Читать онлайн Бархат, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Бархат - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.79 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Бархат - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Бархат - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Бархат

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

На следующий вечер, когда Габриэль собиралась на бал у прусского короля, раздался стук в дверь и вошел ее крестный отец. Он только что вернулся с переговоров, которые велись весь день, и не успел еще переодеться в вечернее платье.
– Оставьте нас, – приказал он служанке. Девушка изумленно присела и вышла из комнаты. Талейран закрыл за ней дверь и серьезно посмотрел на графиню. Потом он заговорил:
– То, что я тебе сейчас скажу, окажет решающее действие на исход этой войны. Это настолько важно, что английское правительство должно узнать о моем сообщении без промедления. Само провидение послало сюда лорда Прайда. Он сразу поймет важность моего сообщения и сумеет передать его куда следует.
Когда Талейран вошел, Габриэль сидела за туалетным столиком. Она лишь повернулась к нему, не вставая с табурета, и сейчас задумчиво крутила бриллиантовую сережку, вдетую в ухо.
– В договор должны быть внесены некоторые секретные пункты, – произнес Талейран, беря понюшку табаку. – Поэтому слушай меня очень внимательно.
Габриэль, не говоря ни слова, выслушала его, а когда министр закончил, спросила:
– Я не понимаю, чего вы от меня хотите?
Впрочем, она все прекрасно поняла.
– Ты сообщишь Прайду все детали секретных пунктов, – заявил министр.
Габриэль покачала головой:
– Нет… нет, я не могу этого сделать. Я больше не хочу заниматься шпионажем.
– Но я же не прошу тебя шпионить за английским тайным агентом, – терпеливо произнес Талейран. – Я лишь прошу тебя передать ему некую информацию, которая чрезвычайно важна для его правительства. Я прошу тебя сделать это для него, а не против него.
Габриэль закрыла глаза, сраженная неоспоримыми доводами крестного.
– А почему вы сами не сообщите ему об этом?
– Не будь наивной, Габриэль. Если до англичан дойдет, что я передаю сведения, идущие во вред Наполеону, то я могу себе представить, как они отнесутся к моей информации. И они одним простым намеком смогут дискредитировать меня в глазах императора. Англичане не очень-то меня любят, ma chere. – Талейран сардонически усмехнулся. – И я буду гораздо полезнее всем, если император сохранит свое доверие ко мне.
– Но я покончила с этими грязными делами, mon parrain, – медленно произнесла графиня. – И вы знаете это. Я сказала Натаниэлю, что не буду больше шпионить.
– Но я же не предлагаю тебе шпионить, – так же терпеливо проговорил Талейран. – Ты передаешь своему любовнику эту информацию как подарок.
– А как я объясню ему предательство интересов собственной страны?
– Люди нередко жертвовали интересами своих стран ради своей выгоды, – спокойно заметил министр. – Ты не причинишь вреда своему любовнику, mon chere, ты окажешь ему неоценимую услугу.
– Но я обману его.
– Для блага Франции, Англии, всей Европы! – убедительно сказал он. – На сей раз я не прошу тебя быть двойным агентом. И не требую от тебя никакой информации. Мне сейчас не нужны английские тайны. Я просто хочу, чтобы ты передала лорду Прайду информацию, которая будет очень важна и для него самого, и для английского правительства.
Габриэль вытащила сережку из уха и теперь невидящим взглядом смотрела на нее. Блеск бриллианта зачаровывал и околдовывал ее.
– А как ты будешь себя чувствовать, Габриэль, если скроешь эту информацию от лорда Прайда? Ведь это будет способствовать его дальнейшему продвижению по службе! Ты считаешь, у тебя есть право лишать его такой возможности?
Графиня мрачно посмотрела на Талейрана.
– Вы шантажируете меня, ваше сиятельство, – произнесла она.
Выражение лица Талейрана осталось прежним, и он вновь заговорил:
– Я государственный деятель, тактик, дипломат, Габриэль. Если ты считаешь, что, выполняя свои обязанности, я прибегаю к шантажу, – что ж, пусть будет так. Я верю в возможность установления спокойствия и мира в Европе. Но всего этого можно достичь, лишь сокрушив Наполеона. Впрочем, если ты не согласна с моими доводами и тебя не интересуют цели, которые я преследую, тогда нам не о чем разговаривать.
