выходила из комнаты.
Габриэль села у камина, положив ноги на решетку. Она передаст сообщение Талейрана прямо Саймону. А тот, в свою очередь, поделится с Натаниэлем, и никто не узнает, откуда пришло письмо. Это будет анонимное послание. А раз они будут жить на Брутон-стрит, то ей будет довольно легко отправить его в официальный кабинет Саймона в Вестминстере.
По сути, она просто повторит свой номер с обманом, когда Саймон, ближайший друг ее мужа, будет, сам того не подозревая, обманывать Натаниэля. Но тогда горе и жажда мести заставили ее подставить своих друзей, и Габриэль до сих пор было неприятно вспоминать об этом.
Да и Натаниэль никогда не напоминал об этом случае; его жена сделала свой выбор, бросила шпионскую деятельность, и это его вполне устраивало. Впрочем, Габриэль догадывалась, что за годы службы ее мужу не раз приходилось играть не совсем честно.
В эту ночь, впервые за долгое время, ей опять привиделся ночной кошмар.
Натаниэль прижимал ее к себе, вытирал пот со лба; съежившееся тело его жены было комком боли. Она прижималась к нему в мокрой от пота ночной сорочке, а Прайд мог лишь успокаивающе гладить ее, пытаясь отогнать терзающие ее ночные видения. Он вспомнил, что еще днем его жена была расстроена и объясняла свое плохое настроение воспоминаниями о годах террора и своих потерях.
Когда рыдания Габриэль затихли, Прайд стянул с нее ночную сорочку, обтер ее тело губкой и вытер насухо полотенцем. Она лежала, не шевелясь, прикрыв согнутой рукой воспаленные глаза, потому что свет свечи казался Габриэль невыносимо ярким. Натаниэль убрал руку жены, провел полотенцем по ее векам, затем поцеловал глаза, нос, щеки, рот… Его руки уверенно ласкали ее тело, прогоняя ночных демонов страха.
Постепенно Габриэль успокоилась и отдалась во власть этих теплых, умелых и уверенных рук, и волна блаженства тихо вынесла обоих в океан наслаждений.
Через две недели Натаниэль остановил лошадей перед внушительным особняком на Брутон-стрит.
– Завтра же поеду к торговцам лошадьми и куплю тебе какой-нибудь экипаж, – объявил лорд Прайд, помогая жене выйти из коляски. – Ты бы хотела фаэтон?
– Нет, только парный двухколесный экипаж, – твердо ответила леди Прайд, спустившись на землю.
Затем она внимательно оглядела фасад дома, принадлежащего лорду Прайду.
– У вас отличный дом, милорд, – одобрительно заметила она.
– Надеюсь, внутри он понравится тебе не меньше, чем снаружи.
Натаниэль с насмешкой поклонился своей жене, подал ей руку, и они направились к дому.
Но не успели они подойти к парадному входу, как двери распахнулись, и улыбающийся Бартрам поклоном приветствовал, их. Миссис Бейли встретила их в холле, сообщив, что она взяла на себя смелость нанять двух лакеев и трех горничных. Но она подумала, что ее светлость захочет нанять повара сама. Агентство пришлет им подходящих кандидатов, как только леди Прайд отдохнет с дороги.
– Завтра я первым делом займусь этим, миссис Бейли, – тут же ответила Габриэль.
Новая хозяйка огляделась вокруг. От ее внимательного взора не ускользнули отполированные перила, блестящий мраморный пол, сверкающие канделябры.
– Вы все замечательно приготовили, миссис Бейли. Все выглядит просто прекрасно!
Экономка позволила себе удовлетворенно улыбнуться.
– Насколько я поняла, миледи, няня, мисс Примми и мастер Джейк прибудут сегодня же вечером?
– Да. Думаю, через пару часов. Их карета тащится куда дольше, чем экипаж лорда. – Габриэль улыбнулась мужу. – Или я просто недооцениваю мастерства моего мужа, который не хуже кучера умеет управлять лошадьми.
Дело было в том, что они устроили нечто вроде соревнования, кто лучше управится с экипажем, и на каждой подставе садились по очереди на место возницы. Натаниэль оказался лучшим кучером.
