Читать онлайн Дорогой, все будет по-моему!, автора - Фэллон Джейн, Раздел - Глава 28 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дорогой, все будет по-моему! - Фэллон Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.82 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дорогой, все будет по-моему! - Фэллон Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дорогой, все будет по-моему! - Фэллон Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэллон Джейн

Дорогой, все будет по-моему!

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 28



После занятий по рефлексологии Кати со своими сокурсниками заходила в паб. Группа оказалась приятная — в основном женщины, что в настоящий момент ее более чем устраивало, потому что мужчинам она теперь не верила. Паб находился прямо за углом колледжа, там всегда можно было найти свободный столик, выпить по парочке бокалов вина и обсудить пройденный материал или же, а это случалось все чаще по мере того, как продвигалось обучение, поговорить о собственных проблемах. После чего медленно и осторожно — помня, что она слегка навеселе, — Кати ехала домой, где ее встречал жалобами Джеймс.
Чувство свободы, которое давали ей эти несколько часов, было безмерным. Она словно нащупывала свой неповторимый путь в жизни в преддверии того времени, когда снова останется одна. И если Джеймсу не нравилось, что она, вместо того чтобы мчаться к нему домой, проводила время с новыми друзьями, так и плевать. Ее уже не волновало, что он подумает. Он несколько раз порывался приехать в Линкольн и зайти в паб вместе с ними, но Кати хотела этого меньше всего. Это были ее друзья, ее круг общения, и она не хотела ими делиться. Он обиделся, растерялся, спросил подозрительно — а есть ли в их компании мужчины, и она собралась уже ответить: «Не все такие, как ты. Секс — это еще не все в жизни», но прикусила язык и мягко заверила его, что если мужчины и есть, то только геи или совсем уж непривлекательные.
— Тебе они не понравятся, — сказала она о своих новых друзьях и пояснила: — Все философы, интеллектуалы, ты сразу начнешь с ними спорить.
Первые несколько недель Джеймс ходил обедать и пить пиво в ближайший паб, но в последнее время Кати, возвращаясь домой, находила его сидящим на диване. Вид у него был при этом обиженный. Она решила не обращать внимания. С его стороны было невиданным лицемерием возмущаться ее единственным в неделю свободным вечером, тогда как сам он жил в свое удовольствие с двумя женщинами.
Через своих новых друзей — некоторые из них уже имели большой опыт практической работы, а другие были всего лишь новичками в альтернативной терапии — она нашла несколько новых пациентов и стала посещать их на дому с раскладным массажным столом, не ожидая, чтобы они приезжали к ней. Конечно, это отнимало больше времени, но она вдруг почувствовала, что ей такая жизнь нравится. Если продолжать в таком духе, она сможет с лихвой себя обеспечивать. Люди хорошо платили специалисту, который предлагал им лечение у них дома, пусть они и жили далеко от Линкольна. Кати смогла в два раза увеличить свой заработок. Даже если принять во внимание дополнительный расход бензина и время, потраченное на поездки, она прекрасно справлялась. Люди, занятые днем на работе, с готовностью выкладывали добавочную сумму за визиты на дом по вечерам и в выходные, и очень скоро вечера воскресений и понедельников тоже оказались у нее заняты, и Джеймс стал жаловаться, что теперь совсем ее не видит.
Кати уже начала подумывать, чтобы отказать Оуэну в лечении, несмотря на то что прогресс в его состоянии был налицо. Она все больше утверждалась в мысли, что он держит ее за дурочку. Время, когда она лечила пациентов бесплатно, осталось позади.
Но он вдруг явился к ней однажды утром с тремя десятифунтовыми бумажками в конверте и объяснил, что нашел новую работу и теперь может, наконец, с ней расплатиться.
— Всего лишь вахтером в больнице. Но прожить можно. Кати была потрясена.
— Оуэн, это же замечательно! Это несомненная удача. Я вами очень довольна. Подождите, скоро вас ждут новые приятные сюрпризы. Так всегда бывает.
— Я выплачу вам все до пенса — правда, частями, со временем, — засмеялся Оуэн.
Он зашел прямо с работы, сказать, что не сможет приходить по средам. Он больше не мог позволить себе роскошь получать что-то даром, и этим новым взглядом на жизнь он целиком обязан ей. Может быть, когда он вернет ей долг и сэкономит немного денег, она позволит ему пригласить ее на обед?
Но как ни было Кати приятно, что ее труды не пропали даром, она не собиралась соглашаться на его предложение. Сейчас ей меньше всего хотелось связываться с мужчиной, особенно со слабым и неуверенным в себе, каким был Оуэн.
— Это вовсе не обязательно, — ответила она вежливо. — Но все равно большое спасибо.
Оуэн густо покраснел.
— Я вовсе не имел в виду свидание или что-то такое. Я думал пригласить вас вместе с Джеймсом, — пробормотал он.
— Честное слово, Оуэн, лучше копите деньги. Но большое вам спасибо. Это очень мило с вашей стороны. — И она поцеловала его в щеку в знак того, что разговор закончен. — Желаю вам удачи. Во всем, — сказала она.