«Конец войне, – думала Габриэль, – войне, которая длится, по сути, вот уже пятнадцать лет. Конец убийствам». Графиня знала, что ее крестный отец прав, и в глубине души понимала справедливость его доводов. Да, этот человек, легко переступающий этические барьеры и обладающий невероятным самомнением, был шантажистом. Но Талейран предан Франции и, как и большинство людей, которые родились и учились в прошлом веке, понимал необходимость установления стабильности в Европе. А пока не кончится война, в этой части света будет царить хаос.
– А каким образом я объясню Прайду, откуда у меня эта информация?
Министр иностранных дел ничем не показал своего удовлетворения ее молчаливым согласием. Он лишь почесал подбородок.
– Да, согласен, что это будет нелегко сделать. Едва ли я стал бы рассказывать тебе об этих документах или забыл бы какие-то важные бумаги на столе. Знаешь, я полагаю, ты могла подслушать мой разговор с Дюроком и императором.
Талейран нахмурился, задумавшись. Затем он медленно заговорил, как бы представляя живую картину перед глазами:
– Итак… Когда мы днем уходили с официальной встречи у императора, я вдруг вспомнил, что забыл свою трость в одной из гостиных комнат. Как и полагается крестнице, ты предложила принести ее. Когда ты вернулась, коридор был пуст, гости уже разошлись, слуги были заняты своими делами в других местах. И тут ты услышала мой голос в одной из оконных ниш в длинной гостиной. Ты подошла ближе… неся мою трость… но потом услышанное заставило тебя прислушаться. Ты подслушивала, потому что привыкла это делать, и услышала много интересного. А затем, решив, что знаешь уже достаточно, ты на цыпочках вернулась к двери, шумно отворила ее и громко позвала меня… – Талейран замолк и посмотрел на Габриэль: – Думаю, эта версия вполне правдоподобна.
Графиня задумчиво прикусила губу:
– Может, она и подойдет, но как он отнесется к тому, что я так внезапно решила изменить интересам Франции?
– Ну, это уж твое дело – убедить Прайда, – хмуро ответил Талейран. – Он твой любовник. А женщина может многое сделать ради любимого человека. К тому же Натаниэль поймет, что способствовать падению Наполеона и предавать Францию, не одно и то же. Лорд не дурак.
– Да, – согласилась Габриэль. – Натаниэля дураком не назовешь.
– Тогда я оставляю тебя. Придумай сама что-нибудь. – Министр направился к двери. – И не откладывай, Габриэль. Жизненно важно, чтобы эта информация как можно скорее попала в Лондон.
– Я поняла. Вы знаете сегодняшний пароль для прохода в русский сектор?
Талейран немедленно сообщил ей пароль и добавил:
– Я пришлю к тебе горничную.
Служанка вернулась мгновенно, как будто она ждала прямо у дверей.
– Ваше платье, мадам. Вы готовы надеть его? – Горничная протянула ей простое платье из кремового крепдешина. Или вы предпочитаете сначала уложить волосы? – спросила девушка.
– Помоги-ка мне сначала справиться с перьями. Перья были непременным атрибутом дамских туалетов, надеваемых на официальные приемы при дворе, даже если это был двор презираемых Наполеоном короля и; королевы Пруссии.
Аннетт взяла одно из трех черных страусиных перьев и прикрепила его к высоко забранным волосам Габриэль шпилькой, украшенной бриллиантом. Затем были приколоты два других пера. Габриэль, слегка нахмурившись, критически оглядела свое отражение в зеркале и удовлетворенно кивнула.
Потом Габриэль натянула с помощью Аннетт платье и повернулась к горничной спиной, чтобы та могла застегнуть многочисленные крючки.
– Вы просто красавица, мадам, – выдохнула Аннетт. – Эти черные перья на ваших волосах… платье… просто замечательно!
– Спасибо, Аннетт.
Габриэль улыбнулась служанке, которая смотрела на нее восхищенными глазами.
– Тебе не нужно дожидаться меня, – велела графиня.
Затем она надела длинные шелковые перчатки и старательно расправила все складки. Ее движения были какими-то механическими, слишком аккуратными, как будто Габриэль дотрагивалась не до своих одежды и тела.
