Читать онлайн Бархат, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Бархат - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.79 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Бархат - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Бархат - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Бархат

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

– Разрази меня гром! – воскликнул Натаниэль, разглядывая бледное лицо мальчика, которое впервые оказалось так близко к нему. – Скажи мне, ради Бога, о чем ты думал?
Лицо ребенка скривилось, рот открылся, и он опять приготовился зареветь.
– Не вздумай снова плакать, – резко сказал Натаниэль. – Теперь, дружок, уже и плакать-то не о чем. Не могу тебе пообещать, что дела и дальше пойдут хорошо, и предлагаю поберечь слезы до того времени, когда они смогут принести тебе ощутимую пользу.
Рот ребенка захлопнулся, маленькое тельце в руках его отца напряглось, мальчик твердо смотрел в глаза Прайда.
– Как ты сюда пробрался? – спросил Натаниэль после минутного раздумья. – Я хочу точно знать, как тебе это удалось. – Он сел на койку и неловко пристроил мальчика у себя на коленях.
Джейк, запинаясь, принялся за свой рассказ. Его голос все еще дрожал от слез, которые он старательно сдерживал.
– О Господи, – пробормотал Натаниэль, когда мальчик закончил свой рассказ.
И это был тот самый ребенок, который предпочитал рисовать палочкой на песке, а не лазить по деревьям, который кричал от ужаса, когда его сажали на пони – лошадку, чуть больше, чем его карликовый конь, который едва открывал рот, чтобы ответить на любой самый простой вопрос. Смелость Джейка и его изобретательность поразили Прайда. Впрочем, от этого дело не становилось менее серьезным.
– А что, ты думаешь, придет в голову мисс Приммер и няне, когда они придут утром в твою комнату и не найдут тебя там?
Джейк ничего не ответил, но по щекам его опять потекли слезы.
– Ты об этом не подумал, не так ли? Да они с ума сойдут, раздумывая о том, что могло с тобой случиться.
– Но ты же выгоняешь Примми, – прошептал Джейк, глотая слезы. – И я хочу быть с Габби.
– Да, я понимаю, – проговорил Натаниэль. Он откинулся на переборку, поддерживая ребенка на коленях.
Внезапно мальчика пробрала дрожь, и Прайд наконец-то обратил внимание, что вся одежда на его сыне вымокла, мокрые от морской воды волосы прилипли ко лбу. К тому же было далеко за полночь.
– Тебе лучше лечь, – сказал Натаниэль, вставая вместе с Джейком. – Больше уже ничего нельзя сделать. – Прайд поставил мальчика на ноги и стащил с него мокрую фуфайку. – Брюки тоже надо снять.
Лорд Прайд нахмурился, глядя, как ребенок послушно стал расстегивать пуговицы на своих штанишках. Но руки ему не повиновались.
– Давай-ка я помогу тебе.
Натаниэль наклонился и живо справился с застежкой, а потом бережно завернул ребенка в одеяло.
– Ну что, так теплее? – спросил он сына.
Джейк кивнул; кутаясь в грубую шерсть. Он был слишком шокирован и напуган событиями этой ночи, чтобы обратить внимание на изменившееся отношение к нему отца. Прайд поднял мальчика, уложил на койку, и тот свернулся комочком.
Натаниэль молча смотрел на ребенка. Он был скорее изумлен, чем сердит. Затем лорд повернулся и вышел из каюты.
Габриэль, плотно завернувшись в плащ, стояла, облокотясь о поручни.
– Ну что? – спросила она, когда Прайд подошел к ней.
– Я уложил его, и боюсь, что тебе не удастся лечь этой ночью.
– Это не страшно, я совсем не устала. Он в порядке?
– Он замерз, промок и абсолютно вымотан.
– И неудивительно.
Графиня помолчала, а затем неуверенно спросила:
– Ты его наказал?
Натаниэль покачал головой:
– В нынешней ситуации это бесполезно, тебе не кажется?
– Да, конечно, – согласилась девушка. – Просто я не знала, как ты воспримешь все это.
– Жаль, что ты так околдовала его, – произнес он, глядя на темное, бурное море.
– Не думаю, что все обстоит именно так, – запротестовала Габриэль. Впрочем, она не рассердилась: ей было понятно смятение Прайда.
– Ты так считаешь? – Он взглянул на графиню, и опять в его взгляде появилось пугающее Габриэль выражение.
– Не понимаю, о чем ты, – недоуменно проговорила графиня.