Пол Финч, родной дядя Салли О'Коннел, всегда был в самых лучших отношениях с местным ветеринаром. Он считал Джеймса человеком надежным и добросовестным, всегда быстро откликавшимся на экстренные вызовы. Он понимал животных и был добр к ним, хотя без лишней сентиментальности, на которую, как и сам Пол, просто не имел времени. Если вы фермер, то привыкаете смотреть на домашний скот как на предмет потребления. Обращайся с ними хорошо, ведь счастливая корова — это здоровая корова, а здоровые коровы дают хорошее молоко, и помни, что они доставляют тебе средства существования. На Рождество Пол всегда презентовал Джеймсу бутылку виски в знак признательности за услуги и за то, что они обходились ему дешево, поскольку по договоренности он платил Джеймсу наличными. Этот подход казался ему прежде всего разумным, никто не оставался в проигрыше, и кроме того — все так делали.
Когда однажды в его дверь постучал человек из налоговой инспекции и стал задавать вопросы, первым побуждением Пола было все отрицать. Ведь в конце концов, если он не признается и Джеймс тоже, никто ничего не докажет. Но тут он вспомнил выражение заплаканного лица своей племянницы, когда она вчера рассказывала ему о визите бывшего шефа и обвинениях, которые он бросил в ее адрес, и неожиданно ему расхотелось покрывать этого человека.
— Мне проще платить наличными, — сказал он почти неожиданно для себя мужчине в строгом костюме и с папкой. — Так я точно знаю свои расходы. Не люблю я этой возни с банковскими счетами, — добавил он, талантливо разыгрывая роль простоватого фермера. В действительности Пол не только имел на счете солидную сумму, но и пополнял ее регулярно. Органические удобрения себя оправдывали. — А что он делает с деньгами — это меня не касается. Сообщает он вам о своих доходах или нет — не мое дело.
Инспектор поблагодарил Пола за то, что тот уделил ему время, и за откровенные ответы и ушел довольный. Так и надо этому козлу, подумал Пол. Салли всегда была его любимой племянницей.