Кожа графини стала холодной и влажной. Спускаясь вниз по лестнице, она уже точно знала, как сообщит обо всем Натаниэлю. Ее поведение будет таким, что он не станет ни о чем думать и задавать лишних вопросов и поверит, что принесенная ею информация – это своеобразный подарок любимому человеку. Габриэль никогда не надо было разыгрывать перед ним страсть, и она была уверена, что ее тело, как обычно, воспламенится при виде его… но вот сможет ли она держаться естественно?
Когда она подъезжала к русскому сектору Тильзита, у сторожевого поста появился гусар и, подняв руку, остановил экипаж.
– Пароль?
Габриэль высунулась в окно и произнесла:
– Александр, Россия, величие.
Солдат отдал честь и пропустил карету. Пароль менялся каждый день, и придумывали его по очереди то Наполеон, то Александр. В этот вечер пароль был выбран Бонапартом. Что ж, завтра Александр ответит на лесть и придумает что-нибудь еще более лицемерное.
Графиня откинулась на подушки и принялась барабанить пальцами по бархатной обивке. Ее подташнивало. Габриэль собиралась сделать то, что нужно, но легче от этой мысли ей не становилось. Это будет обман во благо всех, без устали повторяла себе графиня. Она сказала Натаниэлю, что больше не занимается политическим шпионажем, и вот теперь выясняется, что она солгала. Девушка не могла рассказать о заговоре своего крестного отца, не подвергая саму себя опасности. И поэтому перед ней стояла проблема выбора.
Габриэль легко выскочила из кареты. Два офицера в мундирах Преображенского полка, разговаривая, прогуливались по улице. Увидев женщину, выбирающуюся из кареты, они замолчали и остановились.
В этой части русского сектора жили только одинокие офицеры и прислуга. Апартаменты женатых военных и приближенных к царю придворных находились в непосредственной близости к резиденции Александра. Одинокая женщина могла появиться на этой улице, имея перед собой одну лишь цель – любовное свидание.
Габриэль заметила, что они смотрят на нее. Она повернулась и свысока бросила на них взгляд, всем своим видом демонстрируя высокомерное презрение.
Взглянув на ее вечернее платье и бриллиантовые украшения, офицеры смешались и поклонились графине. Та не ответила на их приветствие.
Габриэль направилась к дому номер шесть и постучала.
Женщина, открывшая ей дверь, уставилась на графиню в таком же немом изумлении, что и офицеры.
– Мадам, что вам угодно? – спросила она.
– Мсье Лубянский – он мне нужен, – с прежним высокомерным видом ответила графиня.
Зачарованная роскошным платьем, драгоценностями и повелительным взглядом, хозяйка отступила назад и дала Габриэль войти.
Маленькая прихожая была скудно обставлена мебелью. Наверх вела узкая деревянная лестница. В воздухе пахло вареной капустой.
– Вам наверх, – произнесла хозяйка. – Вторая дверь налево, мадам.
– Благодарю вас.
Габриэль быстро стала подниматься на второй этаж, стараясь ступать как можно тише. Остановившись у второй двери, она уже было собралась постучать, но затем передумала. Вместо этого она опустила ручку и распахнула дверь. В узенькой комнатенке под высоким окном стоял массивный дубовый стол. Остальную меблировку составляли небольшой комод и узкая кровать.
Натаниэль собирался на прием. Услышав шум, он обернулся и увидел Габриэль, стоявшую в дверях.
Казалось, от девушки исходит какая-то пульсирующая энергия. Темные глаза Габриэль сверкали, губы приоткрылись, щеки покрывал нежный румянец.
– Какого черта! – воскликнул Натаниэль со злостью.
– У меня дружеские отношения с врагом, – кокетливо произнесла Габриэль со своей кривой улыбкой.
– Ради Бога, Габриэль, ты слишком часто переступаешь границу. Я же говорил тебе, что не потерплю вмешательства…
– Я должна была прийти, – сказала она. – Никто не знает, кто я такая. Я отослала карету и велела кучеру вернуться через час.
Габриэль шагнула навстречу Прайду и захлопнула дверь в комнату.
Графиня была необычайно хороша в нежном шелковом платье кремового цвета. Блеск бриллиантов и черные перья удивительно контрастировали с гривой ее рыжих волос.
– Я хочу тебя, – заявила она, подходя к Прайду и протягивая к нему руки.
Габриэль прильнула к нему, заставила Натаниэля обхватить себя руками. На ее губах играла обольстительная улыбка, глаза дразняще сияли.