– Хотите осмотреть детские комнаты, миледи? Полагаю, что там все в порядке, но ведь мастер Джейк устанет с дороги, а у няни обязательно разыграется ревматизм – как всегда, после поездки в карете. У бедной мисс Приммер непременно разболится голова.
Тут старина Натаниэль должен был бы ядовито заметить, что он предоставил в распоряжение особ, сопровождающих его сына, самые удобные свои экипажи, за что они должны быть ему благодарны.
Вместо этого Прайд, к удивлению присутствующих, довольно спокойным голосом произнес:
– Габриэль, оставляю на тебя заботу о них. А я пойду в конюшню.
– Не забудь, что мы обедаем у Ванбруков, – напомнила ему жена, стягивая с рук перчатки. – Покажите мне все, миссис Бейли, посмотрим, что еще надо сделать.
Через два часа дом был готов принять возбужденного и слегка капризного от усталости Джейка, стойко выносящую страдания мисс Приммер и стенающую няню.
– Слава Богу, что мы не здесь обедаем, – заметил Натаниэль, наблюдая, как по лестнице поднимают бесчисленные короба и корзины. – Неужели одному ребенку необходимо такое количество вещей?!
«Не думаю, что двоим было бы нужно много больше, чем одному», – подумала Габриэль, но на сей раз оставила свое замечание при себе.
– Пойду переоденусь к обеду. Проследи, пожалуйста, чтобы все было в порядке в детской. Кто-то должен охладить пыл Джейка, а няня и мисс Приммер, по-моему, уже ни на что не способны сегодня.
Натаниэль скривился, но направился в детскую, а его жена – в свои покои. Элли как раз закончила распаковывать ее вещи и готовила вечернее платье.
– Миледи, Бартрам сейчас принесет воды для ванны.
– Замечательно. После долгой поездки необходимо принять ванну, – отрешенно произнесла Габриэль, открывая замок своего ящичка с письменными принадлежностями, который лежал на изящном секретере в стиле шератон.
Леди Прайд просмотрела записку, которую намеревалась на следующее утро отправить Саймону. Она написала ее на листке грубого пергамента печатными буквами. Такая бумага водилась во всех дешевых гостиницах. Записка была короткой… но не слишком ли? Не пропустила ли она чего?
Взгляд Габриэль остановился на «Философских письмах» Вольтера, стоящих на полке. Ей надо зашифровать письмо Талейрану, чтобы он знал, что она сделала.
– Не знаю, черт возьми, что происходит с этим ребенком?! – раздался то ли раздраженный, то ли удивленный голос ее мужа.
Прайд вошел в комнату. Габриэль вскочила, ее руки задрожали.
Она потеряла свои навыки!
– Да? А что он делал?
Голос Габриэль звучал спокойно, пока она мимолетным движением засовывала записку в ящичек и запирала его крохотным серебряным ключиком.
– Джейк голышом носится по комнате, а когда сидел в ванне, то говорил, что он дельфин.
Габриэль повернулась к мужу, аккуратно засовывая ключик в карман.
– Но Джейк прежде не был в Лондоне. Неудивительно, что мальчик сильно возбужден.
– Но сейчас он уже гораздо спокойнее, можешь мне поверить, – произнес Натаниэль, направляясь в свои покои и на ходу снимая с себя сюртук.
* * *
На следующее утро какой-то подозрительный тип вручил напудренному ливрейному лакею, дежурившему у Вестминстерского дворца, запечатанный конверт. Письмо было адресовано лорду Саймону Ванбруку, причем адрес на конверте был написан печатными буквами.
Лакей едва взглянул на посыльного, поэтому не смог описать его лорду Ванбруку, когда тот вызвал его узнать, кто принес послание во дворец.
– Этот человек сказал, откуда он?
– Нет, милорд.
– А вы спросили его?
– Нет, милорд.
– Похоже, кто-то просто попросил его передать конверт.
– Да, милорд.
Лакей отсутствующим взглядом смотрел в узкое окно, выходящее на реку.
Саймон почесал голову. Если сведения в записке верные, то она чрезвычайно важна. Точно так же, как и сообщение о секретных пунктах Тильзитского мирного договора.
