Читать онлайн Дорогой, все будет по-моему!, автора - Фэллон Джейн, Раздел - Глава 46 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дорогой, все будет по-моему! - Фэллон Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.82 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дорогой, все будет по-моему! - Фэллон Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дорогой, все будет по-моему! - Фэллон Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэллон Джейн

Дорогой, все будет по-моему!

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 46



Кати никак не ожидала, что Джеймс примет ее предложение о покупке лечебницы так быстро. Она думала, что он станет добиваться более высокой цены или вообще категорически откажет, чтобы не смущать себя необходимостью иметь с ней дело. Ей не терпелось поскорее позвонить Стефани и сообщить ей эту новость.
— Замечательно, — одобрила Стефани. — Браво!
Но голос у нее был не такой радостный, как рассчитывала Кати. И она, кажется, догадывалась почему.
— Господи, Стефани, надеюсь, ты не думаешь, что я хочу поживиться и за твой счет тоже! Вот черт, я даже не подумала об этом. Хочешь, я заберу свое предложение назад? Я так и сделаю, если ты скажешь. — Кати всерьез расстроилась. Ей и в голову не пришло, что, сбивая цену Джеймсу, она бьет также по Стефани, пока они не утрясли условия развода. Она ни за что не хотела, чтобы Стефани как-то пострадала.
— Не в этом дело, — сказала Стефани. — Я просто подумала вдруг… даже не знаю, как сказать… Сейчас мне стало его немного жалко.
Кати не смогла удержаться и перебила Стефани, прежде чем та успела высказать свою мысль:
— Стало жалко? После всего, что он сделал? Ну и ну!
Тогда Стефани рассказала ей, каким несчастным выглядел Джеймс, когда она видела его последний раз, и что он до сих пор живет в мотеле, и поделилась печальной историей гибели собаки, которая показалась Кати при всей ее любви к собакам в чем-то даже забавной. Вполне банальный случай, и ведь не человек же умер от рака или руки убийцы. Просто Джеймсу стало жаль себя, потому что приходится ложиться в постель (даже в две постели), которую (которые) он сам себе постелил. Стефани упомянула, что собачка принадлежала советнику тори, и Кати со смехом предположила, что это, наверное, самый страшный кошмар для Джеймса — возможность конфликта с таким столпом общества. Но Стефани возразила, что он, кажется, больше не интересуется подобными вещами, просто расстроился, что допустил такую ужасную ошибку, а Чарльз Салливан вообще считает, что Берти умер по естественной причине.
— Боже мой, — сказала Кати. — Если бы кто-то сделал такое со Стенли, я бы озверела.
Едва лишь рассказав Кати про собаку, Стефани поняла, что не должна была этого делать. Когда Кати прощалась с ней, в ее голосе слышался азарт, и Стефани показалось, что она зарядила ружье и сама дала его ей в руки. Она уже собралась было перезвонить Кати и сказать: «Забудь все, что я тебе сейчас наговорила, я все это выдумала» или прямо попросить не совершать опрометчивых поступков. Но потом ей показалось, что тем самым только подольет масла в огонь. Ей оставалось надеяться, что удовольствие, которое доставит Кати приобретение нового дома, и упоение этой маленькой победой утолит ее жажду мести.