Прайд чувствовал, как ее чувственность передается ему; его охватывал вихрь возбуждения. И он потерял голову – как всегда, когда видел Габриэль.
Графиня тихо засмеялась, прикусив нижнюю губу, и приникла к нему всем телом, мелко вздрагивая. Его кровь закипела.
– Сейчас, – хрипло прошептала она. – Я хочу тебя прямо сейчас, Натаниэль.
Подхватив графиню за талию, лорд усадил ее на стол. Его пальцы сжимали ее тонкую шею, на которой сверкали бесценные бриллианты, а его губы прильнули к ее рту.
Габриэль стала медленно опускаться назад, пока не почувствовала под спиной твердую, холодную поверхность стола. Их поцелуй не прервался, ее руки лежали на плечах Прайда.
Натаниэль поднял вверх нарядное платье графини, обнажив ее стройные ноги. От его прикосновений она плавилась, как масло, мгновенно отвечая на каждую его ласку.
«Почему? – думал Прайд. – Что за безумная страсть?» Эти вопросы будоражили ум Натаниэля, а тело его подчинялось первородному инстинкту, дремлющему в каждом человеке.
Прайд не спешил, но ласки Габриэль становились все требовательнее, движения – все быстрее и быстрее, и вскоре они исчезли, растворились в едином порыве.
Когда все кончилось, Натаниэль выпрямился, положив графиню на стол. Она в забытьи лежала перед ним, ее обнаженные ноги светились в темноте, глаза были закрыты, пышные волосы разметались по всей поверхности стола, а драгоценные шпильки и перья валялись рядом.
Габриэль была похожа на большую тропическую птицу, которая прилегла отдохнуть после долгого перелета. Нагнувшись к ней, Прайд погладил пальцем щеку и прошептал:
– Возвращайся, любимая.
Ресницы Габриэль затрепетали, глаза медленно открылись. Она долго смотрела на него затуманенным взглядом, а потом улыбнулась.
– Мне кажется, я каждый раз умираю после любви с тобой, – тихо сказала она.
– А мне кажется, что ты просто обезумела, – заявил Прайд, усаживая ее, – Как ты осмелилась сюда явиться, Габриэль?
Но голос его не был сердитым. Покачивая головой, он натягивал брюки.
– Ты только представляешь себе, как ты нас компрометируешь?
Габриэль медленно приходила в себя. И как она могла думать, что ей придется изображать страсть!
– Все это ерунда! – проговорила она, промолчав минуту. – В Тильзите все занимаются этим. Да придворные то и дело кочуют из постели в постель – никто на такие вещи и внимания не обращает…
– А ты откуда знаешь?
– Слышала, – высокомерно ответила она.
Натаниэль озадаченно посмотрел на графиню. Казалось, Габриэль не обращает внимания на беспорядок своего туалета, растрепанные волосы, на драгоценности, лежащие на столе.
– Но скажи, ради Бога, почему ты явилась так внезапно? – воскликнул он. – Что за спешка?!
– У меня есть для тебя подарок, – заявила она. – Может быть, ты сочтешь его довольно странным, но…
– Знаешь, я не могу тебя слушать, пока ты не приведешь себя в порядок.
Натаниэль подобрал с пола ее кружевные панталоны, надел их на графиню и поставил ее на пол.
– Поправь юбки, – грубо велел он Габриэль.
Габриэль встряхнула платье, расправила все складки и тряхнула головой. Ее огненные кудряшки облаком взвились в воздухе. Затем она слегка помассировала пальцами голову и расправила волосы, волной упавшие ей на плечи. Эти привычные движения успокоили ее, помогли сосредоточиться.
– Так лучше? – спросила Габриэль.
– Немного, – ответил лорд. – Мне кажется, все дело в перьях. Совсем неподходяще заниматься любовью, когда твоя голова украшена перьями.
Прайд взял одно из перьев и погладил его.
– Но теперь тебе опять нужна служанка, чтобы она тебя причесала перед визитом к прусскому королю.
– Я, пожалуй, не поеду туда, – произнесла Габриэль. – У тебя есть вино?
– Мне так понравился портвейн графа Толстого, что тот любезно прислал мне несколько бутылок в подарок.
Натаниэль вытащил бутылку и два пыльных стакана из толстого стекла.
– Здесь, конечно, нет никаких удобств, – сказал он, протирая стаканы носовым платком.