Саймон отпустил лакея, взял свою шляпу, трость, вышел из дворца и подозвал наемный экипаж.
– Брутон-стрит! – приказал лорд Ванбрук.
Натаниэль, одетый в кожаные бриджи и высокие сапоги, как раз выходил из дома, когда Саймон подъехал к нему.
– Саймон, каким ветром тебя занесло сюда в середине дня? – весело приветствовал Прайд приятеля. – Не слишком давят государственные дела?
– Как раз напротив, – ответил Ванбрук. – Мне необходимо обсудить с тобой кое-что.
– Да, ну тогда поехали к Бруксам. Вообще-то я собирался отправиться в Мэнтонз-Геллери – потренироваться в стрельбе, но раз уж такое дело, то лучше к Бруксам. Габриэль выбирает повара, и дом напоминает бедлам. Джейк катался по перилам и, разумеется, упал и подвернул ногу. Я считаю, что это справедливо, но мисс Приммер воет так, что ее слышно даже на улице, а Габриэль предложила вызвать доктора. Еще несколько минут в этом сумасшедшем доме – и я напьюсь!
Усмехнувшись, он обнял Саймона за плечи, и они направились в сторону Пиккадилли.
Несмотря на то, что мысли Саймона были заняты лишь таинственной запиской, он все же с удовольствием отметил, что его друг совершенно переменился и, видимо, перестал страдать от горя и чувства вины. Правда, едва ли нашелся бы человек, который, живя вместе с Габриэль, оставался бы мрачным. Выведенным из себя – пожалуйста, но уж, во всяком случае, не угрюмым и расстроенным.
Когда они оказались в уединении мужского клуба, лорд Ванбрук вручил Прайду записку.
– Это передал мне какой-то таинственный незнакомец сегодня утром.
Саймон взял графин с портвейном, стоящий на столике, и разлил вино в два бокала – для Натаниэля и для себя.
Лорд Прайд тем временем внимательно изучал послание.
– Та-ак, тайное собрание в Фонтенбло с испанцами, – пробормотал он, отпив портвейна. – Но мы же знали об этом.
– Но не знали об угрозе, нависшей над Португалией.
– Нет.
Натаниэль сел, скрестив ноги.
– Кто, черт возьми, мог послать это?
Саймон не мог дать ответа на этот вопрос.
– Мы поверим записке? – вместо этого спросил он.
Натаниэль кивнул.
– Насколько я понимаю, не можем не поверить. Бонн давно уже положил глаз на Испанию. И нам надо поддержать Португалию, если мы не хотим, чтобы весь Иберийский полуостров попал ему в лапы.
– Ты сможешь направить туда своих людей?
Прайд снова кивнул, поставив свой бокал на стол.
– У меня есть несколько агентов в Мадриде. Их можно направить в Португалию. По сути, – добавил он, – я бы смог сам поехать.
– Да, и ты смог бы поговорить с португальским регентом, – проговорил Саймон. – Ты больше известен, и к тебе отнесутся серьезнее, чем к твоим агентам.
Саймон встал.
– Я немедленно поговорю с премьер-министром, – заявил лорд Ванбрук. – Думаю, он захочет сразу же встретиться с тобой и все обговорить.
Саймон надел перчатки.
– Интересно, – добавил он, – получим ли мы еще что-то от нашего таинственного посланца.
– Если только посыльный появится еще раз, надо во что бы то ни стало удержать его, до тех пор, пока я смогу расспросить эту бестию, – проговорил Натаниэль. – Чего я абсолютно не выношу – так это когда кто-то пытается мной манипулировать, пусть даже ради моего собственного блага. Если этот незнакомый доброжелатель – честный человек, то почему он сам не принес нам послания?! Может, он хочет чего-то взамен?
– Ты просто циник, – заметил Саймон. – Может, у него самые невинные мотивы – патриотизм, законность, справедливость…
– Как же… патриотизм… рассказывай… – ехидно молвил лорд Прайд. – Если бы это было так, незнакомец бы не замедлил появиться. Нет, что-то в этом деле нечисто, и я твердо намерен выяснить, что именно.
Натаниэль побрел к своему дому на Брутон-стрит. Его голова пухла от обилия всевозможных планов и предположений. Инстинкт подсказывал ему, что это не просто анонимное послание. Что-то за этим кроется.