Натаниэль покачал головой, и устало провел рукой по лицу.
– Я не хотел тебя обидеть, правда. Считай, что я просто выругался. Извини меня.
Габриэль кивнула:
– Что ты собираешься с ним делать?
– Боюсь, у меня нет выбора, – равнодушно проговорил Прайд. – Ему придется поехать с нами.
– А ты не сможешь просто вернуться с ним в Англию, когда мы доберемся до Шербура?
Натаниэль покачал головой:
– Шхуна не сразу отправится назад. К тому же Дан, шкипер, занимается всякими темными делишками. Он направит свое судно в Бретань и обратно поплывет, очевидно, из Сен-Мало, через неделю или две. Его шхуна будет полна контрабандой – бочонками коньяка и всем остальным, что только попадется ему на пути.
– Но разве не опасно везти Джейка в Париж?
– Да, – согласился он. – Но у меня есть один дом на примете – там мальчик будет в безопасности, и хозяева не станут задавать лишних вопросов. А в дороге он будет под твоим покровительством. Никто не обратит внимания на ребенка.
– Может, стоит сказать ему, что все это – просто игра, – задумчиво произнесла Габриэль. – Тогда он не так встревожится.
– Не понимаю, о чем ты.
– Знаешь, он такой впечатлительный. Он все время играет про себя в разные игры. Это обычное дело для единственного ребенка. И он все очень точно продумывает – Джейк однажды рассказал мне об одной такой игре. Надо сказать, его рассказ произвел на меня впечатление. Мальчик очень умен.
Похоже, Натаниэль не очень-то обрадовался, узнав, что его сын живет в мире фантазий.
– Не знаю, какая разница, примет он все это за игру или нет. Чем скорее мы окажемся в Париже, тем скорее я смогу его надежно спрятать, поэтому нам придется ехать дни и ночи без остановок.
Габриэль заметила, что в нем говорит скорее тайный агент, а не отец. Натаниэль явно не представлял, каково это – путешествовать по ухабистым дорогам без остановок с шестилетним ребенком. Но она не стала с ним спорить и лишь предложила:
– Давай спустимся вниз. Ветер крепчает.
В каюте, кроме койки, раскачивающегося под потолком фонаря и привинченного к полу стола, ничего больше не было, поэтому сесть можно было лишь на пол. Габриэль с гримасой отвращения посмотрела на помойное ведро, стоящее в углу, – кто-то предусмотрительно поставил его там для нужд редких пассажиров «Керлью». Никакой возможности уединиться не было. И уже не в первый раз графиня подумала о том, что мужчинам живется куда легче женщин.
Натаниэль обнял девушку, она положила голову ему на плечо, а шхуна скрипела, качаясь на волнах, и вместе с ней качался фонарь, и в его тусклом свете плясали причудливые тени.
Не успела Габриэль задремать, как вдруг со шхуной что-то случилось: качка стала сильнее, ведро покатилось по полу на противоположный конец каюты. Казалось, судно вот-вот перевернется. Девушка ощутила, что ее внутренности протестуют против этого безумия, она застонала.
– Я, пожалуй, выйду на воздух, – прошептала она.
Неожиданно заплакал Джейк, он сидел на кровати и держался за животик.
В мгновение ока Габриэль схватила ведро и бросилась к мальчику, прежде чем Натаниэль успел понять, что происходит. У ребенка началась рвота, он плакал и стонал. Зловоние распространилось по всей каюте, дышать стало невозможно.
Графиня придерживала голову Джейка, подставляя ему ведро, шептала нежные слова и пыталась успокоить мальчика, стараясь сдержать собственную тошноту.
– Ты можешь принести холодной воды? – спросила она Натаниэля, который беспомощно стоял рядом. – Чтобы вымыть Джейку лицо.
– Не знаю, есть ли на борту пресная вода.
– Подойдет и морская. Но должна же у них быть вода для питья.
– Весь путь занимает всего двенадцать часов, – промолвил Прайд.
Ему, да и рыбакам даже не приходило в голову запастись пресной водой. Натаниэль пересекал Ла-Манш много раз, но ни разу с ним не было женщины и ребенка.
Он пришел через несколько минут, держа в руках ведро с морской водой. Его плащ промок насквозь: он качнулся и налетел на стол, когда судно накренилось вбок. Часть воды расплескалась.
Ребенка все еще рвало, и он протестующе плакал и стонал.