– Да и кровать маловата, – заметила графиня, беря из его рук стакан с вином.
– Но ведь есть стол, – улыбаясь, проговорил лорд.
Интересно, что еще за подарок она ему принесла, размышлял Прайд, стараясь не показать своего любопытства. Он видел, что Габриэль чем-то сильно взволнована и не только страсть заставляла ее так нервничать.
– Ну-с, – подсказал лорд. – Где же мой странный подарок?
Габриэль отпила портвейн, а затем сказала:
– Я тебе подарю кое-какую информацию.
Натаниэль спокойно слушал ее.
– В договор будут внесены некоторые секретные пункты. Согласно одному из них, Александр должен способствовать установлению мира между Англией и Францией. Если англичане откажутся, Россия объявит Англии войну и присоединится к Франции и ее союзникам по континентальной блокаде, а вместе с Россией будут Дания и Швеция.
Натаниэль долго молчал. Наполеон заставлял другие страны присоединяться к Франции для участия в морской блокаде Англии, чтобы лишить островное государство снабжения. А ведь все товары доставляются туда морем. Если все порты Европы окажутся закрытыми для Англии, то нация торговцев, как их называет Наполеон, не сможет торговать и Англия встанет перед ним на колени. Блокада повлияет и на экономику государства, но, пока Россия воевала с Францией, балтийские порты были открыты для английского коммерческого судоходства. Но если и государства Скандинавии объединятся с Россией, то Великобритании настанет конец – без Балтийского моря вся торговля остановится.
В то же время Натаниэль знал, что никакое вмешательство России не заставит британское правительство заключить мир с Наполеоном, – значит, война с Россией неизбежна.
Габриэль только что сообщила ему новости такой важности, что лорд Прайд даже не смог сразу осознать этого.
– Почему ты мне это сказала? – наконец спросил он.
– Это подарок. – Она нервно сжала стакан. – Любовный дар.
– Ты предаешь собственную страну?
Она покачала головой:
– Я же говорила тебе, что Наполеон не приносит Франции пользы.
– Но ты шпионила для Франции, – напомнил ей Прайд.
– Я шпионила со своим любовником. А теперь я хочу сделать подарок тебе. Бесценный подарок.
Верил ли он ей? Должен был – ведь она говорила правду. Габриэль не хотела смотреть на него, чтобы не видеть выражения лица лорда, но все же заставила себя это сделать.
Итак, ее любовник тоже был тайным агентом. Он думал об этом еще в парижском борделе.
Лорд Прайд присел на край стола, держа в руках стакан, и посмотрел прямо в глаза графине:
– Так, значит, любовный дар?
– Я люблю тебя, – просто сказала Габриэль. – И знаю, что не смогу вынести разлуки с тобой. А пока мы с тобой на разных сторонах баррикад, мы не можем быть вместе. Я всегда разрывалась между двумя странами. А теперь я сделала свой выбор.
Натаниэль судорожно вздохнул. Его потрясли слова Габриэль, и он не сразу осознал их. Теперь все в их жизни могло перемениться.
– Как ты узнала? – спросил он, словно не слышал того, что она говорила прежде.
Габриэль все объяснила ему.
– Но ты же любишь своего крестного отца, – заметил Прайд. – Почему ты решила предать его?
– Я не считаю это предательством, – уверенно произнесла графиня.
Ей хотелось знать, услышал ли лорд ее на этот раз, но он ничем не выдавал себя.
Габриэль говорила спокойным и безразличным тоном. Она старалась говорить правду, не раскрывая истинных целей Талейрана.
– Он тоже верит в сильную Европу. Не представляю, что у него за планы. Я лишь знаю, что Талейран не в восторге от того, что Россия и Франция заключили между собой союз. Крестный старается как-то перехитрить русских, я это знаю точно, и, насколько мне известно, ему не нравится идея заключения перемирия между Францией и Англией.
Объяснения графини были довольно путаными, но Натаниэль знал Талейрана, и все это вполне могло быть правдой.
Но, какие бы объяснения ни представляла Габриэль, информация действительно была очень важной, и только дурак не принял бы ее к сведению. А сам лорд Прайд уже заметил во время переговоров, что Александр с такой готовностью дружил сейчас с Наполеоном, с какой еще совсем недавно был готов воевать с ним.