Весь день Стефани ходила по магазинам с Меридит в преддверии награждения мыльных опер. Меридит была выдвинута в номинации — лучшая актриса за душещипательный эпизод, в котором она узнает, что мужчина, за которого она собралась замуж, женат и имеет троих детей, которые, как водится, поселились по соседству. Награду оспаривала другая актриса, чья героиня только что скончалась от долгой и продолжительной болезни (у которой она выигрывала битву по всем статьям, пока не попросила у продюсера прибавки к гонорару), и еще одна, героиню которой посадили в тюрьму по ложному обвинению. Меридит доверительно сообщила Стефани, что покойницы на экране всегда получают награду, потому что судьи понимают — это последняя возможность отметить в данном сериале данного конкретного актера. Но воодушевленная своим триумфом Меридит была полна решимости превзойти соперниц в туалете, выбор которого полностью предоставила Стефани.
Сейчас в примерочной Ронит Зилка Меридит примеряла одно крупномасштабное одеяние за другим, а Стефани нетерпеливо ходила снаружи, словно будущий отец в ожидании первенца. Она волновалась оттого, что близилось время ленча и сейчас Меридит захочет основательно подкрепиться в ресторане на Харвей-Николз и пригласит ее составить ей компанию. За последнее время она испытывала к Меридит почти нежность — всегда легко быть добрым с людьми, которые слепо следуют вашим советам, но беседовать с ними особенно не о чем. Кроме того, Стефани нужно было время, чтобы обдумать новость, которую этим утром сообщил ей Майкл.
Но Меридит все это не интересовало. Без четверти два они принялись за устриц и калифорнийский протертый суп, и Стефани изо всех сил напрягала мозг, чтобы придумать тему для разговора. К счастью, Меридит некоторое время трещала о новом повороте сюжета в своем сериале и жаловалась на несправедливость — кое-кому из актеров пообещали дать перерыв в съемках, чтобы подзаработали в рождественских пантомимах, а другим, и ей в том числе, отказали. Стефани пыталась изображать сочувствие Меридит, которой зимой придется довольствоваться четырьмя тысячами фунтов в неделю вместо десяти тысяч, но это было нелегко. Потом разговор иссяк, и Стефани неожиданно для себя сказала:
— Мой бойфренд предлагает мне съехаться.
— Ого! — Меридит положила вилку. — Недолго же он размышлял.
— Почти шесть месяцев, — уточнила Стефани. — Разве это недолго? Я и сама вот думаю — не слишком ли поспешно? — Ну зачем она завела об этом разговор с Меридит, с Миссис Тайной Лесбиянкой? У нее, наверное, и отношений-то с мужчиной за всю жизнь не было.
— Это как посмотреть, милочка. Я как-то съехалась кое с кем через неделю.
Стефани едва не поперхнулась. Ей до смерти хотелось задать вопрос, и она изо всех сил сдерживала это желание. А Меридит продолжала:
— Но, честно говоря, в тот раз я сглупила. Уже через месяц мы разбежались.
— Спасибо, вы мне очень помогли, — засмеялась Стефани.
— Я просто думаю — если вам кажется, что еще слишком рано, значит, так и есть.
— Да, мне так кажется.
Она и сама толком не знала, что именно ей кажется. Майкл упомянул об этом за завтраком таким будничным тоном, как если бы речь шла о приготовлении каши или состоянии индекса Доу-Джонса. Это предложение свалилось ей как снег на голову. От неожиданности она сначала рассмеялась, но он сказал, что говорит абсолютно серьезно и что просто бессмысленно жить порознь, раз они проводят вместе столько времени. Он очень серьезно относится к их отношениям и хочет, чтобы они перешли на новый, более здоровый уровень. Будет разумнее ему продать квартиру, а потом, если она захочет, на эти деньги выкупит вторую долю ее дома. Он понимал, что ей самой никуда переезжать не захочется. Стефани прежде всего думала о Финне. Они с Майклом хорошо поладили, хотя общего у них было не слишком много. Отца ему Майкл заменить никогда не сможет, это однозначно.