Габриэль взяла платок Натаниэля, смочила его в морской воде и вытерла горячее, потное лицо мальчика.
Прошло полчаса. Рвота у Джейка продолжалась, но он перестал плакать. Габриэль все больше волновалась за него:
– Бедняжка, он не может больше. У него же ничего не осталось внутри. О Господи…
Она больше не могла бороться с собственной тошнотой и, зажав рот рукой, бросилась вон из каюты.
– Присмотри за ним, – успела крикнуть графиня, устремляясь вверх по трапу. Она очутилась на мокрой палубе, вдохнула полной грудью свежий ночной воздух. Даже дождь не приносил облегчение. Не в силах больше противиться приступу морской болезни, Габриэль бросилась к поручням, не обращая внимания на ветер и брызги.
Натаниэль сел рядом с сыном. Состояние ребенка было ужасным, спазмы сотрясали маленькое тело. Лицо Джейка стало похоже на зеленоватую восковую маску, глаза, окруженные темными кругами, ввалились.
Через час Натаниэль забеспокоился. Он никогда не принимал морскую болезнь всерьез: ему казалось, что от этого легкого недомогания некоторые страдают, а некоторые, как он сам, – нет. Впрочем, его тоже немного мутило, однако он не обращал на это особого внимания. Но мальчик, похоже, совсем обессилел. Он уже не мог сидеть без поддержки. Натаниэль пробовал уложить его, но Джейка без перерыва мучили спазмы.
Натаниэлю вспомнилась Элен. Она так же быстро угасла, как его сын сейчас. Но у нее было кровотечение. А Джейка просто рвало.
Прайд пытался себя успокоить, но он понимал, что у Джейка не обычная рвота. Необходимо что-то сделать, чтобы он отдохнул. Почему, черт возьми, у них нет пресной воды! Организм Джейка сильно обезвожен, и надо было помочь ему, дать что-то взамен воды.
Прайд вспомнил о Габриэль, которая убежала из каюты на палубу. Дикий гнев охватил его: это она во всем виновата, это ее вина в том, что Джейку стало плохо.
Тут его взгляд случайно упал на еду, оставшуюся от их пикника. Коньяк! Всегда считалось, что коньяк помогает от морской болезни.
А то, что помогает взрослым, не может не помочь ребенку. Во всяком случае, хуже не будет. Прайд решительно схватил бутылку, взял сына на руки. Ему показалось, что Джейк стал легче, кожа его покрылась липким потом.
Натаниэль осторожно влил несколько капель жидкости в рот ребенку. Джейк слабо сопротивлялся, его все еще тошнило. Но Прайд, с непривычным для него терпением, настаивал. Он нежно разговаривал со своим сыном, прижимая бутылку к его губам, и не давал ребенку отвернуть голову в сторону.
Но вот тело Джейка слегка расслабилось. Он приоткрыл глаза, но не узнал отца. Натаниэль еще больше встревожился. Однако спазмы становились все реже, и через некоторое время, показавшееся Натаниэлю вечностью, Джейк уснул у него на руках.
Прайд продолжал держать сына, опасаясь, что если он положит его на койку, то все начнется сначала. Он не помнил, сколько времени просидел вот так – с ребенком на руках, глядя на его маленькое бледное личико, слушая частое, тяжелое дыхание, вырывавшееся из приоткрытого рта ребенка. Натаниэль хотел вытереть лицо Джейку, но боялся потревожить его сон.
Тут он опять вспомнил о Габриэль, которая сейчас страдала одна на палубе. Конечно, она не виновата в том, что произошло с Джейком. Скорее, это его вина: ведь именно от отца убежал его ребенок, и убежал к Габриэль.
Нелегко было осознавать это, но Прайд привык смотреть правде в глаза.
Через некоторое время Натаниэль понял, что ребенок уже крепко спит. Тогда он решился уложить его на койку и завернуть в одеяло. Джейк лежал на спине, не двигаясь, его дыхание стало глубоким и медленным, как будто он был без сознания. Прайд подумал о том, что Джейк совсем истощен. Он нагнулся и пощупал его пульс. К счастью, хоть пульс и был учащенным, но выпадений не было.
Взяв бутылку с коньяком, он на цыпочках вышел из каюты и отправился на палубу. Сначала он не заметил Габриэль. Ветер дул не так сильно, качка уменьшилась. Предрассветное небо чуть посветлело, и в неясных утренних сумерках он увидел темную фигуру, распростертую на палубе.