Конечно, тайные осведомители в шпионаже – дело обычное, но уж больно важна сообщенная незнакомцем информация. Такие детали бывают обычно известны лишь очень узкому кругу лиц.
А Натаниэль был уверен, что он по именам может назвать тех агентов, которые могли бы раздобыть секретные сведения, подобные полученным Саймоном.
Если это какой-то новичок, то откуда он узнал, как передать послание Саймону? Ведь о том, что лорд Ванбрук, член правительства, и лорд Прайд, шеф тайных агентов, имеют общие профессиональные интересы, знал лишь премьер-министр. Даже Джорджиане и Майлзу ничего не было известно.
Конечно, Габриэль знала. Прайд на секундочку остановился: нехорошие подозрения опять закрались в его душу. Тот, кто стал шпионом, навсегда им останется! Неужели так оно и есть? Нет, невозможно. Она по убеждению оставила шпионаж, и у него не было причин подозревать Габриэль. К тому же она никак не могла знать чего-либо. Замужество изменило всю ее жизнь, и теперь она не имела доступа к секретной информации. А уж если бы так случилось, что какая-то информация непостижимым образом попала к его жене, то она первым делом поделилась бы с ним. Это было бы логично. Ей не было смысла обманывать своего мужа.
Лорд Прайд медленно пошел дальше, убеждая себя в логичности и правильности собственных доводов.
Возле входа в его дом, на ступеньках, стояла огромная очередь одетых в черное людей. Все это были кандидаты в повара. Прайд чувствовал, что в нем закипает раздражение. Габриэль пора прекратить заниматься этой ерундой! Натаниэль вошел в дом и отправился в приемную, где его жена беседовала с очередной женщиной, жаждущей наняться в поварихи.
– Ради всего святого, Габриэль, – воскликнул он, – дом напоминает контору для найма рабочей силы. Неужели ты еще никого не выбрала?
– Благодарю вас. Я сообщу о своем решении в агентство, – промолвила леди Прайд.
Женщина, сидевшая до этого на высоком стуле у стены, встала, поклонилась и ушла.
– Что с тобой происходит? – спросила Габриэль. – Не стоило говорить этого при постороннем человеке, который пришел наниматься к нам на работу.
– Нет, если чего не стоило, так это устраивать столпотворения возле дома, – возразил Прайд. – Там стоит человек двадцать!
– Конечно, я могу отослать их, не переговорив с ними, – резонно заметила леди Прайд. – Не знаю даже, почему в городе так много безработных кухарок. Надо было попросить, чтобы их сначала проверили в агентстве, но я совсем забыла об этом.
Габриэль внимательно оглядела своего мужа. Он был в том хорошо знакомом ей настроении, когда достаточно было произнести неосторожное слово, чтобы разразилась целая буря.
– Что-то расстроило тебя, – проговорила Габриэль.
Натаниэль нетерпеливо провел руками по волосам.
– Просто я только что виделся с Саймоном, вот и все.
Сообщил ли Саймон о полученной записке? Габриэль полагала, что тот сначала поговорит с остальными членами кабинета, с премьер-министром, а уж только потом привлечет к делу Натаниэля.
Неужели первым, кто узнал о послании, оказался ее муж? Посыльный не мог принести лорду Ванбруку записку больше чем два часа назад.
– И все? – с улыбкой спросила Габриэль. – Но встречи с Саймоном никогда не огорчали тебя прежде.
– Терпеть не могу загадки, – сказал Прайд. – И мне невыносима мысль о том, что кто-то меня использует.
Натаниэль скользнул взглядом по лицу жены, а затем внимательно посмотрел на ее руки, спокойно лежавшие на коленях.
Ладони Габриэль вспотели. Итак, Саймон все рассказал ему.
– Кто использует тебя?
– Не знаю… пока, – добавил он, меряя шагами комнату. – Но я намереваюсь выяснить это.
– Ты не все мне рассказываешь, – заметила Габриэль.
Она встала, подошла к камину, нагнулась и подставила огню руки, хотя ее уже бросило в жар. Ей казалось, что ее щеки пылают, и это можно было объяснить жаром, исходящим от огня.