Когда Джеймс днем в среду добрался до Лондона, ему хотелось только одного: закрыться в спальне, задернуть шторы, заползти в кровать, натянуть одеяло на голову и больше никогда не выглядывать наружу. У него было такое чувство, что его обложили со всех сторон. Стремление справиться без секретарши вымотало его, и он чувствовал, что теряет пациентов. До него дошли слухи, что, когда одна из коров Пола Финча начала телиться ночью, тот вызвал ветеринара из соседней деревни. Джеймс, зная о предстоящем отёле, держал телефон включенным в ожидании вызова к Полу и теперь был в равной степени растерян и обижен.
Он едва видел Кати по вечерам из-за этой ее новой работы, и ее домик стал казаться ему тюрьмой. Еще совсем недавно двое живущих в нем людей не замечали, насколько он маленький и тесный, потому что были счастливы, но теперь жить тут казалось ему смешным для человека его возраста. Если встать посередине гостиной, то можно дотянуться до каждой из четырех стен! И ради этого он неустанно трудился всю свою сознательную жизнь? Чтобы жить в убогой хижине с женщиной, которая практически в ней не бывает?
Но конечно, главной бедой были эти проблемы с Салли, налоговиками и строительным департаментом. К тому же Малкольм и Саймон практически перестали с ним разговаривать. А когда он попытался поделиться своими заботами с Кати, она беспечно пояснила, что все случающиеся с нами неприятности имеют свою причину, но все равно в конце концов послужат нам на пользу. Он поспешил закончить разговор. Какой толк разговаривать с человеком, который все равно скажет только то, что, по его мнению, вы хотите услышать?
Лондон же, напротив, не таил в себе никаких ужасов. Он спокойно работал днем, а потом проводил тихие вечера со Стефани и сыном. Здесь он мог расслабиться и не чувствовать, что все ополчились против него. Здесь был его дом. Когда Джеймс вошел в дверь в пять минут пятого — он теперь не останавливался по дороге, стремясь добраться до Белсайз-Парк как можно скорее, — и вдохнул знакомый запах кофе, а также мальчишеский запах Финна — запах шампуня, морской свинки, кроссовок, у него сжалось горло. Вот его настоящая жизнь. Вот его семья.


Финн выскочил навстречу, распираемый желанием поделиться историями о школе и Дэвиде, о друзьях и всевозможных вещах, из которых Джеймс, голова которого была занята совсем другими вещами, мало что понял, но зато они заставили его хохотать. Его сын обладал явной склонностью драматизировать бытовые эпизоды.
Стефани он нашел на кухне и, когда она отвернулась от плиты, чтобы поздороваться с ним, поразился отчуждению, которое между ними возникло. Когда они только начинали жить в Лондоне, она бросалась ему на шею, едва он появлялся на пороге вечером в среду, а в субботу ночью плакала, вспомнив, что утром ему придется уехать снова. Тогда это действовало ему на нервы. Джеймса так обижало, что его вынудили работать в двух местах, что он относился к ее слезам скептически — если она так расстраивается, тогда почему бы ей не отказаться от карьеры в Лондоне и не вернуться в Линкольншир?
И вот теперь, когда она, вежливо улыбнувшись, спросила, нормально ли он доехал, Джеймс почувствовал, что все отдал бы за доказательства того, что она искренне рада его возвращению.
Да она красавица! Его словно что-то толкнуло. Нет, он всегда знал, что Стефани физически привлекательная женщина, но в последние годы приземленная женственность Кати возбуждала его сильнее, чем изысканная угловатость Стефани. Его притягивала незащищенность Кати и отталкивала независимость Стефани. Он шагнул, чтобы обнять ее, и почувствовал, как она на мгновение сжалась, но тут же расслабилась и, чуть помедлив, погладила его по спине. Все его последние несчастья вдруг накатили на него, и он крепче обнял ее и зарылся лицом в ее шелковистые волосы. Она позволила ему постоять так несколько секунд, но потом мягко отстранилась и снова повернулась к плите, где тушились овощи.
— Финн, иди садись за уроки, — крикнула она, решительно обрывая интимные мгновения.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дорогой, все будет по-моему! - Фэллон Джейн



Роман интересный, но конец неопределенный.
Дорогой, все будет по-моему! - Фэллон ДжейнКэт
17.06.2015, 8.37





Ясно что гг вернется к мужу.Очень необычный роман
Дорогой, все будет по-моему! - Фэллон ДжейнГюльджан
9.05.2016, 2.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100