– Габриэль!
Прайд бросился к девушке, встал возле нее на колени, осторожно повернул графиню лицом к себе и открыл бутылку.
– Выпей. Это поможет тебе. – В ответ он слышал лишь тихий стон.
Она глотнула и тяжело задышала, когда огненная жидкость обожгла ей горло и согрела ее изнутри.
– О Господи, – прошептала она. – Почему же ты в порядке?
– Не могу сказать, что мне так уж хорошо, если это тебя хоть немного утешит, – чуть улыбаясь, произнес Натаниэль: подобный вопрос в этой ужасной ситуации был в духе графини де Бокер.
– Выпей еще, – предложил он.
Габриэль глотнула из бутылки, и ее щеки слегка порозовели.
– Как Джейк? – спросила она.
– Заснул, бедняга. Я никогда так не боялся, поверь мне, – проговорил Натаниэль дрогнувшим голосом. – Знаешь, мне кажется, от него осталась одна тень. Но сейчас ему лучше.
– Он слишком мал, чтобы перенести такое, – заметила Габриэль. – Ему нужна вода.
– Но у нас нет воды, ты забыла? Я дал ему немного коньяка. Не знаю, правильно ли я поступил, но, во всяком случае, Джейк успокоился и заснул.
– Значит, ты поступил правильно, – твердо сказала Габриэль.
Она провела рукой по своим спутанным волосам, и лицо ее скривилось.
– Надеюсь, все закончилось. Качка уже не такая сильная, но я вся вымокла и замерзла.
– Пойдем вниз, ты переоденешься, – проговорил Натаниэль, вставая и протягивая девушке руку.
Она, пошатываясь, поднялась и чуть не упала на Прайда.
– Мои ноги, как ватные. Теперь я поняла, почему предпочитаю Па-де-Кале. Там времени уходит меньше на пересечение Ла-Манша. Ты меня больше не уговоришь плыть этим путем.
Войдя в каюту, они увидели, что Джейк сбросил с себя одеяло и стонал. Натаниэль бросился к ребенку. Его глаза были широко раскрыты, лицо побледнело, как простыня.
– Я хочу домой, – хрипло прошептал он. – Я хочу уйти с этой лодки. У меня болит животик.
Из глаз ребенка полились слезы.
– Тихо, тихо, – нежно проговорил Прайд, опускаясь на колени рядом с мальчиком и убирая волосы с его влажного лба. – Тебе лучше поспать.
– Я хочу Недди… где Недди? – Голос Джейка стал громким, и он попытался сесть. – Я хочу Недди!
Джейк оттолкнул Натаниэля. Похоже, у ребенка опять начиналась истерика.
– Что еще за Недди? – тихо спросил Прайд Габриэль, которая стояла сзади него.
– Вязаный ослик, – объяснила она. – Он всегда спит с ним.
«Я должен был знать это», – виновато подумал Натаниэль. Он не мог даже вспомнить, когда последний раз заходил в детскую.
Но тут Джейк обмяк, и его глаза закрылись.
Габриэль стала стаскивать с себя мокрую одежду. Лорд наблюдал, как она роется в саквояжах в поисках сухих вещей. На ней были панталоны и сорочка. Как всегда, несмотря ни на что, Прайда охватило желание. Почему она так действовала на него, даже в этих ужасных условиях? В этой убогой, вонючей каюте! Как могла эта всепоглощающая страсть существовать вместе с ненавистью, с жаждой мести?
Если бы не их влечение друг к другу, то Габриэль кричала бы сейчас от боли в руках палачей, а Джейк мирно спал бы в своей детской в Берли-Мэнор. Вместо этого, движимый страстью и гордыней, он хотел отомстить. Прайд понимал, что жажда мести – такое же бессмысленное чувство, как и страсть, но он ничего не мог с собой поделать.
– Пойду наверх, посмотрю, сколько нам еще плыть, – резко проговорил он и отправился на палубу.
Габриэль застегнула юбку и нахмурилась. Она остановится в доме Талейрана на улице д'Анжу. Она не знала, вернулся ли ее крестный отец из Пруссии, но в любом случае, когда она бывала во Франции, то всегда останавливалась в доме Талейрана. Графиня надеялась, что он уже приехал: ей так был нужен его совет. Надо было убедиться, что Фуше не узнает о том, что шеф английской тайной полиции находится в Париже.