Стефани попыталась прислушаться к себе и… ничего не услышала. Ей казалось, что предложение Майкла должно было вызвать у нее восторг. Ведь оно обещало новую жизнь с порядочным человеком, явно ее обожающим. Не приходилось опасаться, что Майкл когда-нибудь заведет за ее спиной другую женщину. Он умен и талантлив. Но где-то на периферии сознания маячила тень сомнения, причину которого она никак не могла объяснить.
— Так вот, — продолжала Меридит, — вы или говорите ему, что хотите подождать еще немного, или же делаете пробный заход. Поживите вместе пару недель и тогда решите окончательно. Но пока не будете уверены, не говорите ему, что это насовсем.
— Вы правы, — вздохнула Стефани. — Конечно, все так. Но, честно говоря, я еще и боюсь. Что, если я скажу «нет», а он больше этого не предложит? — Господи, ну зачем она рассказывает все это именно Меридит? Стефани решительно не могла себя понять.
Меридит фыркнула.
— Ну так останетесь как были — вдвоем с Финном. Чем это плохо? Не говорите, Стефани, что вы превратились в одну из тех женщин, которые готовы жить хоть с Фредом Вестом, только бы не в одиночестве.
— Нет, конечно нет, — засмеялась Стефани. — Хотя шевелюра у него что надо.
— Если он увлечен всерьез, то и через полгода по-прежнему захочет съехаться. А если нет, вы просто будете знать, что поступили правильно. Как вы сами считаете?
— В этом, конечно, есть смысл. — Она провела ладонью по глазам. — Я просто никак не могу понять, почему не прыгаю от радости. Шесть месяцев назад я и представить не могла, что так скоро встречу кого-то. Да к тому же такого доброго, умного, любящего… — Она оборвала фразу, не зная, что еще сказать.
— Но?.. — вскинула брови Меридит.
Стефани вопросительно взглянула на нее, и Меридит пояснила:
— В ваших словах ясно слышится большое но.
— Но… даже не знаю… он как будто немного… он не… он любит джаз и разбирается в тенденциях мирового кино. Все его друзья — музыканты, фотографы, артисты. Или пытаются быть ими. В этом, конечно, нет ничего плохого, просто они принимают себя слишком всерьез. И он тоже. — Стефани понятия не имела, понимает ли Меридит то, что она пытается сказать. Она и сама себя не понимала. — Я думаю, что в этом и есть мое главное но. Он слишком уж правильный.
Меридит кивнула:
— Он, похоже, довольно…
— Скучный? Вовсе нет, он не скучный, он только чересчур… серьезный.
Я вообще-то хотела сказать, что он интересный человек. Не уверена только, что вполне в вашем духе, если вы меня понимаете. Не сочтите меня слишком бесцеремонной…
— Иногда мне так хочется немножко растормошить его, — вздохнула Стефани.
— Ну, если вы и вправду хотите послушать совета озлобленной старой девы, которая если и жила с кем-то, то не дольше четырех недель в восемьдесят девятом… Я вот что думаю… — Она сделала театральную паузу. — Ничего не делайте. Спешить вам некуда. Если подождете еще, ничего не потеряете, разве что не поспите ночь-другую.
Стефани засмеялась:
— Вот это совет! «Ничего не делайте»!
— Я вообще по природе ленива. Ничего не делать всегда мне кажется лучшим выходом.
Стефани благодарно улыбнулась:
— Спасибо, Меридит, я очень признательна вам, что вы меня выслушали.