Натаниэль взглянул на жену. Она была необычайно соблазнительна в своем бежевом утреннем платье. На рыжих кудрях Габриэль играли отсветы пламени, тонкая талия грациозно изогнулась.
Габриэль не могла иметь отношения к утренним событиям.
Сильное желание охватило его, отметая все подозрения и страхи. Натаниэль тихо подошел к жене, одной рукой обнял ее за талию, нежно поцеловал затылок в мелких кудрях, одновременно приподнимая другой рукой подол платья. Вот стали видны стройные икры, изящные бедра, полоска кожи над чулками.
Габриэль не пыталась выпрямиться. Ей было удобно опираться на его руку, ощущать его силу. Он ласкал, проникая всюду очень ловко и быстро.
– Похоже, мне так и не нанять повара, – прошептала Габриэль, пытаясь удержаться на ногах.
– Не слишком удачное замечание, жена, – заметил он, одергивая ее юбку, которая, скользнув, упала к ногам Габриэль.
Леди Прайд выпрямилась. Ее щеки пылали, глаза горели.
– Не слишком удачное поведение моего мужа, – передразнила она Прайда и указала на дверь: – Кто угодно может в любой момент войти.
Лорд Прайд усмехнулся, хотя, похоже, был несколько удивлен замечанием своей супруги:
– Но ты вроде бы не возражала, дорогая.
– Да нет, – неуверенно протянула она. – Ты же знаешь все мои слабости.
Натаниэль широко улыбнулся:
– Сейчас я запру дверь и доведу до конца то, что начал. Никто не помешает нам.
Прайд пересек комнату, запер замок, а потом прислонился к двери, задумчиво оглядывая все вокруг.
– В чем дело? – неуверенно прошептала Габриэль.
– Пытаюсь решить, где мы займемся с тобой любовью, – ответил Натаниэль.
Габриэль осмотрелась, быстро включившись в игру мужа. Она моментально забыла все свои тревоги.
– Может, в шезлонге? – предложила она.
Прайд отрицательно покачал головой.
– На столе?
Та же реакция.
– На кресле?
– Может быть, – задумчиво ответил Натаниэль, отходя от двери.
Быстрым движением он подвел жену к креслу и наклонил ее туловище через спинку так, что голова Габриэль уперлась в мягкие подушки сиденья.
– Я должна была догадаться, – произнесла Габриэль. – Ведь я так хорошо знаю это твое состояние.
– Возможно, и знаешь, – ответил Прайд, закидывая юбки жены ей на голову и спуская вниз ее панталоны. – Тебе удобно?..
– Вполне, – ответила Габриэль, устраиваясь поудобнее. Его руки скользнули по ее ногам, ягодицам, и к Габриэль тут же вернулось то блаженное состояние, которое она только что испытала перед камином. Все тревожные мысли исчезли, осталось лишь наслаждение и ощущение комфорта, которое она всегда испытывала в момент близости с Натаниэлем.
Прайд быстрым движением вошел глубоко в нее, а Габриэль подалась назад, навстречу ему, стремясь слиться с ним воедино, стать одной плотью со своим мужем. Натаниэль одной рукой крепко держал ее за бедро, а другую положил на спину жены.
Когда вершина наслаждения уже была близка и движения их стали стремительными и резкими, Прайд нагнулся к Габриэль, прижал ее к себе двумя руками, нежно покусывая мочки ее ушей. И когда он взорвался внутри ее, их плоть была единой, и они в один миг закричали от удовольствия, которое с каждым разом становилось все полнее.
– Боже святый! – воскликнул Натаниэль.
Габриэль сразу стало прохладно. Он благодарно поцеловал ее.
– О Господи, скажи мне, что сейчас одиннадцать утра, понедельник, – утомленным голосом произнесла Габриэль, поднимаясь с кресла и пытаясь оправить свои юбки.
– Так и есть, – ответил ей Натаниэль, застегивая бриджи. – Кто ты все-таки такая? – Он удивленно покачал головой и сам ответил на собственный вопрос: – Дьявольская женщина.
– Не знаю, что и делать с этим, – проговорила жена лорда, рассматривая свое отражение в зеркале над камином. – Посмотри, у меня же вся голова взлохмачена! Как я выйду отсюда в таком виде?