Мсье де Талейран не предаст лорда Прайда, потому что Прайд был нужен ему живым, а его грубый министр полиции, без сомнения, попытается расправиться с Натаниэлем. Фуше ничто не остановит, он с легкостью пойдет на шантаж и втравит в это дело невинного ребенка. Джейк будет в смертельной опасности, если только Фуше узнает, что мальчик – сын лорда Прайда. И, уж конечно, Фуше допросит Габриэль, Цивилизованно, разумеется, насколько вообще может быть цивилизованным этот грубый человек. Однако Фуше, без сомнения, умен, и графине придется приложить все усилия, чтобы не выложить все, что ей известно.
– Могу тебя немного порадовать – это необходимо после ужасной ночи, – прервав ее размышления, сказал Натаниэль, спрыгнув в люк. – Ветер был довольно сильным, поэтому мы будем плыть примерно на час меньше. Мы подойдем к прибрежным островам часам к девяти. И если все будет благополучно, то сойдем на берег к полудню.
– Средь бела дня?
– Там есть небольшая бухта, загороженная скалой. Нас никто не увидит. И патрули туда не заходят. На «Керлью» уже подняли французский флаг, и шхуна не уйдет в море, пока мы не доберемся до берега.
– Похоже, ты не раз проделывал этот путь, – заметила Габриэль.
– Конечно. Много раз. Кстати, Дан – большой умелец обходить рифы. – Прайд подошел к койке и посмотрел на спящего ребенка. – За одно могу быть спокоен – этот мальчик еще не скоро захочет отправиться в морское путешествие.
– Да, – улыбнувшись, согласилась Габриэль.
– Надо будет купить ему одежду. Его вещи все еще мокрые.
Натаниэль встряхнул брюки и свитер мальчика.
– А как ты говоришь по-французски? – спросила графиня.
Почти все образованные англичане свободно говорили по-французски, но Габриэль хотела знать, может ли Прайд сойти за местного.
– Неплохо. Не так хорошо, как ты говоришь по-английски, но обычно все проходит хорошо. Я же не болтлив.
– Даже в лучшие времена, – вздохнув, промолвила графиня.
– Что-то вы сегодня не в духе, мадам.
– Я бы могла убить кого-нибудь за чашку кофе, – извиняющимся тоном произнесла девушка, облизав сухие, соленые губы.
– Съешь яблоко.
– И сыра! Думаю, пора устроить второй пикник. Я ужасно хочу есть.
Натаниэль, усмехнувшись, покачал головой: выносливость Габриэль и ее жизнелюбие были удивительны. Впрочем, она прошла ту же школу выживания, что и он, поэтому удивляться было нечему. Улыбка исчезла с его лица.
Прайд разложил еду на столе. Они оба предпочли бы пойти на палубу, но им и в голову не приходило оставить Джейка одного.
Джейк спал до тех пор, пока их шхуна не подошла к той самой гавани, о которой говорил Натаниэль. С обеих сторон гавань окружали мрачные, серые скалы, не пропускающие лучей слабого весеннего солнца. Перед ними была Нормандия.
Габриэль стояла на палубе и глубоко дышала свежим морским воздухом. Она смотрела на скалы, на посветлевшую у берега морскую воду, но природа не радовала девушку: ее терзали мрачные предчувствия.
Тут из каюты вышел Натаниэль. На руках он держал Джейка, все еще завернутого в одеяло.
– Он проснулся, и я решил, что глоток свежего воздуха ему не повредит.
– Доброе утро, Джейк.
Габриэль улыбнулась мальчику и наклонилась, чтобы поцеловать его. Щечки ребенка ввалились, потеряв свою округлость.
Джейк повернул голову.
– Я замерз, – захныкал он. – И я хочу пить.
– Посмотри-ка, перед нами земля, – произнес лорд Прайд, поворачиваясь так, чтобы мальчик мог смотреть ему через плечо. – Мы скоро будем во Франции.
– Я не хочу, – сказал Джейк. – Я хочу няню и Примми. И я замерз.
– Согреть тебя я еще как-нибудь могу, а больше – ничего, – делая над собой усилие, спокойно произнес Прайд.
Габриэль понимала, каково ему, но Джейк – нет.
– Я хочу Недди и свою кружечку.
– Кружечку мы достанем, но другую, – с улыбкой промолвила Габриэль. – Можно я возьму его?
– Если хочешь.
Натаниэль отдал сверток с плохо скрываемым облегчением. Джейк обнял девушку за шею, и она стала ходить с ним по палубе.