— И она права! — с чувством проговорила Наташа. — Хотя как тебе пришло в голову советоваться с этой мымрой, когда ты можешь посоветоваться со мной, не понимаю!
— Она сказала именно то, что сказала бы ты, так какая разница? И кроме того, она мне нравится.
— С каких это пор?
— С тех пор, как она поверила в мою гениальность. А в последнее время она вообще лапочка.
Наташа фыркнула.
— В другой раз Меридит пойдет с тобой на свидание! Неудивительно, что она хочет разлучить тебя с Майклом. Небось почувствовала, что имеет у тебя успех.
— Ну, сейчас уже не семидесятые годы.
— Ты мне вот что скажи… — Наташа внезапно стала серьезной. — Когда он последний раз смеялся?
— Он умеет смеяться, — возмутилась Стефани. — Ты, собственно, о чем? Мне казалось, он тебе нравится. Ты вот ему определенно нравишься.
— Майкл и мне нравится, он толковый, заботливый… ну разве что не из тех, с кем можно подурачиться, вот и все, что я сказала.
— Мне с ним хорошо. Он добрый, умный, ответственный. И никогда мне не изменит!
— Потрясающе. Я очень даже понимаю, почему последнее кажется тебе сейчас самым важным, но… все это не значит, что ты должна считать, будто ваши отношения навсегда. Пока ты не будешь полностью уверена, а ты еще не уверена.
Стефани тяжело опустилась на диван. Внезапно ей стало жаль себя до слез. Она и вправду заплакала, настигнутая волной столь несвойственной ей жалости к себе. Наташа оторопела.
— Прости, Стеф, я не хотела тебя расстроить!
Стефани плакала редко, и, соответственно, когда это с ней случалось, то все, что копилось в душе с последнего раза, прорывалось наружу, и она уже не могла остановиться. Она попыталась объяснить, что Наташа ни в чем не виновата, но разговаривать и плакать в одно и то же время было очень трудно, и плач победил. Она потрясла головой в надежде, что Наташа поймет, что она хочет сказать. Поняла Наташа или нет, она подошла и села рядом, беспомощно погладила ее по ноге. Стефани сознавала, что подруга волнуется — за все годы их дружбы она едва ли видела Стефани плачущей, — но успокоиться не могла. Она даже не понимала толком, о чем плачет, она просто чувствовала себя опустошенной, будущее казалось ей беспросветным, а вся жизнь — прожитой зря.
— Тебе это очень нужно — иногда вот так выплакаться, — говорила Наташа тем временем. — А то ты всегда бодришься, а это неестественно. Многие женщины совсем расклеились бы, случись с ними нечто подобное, а ты только вздохнула. Это нездорово.
— О чем ты? Я пыталась держаться, и, по-моему, это правильно.
— Я тебя не критикую, Стеф, только никто не может пройти то, что прошла ты, и в какой-то момент не сломаться. Просто ты продержалась дольше, чем остальные. И это хорошо. Если бы я терпеть не могла все новомодное, я сказала бы что-то вроде «Подниматься не начнешь до тех пор, пока не позволишь себе окончательно пасть». Но я подобное никогда не скажу, а скажу я то, что вся эта твоя месть Джеймсу…
— Которую ты считала правильной!
— …которую я считала правильной, и Майкл нужны были тебе для самосохранения. Они помогли тебе продержаться в самое трудное время. Они дали тебе возможность отвлечься. Оттянули момент, когда ты по-настоящему осознала то, что с тобой произошло, но теперь ты уже достаточно собралась с силами, чтобы с этим справиться. И вот с этого момента ты уже по-настоящему можешь идти дальше.
— У нас с Майклом все прекрасно! — резко возразила Стефани. — Если он тебе не нравится, это твоя проблема. — Она отмахнулась от Наташиных возражений. — Раньше тебе не нравился Джеймс, а теперь вот Майкл.
Она тут же поняла, что ее слова звучат ребячливо. Ведь Наташа оказалась права, недолюбливая Джеймса, подруга просто близко к сердцу принимает ее интересы. И если Стефани даст себе без труда задуматься, то согласится, что в Наташиных словах о ее отношениях с Майклом что-то есть. Но Стефани не собиралась позволять себе задуматься.
— Я разрешу ему переехать ко мне, — произнесла она задиристо. — Он славный, и нам хорошо вместе.
— Ну, если ты и правда этого хочешь, тем лучше, — сказала Наташа. — Я просто хотела убедиться, что ты абсолютно уверена. Я правда очень рада, раз это делает тебя счастливой. — Она протянула руки, чтобы обнять Стефани, но та отстранилась. Она была по горло сыта Наташиными советами. Она очень кстати забыла, что сама требовала этих советов, что именно Наташе звонила в два часа ночи, когда не знала, что делать, и Наташа всегда готова была все бросить, чтобы выслушивать ее жалобы. Стефани встала и взяла пальто.
— Мне пора, — холодно сказала она и вышла не попрощавшись.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дорогой, все будет по-моему! - Фэллон Джейн



Роман интересный, но конец неопределенный.
Дорогой, все будет по-моему! - Фэллон ДжейнКэт
17.06.2015, 8.37





Ясно что гг вернется к мужу.Очень необычный роман
Дорогой, все будет по-моему! - Фэллон ДжейнГюльджан
9.05.2016, 2.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100