– Не представляю, – поддразнил ее Прайд, отпирая дверь. – Но сделай что-нибудь с этой толпой. Я хочу получить назад свой дом.
– Да, милорд. А то что-то мы слишком нервничаем этим утром, – язвительно произнесла Габриэль, показывая ему в зеркале язык.
Затем она быстро заколола выбившиеся из прически локоны.
Лорд приставил большой палец к носу, дразня ее, а затем вышел из комнаты, не обращая внимания на счастливую улыбку, которая играла на его губах.
Габриэль позвонила и попросила миссис Бейли прислать к себе следующего кандидата.
Натаниэль направился в библиотеку. Он уселся за стол и придвинул к себе кипу бумаг.
Ему надо решить, кто из агентов отправится в Лиссабон или ему лучше поехать туда самому. Португальский король был жалким инфантильным существом, неспособным управлять страной. А его регент был попросту трусом, который вообще ничего не мог. Они сразу же сдадутся Франции. Поэтому британское присутствие в Португалии было сейчас просто необходимым…
Натаниэль лениво вертел в руках перо. Тут он заметил, что кончик пера истрепался. Прайд стал искать свой маленький перочинный ножик, но его не было ни на столе, ни в ящиках. Лорд вспомнил, что ножик накануне брала его жена.
Перо сейчас не было нужно Прайду, но он уже не мог усидеть на месте. Натаниэль бросился наверх. Возле лестницы, ведущей на третий этаж, в детскую, он на секунду остановился и подумал, что неплохо бы навестить Джейка и узнать, как дела с его вывихнутой лодыжкой.
Но нет – какая-то сила гнала его в покои Габриэль, туда, где он сможет найти свой ножик.
В залитой солнцем гостиной Габриэль было тихо. Прежде это была любимая комната Элен, которая сама выбирала для нее обои и мебель, «Интересно, – подумал лорд Прайд, – захочет ли Габриэль изменить здесь что-нибудь? Для такой темпераментной женщины, как она, здесь все было чересчур спокойным».
Секретер был открыт, и Прайд тут же увидел свой перочинный ножик. Он взял его, и его взгляд упал на следы, оставленные на промокательной бумаге.
Какие-то заметки, зеркальные отображения букв, цифры… Ему безумно захотелось взять этот лист и как следует рассмотреть его.
Не удержавшись, Прайд схватил промокательную бумагу и поднес к зеркалу.
Габриэль упражнялась с кодом, ключ от которого содержался в «Философских письмах» Вольтера.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Бархат - Фэйзер Джейн



Любительницы горячих приключений, читайте, вам понравится!
Бархат - Фэйзер ДжейнЕлена
14.04.2011, 19.41





Класс! Если вы любите книги про шпионов, самодостаточных, умных женщин, читайте!
Бархат - Фэйзер ДжейнЛюся
23.02.2012, 12.09





Кто ищет остросюжетные приключения и шпионские страсти - это ваш роман.А кто, как я, ищет высокие чувства - ищите другие книги.
Бархат - Фэйзер ДжейнВ.З.,64г.
28.12.2012, 12.57





Не согласна с предыдущим автором комментария. В этом романе есть и приключения и страстная любовь.
Бархат - Фэйзер ДжейнЕлена
19.07.2013, 3.20





Хороший роман, читается легко! Рекомендую!)
Бархат - Фэйзер ДжейнИрина
21.10.2013, 0.35





Роман не захватывает. Я все время ищу что-то, похожее на "Джудит", но этот роман какой-то искусственный.Главный герой никакой, героиня тоже.Не помогает даже фон из Талейрана, Наполеона
Бархат - Фэйзер ДжейнСофия
20.06.2014, 16.00





Еще один интересный роман Фэйзер. Захватывающе легко читается. 10 балов
Бархат - Фэйзер ДжейнВарвара
26.10.2014, 12.24





Роман чудесный,читается легко,свободно,интересно.Люблю такое чтиво.
Бархат - Фэйзер Джейнгалина
24.07.2015, 1.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100