Лорд Прайд облокотился о поручни и стал смотреть на воду и причудливо изогнутый берег. Появление его сына смешало все карты. До тех пор пока Джейк не окажется в безопасности, в Берли-Мэнор, самому лорду придется залечь на дно. А ведь прежде он собирался сделать вид, что вводит графиню де Бокер в курс дела, рассказать о ней агентам, которые должны знать, что имеют дело с обманщицей, а затем снабжать ее ложными сведениями, которые помогут разоблачить шпионов Фуше в Лондоне. Но сейчас он лишь сможет встретиться с собственными людьми и обрисовать им ситуацию.
В Париже Габриэль придется держаться подальше от него и Джейка. Прайд был уверен, что графиня не сделает ничего, что сможет повредить Джейку, но все равно встречаться с ней будет опасно. Люди Фуше могут следить за ней. И Габриэль могла сделать ошибку – даже самые лучшие шпионы иногда ошибаются.
Шхуна подошла к гавани. Натаниэль взглянул на рыбака, стоящего у руля. Лицо Дана стало серьезным, нахмурив брови и прищурив глаза, он всматривался в зеленую рябь воды. Дан искал место, где судно сможет безопасно пройти мимо рифов.
Потом он повернул штурвал, не сводя глаз с парусов, чтобы в нужный момент успеть поймать ветер. Но вот ветер, задув, наполнил паруса, и шхуна помчалась вперед.
Всегда, когда шхуна проходила мимо рифов, у Натаниэля прерывалось дыхание. Но ничего не происходило. Вот и сейчас «Керлью» грациозно проплыла по спокойной поверхности воды и вошла в тихую, безопасную гавань.
– Все в порядке, сэр, – расплылось в улыбке лицо моряка.
Напряжение погасло. Остальные члены команды смеялись и отпускали двусмысленные шутки. Дан извлек откуда-то бутылку бренди и протянул ее лорду.
Прайд отпил порядочный глоток и вернул бутылку, дружески похлопав моряка по плечу. Они в очередной раз вместе переплыли Ла-Манш. Это было опасное предприятие, и они всегда испытывали облегчение, когда оно завершалось. А уж этот морской вояж и вовсе был особенным: в заложниках судьбы оказался сын лорда Прайда – маленький Джейк.
На палубу вышла Габриэль. Она слегка покачивалась, удерживая равновесие. Ветер трепал ее рыжие кудри, лицо она подставила солнцу. При свете дня видно было, как девушка устала, но черные глаза горели обычным огнем, а большой рот кривился усмешкой. И, как всегда, где бы Прайд ни видел графиню, его, несмотря ни на что, пронзило желание.
Бог проклял эту женщину! Но почему? Почему из всех женщин именно Габриэль де Бокер оказалась предательницей?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Бархат - Фэйзер Джейн



Любительницы горячих приключений, читайте, вам понравится!
Бархат - Фэйзер ДжейнЕлена
14.04.2011, 19.41





Класс! Если вы любите книги про шпионов, самодостаточных, умных женщин, читайте!
Бархат - Фэйзер ДжейнЛюся
23.02.2012, 12.09





Кто ищет остросюжетные приключения и шпионские страсти - это ваш роман.А кто, как я, ищет высокие чувства - ищите другие книги.
Бархат - Фэйзер ДжейнВ.З.,64г.
28.12.2012, 12.57





Не согласна с предыдущим автором комментария. В этом романе есть и приключения и страстная любовь.
Бархат - Фэйзер ДжейнЕлена
19.07.2013, 3.20





Хороший роман, читается легко! Рекомендую!)
Бархат - Фэйзер ДжейнИрина
21.10.2013, 0.35





Роман не захватывает. Я все время ищу что-то, похожее на "Джудит", но этот роман какой-то искусственный.Главный герой никакой, героиня тоже.Не помогает даже фон из Талейрана, Наполеона
Бархат - Фэйзер ДжейнСофия
20.06.2014, 16.00





Еще один интересный роман Фэйзер. Захватывающе легко читается. 10 балов
Бархат - Фэйзер ДжейнВарвара
26.10.2014, 12.24





Роман чудесный,читается легко,свободно,интересно.Люблю такое чтиво.
Бархат - Фэйзер Джейнгалина
24.07.2015, 1.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100