– Я должен немедленно ехать в Англию, – заявил Натаниэль, отходя от стола.
– Сейчас?
– На рассвете.
– Я поеду с тобой.
– Не говори ерунды, – резко проговорил лорд Прайд.
– Я же сказала, что люблю тебя, – спокойно сказала Габриэль. – Неужели ты ничего не скажешь мне в ответ?
Натаниэль молча посмотрел на нее, стараясь осознать ее слова. Когда лорд заговорил, то в его словах не было привычной уверенности.
– Твой подарок столь драгоценен, что я не считаю свою любовь достойным ответным подарком. Я не так великодушен, как ты, Габриэль. И к тому же я боюсь ранить тебя.
Графиня покачала головой.
– Ты не сможешь обидеть или ранить меня, – уверенно молвила она. – Ведь ты же ничего не сделал Элен.
– Я в ответе за ее смерть, – заявил Прайд. – Тогда я не думал о ней: меня интересовали лишь мои собственные дела. И я не думаю, что судьба дает мне еще один шанс и я смогу стать счастливым.
– Но это же глупо, – проговорила графиня, крепко сжимая его руки. – Ты не можешь всю жизнь расплачиваться за одну ошибку. Я не боюсь, что ты причинишь мне вред.
Лорд Прайд ничего не ответил, а лишь положил свои руки на нее. Габриэль спросила:
– Ты любишь меня, Натаниэль?
– Да, – тихо ответил он.
– Тогда все в порядке.
Она улыбнулась своей кривой улыбкой.
– Дай мне разобраться с этой информацией, – попросил он, крепко прижимая графиню к себе. – Мне надо немедленно ехать в Англию, и я не могу уделить тебе должного внимания. Наверное, мне очень хотелось это услышать, но дай мне время.
Габриэль поняла, что он говорил искренне, и решила, что не стоит на него больше давить.
– Ну что ж… Очень хорошо, – произнесла она и чмокнула Прайда в щеку. – Кажется, я понимаю тебя…
Графиня отошла от Натаниэля, а он так и остался стоять, растерянно опустив руки.
Габриэль собрала свои перья.
– А как ты поедешь в Англию? – весело спросила она. Ее спокойный и беззаботный тон развеял все сомнения лорда Прайда.
– Доеду верхом до Шилуте, а оттуда кораблем до Копенгагена, если это возможно. По морю плыть безопаснее и к тому же быстрее.
– Желаю тебе побыстрее добраться до Англии.
Натаниэль провел руками по ее волосам.
– Это неправильно, Габриэль, но, право же, я не знаю, что делать. Ты приедешь в Англию?
– Да, конечно, – заверила его Габриэль. – Очень скоро. Она послала ему воздушный поцелуй, вышла из комнаты и очень тихо закрыла за собой дверь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Бархат - Фэйзер Джейн



Любительницы горячих приключений, читайте, вам понравится!
Бархат - Фэйзер ДжейнЕлена
14.04.2011, 19.41





Класс! Если вы любите книги про шпионов, самодостаточных, умных женщин, читайте!
Бархат - Фэйзер ДжейнЛюся
23.02.2012, 12.09





Кто ищет остросюжетные приключения и шпионские страсти - это ваш роман.А кто, как я, ищет высокие чувства - ищите другие книги.
Бархат - Фэйзер ДжейнВ.З.,64г.
28.12.2012, 12.57





Не согласна с предыдущим автором комментария. В этом романе есть и приключения и страстная любовь.
Бархат - Фэйзер ДжейнЕлена
19.07.2013, 3.20





Хороший роман, читается легко! Рекомендую!)
Бархат - Фэйзер ДжейнИрина
21.10.2013, 0.35





Роман не захватывает. Я все время ищу что-то, похожее на "Джудит", но этот роман какой-то искусственный.Главный герой никакой, героиня тоже.Не помогает даже фон из Талейрана, Наполеона
Бархат - Фэйзер ДжейнСофия
20.06.2014, 16.00





Еще один интересный роман Фэйзер. Захватывающе легко читается. 10 балов
Бархат - Фэйзер ДжейнВарвара
26.10.2014, 12.24





Роман чудесный,читается легко,свободно,интересно.Люблю такое чтиво.
Бархат - Фэйзер Джейнгалина
24.07.2015, 1.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100